Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Андрей Смирнов – предприниматель. Продовольственный рынок во всей красе. Часть первая

Андрей Смирнов по ряду причин не назвал фирму, в которой работает, однако сказал, что за плечами у него 15 лет работы на продовольственном рынке России. Он занимался как производством, так и дистрибуцией. И наша беседа, разумеется, о проблемах и особенностях продовольственного рынка России.

- Андрей, скажем сразу, я читал ряд Ваших материалов, посвященных рынку продовольствия. Так что, видимо, стоит начать с общеизвестной болевой точки.
У нас в начале прошлого года был принят закон о торговле, получивший самые нелицеприятные отзывы экспертов. Сразу же после его опубликования все заинтересованные стороны начали предлагать к нему свои поправки. При подготовке этого закона происходила достаточно скандальная борьба между поставщиками продуктов и продавцами, стремившимися, чтобы в этом документе соблюдались именно их интересы. Насколько я понимаю, в итоге не соблюдены интересы ни тех, ни других.
Как Вы, человек, проработавший на этом рынке 15 лет, занимающийся, как я понял из одного прочитанного Вашего интервью, оптовыми поставками…

- Видите ли, я поработал за эти годы во многих компаниях, в том числе и компаниях-производителях, и компаниях, занимавшихся дистрибуцией. Я поменял какое-то количество мест работы. Были периоды, когда у меня был свой бизнес, были периоды, когда я участвовал в бизнесе. Сейчас период, когда у меня практически свой бизнес.

- Но Вы не продажей в розницу занимались, или и этим тоже?

- Нет, розничной торговлей я не занимался. Я всегда работал по поставкам.

- Прочитав записи в вашем Живом журнале, я понял, что Вы считаете: в результате получилась ситуация, при которой идут безумные накрутки на цену. И они всего лишь позволяют людям, включенным в общую цепочку, выйти в прибыль. Это так?

- Смотря на каком этапе. Если мы говорим о производителях, то, работая честно, он не сможет ничего заработать и скорее будет в убытке. Если смотреть на уровень дистрибуции, то дистрибьютору достаточно 3-5% от оборота, поскольку всю остальную наценку съедает логистика и прочие расходы, прежде всего – хранение. Что же касается сетей, то они сейчас – основной канал сбыта, а потому единственные, кто на всем этом зарабатывает. При этом они ставят во главу угла не качество продукта (это их вообще не интересует), а то, сколько они на данном продукте смогут заработать.

- Знаете, у меня впечатление, что у нас качество продукта не интересует не только сети, а практически всех крупных предпринимателей, работающих в самых разных отраслях. И сети здесь не оригинальны.

- Вопрос в том, что у сетей практически есть монополия. Если в каком-то районе работает сетевой магазин, то, скорее всего, основной поток покупателей района будет идти через него. И конкуренции практически нет: у нас нет мест, чтобы построить новый магазин – откуда возникнет конкуренция. А сети изначально, еще лет 10 тому назад, активно скупали все возможные торговые площади. И если сейчас что-то осталось, то разве палатки.

- Да, частники продолжают бороться за свое существование скорее в небольших городах. А если город покрупнее, там сразу «Магнит», «Копейка»… Какие-то менее известные, но тоже сети. Попробуй, поборись с ними.
Но у меня к Вам вопрос о производителях. Вы говорите, что они практически не могут честно заработать. Почему?

- Если брать полностью настоящий продукт, то ценник его на полке магазина многих просто отпугнет. Представьте себе те же, например, котлеты. Они сейчас стоят в магазине примерно 160 рублей за килограмм.

- Ну, это – дешевые котлеты.

- Да. А теперь представьте, из чего их нужно делать, если половина цены – расходы. Половина цены достается производителю, которому необходимо закупать оборудование. У него персонал, у него помещения, у него производство, у него, скорее всего, кредиты, которые нужно выплачивать. Из этих ста шестидесяти рублей ему достаются 80. Если из них он попытается получить прибыль, то на сырье останется рублей 20. Из чего должны быть сделаны котлеты за эти самые 20 рублей?

- Из рубленых костей, жил, жира, хлеба и, возможно, дерьма, как в старом советском анекдоте про колбасные фабрики.

- Вот примерно так и есть. Честно работающий производитель, который попытается сделать их из мяса, в принципе не выживет на нашем рынке.

- Да, такая котлета будет стоить…

- Рублей 500 за килограмм.

- При тех заработках, которые имеет большинство людей даже в Москве, котлеты за 500 рублей килограмм обречены протухнуть на магазинных полках. Разве что в супермаркетах для богатых покупателей могут раскупить какое-то их количество.

- Хорошо. Котлеты обречены. Давайте возьмем мясо, которое продается в том же магазине. Оно стоит 250 – 280 рублей за килограмм. Опять же снимем половину с его стоимости, останется 125 – 140 рублей. Это – не реальная цена за мясо. А реальной она становится только потому, что это мясо – «вкачанное». Оно шприцовано. Оно накачано «каллогенами». То есть в этом «мясе» мяса – на те самые 50 рублей, что остаются производителю на сырье.
В итоге в мясе, которое лежит на прилавке, не менее 50% - «шприцовка», в лучшем случае, водой с «каллогенами».

- А состав «каллогенов»?

- Соль, что-то вроде крахмала, чтобы придать этому мясу сочность. Я не химик, а состав там довольно сложный.

- Но, кроме мяса, у нас есть, например, овощи. Что с ними?

- Так овощи у нас в основном импортные. Там их научились выращивать с меньшими затратами. Я как-то прочитал, что, например, в Израиле один человек, занятый в сельхозпроизводстве, обеспечивает продуктами 100 человек. У нас – 3-х человек (правда, не у нас одних).

- Но у нас по природным данным – совсем не Израиль. А потом у них очень развиты сельскохозяйственные технологии.

- Вопрос как раз в технологиях. Страны, которые занимаются технологиями, занимаются нормальным выращиванием, могут все это делать. Что касается природных данных, то проблемы жары и воды в Израиле вполне сопоставимы по стоимости с проблемами обеспечения тепла в России. А уж земля у нас точно получше, чем израильские пустыни, не говоря о том, насколько ее больше. И, тем не менее, у нас в магазинах лежит израильская редиска.

- Увы! У нас в магазинах лежат китайские опята и китайские соленые огурцы, хотя, по-моему, это смешно и стыдно.

- Это тоже вопросы технологии.
Более того, я скажу, если Вы не знаете, что, допустим компания «5 соток» всю продукцию под своим брэндом производит в Китае.

- Тогда вопрос: а что же делать? Как развивать собственное сельское хозяйство? Насколько я знаю, у нас научились производить кур.

- С курами несколько иная история. Я ими торговал, был вхож в один большой агрохолдинг.
Понимаете, цикл производства куриного мяса достаточно короткий. И требует он меньших затрат. Себестоимость мяса кур гораздо ниже, чем у свинины или говядины. Сколько нужно выращивать корову, чтобы она начала давать молоко, сколько нужно растить свинью. А бройлер растет, по-моему, 45 дней. Единственная сложность – очень высокие требования к санитарии: куры очень легко дохнут. А так технология достаточно простая и быстрая.
У нас в России есть вообще лишь два вида бизнеса, которыми можно нормально заниматься: тот, что очень быстро приносит прибыль, и нефтегазовый.

Окончание следует.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости