Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Совещание по вопросам государственной политики в сфере занятости населения

Д.МЕДВЕДЕВ: Добрый день!

У меня такое ощущение, что с большинством присутствующих мы даже и не расставались. Я считаю, что мы этот месяц потратили недаром, по двум причинам. Мне самому удалось уточнить, каким образом реализуются меры по поддержке занятости в нашей стране. Надо признаться, что результат оказался лучше, чем я ожидал, во всяком случае по целому ряду программ: они не бумажные, они работают. Именно с этим связаны и те решения, которые предлагаются как итог сегодняшнего совещания. Мы занимались с вами целым рядом направлений в течение последнего месяца. Сегодня подведём итоги и сформулируем решения, которые, надеюсь, позволят повысить эффективность государственной политики на этом направлении и развить те проекты, которые в настоящий момент реализуются.

Ещё одна тема, о которой я прямо вначале хотел бы сказать, не теоретическая, а абсолютно практическая. В тех местах, где я общался и с руководителями центров занятости, и с теми, кто ищет работу и сейчас готов получить соответствующие меры господдержки, и с теми, кто уже эти меры господдержки реализовал, – все эти контакты как минимум у меня создают ощущение того, что большинство из получивших соответствующие субсидии сумели свой бизнес сохранить. Это, конечно, тоже отрадный факт. Но, конечно, меры по регулированию на рынке труда не могут сводиться только к тому, о чём я говорю. Поэтому я выделю несколько принципиальных моментов.

Первое. Не следует забывать, что переход к инновационной экономике приведёт к трансформации рынка труда. И у нас, как и в других странах, неэффективные и малооплачиваемые рабочие места будут замещаться новыми, которые соответствуют современным требованиям. Это объективная ситуация. Таким образом, в конечном счёте произойдёт перераспределение рабочих мест по всей экономике. В этом контексте задача бизнеса, регионов, Правительства России – создавать именно такие высокотехнологичные и современные рабочие места и планомерно, конечно, без каких-то перетрясок, без скачков двигаться к современной структуре занятости. В этом заинтересованы все: в этом заинтересован бизнес, который хочет повышать эффективность собственной деятельности; в этом заинтересовано государство, которое планирует занятость и распределение трудовых ресурсов, и, в конечном счёте, в этом заинтересованы сами люди, которые должны в нормальных местах трудиться и нормальные деньги зарабатывать.

Второе. Государственная политика в области занятости должна стать более гибкой, а меры поддержки безработных – более адресными. Об этом говорят все, и это абсолютно правильно. Нельзя просто деньги распределять неизвестно куда, понимая, что ещё не ясно, дойдут ли они до адресатов. Поэтому я обращаю особенное внимание на тех граждан, которые находятся в самом трудном положении на рынке труда: это женщины с малолетними детьми, это родители, которые имеют большое количество детей, это пожилые люди, это граждане, которые являются инвалидами, и те граждане, которые ухаживают за инвалидами. И, наконец, это просто молодые люди, которые только ищут свою работу после окончания учебного заведения или вступая в зрелую жизнь. Возможности для их трудоустройства должны быть расширены, в том числе за счёт профессионального обучения и повышения квалификации граждан.

«Государственная политика в области занятости должна стать более гибкой, а меры поддержки безработных – более адресными».

Самая высокая доля длительно безработных граждан (более года) приходится на женщин – 56 процентов. И об этом необходимо помнить, в том числе членам Правительства, которые отвечают за этот вопрос и которые отвечают за другие вопросы, включая финансирование этих программ. Здесь абстрактных подходов быть не может: о людях надо думать, а не только о макроэкономических показателях.

Жители сельской местности на втором месте – 55 процентов. Мы находимся в Калмыкии. Здесь подавляющее большинство населения – это именно жители села, те, кто занят в аграрном бизнесе. И здесь, кстати, неплохими темпами двигаются проекты по государственной поддержке безработных на селе. Цифры, которые сегодня мне были озвучены, показались весьма приличными для Калмыкии, которая не является очень большой республикой. Речь идёт о создании тысяч новых рабочих мест, это хорошо.

Молодёжь (в возрасте от 16 до 29 лет) составляет почти четверть, инвалиды – 9 процентов, а жители монопрофильных городов, так называемых моногородов, – около 5 процентов.

Ещё одна категория людей, которая находится в непростых условиях, – это наши люди, наши граждане, специалисты, которые высвобождаются в ходе реформирования Вооружённых Сил и правоохранительных органов. Знаю, что есть предложения, как использовать их опыт в гражданской жизни, в тех же самых школах. Мы говорили, кстати, на предыдущем совещании на эту тему. Поэтому я поручаю Правительству совместно с субъектами Федерации разработать комплекс мер по содействию занятости для этой категории наших граждан.

Кроме того, следует подумать и о расширении возможности для трудоустройства жён военнослужащих. Я перед 23 февраля встречался с военнослужащими, специально позвал их вместе с жёнами. В общем, ситуация довольно типичная. Обычно это ситуация, которая заключается в следующем: супруги военнослужащих имеют хорошее образование, обычно высшее образование, но в то же время, если они вместе со своими мужьями находятся в отдалённых гарнизонах, в отдалённых войсковых частях, у них нет никаких возможностей для трудоустройства. Это, конечно, задача не для Министерства обороны – это задача для комплексного планирования, в том числе регионального комплексного планирования по созданию новых рабочих мест. И конечно, при увольнении военнослужащих в запас тоже.

В целом нужно более внимательно относиться к запросам наших граждан и создать такую систему, которая будет адаптирована к быстро меняющимся условиям, которая будет создавать механизмы, позволяющие гражданам надеяться на действенную помощь, на поддержку как общества, так и государства. Но при этом мы должны помнить, что такая помощь и поддержка должны оказываться тем, кто сам хочет себе помочь. Не просто так: вот, на – и до свидания. А только тому, кто сам готов к активному труду, безотносительно даже к социальному статусу, то есть человеку, который готов учиться и переучиваться, менять при необходимости свою профессию и даже место жительства.

Поэтому нужно такого рода программы продолжать. Мы только что говорили с Главой республики, эти программы (на будущее) всё-таки должны рано или поздно перемещаться в регионы. Да, мы их поддержим, и я такое решение приму. Они продолжатся. В конечном счёте это должны быть уже региональные программы, потому что это справедливо, это правильно. Но они должны быть комплексными. Они должны, во всяком случае сегодня, включать в себя три компонента: федеральный компонент (то, что мы уже делаем); региональный компонент (наши уважаемые коллеги, руководители регионов, должны обязательно уделять этому внимание, обязательно создавать собственные фонды, на это рассчитанные, пусть даже пока относительно небольшие) и, конечно, коммерческий компонент, а именно кредитование по линии банков, использование институтов развития для достижения этих целей. Поэтому надо повышать доступность этих институтов, финансовых средств, доступность кредитов и, безусловно, создавать благоприятные условия для найма помещений, для аренды земли, для лизинга оборудования, предоставлять консультативные услуги. Этим точно необходимо заняться регионам, используя льготные ставки по соответствующим договорам найма или аренды, стимулируя людей к тому, чтобы они оставались на родной земле и трудились здесь.

И, наконец, четвёртое. Одна из важнейших тем, о которых мы говорили, – это ситуация в моногородах. Я тогда дал поручение подготовить комплексные инвестиционные планы. Насколько я понимаю, сейчас это делается. Срок поручения ещё не истёк, я вчера проверил после нашего общения с членами Правительства. Я сегодня уже хотел оргвыводы сделать, наказать тех, кто не внёс, но оказалось, что срок ещё не истёк. Так что у них есть ещё несколько дней для того, чтобы это сделать. Надо проанализировать сами эти документы. Я так понимаю, что они достаточно сырые, потому что после того, как по шапке дают, люди лихорадочно что-то пишут, вносят – для того, чтобы сохраниться, но это не значит, что это качественные документы. Но в любом случае это уже сделано, пусть дорабатывают даже те документы, которые представили.

Александр Дмитриевич, я хотел бы, чтобы Вы лично это проконтролировали, а потом мне доложили, кто сделал всё, а у кого всё-таки руки не дошли. Тогда уже придётся наказывать.

Достаточно для начала разговора. Теперь передаю слово вице-премьеру Жукову.

«Я подпишу довольно объёмный перечень поручений, касающийся политики в сфере занятости. Правительству необходимо будет представить предложения по разработке и механизмам реализации с 2012 года мер по обеспечению занятости населения, включая организацию профессионального обучения работников в условиях модернизации производства».

А.ЖУКОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Действительно, у нас острая, я бы сказал, фаза кризиса, которую мы наблюдали в конце 8-го, в 9-м, в 10-м годах, на сегодняшний день миновала. И нам, конечно, самое время осмыслить, во-первых, то, что было сделано, какие программы мы будем продолжать дальше и на чём нам сделать акцент уже в будущем при формировании политики на рынке труда.

Буквально несколько слов по результатам работы на рынке труда за кризисный период.

Общая численность безработных снизилась с 6,8 миллиона человек в начале 2010 года до 5,4 миллиона в декабре этого года, то есть на 1400 тысяч человек. Уровень общей безработицы за этот период снизился с 9,2 до 7,2 процента от экономически активного населения. Для сравнения скажу, что в 2010 году уровень безработицы в США составил 9,4 процента, во Франции – 9,7, в Германии – 6,6. Есть страны, где существенно больше.

В Испании, совсем недавно мы общались, – около 20 процентов.

Д.МЕДВЕДЕВ: В Испании и было плохо, объективности ради надо это признать, ещё и до начала кризиса. А в других странах цифры, конечно, показательные.

А.ЖУКОВ: У нас сейчас 7,2.

Численность зарегистрированных безработных в прошлом году уменьшилась с 2,1 миллиона человек в начале года до 1,6, то есть на полмиллиона человек. Суммарная численность работников, которые находились в простое по вине администрации либо работали неполное время, и работников, которым были предоставлены отпуска по инициативе администрации (то есть, скажем так, потенциально безработные или частично безработные), их количество уменьшилось в 2010 году с 1537 тысяч в январе до 530 тысяч, то есть более чем на миллион человек. Это важный показатель, потому что он говорит о тенденции на ближайшее время.

В этом году (в начале года) мы имеем небольшое увеличение и общей численности безработных, и зарегистрированных, но это скорее всё-таки каждый год повторяющееся явление в начале года. В то же время численность неполной занятости продолжает снижаться, и за эти два месяца ещё на 121 тысячу человек снизилась.

Тенденция снижения коэффициента напряжённости на рынке труда, то есть отношение численности незанятых граждан, которые зарегистрированы в службах занятости, в расчёте на одну вакансию, снизилась с 3,1 (то есть трое желающих получить работу на одну вакансию) до 1,8. В общем-то, тоже неплохой показатель.

Общий объём финансирования региональных программ по снижению напряжённости на рынке труда в субъектах в 10-м году, в которых приняли участие около 2 миллионов человек, а за два года эта цифра – почти 4 миллиона, составил 41,2 миллиарда рублей, из них 38,5 – это средства субсидий из федерального бюджета (большая часть, конечно, остальное регионы добавляли).

Конечно же, в кризисный период эти программы были направлены прежде всего на стабилизацию ситуации на рынке труда. Поэтому превалировали общественные временные работы, и большая часть людей именно на них была занята, что, конечно, в кризисный период позволило поддержать и доходы людей. Надо сказать, что доля сохранённой заработной платы в период участия в общественных временных работах достигала 80 процентов, что, в общем-то, в тот период позволило снять серьёзную напряжённость.

Организация профессионального обучения работников, которые находились под риском увольнения, позволила сохранить занятость на прежнем месте, и здесь уровень сохранения занятости после прохождения опережающего обучения достигал 90 процентов. То есть это очень эффективное направление, хотя очевидно, я дальше скажу об этом, нам надо будет переориентироваться по профессиональному обучению. Всё-таки наиболее эффективным является обучение на предприятиях, которые сами создают такие курсы с помощью господдержки, потому что в этом случае почти наверняка работник, прошедший переобучение, найдёт себе работу на этом предприятии.

Д.МЕДВЕДЕВ: А в каком ведомстве это должно быть?

А.ЖУКОВ: Я думаю, что нам нужно сохранить так, как это было. Службы занятости этим занимаются вместе с работодателями, с предприятиями. Можем ещё нашим коллегам по социальному партнёрству задать этот вопрос. Мне кажется, что эта система себя оправдала.

Д.МЕДВЕДЕВ: Если она оправдала себя, сохраните тогда это в том ведомстве, о котором говорим.

А.ЖУКОВ: Хорошо.

Конечно, очень важным направлением являлось создание постоянных рабочих мест в сфере малого бизнеса, Вы об этом сказали во вступительном слове. За 2009–2010 годы открыли собственное дело 327 тысяч безработных граждан, которые создали ещё дополнительно 68 тысяч рабочих мест для трудоустройства других безработных, то есть почти 400 тысяч человек нашли себе работу. И нам кажется, что это направление является чрезвычайно эффективным, в том числе и на селе, о чём мы сказали в начале.

Как я уже сказал, всё-таки в 9-м и в 10-м годах эти программы носили в большей степени антикризисный характер. Нам же, конечно, для целей долгосрочного развития потребуется существенная корректировка и в политике занятости, и в мероприятиях региональных программ, имея в виду смещение акцентов на меры, которые ориентированы и на модернизацию, и на инновацию промышленного потенциала, и на развитие институтов самих рынков труда и повышение эффективности функционирования.

«Необходимо обеспечить координацию деятельности по реализации программ, направленных на поддержку малого и среднего предпринимательства, по региональным программам по снижению напряжённости на рынке труда, в части содействия самозанятости».

Надо сказать, что, определяя политику на 11-й год и делая программу 11-го года, мы уже некоторые вещи достаточно серьёзно изменили. И я думаю, что регионы, которые здесь присутствуют, это почувствовали. Например, в общественных и временных работах уже в этом году принимают участие только работники системообразующих предприятий, и люди, которые ищут работу, – проживающие в моногородах. Это всего 70 тысяч участников, по нашим оценкам, по сравнению с миллионами, которые у нас в предыдущие годы этим занимались. Профессиональное опережающее обучение предусмотрено для работников, находящихся под угрозой увольнения, а также для работников организаций, которые представили программы развития и модернизации. Мы ввели некоторые новые направления программ, в частности, опережающее профессиональное обучение для женщин, находящихся в отпуске по уходу за ребёнком в возрасте до трёх лет. На наш взгляд, это будет способствовать не только возвращению женщин к трудовой деятельности, но и возможности их дальнейшего карьерного роста и повышения конкурентоспособности на рынке труда. И, конечно же, эти программы необходимо сохранить и в дальнейшем.

Дмитрий Анатольевич, Вы сказали о том, что акцент должен быть перенесён в регионы – по реализации региональных программ в дальнейшем, в 12-м году. Я думаю, что это абсолютно правильно, так и надо сделать. Я думаю, что мы перейдём от механизма предоставления субсидий к механизму субвенций, и регионы смогут по некоторым направлениям, которые мы предлагаем сохранить, дальше в рамках своих утверждённых региональных программ, получая из федерального бюджета субвенции, реализовывать эти мероприятия. Я имею в виду и осуществление при содействии самозанятости органами службы занятости выплаты гражданам в размере двенадцатикратной максимальной величины пособия по безработице, что на малый и средний бизнес идёт. Это и то, что я сказал, по женщинам, которые находятся в отпуске по уходу за ребёнком. Это и создание специальных рабочих мест для трудоустройства инвалидов, и возмещение затрат работодателей. Мы в этом году увеличили с 30 до 50 тысяч средства, которые по этому направлению выделяются.

И ещё одно, очень важное, на наш взгляд, направление – это дифференцированная в зависимости от территории вселения господдержка безработных граждан и их семей при переезде или переселении в другую местность для трудоустройства или обучения. К сожалению, в предыдущие годы это направление программы не очень-то эффективно работало, видимо, в силу определённого менталитета наших граждан, а также в силу того, что средства, которые выделялись, были недостаточны. Поэтому мы предлагаем размер единовременного пособия установить от 40 до 120 тысяч рублей. И в зависимости от того, в какую территорию люди будут переезжать, эти суммы выплачивать.

Кроме того, предлагается и в 2012 году осуществлять меры по обеспечению занятости населения территорий с напряжённой ситуацией на рынке труда. У нас есть несколько таких территорий, это в том числе Тыва, Республика Алтай. Также мы оказываем поддержку и территориям Северо-Кавказского федерального округа.

Ещё о нескольких вопросах, которые были поставлены во вступительном слове. Действительно, в ситуации более спокойной на рынке труда нам нужно обеспечить адресность поддержки. Я уже сказал по целому ряду адресных направлений. Но большое значение, конечно, мы придаём и вопросу трудоустройства выпускников образовательных учреждений. Хочу сказать, что в 10-м году была обеспечена занятость 92,3 процента выпускников, в том числе высшего профессионального образования – 90,7. И это, я думаю, тоже…

Д.МЕДВЕДЕВ: А у нас в докризисный период цифры были схожие или нет?

А.ЖУКОВ: Они в кризисный период увеличились довольно сильно, пока мы не начали программы стажировок выпускников и прохождение практики, стали доплачивать, в том числе и людям, которые эти стажировки проводили. Эта программа очень неплохо сработала, и удалось существенно увеличить количество выпускников, которые находили себе работу после вузов. Я думаю, что это направление должно у нас и дальше продолжаться вне зависимости от кризиса.

И здесь, по нашим оценкам, по оценке Минобразования и науки, наибольший риск быть нетрудоустроенными ожидает выпускников по специальностям: экономика и управление – это 27,6 процента и гуманитарные науки – 17,6 процента. Вы тоже об этом говорили. На это нужно обратить особое внимание. Здесь главная проблема, конечно, дисбаланс спроса и предложения на региональных рынках труда, инерционность учебных заведений в формировании образовательных программ, отсутствие контроля за внебюджетным приёмом на невостребованные на рынке труда специальности и, конечно, отсутствие у выпускников опыта работы и навыков поиска работы. Ещё, конечно, влияет низкая информированность выпускников о перспективах трудоустройства. Здесь ещё предстоит очень много сделать, эффективно осуществляя взаимодействие служб занятости с работодателями, в том числе на основе государственно-частного партнёрства. Думаю, что очень важной мерой здесь будет включение в программу обучения в профессиональных образовательных учреждениях всех уровней производственной практики учащихся по получаемой профессии, специальности. Такая норма у нас раньше существовала, и сейчас это достаточно эффективно работает.

Конечно, очень серьёзного внимания заслуживает и такая проблема, как социальная адаптация подлежащих увольнению военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов. Несмотря на то что силовыми министерствами разработаны соответствующие ведомственные программы, в которых меры по профессиональной подготовке и переподготовке предусмотрены, в целом всё-таки масштаб, сложность и, главное, социальная значимость этой проблемы потребуют принятия дополнительных мер в первую очередь по усилению координации действий федеральных органов власти и органов власти субъектов Российской Федерации, местного самоуправления и концентрации финансовых ресурсов на эти цели. Представляется необходимым разработать и обеспечить реализацию комплекса мер по содействию занятости высвобождаемых сотрудников милиции и военнослужащих и проработать при этом вопросы о трудоустройстве бывших военных в учреждениях начального образования и органах полиции. К этому примыкает и вопрос трудоустройства жён военнослужащих, нам тоже над ним надо будет очень серьёзно поработать.

Хочу также проинформировать, что Правительством в первом полугодии 2011 года будет разработана госпрограмма содействия занятости населения. И все меры реализации мероприятий активной политики в области обеспечения занятости, повышения трудовой мобильности населения, совершенствования социальной поддержки безработных будут включены в эту госпрограмму.

Сейчас мы завершаем подготовку проекта основных действий на рынке труда Российской Федерации на 2011–2015 годы. Мы уже один раз его обсудили на российской трёхсторонней комиссии, получили довольно много замечаний от профсоюзной стороны и от стороны работодателей, эту программу дорабатываем.

Ну и, наконец, начиная с прогноза на 2013-й и плановый период 2014–2015 годов будет разрабатываться забытый сегодня, но, на наш взгляд, достаточно полезный документ, который будет определять политику занятости на рынке труда, – это баланс трудовых ресурсов на трёхлетний период. Мы в течение 2011 года все необходимые правовые акты по этому поводу собираемся принять, я имею в виду Правительство.

Совсем коротко, поскольку Вы уже сказали об этом, о ситуации занятости в моногородах. Господдержка была направлена (это важно отметить) не только на стабилизацию текущей ситуации, но и на дальнейшее социально-экономические развитие моногородов. Акцент, особенно в последнее время, был сделан не на поддержку занятости на неэффективно работающих градообразующих предприятиях, а прежде всего на их реструктуризацию и создание альтернативных рабочих мест, диверсификацию экономики моногородов в целях как раз ухода от монозависимости.

В 2010 году было выделено 35 миллиардов рублей на эти цели, в том числе 10 на реализацию 24 комплексных инвестиционных планов моногородов и 5,7 – в форме бюджетных кредитов 11 регионам для 16 моногородов. В результате этих мер численность безработных, проживающих в монопрофильных населённых пунктах, снизилась с почти 300 тысяч человек на 1 марта 10-го года до 180 на 1 января этого года. Вместе с тем в 135 монопрофильных населённых пунктах уровень регистрируемой безработицы всё ещё превышает, и в некоторых существенно, среднероссийские показатели. Вчера вечером мне доложили, что все субъекты Российской Федерации представили комплексные инвестиционные планы моногородов, но качество их предстоит ещё…

«Необходимо сформировать дополнительные механизмы поддержки инвестиционных проектов моногородов, в том числе по предоставлению государственных гарантий Российской Федерацией по кредитам, которые привлекаются теми компаниями, которые занимаются реализацией инвестпроектов в этих моногородах».

Д.МЕДВЕДЕВ: То, что я и сказал.

А.ЖУКОВ: Оценить, да.

Д.МЕДВЕДЕВ: Но представили все.

А.ЖУКОВ: Все представили. Вчера вечером последние представили.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо.

А.ЖУКОВ: Ну и, Дмитрий Анатольевич, что касается сельской местности, я думаю, Вы очень правильно отметили, что там большую очень роль сыграли программы самозанятости. Послушаем, что скажут наши коллеги.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, послушаем, конечно.

А.ЖУКОВ: Но мне кажется, их надо продолжать, за счёт этого можно очень много новых рабочих мест создать, с одной стороны, а с другой стороны – вывести из тени очень многих тех, кто занимается бизнесом на селе. Сегодня они не регистрируются, не платят налоги и, по сути, являются теневой стороной, а это поможет нам, в том числе и в этом плане.

Вот те направления, которые мы считаем целесообразным в дальнейшем реализовывать.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Здесь присутствуют коллеги, которые уже в предыдущий раз выступали. Я, конечно, готов и сейчас дать возможность высказаться, хотя основные пожелания свои вы тогда представили. Здесь есть проект моего решения, не скрою, он дался с определённым трудом мне, пришлось лично заниматься, согласовывать его с Правительством. Я потом его озвучу. Основные позиции, которые мы до этого с вами обсуждали, надеюсь, там присутствуют.

Сейчас я попросил бы выступить сначала руководителей регионов, которые сегодня здесь у нас находятся и которые имеют, конечно, свои проблемы с занятостью. Алексей Маратович, Вы нас принимаете, Вам сначала есть смысл пару слов сказать.

А.ОРЛОВ: Спасибо.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники совещания!

Вы совершенно правильно заметили, что рано или поздно регионам, нам в том числе, Калмыкии, придётся заниматься проблемами безработицы непосредственно самим. На сегодняшний день, надо сказать, уникальная программа самозанятости, которая сработала в антикризисный период, продолжается. И дай бог, если с Вашей поддержкой, как Вы уже сказали, Дмитрий Анатольевич, она будет ещё продолжена некоторое время. Тем не менее (только что Александр Дмитриевич отметил) регионы, и в частности сельскохозяйственные, аграрные регионы, должны принимать самое непосредственное участие в продолжении такого рода программ или методов борьбы с безработицей в недалёком будущем. На мой взгляд, Вы правильно отметили, есть достаточно много мер в этом направлении комплексных, в том числе и создание каких-то региональных фондов. Может быть, Вы правы, пока финансово не так значимых, но у регионов и у нас, в частности в республике, есть много других инструментов, по которым мы могли бы поработать уже сегодня, для того чтобы сократить число безработных, снизить напряжённость на рынке труда.

Когда мы смотрели выставку наших сельхозтоваропроизводителей, некоторые фотографии, я показывал Вам стенд, где обрисована схема перехода из личных подсобных хозяйств, которых на сегодняшний день на территории республики около 60 тысяч, в крестьянско-фермерские хозяйства.

Д.МЕДВЕДЕВ: 60 тысяч?

А.ОРЛОВ: Около 60 тысяч. Это серьёзная цифра.

Д.МЕДВЕДЕВ: Серьёзная цифра с учётом того, что население 300 тысяч в республике.

А.ОРЛОВ: Да. И при этом, Дмитрий Анатольевич, она существенно выросла в последние два года, в частности из-за программ самозанятости. Около 45 процентов участвующих в этой программе прошли именно по сельскохозяйственному сектору экономики.

Переход из личных подсобных хозяйств в крестьянско-фермерские хозяйства предполагает уже совершенно иной уровень взаимодействия власти и сельхозтоваропроизводителей. Там мы уже можем применять совершенно иные рычаги помощи или содействия для наших фермеров, для наших граждан. Там мы предполагаем активное участие банковского бизнеса. В частности, у нас существуют очень серьёзные программы, и активно действующие программы, с Россельхозбанком в этом направлении. Я думаю, хотя бы по этим направлениям, если мы начнём развиваться и двигаться планомерно и комплексно, мы в преддверии недалёкого будущего сможем представить, скажем, пакет услуг или пакет тех возможностей, которые региональная власть может предоставить на этом рынке труда.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это абсолютно правильный подход в целом к делу.

Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы продолжить? Анатолий Дмитриевич.

А.АРТАМОНОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Для Калужской области на сегодняшний день проблема безработицы уже не является актуальной. Мы создали достаточное количество рабочих мест, причём не только в период проведения активных мероприятий по ликвидации последствий кризисных явлений в экономике, но и заранее. За последние годы было создано более 10 тысяч рабочих мест, в том числе за последний год, за предыдущий – 5,7 тысячи рабочих мест.

Мы пошли по пути создания учебных центров, которые работают с традиционными учебными заведениями. Эта практика себя очень оправдала. Учебные центры – это центры, где готовятся рабочие по актуальным на данный момент специальностям и которые готовятся по принципу дуального образования, то есть они обучаются в центре и на производстве. И практически здесь стопроцентное трудоустройство в тех местах, для которых эти специалисты готовятся. Например, только для автомобильной промышленности мы подготовили таких специалистов уже около 5 тысяч человек.

Уровень безработицы сегодня в области фоновый режим имеет такой же, как в докризисный период, – в пределах одного процента. Причём очень качественные, хорошие изменения произошли.

Д.МЕДВЕДЕВ: Извините, Анатолий Дмитриевич, я хочу понять. Мы когда эти цифры используем, мне кажется, всегда нужно оговариваться, потому что речь идёт о зарегистрированной безработице. Или о безработице по методике МОТ? Наверное, всё-таки речь иёет о зарегистрированной?

А.АРТАМОНОВ: Там больше 4 процентов.

Д.МЕДВЕДЕВ: Об этом и речь. Мне кажется, что нам нужно из единых критериев исходить.

Чтобы цифры не прыгали. Сейчас называли цифру в 7 процентов.

А.АРТАМОНОВ: Очень хорошие, качественные изменения произошли в занятости благодаря федеральным программам, именно в программе самозанятости населения. Они, может быть, наиболее эффективны были в этот период.

У нас есть один моногород. Свои документы мы все подали. Несколько раз их, естественно, делали и переделывали. Мы их первый раз делали, поэтому были проблемы. Город Сосенский. И мы надеемся, что там тоже в ближайшее время появится хороший, эффективный индустриальный парк. Не дожидаясь реализации этой программы, мы начали набор туда резидентов, уже на эту площадку. Опыт такой работы у нас есть. И в этом плане мы работаем, как и прежде, вместе с Внешэкономбанком.

У нас сегодня есть большая потребность в привлечении новых работников самых разных специальностей, и мы активно участвуем в программе переселения граждан из стран ближнего зарубежья, наши работники министерства труда и занятости и профильных министерств выезжают в разные регионы, проводят соответствующую работу. Но есть один резерв, который, как мне кажется, можно было бы для нас использовать, причём с пользой для выравнивания этой ситуации с безработицей в целом по стране. Речь идёт о военнослужащих, увольняемых в запас. Сегодня, как мы видим, основная масса жилья строится для этой категории в Москве, в ближайшем Подмосковье и Санкт-Петербурге, что совершенно непонятно. В Санкт-Петербурге (недавно показывали, Владимир Владимирович был) 40 тысяч рублей за квадратный метр, в Домодедовском районе 10 миллиардов рублей в инфраструктуру вложено, и стоимость жилья существенно превышает то, которое мы могли бы предложить. У нас самое большее – 30 тысяч за квадратный метр, во что могло бы обходиться строительство такого жилья при гарантированном трудоустройстве всех, кто к нам бы приехал. Мы неоднократно предлагали такое сотрудничество Министерству обороны, но по каким-то причинам до сегодняшнего дня разрешения этот вопрос не находит. Говорят, что военные хотят в большей степени поехать именно в Москву, Подмосковье, Санкт-Петербург. Это понятно. Но, может быть, в данном случае не совсем надо идти на поводу? Ведь существовало правило, что военнослужащие получают квартиру или по месту рождения, или по месту прохождения службы. Потом эта ситуация изменилась.

«Нужно разработать и обеспечить реализацию мер по содействию занятости высвобождаемых сотрудников милиции и военнослужащих. Это поручение Правительству и главам субъектов Федерации».

Д.МЕДВЕДЕВ: Анатолий Дмитриевич, что значит: на поводу – не на поводу? Мы заинтересованы в том, чтобы у нас страна была вся населённая, а не отдельные её части, не только мегаполисы.

А.АРТАМОНОВ: Вот именно.

Д.МЕДВЕДЕВ: Если исходить из этих критериев, то, конечно, лучшим местом является Москва, потому что это центр России, здесь самая дорогая недвижимость, которую можно в определённой ситуации продать, и так далее. Но мы должны думать о разумном распределении трудовых ресурсов. Мы послушаем ещё позицию Министерства обороны на эту тему.

А.АРТАМОНОВ: Дмитрий Анатольевич, я просто предлагаю, у Министерства обороны земли есть прямо в центре города – 60 гектаров со всеми коммуникациями абсолютно, то есть никаких затрат не надо. И можно было бы сегодня построить огромное количество жилья, не менее 1 миллиона квадратных метров. Все эти люди нам нужны, мы бы их сразу трудоустроили. Поэтому этот вопрос для нас является очень острым. И я знаю, общаясь со своими коллегами, многие тоже хотели бы получить приток рабочих рук за счёт этих достаточно квалифицированных и молодых, трудоспособных людей. И вопрос трудоустройства жён военнослужащих тоже бы решался одновременно.

В целом те меры, о которых сегодня и Вы сказали, и Александр Дмитриевич сказал в своём докладе, – они, конечно же, в полной мере отвечают тем региональным программам, которые мы у себя сейчас формируем. Мы готовы и дальше работать совместно. Я думаю, что на сегодняшний день можно с полной уверенностью сказать, что, по крайней мере по нашему региону, проблема безработицы – не самая актуальная проблема, наоборот, мы хотим больше работать…

Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо, тем не менее всё равно расслабляться не следует, потому что, знаете, нам всем казалось, что проблема безработицы не самая актуальная перед кризисом. Потом, когда «долбануло» как следует, она оказалась актуальной для всех, и даже для регионов с очень высокой степенью занятости. Конечно, это и Москва, и регионы, сопредельные с Москвой, где много рабочих мест создаётся в результате того, что инвестиции быстро приходят. Но даже там было напряжение, поэтому расслабляться нельзя никому. И хотел бы на это нацелить всех губернаторов.

У Магомедсалама Магомедалиевича как раз ситуация прямо противоположная. В Дагестане ситуация всё ещё остаётся очень тяжёлая, исключительно сложная.

М.МАГОМЕДОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники совещания!

У нас страна большая, и, безусловно, существуют серьёзные различия в ситуации на рынке труда регионов. Дагестан, как и большинство республик Северного Кавказа, традиционно является трудоизбыточным регионом. И для нас всегда, независимо от кризисных явлений в экономике, проблема обеспечения занятости населения является одной из самых острых. Несколько цифр. Северный Кавказ обладает большим человеческим потенциалом – около 6 процентов всего экономически активного населения страны сосредоточено в округе. Если за последние 20 лет население нашей страны в целом сократилось на 3,5 процента, то в нашем округе оно увеличилось на 27 процентов, а в Республике Дагестан население выросло в полтора раза. Конечно, это хорошо, позитивная демографическая динамика, но это создаёт дополнительные трудности, поскольку каждый год в трудоспособный возраст в нашей республике вступает 30–35 тысяч молодых людей. И сложился серьёзный разрыв между спросом и предложением рабочей силы. Избыточные трудовые ресурсы, не находя применения на рынке труда, становятся дестабилизирующим фактором, питательной средой для роста социальной напряжённости, обострения обстановки и межнациональных отношений. Поэтому решение проблем обеспечения занятости предполагает очень серьёзную и планомерную работу.

Ещё дополнительная сложность заключается в том, что особенно остро эти вопросы стоят для молодого мужского населения и для жителей сёл и малых городов, о чём говорил Дмитрий Анатольевич. Нам, для того чтобы решать проблемы трудоустройства, нужно каждый год создавать не менее 25–30 тысяч новых рабочих мест. В последние два года существенное воздействие на ситуацию на рынке труда и на предупреждение роста безработицы оказывает программа по обеспечению дополнительных мероприятий по снижению напряжённости на рынке труда.

Наиболее востребованным в нашем регионе оказалось такое направление этой программы, как содействие в организации предпринимательской деятельности и самозанятости безработных граждан. За два года (за 2009–2010 годы) удалось создать собственное дело 17,5 тысячи безработных, причём за последний год – 12 тысячам. И, что очень важно, из них прекратили предпринимательскую деятельность всего 42 человека – это в пределах статистической погрешности 0,2 процента. То есть все они сохранили рабочие места.

Д.МЕДВЕДЕВ: Магомедсалам Магомедалиевич, у Вас проверенная информация? Она по всем регионам оптимистическая. Но у Вас ситуация сложная, мы знаем – и правоохранительная ситуация тяжёлая, и безработица огромная. То есть всё равно народ не уходит и остаётся?

М.МАГОМЕДОВ: Нет, нет. Я же говорю, 42 человека всего прекратили предпринимательскую деятельность из тех, кто воспользовался этой формой поддержки, и то в большинстве случаев были объективные причины: болезнь, ещё что-то, стихийное бедствие и так далее. Это реально.

И ещё можно сказать, какие виды деятельности наиболее востребованы. Самым востребованным оказалось для сельского населения – откорм крупного и мелкого рогатого скота, птицы. Это почти 54 процента всех тех, кто воспользовался этой программой. Далее идут: оказание услуг по ремонту и техническому обслуживанию автомобилей, пассажирские и грузовые перевозки, выпечка хлебобулочных и кондитерских изделий, швейное производство, традиционные народно-художественные промыслы. Вот такой род деятельности. Я согласен с Александром Дмитриевичем, это нам ещё позволило, кроме всего прочего, легализовать неформальную занятость. Все они встали на учёт в налоговых службах. Уже идут отчисления в бюджет и во внебюджетные фонды от бывших безработных. Это составило 12 процентов от объёма выделенных им субсидий. То есть это нам позволяет ещё и наладить учёт.

Следующей важной формой поддержки безработных и снижения напряжённости на рынке труда является содействие в трудоустройстве граждан в регионах, испытывающих потребность в дополнительной рабочей силе. В прошлом году мы смогли, воспользовавшись этой формой, трудоустроить 11 тысяч человек в 13 субъектах. Скажем, на олимпийских стройках в Сочи сегодня работают 2200 дагестанцев. Не все из них, конечно, работают, именно воспользовавшись этой программой, но больше половины именно по этой программе. Несмотря на имеющиеся трудности, трудовая миграция, на мой взгляд, является одним из приоритетных направлений программы дополнительных мероприятий по снижению напряжённости на рынке труда. Это направление надо продолжать. Поддержка мобильности населения на рынке труда может стать одним из важных направлений государственной политики в сфере занятости населения. Конечно, этим процессом надо управлять. Нежелательно, чтобы трудовые потоки, миграционные потоки были направлены в мегаполисы, в крупные города. Надо сделать так, чтобы население преимущественно переселялось в приграничные и малонаселённые районы нашей страны из трудоизбыточных регионов. Это даст большой экономический эффект и, естественно, будет иметь социальные последствия. Механизмы для этого можно применить те, которые были опробованы в ходе реализации государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, прибывающих из-за границы. Может быть, тот же механизм применить.

И несколько предложений с учётом того, что будет принято решение о продолжении этой программы, которые могли бы сделать её более эффективной, улучшить. Можно было бы ввести отсрочки сроком до одного года по налогам и платежам в социальные фонды для бывших безработных граждан, организовавших предпринимательскую деятельность, получение доходов от которой возможно лишь по истечении какого-то периода времени. Тот же откорм скота только через год даёт прибыль, поэтому желательно таким категориям людей давать отсрочку.

Необходимо организовать упреждающее профессиональное обучение для безработных граждан, которым предусматривается оказать содействие в организации предпринимательской деятельности и самозанятости.

Следующее предложение – это создание для бывших безработных, открывающих собственное дело, специальных кредитных программ с упрощённой процедурой представления залога.

И ещё одна мера – это введение налоговых и иных мер стимулирования для работодателей, принимающих на работу выпускников учреждений профессионального образования, впервые ищущих работу. Об этом сегодня говорил Александр Дмитриевич. Вот предложения, которые могут быть рассмотрены.

Спасибо за внимание.

Д.МЕДВЕДЕВ: Обязательно посмотрим на эту тему тоже.

Пожалуйста, Дмитрий Владимирович.

Д.ДМИТРИЕНКО: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники совещания!

Во-первых, Дмитрий Анатольевич, я бы хотел выразить благодарность от всех жителей Мурманской области за то внимание, которое Вы оказываете этой сфере. Сфера действительно очень важная, затрагивающая практически каждого человека, все аспекты их жизни. Учитывая то, что Мурманская область – это специфический регион, фактически полностью находящийся в Заполярье, по структуре своего устройства из десяти основных населённых пунктов, в которых проживают более 95 процентов населения, пять являются моногородами. Плюс у нас ещё четыре закрытых административно-территориальных образования, созданных в интересах различных министерств и ведомств. Тем не менее ситуация была непростая. На сегодняшний день мы говорим о том, что у нас устойчивая положительная динамика, практически мы преодолели кризисные явления. На сегодняшний день уровень безработицы практически такой же, как в среднем по России. Всё это стало возможным благодаря активному взаимодействию различных уровней власти, естественно, мы не собираемся останавливаться на достигнутом.

Я полностью согласен с выступлением своих предыдущих коллег, многие вопросы мы решаем в области аналогичным порядком. Но я бы хотел тогда остановиться лишь на тех особенностях, которые хотелось бы довести до Вашего сведения.

В первую очередь тот вопрос, который касается военнослужащих. Мурманская область всегда была государственным проектом, всегда туда приходило или государство, или крупный бизнес, и основную долю рабочих мест организовывали вокруг таких крупных проектов. На сегодняшний день в Мурманской области начинается осуществление крупных федерального уровня проектов – это и Штокман, и транспортный узел, создана портовая экономическая зона, мы планируем, что это привнесёт в экономику области минимум от 5 до 10 тысяч рабочих мест. Но, в свою очередь, у нас сейчас происходит значительное высвобождение военнослужащих и служащих Министерства обороны в связи с изменением облика Вооружённых Сил, и мы уже, не дожидаясь, запустили ряд обучающих программ. И, что важно, допустим, у нас 850 человек военнослужащих прошли обучение, 90 процентов – коэффициент трудоустройства, это, я считаю, очень немало.

С этого года у нас совместная программа со Сбербанком работает и с Северо-Западной академией госслужбы. Тоже переобучаем военнослужащих, но в первую очередь это уже люди состоявшиеся, то есть это капитаны второго и первого ранга. Первая группа в скором времени будет выпущена.

Совместно с Норвегией у нас идёт переобучение военнослужащих. Но здесь как раз получается, что меньше гораздо коэффициент трудоустройств, потому что специальности, которые выбираются, менее востребованы.

Вывод такой: делается много, но явно недостаточно, потому что и высвобождение военнослужащих, особенно служащих Министерства обороны, увеличивается, и плюс у нас сейчас начинается значительное высвобождение сотрудников МВД. В регионе создана комиссия по трудоустройству сотрудников МВД, она начала действовать. И мы, безусловно, будем с вниманием относиться и к этой категории граждан.

Учитывая то, что все эти крупные проекты осуществляются либо с участием государства, либо с тем, что государство предоставляет значительные льготы, то можно было бы подумать о том, чтобы при защите бизнес-проектов предусмотреть обязательность обучения и трудоустройства военнослужащих и служащих Министерства обороны именно в этих проектах. Почему? Потому что военнослужащие на Севере – это особая категория людей, которые прошли мало того, что школу, но они адаптированы к природным условиям, они имеют социальные связи, имеют зачастую и жильё. И когда приходят такие крупные проекты, эти люди могли бы с большой пользой для России именно трудиться на Севере, особенно учитывая ещё элемент геополитики. Поэтому есть такое предложение.

Что касается трудоустройства женщин, особенно женщин, которые находятся в сложной ситуации. С 2009 года Мурманская область участвует в пилотном проекте по программе повышения конкурентоспособности на рынке труда безработных женщин, имеющих детей в возрасте до трёх лет. То есть это не те женщины, которые получают соответствующее содержание и потом возвращаются на работу, а мы говорим о тех женщинах, которые до ухода в декрет не были трудоустроены, потом в течение полутора лет они получают пособие, этих женщин нужно обязательно социально адаптировать и трудоустраивать. У нас 890 женщин прошли переобучение, 83 процента трудоустроились. Потому что эта категория очень незащищена.

Дмитрий Анатольевич, Вы абсолютно правильно сказали о вопросах, связанных с инвалидами, и родителями, воспитывающими детей-инвалидов. Мы на свои деньги в региональном бюджете предусмотрели уже сейчас доплаты в размере 15 тысяч рублей, то есть помимо федеральных средств в размере 50 тысяч рублей ещё мы доплачиваем из регионального бюджета именно работодателю порядка 15 тысяч рублей. В общем-то, в этом году будет трудоустроено таким образом ещё 75 человек, которые так или иначе нуждаются в работе.

И отдельно хотел бы поделиться таким опытом. Мы, в рамках работы с пожилыми людьми, разработали вместе с компанией «Майкрософт» специальную программу обучения именно компьютерной грамотности. Завтра будет уже первый выпуск, интересный эффект. Но самое главное, что мы заметили, зачастую надо смотреть на категорию «45+», потому что трудоустройство этих людей очень важно. И даже, может быть, в первую очередь посмотреть составляющую не самого трудоустройства, а то, что люди, которые оказались в сложной жизненной ситуации в таком возрасте, имеют базовое образование, условно говоря, 30–40-летней давности, они не имеют зачастую навыков работы с компьютером. То есть для них как бы закрыта дверь в новый мир. И мы сейчас программу для пенсионеров будем распространять в том числе и на эту категорию граждан. Возможно, в перспективе мы даже будем как-то помогать с оплатой компьютерного трафика и приобретением компьютерной техники. Потому что в современном мире без навыков работы с компьютером, без доступа в сети и в новый мир знаний сложно быть конкурентоспобным и эффективно трудоустраиваться, особенно в условиях удалённых территорий.

Поэтому я бы хотел, если возможно, чтобы такие предложения были бы рассмотрены. А со своей стороны мы заверяем Вас и Правительство Российской Федерации, что будем делать всё на своём региональном уровне для того, чтобы все проблемы с трудоустройством и занятостью были решены на должном уровне.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Пожалуйста, Михаил Викторович.

М.ШМАКОВ: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Я хотел бы, во-первых, поддержать то, что Вы сказали в своём вступительном слове. Задачи, точки, куда надо приложить усилия, с моей точки зрения, очень правильные.

Во-вторых, хотел бы поддержать доклад, с которым выступил Александр Дмитриевич Жуков. Действия Правительства во время кризиса, в посткризисный период, который прошёл, действительно, абсолютно выверены, поддерживаются профсоюзами. В том виде, в котором были доложены, они должны продолжаться. Поэтому я не буду повторяться, только хочу точечно несколько моментов добавить к тому, что было сказано. При этом ещё раз хочу обратить внимание, что баланс трудовых ресурсов, который сейчас будет составляться и составляется уже, это будет очень важный инструмент для реальной оценки положения дел с трудовыми ресурсами, с возможной безработицей и так далее. Чем быстрее это будет сделано, тем лучше.

Я ещё раз хочу сказать, что для снижения безработицы очень важное значение имеет госзаказ, в частности оборонный заказ, который размещается на предприятиях. И плюс к этому все работы наших практически государственных компаний, которые ведутся за рубежом. Сейчас сложная происходит ситуация в Северной Африке, в Ливии и так далее. Мы узнаём, что тысячами вывозятся люди, которые работали по контрактам с нашими госкомпаниями. Это в основном турки, сербы и так далее. Было бы нежелательно, чтобы граждане Российской Федерации попадали в сложные ситуации, но они могли бы вполне так же хорошо работать на этих контрактах и в Ливии, и в других странах, где ведут свои работы наши госкомпании. Поэтому это, может быть, небольшой, но тем не менее резерв создания рабочих мест.

Моногорода. У нас был решён (мы считали, что решили) вопрос по Пикалёво, был пример такой, известный всем. Тем не менее на сегодняшний день просто нельзя упускать это из виду: Пикалёво сегодня снова стоит на пороге и забастовок, и социального взрыва, потому что дальше вновь вступает в силу конфликт между хозяйствующими субъектами: «Апатит», который «хвосты» свои продаёт предприятию в Волхове, которое его перерабатывает, поднимает цену на свою продукцию или на своё сырьё, после этого вновь останавливается весь город, и несколько предприятий находятся под угрозой увольнения. Поэтому Федеральная антимономольная служба, с нашей точки зрения, должна постоянно это держать под контролем (не только Пикалёво, есть и другие моногорода, где подобные случаи происходят), для того чтобы нам вновь не возвращаться в начало этой ситуации, которая была полтора-два года назад. И в этом смысле сейчас достоянием общественности стал спор между стратегией, которую предлагают Минэкономразвития и Минфин, спорят, целью стратегии – быстрейшее снижение инфляции, или всё-таки в ущерб быстрому снижению инфляции финансировать экономику страны, раскручивать, разогревать экономику, создавать новые рабочие места? Мы считаем, что в рамках нашего сегодняшнего рассмотрения стратегия Минэкономики более правильная для того, чтобы занятость населения росла, а не падала и не сокращалась.

Далее. Вновь хочу сказать про заработную плату. Низкая заработная плата – это тормоз для развития рабочих мест прежде всего в сфере малого и среднего бизнеса, потому что нет платёжеспособного спроса. Хочу обратить внимание, что медианная зарплата в нашей стране ниже минимального потребительского бюджета. Минимальный потребительский бюджет – это примерно 2–2,5 стоимости сегодняшней минимальной потребительской корзины. То есть это значит, что цена труда не достигает стоимости издержек труда, соотносимых даже с простым воспроизводством.

Поэтому даже если мы самозанятость населения повысим, то трудно будет сбыть всё то, что они могут, должны и хотят производить. Поэтому в этом смысле, я считаю, это должно также стать одной из точек приложения усилий: интеллектуальных, организационных – когда мы говорим о государственной политике в сфере занятости населения.

Может быть, нам стоит подумать о введении такого экономического показателя, как минимальная часовая заработная плата. Некоторые предлагают заменить один показатель на другой, то есть минимальный размер месячной оплаты труда на минимальную часовую оплату труда. Мы считаем, что это недопустимо. Надо дополнить вторым экономическим показателем для того, чтобы сегодня, когда растёт, к сожалению, сокращённая занятость, сокращённый рабочий день, чтобы тем не менее люди, которые работают на сокращённом рабочем дне, получали если не достойную (трудно говорить о достойной зарплате), но зарплату, которая позволит им жить и выживать.

И последнее, на чём хочу остановиться. Это, может быть, вопрос, несвойственный профсоюзам, тем не менее тот, который, мы понимаем, влияет на всю занятость. Это необходимость, с нашей точки зрения, проработки вопроса адресного снижения налоговой нагрузки на предприятия малого и среднего бизнеса. Это для тех предприятий, которые создают максимальное количество рабочих мест, то есть это не огульное должно быть, с нашей точки зрения, решение, а точечное, которое будет стимулировать создание новых рабочих мест, но не за счёт снижения отчислений в страховые социальные фонды.

Я здесь не совсем согласен с Магомедсаламом Магомедовым, который говорит, что надо освободить в первый год от выплат в пенсионные фонды. Люди не будут получать, потом останутся без пенсий и без больничных. Надо использовать другие виды налогов, которые существуют. За счёт них, за счёт корректировки государственных интересов придать приоритет интересу создания новых рабочих мест.

И, может быть, я попробую ответить на тот вопрос, который Вы задали Александру Дмитриевичу Жукову, – кто должен претворять в жизнь многие работы. Уже мои коллеги смеются. Я это говорю всегда. Я скажу очень аккуратно, чтобы никого не обидеть, что, может быть, стоит уже думать о воссоздании Министерства труда Российской Федерации.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. Михаил Викторович, спасибо.

Не могу не дать нашему профсоюзу работодателей слово. Потом хотел бы, чтобы ещё Министерство обороны кое-что сказало. И, видимо, я определённые итоги подведу уже.

А.ШОХИН: Я, как бывший министр труда, не настаиваю на создании Министерства труда. Мне хотелось бы прежде всего поддержать инициативу Михаила Викторовича Шмакова, а именно при дискуссиях на макроэкономические сюжеты, в том числе при согласовании позиций разных министерств, представляется, что нужно исходить из своего рода моратория до 20-го года как минимум – моратория на повышение налоговой нагрузки на бизнес. Для занятости это одна из ключевых проблем, поскольку деловая и предпринимательская активность, та же самозанятость – это не только двигатель экономики, но и решение всех тех социальных проблем, о которых мы говорим.

Поэтому, наверное, резервы, безусловно, есть, и прежде всего сокращение неэффективных государственных расходов. Но даже обсуждать альтернативу возможного повышения налогов, на мой взгляд, было бы неправильно. В равной степени было бы неправильно, обсуждая тему снижения социальной нагрузки, в том числе по линии социальных платежей, ставить вопрос: давайте повысим другие налоги. Надо совершенствовать все виды налогов, но не просто повышать те же акцизы и налоги в ТЭКе, а смотреть, как их усовершенствовать таким образом, чтобы они стимулировали и расширение добычи, геологоразведку и так далее. То есть в рамках общей линии на стабилизацию налоговой нагрузки, безусловно, все налоги нужно совершенствовать.

Что касается темы занятости, то, безусловно, здесь очень важно снижение налогов на малый бизнес и на новый бизнес. Я уже об этом две недели назад говорил. При этом, учитывая, что сегодня разговор пошёл о перемещении центра тяжести в регионы, можно было бы, например, при предоставлении льготы по налогу на имущество любого нового оборудования, о чём я говорил в прошлый раз, условно выпадающие доходы, они действительно условно выпадающие, в виде субвенций передавать регионам на реализацию программ занятости. Тогда и стимулирование модернизации рабочих мест будет в регионах, и появится фонд, в том числе для переподготовки квалифицированной рабочей силы.

Было бы, наверное, правильно продлить переходные периоды для малого бизнеса до того же 20-го года и рассмотреть не только вопрос удлинения переходного периода, но и распространения льготных ставок на более широкий круг секторов малого предпринимательства. В частности, сегодня упоминал Александр Дмитриевич о том, что очень много в «серой» зоне малого предпринимательства работает. Но та же торговля – она большей частью в «серой» зоне, оттого что мы её обложим высокими ставками, она из этой «серой» зоны не выйдет. Лучше относительно низкие налоги, но легализованный бизнес. Можно также рассмотреть, мы готовы как работодатели рассматривать целесообразность введения новой, регрессивной ставки шкалы социальных платежей, за счёт которых можно и среднюю ставку снизить, распространив её за пределы того порога, который сейчас есть.

В прошлый раз, Дмитрий Анатольевич, Вы просили внимательно отнестись к Трудовому кодексу, в том числе к 59-й статье. Мы считаем, что действительно надо очень осторожно вводить срочные трудовые договоры, и считаем, что как минимум можно было бы подумать о таких формах срочных договоров, которые, по сути дела, стимулируют занятость, а вовсе, как говорится, не ограничивают права работников. В частности, это вновь созданные малые предприятия в течение первого года со дня их государственной регистрации. Было бы правильным также снять определённые ограничения для заключения срочных трудовых договоров для малых предприятий, сейчас там ограничения по численности существуют. И, кроме того, можно было бы установить возможность заключения срочного договора по соглашению сторон с безработным, а также с лицами, поступающими на работу впервые. Это позволило бы заменить то, что сейчас называется испытательным сроком.

Я хотел бы ещё в части обязательств, которые могли бы взять на себя объединения работодателей, предложить в рамках внесения поправок в закон об объединениях работодателей (он сейчас внесён в Государственную Думу) целый ряд направлений, которые бы ответственность работодателей повысили. В частности, можно было бы на них возложить в законе обязанность разрабатывать и утверждать профессиональные стандарты. В равной степени было бы правильно в новом законе «Об образовании», тем более что его обсуждение не закончилось, образовательные стандарты жёстко привязать к разрабатываемым работодателями профессиональным стандартам. Объединениям работодателей было бы правильно предоставить право независимой аккредитации программ профессионального образования, и в первую очередь дополнительного образования. В партнёрстве с государством было бы правильно, если бы объединения работодателей были обязаны создавать независимые центры сертификации квалификаций и проводить эту независимую сертификацию. И, наконец, обновлённые квалификационные справочники было бы правильно тоже на основе таким образом разрабатываемых профессиональных стандартов разрабатывать. Я об этом подробно говорю, потому что соответствующие проекты законов «на сносях» находятся, и было бы неплохо успеть в них вписать те требования к деятельности бизнеса, которые помогут улучшить ситуацию на рынке труда и, в частности, повысить конкурентоспособность работника. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Николай Александрович, пожалуйста.

Н.ПАНКОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! С Вашего разрешения акцентирую внимание с учётом всего того, что уже прозвучало, на нескольких моментах.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы акцентируйте внимание на те моменты, которые звучали в выступлениях коллег. Они же говорили про Министерство обороны, про определённые проблемы, которые существуют. Вот я хотел бы, чтобы Вы на это отреагировали.

Н.ПАНКОВ: Я попытаюсь это сделать. Но буквально одной фразой, что хочу сказать. Когда мы начинали работу по модернизации Вооружённых Сил, мы понимали, что эта работа самым серьёзным образом затронет вопросы социального самочувствия военнослужащих, гражданского персонала, членов семей военнослужащих. Поэтому мы вышли на разработку стратегии социального развития Вооружённых Сил до 2020 года, и в рамках этой стратегии на ведомственную целевую программу под названием «Реализация социальных гарантий военнослужащим, увольняемым с военной службы». И мы приходим к выводу, что сегодня создана система, которая позволяет давать профессиональную переподготовку всем увольняемым военнослужащим, но, подчёркиваю, тем, кто на это имеет законное право. Не все увольняемые военнослужащие могут при этом претендовать на эту профессиональную переподготовку.

С какими проблемами мы столкнулись? И абсолютно правильно на этом акцентировали сегодня внимание. Если интегрировать эти проблемы, то можно говорить о следующем. Сегодня мы обучение проводим, как правило, в отрыве от работодателя. Условно говоря, обучаем в Мурманске, а человек увольняется и уезжает, например, в Калугу. И у Александра Дмитриевича эта проблема прозвучала, и мы тоже понимаем, что мы в значительной степени неэффективно тратим государственные деньги. Мы формально выполняем поручение, осуществляем переподготовку военнослужащих, но ведём это пока что в отрыве от работодателя. Мы эту проблему проанализировали. И нам, кажется, стоило бы и более тщательно изучить вопрос, может быть, введения именных образовательных сертификатов под военнослужащего, в рамках которого объединить, интегрировать усилия конкретного военнослужащего, военного ведомства и работодателя, тогда вложенный рубль будет работать предельно эффективно.

Наконец, последнее. Мы заключили соглашение с одиннадцатью субъектами Российской Федерации, с Минздравсоцразвития. Конечно, для нас это большое подспорье в нашей работе. Москва, Московская область и Тверская область пошли дальше. Они создали специализированные центры по переподготовке и трудоустройству граждан. В этих субъектах Российской Федерации мы проводим ярмарки вакансий. И интересная статистика: приблизительно каждый десятый военнослужащий, посещающий эти ярмарки вакансий, получает рабочее место. Мы полагаем, что в тех субъектах Российской Федерации, где наше присутствие выглядит очень существенно, как, например, в Мурманской области, тоже стоило пойти на создание таких специализированных центров, может быть, как на меру временную. Я полагаю, что тогда эффективность нашей работы тоже будет выше.

И что касается Калуги. Мы с Анатолием Дмитриевичем обменивались. Я Министру обороны буду докладывать. Представляется, что на самом деле калужская земля во всех отношениях может быть интересна для увольняющихся военнослужащих, и прежде всего ещё и потому, что там есть спрос на квалифицированные рабочие руки.

Д.МЕДВЕДЕВ: То, что говорил Анатолий Дмитриевич, это касается не только калужской земли. Это в целом касается более справедливого распределения трудовых ресурсов, высвобождаемых из рядов Вооружённых Сил, по территории нашей страны. И здесь нужно создавать определённые конкурентные даже преимущества для регионов, которые нуждаются в рабочей силе. Конечно, Москва – большой город, он «переварит» огромное количество людей, но и Москва не беспредельна по своим размерам.

Но самое-то главное, что жизнь не только в Москве протекает. Надо делать так, чтобы вот такие квалифицированные кадры, которые уходят из армии, работали в других местах, они хотят работать, и очень часто это просто ещё вполне молодые люди, которые готовы потрудиться в других местах. Так что продумайте, что нужно изменить в законодательстве об этом. Продумайте, что нужно сделать для того, чтобы это было более справедливо и более понятно.

А.ГАЛУШКА: Дмитрий Анатольевич, за это время мы посмотрели на проблему качества занятости, которую мы поднимали на предыдущем совещании в региональном разрезе. И очень сильно бросается в глаза сильная региональная дифференциация с точки зрения качества занятости. Качество, под которым мы понимаем уровень производительности труда, и уровень доходов – средней заработной платы, которая имеется в регионе. И что бросается нам в глаза? Прямая связь между инвестиционным климатом и качеством занятости. Прямая связь. И мы хотели просить Вас, Дмитрий Анатольевич. Подготовлен Госсовет по региональному инвестиционному климату. Если можно было бы его провести всё-таки вот в этом контексте, в контексте занятости, потому что и лучшие, и худшие практики создания инвестиционного климата проанализированы, систематизированы, и целый ряд конкретных предложений сформирован.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Подумаем насчёт Госсовета.

Уважаемые коллеги, два слова по поводу того, что звучало. В принципе многие из предложений, которые сделаны губернаторами, требуют внимательного анализа со стороны Правительства. Я хотел бы, чтобы Правительство посмотрело на те идеи, которые были высказаны в выступлениях глав субъектов Федерации, – я имею в виду все выступления, которые здесь прозвучали.

Что касается общей ситуации, буквально ещё два слова в развитие того, что было сказано Михаилом Викторовичем [Шмаковым] и Александром Николаевичем [Шохиным].

По моногородам. Тема очень сложная. Надо, чтобы эта тема всё время находилась в поле зрения Правительства и глав субъектов Федерации. Тема не на один месяц и не на один год. Такой баланс трудовых ресурсов сформировали до нас. Ситуация изменилась. Люди в этом ни в чём не виноваты. Но в то же время нам нужно продумать вопросы создания эффективных рабочих мест в монопрофильных городах. Как это сделать? Как мы и планировали: через эти комплексные планы, которые предполагают развитие бизнеса в этих регионах. Но они должны быть не формальными и должны быть не для того, чтобы отчитаться перед центром – это должны быть работающие документы. Ещё раз хотел бы сказать, что это наша общая задача. Но наваливаться нужно на неё по всему периметру. Мы там только один город почему-то упоминаем в этом контексте. И вот снова это прозвучало. Это неправильно. Если даже с одним городом до конца не разобраться, то о чём говорить тогда по всей территории. Надо, чтобы все моногорода находились под постоянным контролем, а не только Пикалёво, иначе мы эту проблему не решим.

Я согласен с тем, что было сказано руководителем нашей профсоюзной системы в отношении низкой заработной платы. Конечно, это вопрос очень сложный, он касается в целом общего делового климата и экономического состояния нашей страны. Но, в конечном счёте, низкая заработная плата остаётся тормозом. И в общем и целом нужно, чтобы все, кто имеет к этому отношение (а это государство, это работодатели, это профсоюзы), оказывали влияние на все эти процессы, создавали такую атмосферу, которая будет в конечном счёте способствовать росту заработной платы. Потому что все эти заклинания о том, что мы и так за последнее время выросли, мы хорошо развиваемся, рост заработной платы у нас не соответствует росту производительности труда, – изолированно они все, наверное, справедливы как минимум отчасти, но в совокупности не вполне справедливы. Потому что мы понимаем, что в целом размер заработной платы у нас ещё очень существенно отстаёт от стран, к экономическим показателям которых мы стремимся.

Тем не менее необходимо делать и то, о чём говорят наши предприниматели, о чём говорил Александр Николаевич по поводу налоговой нагрузки на бизнес и создания необходимого инвестиционного климата. По ставкам для бизнеса, включая малый и средний бизнес, сейчас Правительство работает. Я не буду предвосхищать результаты. Здесь, конечно, требуются отдельные решения с учётом текущей экономической ситуации, но тем не менее отдельные и выверенные решения.

По частным вещам, о которых Александр Николаевич говорил, типам аккредитации программ профильного образования и некоторым другим. Я это всё поддерживаю и хотел бы, чтобы Правительство это изучило и представило свои предложения. Потому что здесь нам нужно ориентироваться на позицию работодателей, на позицию предпринимательского сообщества, потому что именно они заинтересованы в создании современных рабочих мест и именно они являются главными заказчиками. Их позиция в этом смысле является таким оселком, на котором будут проверяться наши усилия в этой сфере.

Хотел бы, чтобы Министерство обороны всё держало под контролем по линии занятости и переобучения тех военнослужащих, которые увольняются в запас (это большие процессы). И не только из Министерства обороны: конечно, речь идёт и о некоторых других ведомствах – скажем, Министерство внутренних дел, где тоже довольно значительное число должностей сокращается. Но по Минобороны это отдельная тема.

И, самое главное, то, чем мы с вами занимались в последнее время, должно воплотиться в определённые решения. Сейчас я их назову для того, чтобы все присутствующие и, естественно, те, кто напряжённо следит за этой темой, были в курсе.

Я подпишу довольно объёмный перечень поручений, касающийся политики в сфере занятости. В частности, Правительству необходимо будет представить предложения по разработке и механизмам реализации с 2012 года мер по обеспечению занятости населения, включая организацию профессионального обучения работников в условиях модернизации производства; по адресным мерам по содействию занятости населения в субъектах России с напряжённой ситуацией на рынке труда (подчёркиваю, адресным мерам); по оказанию безработным гражданам поддержки при открытии собственного дела (это в продолжение того, чем мы занимаемся, мы от этого не отказываемся, хотел бы специально об этом заявить, чтобы это все слышали); по предоставлению права женщинам, находящимся в отпуске по уходу за ребёнком в возрасте до трёх лет, пройти профессиональное обучение по направлению органов службы занятости – исходя из того, о чём я сказал вначале (у нас самая объёмная категория безработных – это, к сожалению, женщины); по расширению возможностей трудоустройства незанятых инвалидов, родителей, воспитывающих детей-инвалидов, и многодетных родителей.

Также предполагается внесение в установленном порядке изменений в законодательство, предусматривающие совершенствование правового регулирования труда работников, работающих вне производственного помещения работодателя. Необходимо также обеспечить координацию деятельности по реализации программ, направленных на поддержку малого и среднего предпринимательства, по региональным программам по снижению напряжённости на рынке труда, в части содействия самозанятости безработных граждан, по созданию мероприятий в рамках организации собственного дела в сфере сельского хозяйства, поддержке малых форм предпринимательства в сфере науки и других действующих программ. Нужно заняться мониторингом эффективности реализации программ, направленных на поддержку предпринимательской инициативы граждан и, прежде всего, на оценку влияния этих программ на обеспечение занятости. Нужно отлаживать систему статистического наблюдения за показателями, которые отражают создание новых рабочих мест включая места высокопроизводительные.

Я полагаю правильным сохранить на 2012 год предоставление субсидий бюджетам субъектов Российской Федерации в объёмах не ниже предусмотренных бюджетом на текущий год на финансирование комплекса мероприятий, направленных на поддержку субъектов малого и среднего предпринимательства. Несмотря на то, что мы прошли активную фазу кризиса, но я считаю правильным сохранить эти субсидии.

В целях расширения льготного кредитования субъектов малого и среднего предпринимательства также нужно будет рассмотреть вопрос о дополнительном финансировании, преимущественно из внебюджетных источников, программы госкорпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» по финансированию малого и среднего предпринимательства. Мы обсуждали в прошлый раз эту тему, сегодня не затронули. Но эта программа должна быть также сохранена обязательно.

Нужно будет представить предложения по включению в программы обучения в профессиональных образовательных учреждениях практики учащихся по получаемой профессии и по оценке качества и доступности государственных услуг в области занятости населения, которые оказываются органами службы занятости.

По моногородам. Необходимо будет формировать дополнительные механизмы поддержки реализации комплексных инвестиционных проектов моногородов, в том числе по предоставлению государственных гарантий Российской Федерацией по кредитам, которые привлекаются теми компаниями, которые занимаются реализацией инвестпроектов в этих моногородах. Всё это нужно подготовить к 1 апреля текущего года. Это поручение Правительству России.

Также Правительству нужно разработать меры по проведению профессиональной ориентации учащихся учреждений общего образования – то, чем когда-то в советские времена занимались и чем занимаются сейчас хуже гораздо. Предусмотреть также мероприятия по повышению доступности для граждан качественных образовательных услуг с целью повышения профессиональной мобильности таких услуг и сети образовательных учреждений, которые осуществляют различные программы подготовки.

Нужно провести отбор лучших практик деятельности центров содействия трудоустройству выпускников учреждений образования. Я посмотрел – в целом, честно говоря, меня порадовало, как эти центры работают. Я, откровенно говоря, опасался, что всё это более кондовое и такое «советское». Понятно, что к приезду Президента готовятся, я всегда на это поправку делаю. Но тем не менее всё-таки как минимум общение идёт уже на новом языке. И это хорошо.

Нам нужно разработать и обеспечить реализацию мер по содействию занятости высвобождаемых сотрудников милиции и военнослужащих (то, о чём я говорил), проработав вопрос о трудоустройстве бывших военнослужащих. Это тоже поручение Правительству и главам субъектов Федерации.

Нам нужно расширить перечень программ профессиональной подготовки в учреждениях профессионального образования, которые подведомственны Министерству обороны. Об этом говорили во время моей встречи в центре занятости в Подмосковье. То, к каким специальностям готовят (а речь, по-моему, шла о Приморском крае, если я правильно помню), людей не устраивает. Зачем загонять всё в какие-то избыточные, жёсткие рамки? Постарайтесь к этому подойти более открыто и незашоренно.

Нужно проработать вопрос о создании в субъектах нашей страны центров социальной адаптации увольняемых военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей. Здесь также ответственным является Председатель Правительства, и Министр обороны, и, естественно, Министр внутренних дел.

Рекомендовать органам исполнительной власти субъектов Федерации разработать меры по поддержке занятости, которые направлены на повышение качества и доступности государственных услуг в области содействия занятости населения, решение вопросов размещения рабочей силы и размещения государственных учреждений службы занятости в административных зданиях, которые отвечают необходимым требованиям. Как я понимаю, с этим есть проблемы. Нужно этим заняться будет.

Также нужно посмотреть на вопрос создания и эффективного функционирования малых предпринимательских форм, индивидуальных предпринимателей в регионах, включая льготные условия аренды и выкупа помещений и земельных участков. Я об этом в своём выступлении говорил, большинство руководителей тоже об этом говорили. Это действительно важная тема, нужно стараться создавать всё новые и новые возможности для такого рода решений, направленных на поддержку малых предприятий.

И конечно, нам нужно обеспечить реализацию инвестпроектов в моногородах в рамках комплексных инвестиционных планов модернизации, которые предусматривают создание постоянных рабочих мест в отраслях, не связанных с градообразующими предприятиями. Это то, о чём мы говорили в самом начале. Надеюсь, что всё это также будет сделано. Вот такой набор поручений.

Сроки здесь достаточно жёсткие. По первому набору – это 1 апреля, по целому ряду других направлений конечный срок – 1 августа и 1 сентября. Расслабляться, в общем, всё равно некогда, поэтому хотел бы, чтобы вопрос занятости оставался в числе важных, главенствующих приоритетов для всех руководителей субъектов Федерации и, конечно, для руководства Правительства России. Спасибо.

 

Источник: http://news.kremlin.ru/transcripts/10479

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости