Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Э.С. Набиуллина: «На предкризисный уровень мы выйдем уже в 2011 году»

Интервью Министра Э.С. Набиуллиной «На предкризисный уровень мы выйдем уже в 2011 году»: "2010 год был годом восстановления экономики. В целом, мы отыграли, если можно так сказать, примерно три четверти  кризисного падения экономики. Хотелось бы подчеркнуть, что  наши первоначальные оценки были – что  Россия выйдет на предкризисный уровень только к 2012 году. Но, судя по всему, на этот уровень мы выйдем раньше, чем предполагалось - где-то к середине следующего года".

Мы подводим с вами итоги года. Каковы макроэкономические показатели? Главным образом, интересует безработица и инфляция. Инфляция все-таки будет выше прогнозируемого - или в этом году удалось уложиться в ожидаемый прогноз?

- По 2010 году ожидается рост ВВП - это основной наш экономический показатель, - на уровне 3,8%. В общем, это неплохо, если сравнивать, например, с показателями Соединенных Штатов Америки, Европейского Союза, но ниже, чем у быстрорастущих стран – Китая, Индии. Поэтому нам нужно выйти именно на устойчивые темпы роста, на устойчивую динамику. Уровень безработицы снижался в этом году, это следствие экономического роста - и мы ожидаем, что и в следующем году будет падать. Инфляция – это тоже один из ключевых параметров состояния экономики. Надо сказать, что по уровню инфляции мы год начали очень хорошо, инфляция постепенно, из месяца в месяц, снижалась - и где-то к середине года, в июле, если мерить в годовом исчислении, она была на уровне 5,5%. Это достаточно низкий показатель. Но потом, после засухи, пожаров, эта тенденция, к сожалению, поменялась. И сейчас, в целом за год, мы выходим на уровень выше прогнозируемого - 8,5% по инфляции, - мы прогнозировали до 8 %. Но, тем не менее, если будет 8,5 %, то это окажется самый низкий уровень инфляции в последние десятилетия.

Но в тоже время есть прогнозы, что этим годом все не закончится, что будут расти темпы роста инфляции. Говорят, что в следующем году это уже будет двузначная цифра?

- Нет, на мой взгляд, вероятность «двузначной инфляции» чрезвычайно низка. Мы прогнозируем на следующий год 6-7%. Исходя из того, что явления, которые привели к росту инфляции в 2010 году, не исчерпываются этим годом. Например, последствия от пожаров, от повышения цен на продовольствие, будут еще сказываться в первой половине следующего года. Кроме того, в начале года происходит повышение тарифов на услуги естественных монополий, что вносит свой вклад в инфляцию. Плюс к этому, в конце года, в декабре, обычно усиленно тратятся деньги из бюджета - это тоже оказывает инфляционное влияние. Поэтому, держать эту динамику снижения инфляции будет сложно, но возможно - и это нужно будет делать. И сам экономический рост должен дать возможность снижать темпы инфляции.

Вы, кстати, корректировали показатель экономического роста на следующий год, какие факторы влияют на рост нашей экономики сейчас и на сколько сильны факторы внешние, по сравнению с тем, что происходит внутри. И спрос внутри, он уже начал восстанавливаться?

- Когда мы говорим сегодня, что у нас будет рост 3,8% в 2010 году, то понимаем, что в начале это был восстановительный рост, во многом связанный с тем, что улучшилась внешнеэкономическая конъюнктура для наших традиционных товаров экспорта: нефти, металла. И в целом за год мировые цены на эти традиционные товары у нас выросли где-то на 26-27%, что дало возможность проявиться экспортной ориентации нашей экономики. Но очень важно задействовать внутренние источники роста. По сути дела, нам не следует повторять модель экономического роста, которая была до кризиса, она уже исчерпала себя. А какие могут быть внутренние факторы роста? Это, прежде всего, инвестиционный спрос. Инвестиционный спрос в экономике пока что низкий, у нас гораздо больше потребность в инвестициях - чем то, что мы сейчас инвестируем. Поэтому инвестиционный спрос должен стать основным фактором - и рост потребительских расходов, потребительский спрос. Надеемся, что эти факторы именно в 2010 году сыграют значительную роль в динамике. Мы ожидаем, что темпы роста в следующем году будут где-то на уровне 4,2% - причем, именно за счет внутренних факторов.

Вы немного сказали о сырье - каков Ваш прогноз на следующий год? У многих аналитиков он разный, но все сходятся в одном, что цена на нефть будет расти - и это будет близко к 100 долларам за баррель. Если цена нефти будет расти, соответственно, укрепляется рубль. Первая часть вопроса – на сколько он может укрепиться? И вторая часть вопроса – более крепкий рубль, на сколько он негативно будет влиять на развитие реального сектора и, главным образом, обрабатывающей промышленности?

- Если говорить о цене на нефть, то наш прогноз на следующий год чуть-чуть уточнен. Мы сейчас считаем, что самая вероятная цена на нефть может быть на уровне, примерно, 81 доллар за баррель. Раньше мы прогнозировали, что это будет 75 долларов. Но, тем не менее, считаем, что такой прогноз умеренно консервативный. Действительно, есть прогнозы и выше – но, на наш взгляд, они менее вероятны. Кстати, в этом году мы прогнозировали, что цена нефти будет 75, а средняя цена, наверное, будет 77,6-77,8 долларов. Нас тогда обвиняли, что мы не очень консервативны, но все-таки наш вариант оказался достаточно консервативным. При цене 81 доллар, которую мы считаем базовой, укрепление рубля будет происходить, но медленнее, чем считалось раньше. Если, конечно, цена вдруг вырвется и окажется выше, то тогда, действительно, укрепление рубля может быть сильнее. Это усилит давление импорта на нашу экономику и делает менее выгодным экспорт. По сути, для нашей экономики, это, наверное, не очень хорошо. Но, с другой стороны искусственно сдерживать укрепление рубля - тоже не очень полезно. Здесь и инфляционное давление и так далее. Поэтому, на мой взгляд, Центральный банк ведет совершенно взвешенную политику, учитывая все факторы, влияющие на конкурентоспособность нашей экономики и влияющие на инфляцию. Поэтому главный вывод, который можно сделать, из такой динамики таких показателей: нам чрезвычайно важно повышать конкурентоспособность нашей экономики. Чтобы колебания курса не были столь опасными и не вызывали бы такие опасения у отечественной экономики. Повышение конкурентоспособности, улучшение инвестиционного климата – это ключевая вещь, чтобы реагировать на такие изменения, в том числе, на изменения курса, связанного с ценой на нефть и с другими факторами.

Тогда сразу вопрос про инвестиции. Наоборот, в этом году мы наблюдали отток капитала, нам по-прежнему не хватает в экономике «длинных денег». Как вы предполагаете привлекать деньги - поскольку у нас очень много сейчас крупных проектов, много инфраструктурных проектов и социально ориентированный бюджет. Естественно, нам в экономике нужны «длинные деньги» - так за счет чего вы планируете улучшать тот самый климат и привлекать их в нашу страну?

- На мой взгляд, это ключевой вопрос экономической политики на ближайшие годы. Потому что новое качество экономического роста возможно только на базе инвестиций - причем инвестиций не только и не столько государственных, сколько частных инвестиций. И для этого мы должны создать благоприятный инвестиционный климат. Кстати, в этом году ожидалось, что инвестиции будут расти темпом около 2,5%. Сейчас оценку повысили - по 2010 году получается около 5,9%. То есть, инвестиционный спрос восстанавливается – и это может быть один из таких положительных моментов, обозначившаяся положительная тенденция. Но чтобы в следующем году получить наиболее оптимальные темпы роста, нам нужно еще больше увеличить инвестиции. На наш взгляд, эти инвестиции должны быть до 9% роста. Но сейчас примерно половина основных инвестиций – это инвестиции бюджетные и государственных инфраструктурных компаний. И они во многом задают такой инвестиционный тренд. Чтобы активную роль играли частные инвестиции, нужен качественный прорыв по инвестиционному климату. Что такое инвестиционный климат? Это самые различные параметры, включая состояние судебной системы, правоохранительной системы. Но если говорить об экономической политике, мы и в уходящем году считали приоритетными вопросы по инвестиционному климату, таковыми они остаются и на следующий год.

К слову говоря, Вы же участвуете в Президентской комиссии по модернизации экономики. Бизнес тоже туда выходит со многими просьбами, предложениями. За год было что-то сделано из того, о чем можно было сказать «мы продвинулись по пути модернизации на столько-то» - или пока еще рано об этом говорить? То есть, итоги какие-то, результаты есть уже?

- Безусловно, было бы очень хорошо подвести сразу итоги и сказать, что у нас выросли на проценты и в разы инновационная продукция, модернизационная. Но на самом деле, все это, конечно, процесс длительный. Мы сейчас запускаем эти процессы, начинаем проекты - эти проекты начали реализовываться в 2010 году. И благодаря работе в комиссии по модернизации, другим действиям, мы сфокусировано движемся по нескольким направлениям - потому что очень важно не распылять, а концентрировать ресурсы, чтобы получить эффект. Такие проекты начались во всех сферах: и в области энергоэффективности, и информационных технологий, и космических технологий, ядерных технологий, медицинских. По медицинским, кстати, принимается новая программа. Поэтому такие заделы имеются - но, конечно, эффект будет через определенное время.

 Если брать пессимистический сценарий, если не удастся в ближайшее время привлечь большое количество инвестиций…

- Не говорите «если не удастся» - мы должны это сделать.

 Надеюсь, что удастся, но, тем не менее,  плавно подвожу к теме дефицита бюджета. Мы в этом году начали снова занимать деньги, у нас дефицит бюджета довольно-таки велик, но данные, как выяснилось, у вашего ведомства и у Минфина разнятся. Почему? У вас разная методология в оценке дефицита бюджета, или вы считаете, что можно занять меньше или можно тратить меньше - а Минфин считает, что тратить можно больше?

- Первое – мы, безусловно, должны сокращать дефицит бюджета. Дефицит бюджета влияет на многие макроэкономические параметры: и на уровень инфляции, и на то, есть ли «длинные деньги» в стране или их нет. В том, что мы должны последовательно сокращать дефицит бюджета, у нас нет разногласий. Но, конечно, с точки зрения Минэкономразвития, хотелось бы, чтобы в структуре расходов бюджета была больше доля средств, которые направляются собственно на развитие: на инфраструктуру, транспортную, дорожную, в которой у нас недостаток. И здесь только частными деньгами не справиться, здесь должны быть государственные деньги - на образование, здравоохранение, на то, что создает человеческий капитал. Поэтому здесь вопрос сбалансированного бюджета, чтобы он мог решать необходимые задачи развития страны. Если говорить об этом споре, который сейчас звучит, о споре про дефицит бюджета, то   это вопрос оценок, счета. У нас есть свои оценки – и могу сказать, что мы исходили из того, что в 2010 году доходы будут выше, чем прогнозировались раньше. По нашей оценке, примерно на 170 миллиардов рублей будут выше доходы - без учета тех доходов, которые получим дополнительно от инвестирования средств Резервного фонда, Фонда национального благосостояния. Теперь если говорить о расходах: у нас в среднемесячном выражении расходы бюджета составляют около 760 миллиардов в месяц. И по нашим оценкам, обычно в декабре, с сожалением, могу сказать, тратится где-то в два раза больше, чем в среднем за месяц в предыдущие одиннадцать месяцев. И даже если потратить больше, чем в два раза, там, по нашим оценкам, выйдет до триллиона 700, до триллиона 400, триллиона 500. Это будет как раз около 3,8% дефицита бюджета, о которых мы говорим. Если, при нашей оценке доходов, ориентироваться на прогноз Министерства финансов по дефициту 4,3%, то надо потратить около триллиона 800. На мой взгляд, подобный резкий рост расходов в декабре вообще необоснован и нежелателен.

Можно ли говорить, что ваша позиция состоит в том, что нет необходимости наращивать внешние заимствования?

- У нас есть разные источники финансирования дефицита бюджета. Поэтому, когда мы имеем тот или иной дефицит бюджета, у нас, по сути дела, три источника. Первый – это Резервный фонд, накопленный ранее. Второй – это заимствования. Третий – приватизация, которую мы тоже предлагаем. Поэтому, на наш взгляд, стоимость этих разных источников покрытия может меняться в зависимости от ситуации на внешних рынках, в зависимости от выгодно или не выгодно занимать. Конечно, нужно минимизировать внешние заимствования по двум причинам. Первое – они стоят денег, и мы должны будем в расходы будущих периодов включать средства на обслуживание ранее взятых долгов. Второе – это все-таки достаточно большая зависимость от внешних рынков. Поэтому нужно постараться максимальными темпами  сокращать дефицит, но и не забывая про задачи развития.

 

Источник: http://www.osspb.ru/osnews/6673/

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости