Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

«В России, к сожалению, с конкуренцией очень плохо»

Интервью участника XII Международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества  — председателя совета директоров «МДМ Банка» Олега Вьюгина.

Видеозапись

— Как вы считаете, получилось в России после кризиса как-то переосмыслить ли макроэкономическую политику, которая проводилась у нас до 2008 года?

— До 2008 года, до кризиса, макроэкономическая политика строилась под следующий тезис — мы добиваемся макроэкономической стабильности, используя самые хорошо известные инструменты, такие как бюджетный профицит, стабилизационный фонд, состоятельный платежный баланс с надежным запасом по отношению к колебаниям конъюнктуры мировых торговых рынков, достаточно понятный и предсказуемый обменный курс национальной валюты. И все это с целью продемонстрировать, что Россия является с точки зрения макроэкономической политики стабильной страной, — чтобы пришли инвестиции, прямые, портфельные, долговые, которые способствовали бы преобразованию и модернизации российской экономики. Примерно такой была концепция макроэкономической политики.

После кризиса был период в 2009-1010 годы, когда действовали мощные фискальные стимулы. Но весь этот подход был разрушен, и сейчас, после кризиса, концепции макроэкономической политики как таковой нет. Есть тезис о том, что ограниченная инфляция и снижение инфляции — это правильная политика. Но по инструментам этой политики (как то: обменный курс, платежный баланс, бюджетная политика) мы скорее видим ситуативное поведение. Вроде бы есть понимание того, что нужно как-то обеспечить экономический рост, который недостаточно высок после кризиса  — и мы даже не восстановили свои старые позиции,  — и для этого нужно делать все, что сейчас кажется нам полезным. Например, сейчас хаотически наращиваются бюджетные обязательства  — то мы подняли налоговые обязательства для компаний, то мы сейчас думаем, как их снизить. Одним словом, мы не имеем концепции, нет модели экономического роста, и это проявляется в том, что вся макроэкономическая политика стала носить ситуативный характер.

— Как, на ваш взгляд, нужно скорректировать бюджетную политику, денежную, налоговую?

— Все-таки надо сформулировать точно, какую модель экономического роста мы преследуем, на чем она должна быть основана — на усилении роли государства или на ее ослаблении, на поощрении конкуренции или, наоборот, на пренебрежении конкуренцией. У нас это не сформулировано.

В России, к сожалению, с конкуренцией дело обстоит очень плохо. Нет справедливой конкуренции в экономике, у нас галопирующая коррупция, и в этих условиях нам приходится проводить ситуативную макроэкономическую политику. И очень трудно сформулировать правила и им следовать, хотя я бы сформулировал бы правила следующим образом. Не получится достичь высоких темпов роста без серьезных преобразований в институтах власти, в вопросах отношений власти и бизнеса. Не получится без справедливой конкуренции, без определения четкой роли государственных институтов и коммерческих государственных организаций. Надо определить все эти позиции, и после этого очевидным образом сформулировать правила макроэкономической политики.

Без решения этих проблем на сегодняшний день я бы воздержался от того, чтобы стимулировать макроэкономический рост большими государственными расходами и обязательствами. Они не очень эффективны. И все это хорошо понимают. У нас сегодня идет борьба за ресурс. Но этот ресурс пытаются привлечь не наиболее эффективные отрасли экономики, а наиболее сильно лоббирующие. Я бы не пошел на рост дефицита, я бы сделал так, чтобы дефицит был весьма ограниченным, а лучше нулевым. И мне кажется, что не следовало бы уповать на высокую цену на нефть. Не потому, что это часть какой-то большой стратегии, а просто потому, что, если мы сильно влезем в обязательства бюджета, которые зависят от цены на нефть, мы потом получим, я бы сказал, преддефолтное или дефолтное состояние публичных финансов.

— Вы являетесь соруководителем экспертной группы №10, разрабатывающей Стратегию-2020 с сфере финансового и банковского сектора. Скажите несколько слов о вашей деятельности в группе и вообще о деятельности группы — на что она направлена, и каких результатов вы хотите достичь?

— Тема группы — финансовый сектор, а задача заключается в том, чтобы сформулировать 5-7 основных тезисов, долгосрочных направлений политики в этой сфере. Это касается банков и финансовых организаций, финансовой инфраструктуры, накопительных институтов. Речь идет о тезисах, которые бы определили будущую модель финансового сектора и ответили бы на вопрос, какую необходимо проводить политику в этих 5-7 направлениях, чтобы обеспечить устойчивость этого сектора, его максимально полезную посредническую функцию между накоплениями общества и экономикой. В целом задача такова. А конкретно это касается надзора над банками, вопросов справедливой и эффективной конкуренции в этом секторе, вопросов создания полноценных накопительных институтов. Не может экономика развиваться только на депозитах населения, которые могут быть отозваны в любой момент. Нужно создавать крупнейшие накопительные институты, это касается и целого ряда других вопросов, связанных с инфраструктурой, развитием фондового рынка, бирж, расчетов по ценным бумагам и так далее.

— Какие источники долгосрочных, так называемых длинных денег, вы видите в России?

— К сожалению, ничего нельзя придумать, кроме того, что уже придумано в мире. Источником длинных денег в экономике, как правило, являются средства населения, институционально организованные в инфраструктуру, которая обеспечивает основные потребности сбережения. А каковы основные потребности сбережения? Это страхование жизни, страхование пенсии, или просто обеспечение будущей пенсии, это обеспечение будущих непредвиденных расходов, что превращает домашние хозяйства косвенно в инвесторов на финансовом рынке. Задача заключается в том, чтобы хотя бы за 10 лет прийти к формированию таких институтов, с которыми домашние хозяйства могли бы эффективно работать и создавать длинный ресурс в экономике. Потребность в нем есть, но реализуется это все очень странным образом, потому что институциональные структуры не организованы.

— А создание экспертных групп в рамках разработки Стратегии-2020 будут, по вашему мнению, способствовать этому?

— В принципе создание экспертных групп — это попытка привлечь интеллектуальный ресурс, который не задействован в рамках решения проектов правительства. Как правило, эта работа организуется на основе внутриведомственных и межведомственных дискуссий, иногда — с привлечением отдельных институтов или консультантов. Такая попытка уже делалась в рамках Программы-2000, Программы Грефа. Как корректно сказал пресс-секретарь председателя правительства Песков, в экспертных группах будут выработаны идеи, но будут ли они использованы, правительство посмотрит. Как бы то ни было, сама по себе попытка с помощью такого механизма собрать интеллектуальный ресурс общества и узнать, что могут предложить интеллектуально активные люди для решения долгосрочных проблем России, — это хорошая попытка.

Источник: http://moskva.bezformata.ru/listnews/rossii-k-sozhaleniyu-s-konkurentciej-ochen/656489/

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости