Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

«Направлений улучшения бизнес-среды становится все больше»

Видеозапись

Интервью участника XII Международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества — президента Высшей школы экономики Александра Шохина.

- Как вы считаете, насколько эффективно развивается взаимодействие между государством и бизнесом? И как оно меняется со временем — в связи с модернизацией и другими процессами, происходящими в нашем обществе?

— Конечно, взаимодействие бизнеса и власти — это моя прямая компетенция не только как президента ВШЭ, но и как президента РСПП. И здесь мы отталкиваемся от сложившегося уровня диалога, и от той динамики, которая складывается в последнее время. Нынешнее состояние диалога можно, с оной стороны, назвать вполне приемлемым, но с другой стороны, инвестиционный и предпринимательский климат был недавно характеризован президентом как очень плохой. Это значит, что, несмотря на то, что у нас есть публичные площадки для взаимодействия, мы согласовываем какие-то принципиальные решения не совсем так, как хотелось бы. Скажем, «на выходе» нормативные акты, законодательство не всегда соответствуют тому, о чем мы договариваемся, либо правоприменительная практика идет по другому пути.

Поэтому нам очень важно сейчас активизироваться и добиться такого воплощения в жизнь предложений президента, сделанных им в Магнитогорске, чтобы продвинуть диалог бизнеса и власти на ту ступень, которая позволяет говорить об эффективности в контексте улучшения делового климата. Что нас интересует прежде всего? Формализация диалога. Сейчас есть такая технология — оценка регулирующего воздействия нормативных актов на бизнес; многие бизнес-объединения, не только РСПП, участвуют в этом. Но не все нормативные акты подпадают под эту оценку, имеющую принципиальное значение для бизнеса. Те же финансовые, налоговые, бюджетные, таможенные вопросы остаются в стороне. А это самые существенные для бизнеса вопросы.

До сих пор не было ретроспективного анализа старых нормативных актов, которые во многом и создают неблагоприятную предпринимательскую среду. Президент предложил отменять нормативные акты, которые вредят бизнес-климату. Сейчас нам нужно вместе с правительством разработать этот механизм. И такая институциональная среда, узаконенная технология участия бизнеса в экспертизе нормативных актов — это, безусловно, шаг к тому, что и «на выходе» мы будем получать более совершенные законы.

Кроме того, уже наметился целый ряд конкретных решений, которые, если их быстро и правильно реализовать, могут в конкретных направлениях улучшить бизнес-среду. В частности, ускоренный выход государства из бизнеса там, где рыночная среда является оптимальным условием функционирования компаний. Государству нужно покинуть те компании, которые работают в рыночной конкурентной среде. И предложение составить четкий график приватизации, отвечает этим требованиям. При условии, что график будет достаточно энергичным. Далее. В госкомпаниях чиновники будут меняться на независимых директоров, это тоже неплохо, поскольку принципы корпоративного управления, соответствующие международным стандартам, будут внедряться более эффективно, тем более, если часть из государственных компаний будет выставляться на продажу, и тогда роль независимых директоров будет существенным образом повышена.

Таких конкретных направлений улучшения бизнес-среды и повышения эффективности диалога бизнеса и власти сейчас становится все больше. Это свидетельствует о том, что есть много резервов и много проблем, которые надо решать. А с другой стороны, предвыборная ситуация тоже не может не влиять на это. Декабрьские выборы парламента, мартовские выборы президента предопределяют, что и политическим партиям, и национальным лидерам необходимо отчитаться о проделанной работе и сформулировать задачи на будущее. И здесь при нашем активном участии может быть сформирована внятная и привлекательная программа — привлекательная для экономики, для бизнеса, для граждан. Так что нужно не только ждать, когда власть протянет руку бизнесу, но и помогать государству эту руку протянуть.

— Вы говорили о необходимости повышения уровня конкуренции в экономике. Что касается саморегулирования — насколько быстрым будет его внедрение в других секторах экономики, помимо того, что мы знаем — строительство, аудиторская деятельность?

— Мы 22 апреля проводим первый всероссийский форум по саморегулированию, куда хотели бы пригласить все основные национальные объединения саморегулируемых организаций, и там как раз оценить эффективность работы в саморегулируемых отраслях, в тех сферах, где оно по закону является обязательным, в тех областях, где оно уже внедряется на добровольной основе. И мы считаем, что речь идет не столько о передаче от государства ряда функций и полномочий таким организациям бизнеса, профессионального сообщества, сколько о возврате к исходной позиции, когда бизнес сам определял стандарты поведения профессионального сообщества или отдельных предпринимателей. Своего рода дисциплинарные комитеты, компенсационные фонды, говоря современным языком, были и в гильдиях разного рода, и в других объединениях. И опыт во многих странах мира есть достаточно большой.

Нам очень важно, чтобы саморегулирование не заменило бюрократию. Сейчас мы видим на примере некоторых саморегулируемых организаций, что руководят ими бывшие чиновники, которые раньше выдавали лицензии, а сейчас они представляют бизнес-сообщество. И предприниматели, особенно малые, чувствуют усиление административного давления. Более того, членство в саморегулируемых организациях достаточно обременительно с финансовой точки зрения по сравнению с механизмом получения лицензии. Поэтому мы должны сделать все для того, чтобы работа саморегулируемых организаций (СРО) базировалась на принципах открытости, демократичности и чтобы она была более эффективной, нежели работа государственных структур.

Безусловно, от того, насколько саморегулирование докажет свою эффективность уже на нынешнем этапе, многое зависит в решении вопроса, какие еще сферы деятельности, какие полномочия будут передаваться СРО. Я думаю, что мы в ближайшее время будем вынуждены править базовый закон по саморегулированию. Вводить те или иные поправки в конкретные законы, где прописано саморегулирование деятельности в тех или иных отраслях. Это будет связано и с первыми годами работы СРО, и с новым этапом развития экономики, когда нам нужно обеспечить внедрение и новых технических регламентов и стандартов, и стандартов корпоративного управления, и стандартов отчетности и так далее. И от того, насколько СРО сумеют эти задачи решать более эффективно по сравнению с бюрократическим аппаратом, зависит не только будущее самих СРО, но и будущее российской экономики.

— Что сделать с чиновниками, которые в результате перевода ряда отраслей на СРО, останутся не у дел?

— Хороший чиновник должен быть профессионалом, и если ему некуда идти, кроме казенной службы, значит, он профессионалом не является. С другой стороны, можно и нужно помогать чиновникам повысить квалификацию с тем, чтобы уйти на рынок, и, может быть, поменять квалификацию, если есть желание и позволяет возраст. Это может дать свои результаты. Было бы, наверное, ошибкой считать, что все чиновничество, которое освободится в связи с развитием СРО, должно перейти в СРО. Как раз лучшие чиновники вполне могут доказать свою профпригодность, работая в СРО, но это надо доказывать сообществу. Если чиновников назначают по другому принципу, то руководство СРО, руководство ключевых комитетов избирается сообществом, стало быть, своего рода конкурсный отбор неизбежен.

Поскольку мы считаем (это общее мнение), что чиновный аппарат должен сокращаться, в том числе в результате перехода на СРО, то государство должно быть меньших размеров, но более эффективным. Это должно выражаться и в том, что часть чиновников должна уйти, а оставшаяся часть работать более производительно, будучи более оплачиваемой. Поэтому очень важно дать чиновникам возможность реализоваться в бизнесе. Малое предпринимательство, инновационное предпринимательство в создании новых видов инфраструктуры, обслуживающей модернизационный инновационный процесс, могут быть полем приложения сил тех чиновников, которые обладают определенным потенциалом и могут помочь это делать на стороне рынка, на стороне бизнеса.

— Вы говорили о том, что будут разрабатываться и внедряться поправки в законы о саморегулировании — в отраслевые акты и в базовый закон. Как вы считаете, насколько будут учтены интересы бизнеса?

— Я думаю, что есть возможность учесть пожелания бизнеса, поскольку накоплен опыт. И бизнес предлагает что-то не просто, исходя из соображений того, что меньше регулирования — это всегда лучше. Речь идет об эффективном саморегулировании и об отсутствии двойного регулирования. Если СРО в порядке контроля над своими членами будут их проверять, они обязаны делать выборочный контроль, а государство одновременно будет через свои надзорно-контрольные органы продолжать делать то же самое, то это будет двойная нагрузка. Поэтому очень важно, чтобы СРО, получая полномочия и неся ответственность перед государством, не дублировали деятельность государства, а государство не дублировало функции СРО.

Как этого добиться в каждой из отраслей? В том же строительстве есть серьезные проблемы, связанные со строительными правилами, с безопасностью и так далее, и там большее число СРО, более половины всех созданных СРО. И важно, чтобы параллельно работали другие механизмы, механизмы принятия технических регламентов и стандартов, которые также стали бы публичными, открытыми для обсуждения. Я являюсь председателем общественного совета при Министерстве регионального развития, и у нас саморегулирование — это одна из тем, которую мы в разных рабочих группах, в том числе в группе по строительству и ЖКХ, обсуждаем. Нам важно показать лучшие практики, и на примере лучших практик, деятельности лучших СРО, менять законодательство.

Если раньше наши замечания строились на общих соображениях, то сейчас это уже результаты практической деятельности СРО, и мы можем обобщать этот опыт. И можем убирать с рынка те маломощные организации, которые дискредитируют СРО. Нам важно, чтобы был минимальный уровень стандартов поведения, профессионального уровня и так далее, который является в некоем смысле и барьером для вхождения недобросовестных предпринимателей или профессионалов в той или иной сфере на рынок. То есть, нужен своего рода отбор, но требования к нему должно предъявлять само сообщество.

Безусловно, очень важно отслеживать такой индикатор, как развитие добровольного саморегулирования. Если в той или иной сфере появляется добровольное саморегулирование, то это значит, что сообщество, даже не будучи принуждаемым и погоняемым законом, понимает, что эти технологии — технологии установления профессиональных стандартов в том числе, или требований этического характера через дисциплинарные комитеты и так далее, — это значит, что сообщество готово к самоорганизации. Государству останется лишь отдать часть функций профессиональному сообществу, которое уже самоорганизовалось. И я думаю, что мы за этим будем следить, у нас уже есть десятки видов деятельности, которые саморегулируются на добровольной основе. Очень важно, чтобы государство поделилось с такими СРО своими полномочиями, в том числе через новое законодательство.

Анастасия Астахова, специально для новостной службы портала ВШЭ

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости