Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Особенности российского бизнеса

В гостях: Дмитрий Потапенко, управляющий партнер Management Development Group Inc.

ПРОНЬКО: "Сухой остаток", "Финам FM", меня зовут Юрий Пронько. Чуть позже я вам представлю гостя и тему нашей сегодняшней программы, но в самом начале, по традиции, давайте посмотрим, чем закончились торги в России.

Сухой остаток.

Сегодня торги на российском рынке акций начались с гэпом вверх, однако позитивный старт быстро сошел на нет. Фьючерсам на индексы США и на нефть не удавалось закрепиться выше значимых уровней сопротивления, и это спровоцировало фиксацию прибыли российскими инвесторами. Сдерживающим фактором было также ожидание блока статистики по экономике США. Американская статистика носила негативный характер, пересмотренный ВВП США за первый квартал оказался ниже прогнозов, а рост числа заявок на пособие по безработице превзошел ожидание участников рынка.

По итогам дня отечественные индексы закрылись разнонаправленно: ММВБ потерял полпроцента, РТС – плюс 0,57%. Лучше рынка закрылись акции "АвтоВАЗа", +2,3%, "Магнита", +3,5%, и "Уралкалия", +2,4%.

ПРОНЬКО: Давайте посмотрим, что сейчас происходит на американских площадках.

Оба индекса прибавляют, но незначительно: 0,1% прибавил Dow Jones, уровень 12307 пунктов, S&P также в положительной зоне, 0,27%, 1324 пункта. Разнонаправленно сейчас торгуется нефть, разные ее марки: Brent в положительной зоне, 115 долларов 20 центов, Light чуть снижается, на 0,7%, 100 долларов 59 центов за баррель. За тройскую унцию золота дают 1522 доллара, снижение составляет 0,3%. И соотношение двух ведущих мировых валют, евро к доллару, составляет 1,412, на 0,31% европеец укрепляется по отношению к американцу. Вот такая картина наблюдается на мировых площадках.

Мой сегодняшний гость – человек, который, как я уже выяснил, судя по вашим письмам, не нуждается в специальном представлении. Но я его все-таки представлю по традиции: это Дмитрий Потапенко, управляющий партнер компании "Management Development Group Inc."… Дмитрий, рад видеть, добрый вечер.

ПОТАПЕНКО: Добрый вечер.

ПРОНЬКО: Тема нашей сегодняшней программы – она, я бы сказал, дифирамб такой: "Особенности российского бизнеса".

Вот вы сами пишете, уважаемые слушатели, о том, что Дмитрий, это пишет Вадим Костин, "один из немногих, кто публично озвучивает острые проблемы в России". Вот об острых проблемах бизнеса в России мы сегодня поговорим… Тем более, Дмитрий, я обязан таки вас поздравить – сегодня День предпринимательства.

ПОТАПЕНКО: Спасибо.

ПРОНЬКО: Правда, вот некоторые "несознательные" ваши коллеги объявили забастовку, закрыли свои заведения. Это те, кто не согласен был с решением правительства Путина…

ПОТАПЕНКО: …Партии правительства…

ПРОНЬКО: …Да, по поводу перехода с ЕСН на страховые взносы. А вот вы как?.. В смысле я вас спрашиваю не об отношении к тем, кто бастует, а для вас вот это решение чиновников повлияло на бизнес? Вы его ощутили? Вам пришлось, не знаю, урезать свои затраты, кого-то сократить или, может быть, уйти в тень?.. Все знают, что Дмитрий Потапенко откровенно отвечает на вопросы.

ПОТАПЕНКО: Безусловно, пришлось закрыть даже ряд направлений, и, естественно, на нас это сыграло, и большую часть мы, конечно, увели в тень. По причине того, что

ни один работник нашей компании не хочет отдать лишние деньги в некую пенсионную систему, из которой, как мы знаем, куда-то деньги можно перевести и прокормить каких-то очередных подонков из неких пенсионных фондов.

Я вообще удивлен тому, что в России есть белые зарплаты.

ПРОНЬКО: Но, вы знаете, я получаю, Дмитрий, белую зарплату.

ПОТАПЕНКО: Вы знаете, Юрий…

ПРОНЬКО: Я, наверное, счастливый человек, да?

ПОТАПЕНКО: Нет, вы…

ПРОНЬКО: Несчастный?

Нет, вы счастливый, но другое дело, что, на мой взгляд, я, как наемный работник, я пришел бы к своему работодателю и сказал бы: "Давайте сделаем так. Вы мне будете платить минимум, который обозначен законом. Потому что оттого, что вы мне будете платить зарплату в лоб, от этого выиграют конкретные ребята, сидящие в фондах. Но от этого проиграю я. Потому что лучше я эту денежку возьму…" Вот вы, Юрий, взяли бы денежку, которая поступает в пенсионный фонд, и отложили бы. Неважно, там, сыграли бы на фондовом рынке или положили бы на депозит. Это хоть как-то подконтрольно было бы вам. Или вы бы открыли счет в зарубежном банке. Это было бы хотя бы подконтрольно, и это было бы ваше решение. Я считаю, что это поступок самостоятельного, честного человека.

ПРОНЬКО: А вы не считаете, что это граничит с выходом из правового поля? Я не говорю, безусловно, о том, какое это правовое поле, но ведь, Дмитрий, фактологически это…

ПОТАПЕНКО: Фактологически, да, это выход из правового поля, потому что государство, вспоминающее о нас только в тот момент, когда ему нужны наши деньги и наши дети, называя вещи своими именами, когда им нужно мясо на очередную какую-то их там заварушку, и вспоминающее о наших деньгах, когда у нас кончились деньги – пожалуйста, заплатите налоги, а потом можете вешаться (я бы так перефразировал известное выражение "Спи спокойно, дорогой товарищ")… Я не считаю правильным вот это отношение государства в целом, государственной вот этой машины, вот этого облака, как я называю, к гражданам, неважно, являются ли они предпринимателями, являются ли они гражданами, работающими в государственных структурах. Я считаю это неверным, потому что

гражданин – это образующая система государства. А вот эта вся шваль сверху – это, извините, мусор, я в прямом смысле это говорю.

ПРОНЬКО: Вы экстремист?

ПОТАПЕНКО: Нет, я не экстремист. Просто я не воспринимаю существующую государственную машину, работающую на человека. Неважно, будь это обычный, там, таджик-работник или, там, Потапенко-предприниматель. Система, машина работает против нас. Она производит какие-то бумажки, она выбрасывает в телевизионный эфир две песни о том, что в Багдаде все спокойно, что называется, в обязательном порядке…

ПРОНЬКО: И постоянно декларируется мысль о том, что вас, я имею в виду бизнес, малый, средний, крупный всячески поддерживают.

ПОТАПЕНКО: Да. И вторая песня, как я уже сказал – "Не прячьте ваши денежки по банкам и углам, несите ваши денежки, чтобы там зарыли где". "Поле, поле, поле, поле чудес" – продолжение.

ПРОНЬКО: Ну, тогда я спрошу об известном, в общем-то, событии: "19 мая в офис к управляющему партнеру "Management Development Group Inc." Дмитрию Потапенко приехал с обыском      ОБЭП. Теперь все в офисе перевернуто вверх дном". Это действительно так? Или это уже придумки журналистов?

ПОТАПЕНКО: Да нет, это не придумки журналистов, даже есть где-то фотки. Когда радиостанция "Финам FM" праздновала свое трехлетие, праздник был, и меня пригласили на этот праздник, я сотрудникам компании послал SMS, что, к сожалению, приехать не могу, у меня идет обыск. Вы, Юрий, не дадите соврать, что называется.

ПРОНЬКО: Да, и половину праздника, честно скажу, я находился в неком размышлении, и моя вторая половина тоже говорила о том, что, ну, ты Диме позвони, на что я говорил: "Нет. Если бы человек освободился…" Освободился, я имею в виду, от общения…

ПОТАПЕНКО: В хорошем смысле слова.

ПРОНЬКО: …То Дмитрий, знаю его характер, сам бы набрал и пообщался.

ПОТАПЕНКО: Но у нас обыск шел, действительно, четыре часа. То есть

у нас выдрали все сервера, систему видеонаблюдения, систему телефонной связи, Интернет-связи. То есть, после обыска офис из себя представлял, как отписались мне ребята, зрелище после пожара.

То есть стоят системные блоки, в которых нет ничего. Висят телевизоры, которые ничего не транслируют, телефоны не работают. Все хорошо, на самом деле.

ПРОНЬКО: Что стало поводом? Вам как-то объяснили, почему?

Постановление об обыске нам, естественно, не оставили. Даже протокол обыска нам отдали без подписей и каких-либо опознавательных знаков. Нет, все достаточно смешно.

Знаете, вообще, мы к вниманию всякой мусорской нечисти… Мусора это не сотрудники МВД, а это вообще любой человек с красной ксивой, неважно, какие три буквы на ней написаны. Их слишком много, чтобы их всех упоминать. Поэтому ко всей этой различного рода мусорской нечисти мы относимся достаточно философски, и нас просто действительно порадовало в очередной раз иезуитство формулировки.

Простым языком. Я нанял парнишку три-четыре месяца назад консультантом. Он никогда не был, там, ни директором, упаси господь, ни генеральным, ни коммерческим – ну, каких-то должностей не занимал. Просто по вопросам поставки… по ковролину, по-русски говоря, называя все своими именами. И я никак не мог понять, я же знаю мусорскую эту логику, что все равно должна быть какая-то зацепка – я пытался выяснить, а какая ж к нам-то зацепка. Там упоминается компания "ДК Трейдинг", с которой у нас не было никогда взаимоотношений, мы не знаем, что они, кто они. Какая-то упоминается немецкая компания, которой эта компания задолжала каких-то денег. Я говорю: "Где ж мы-то зацепились?" Так вот, теперь, как говорится, внимание, слушатели. Вот представьте, вы наняли какого-нибудь консультанта, у которого случайно оказались копии документов той компании, которая упоминалась в уголовном деле, компания уже год как обанкротилась. Так вот, на этом основании могут придти, например, в офис "Финам FM"… Вот вы наняли какого-нибудь консультанта, у парня где-нибудь в папочке лежат какие-нибудь копии, ну, это его личный архив – и вам вынесут все тут на хрен.

ПРОНЬКО: Понятно. Но чем это все закончилось-то? Или это все еще в процессе развития?

ПОТАПЕНКО: Нет, это только начало, что вы, Юрий! Ну, это же было бы неинтересно, это же была бы не Россия. Это только начало. Поэтому я, честно сказать, в своих блогах везде написал, что жду вызова к следователю себя любимого или хотя бы этого пацана, который у меня там работает. И, упаси господь,

у меня ни один мускул моих сотрудников не дернулся, и никто не пишет срочно заявлений, потому что все знают, что мы умеем огрызаться, и огрызаться достаточно существенно.

ПРОНЬКО: Но компании нанесен ущерб, да?

ПОТАПЕНКО: Да, порядка трехсот тысяч. Более того, мы являемся крупными поставщиками и производителями для крупнейших DIY-сетей, и на следующий день у нас были крупные отгрузки практически во все сети, которые вы знаете. То есть если бы не знали и не были всегда готовы к этому, мы могли бы потерять в среднем, грубо говоря, за одни сутки только порядка 500 тысяч долларов. То есть на триста "косарей" у нас вынесли всякой "требухи", а на 500 тысяч долларов мы могли просто сорвать поставки, получить штрафы, потерять контракт и так далее.

ПРОНЬКО: Дмитрий Потапенко, управляющий партнер компании "Management Development Group Inc.", "Сухой остаток" на "Финам FM", "Особенности российского бизнеса" в День предпринимателя – об этом мы говорим в сегодняшней программе. Пишите на www.finam.fm, звоните на 65-10-99-6 (код Москвы – 495).

Коль скоро вы и ваши коллеги сегодня празднуете День предпринимателя, я хочу просто понять, а вот визиты подобных людей – это привычно уже, это неотъемлемая часть жизни?

ПОТАПЕНКО: Вы будете смеяться. У меня один есть товарищ, он заведует совхозом, он известный депутат, входит в партию "тех самых".

ПРОНЬКО: Упакован.

ПОТАПЕНКО: Да, он упакованный ксивами по самое не балуйся. То есть он, там, чего только не делает. У него социальная программа для работников, у него обычный тракторист в Подмосковье получает 45 тысяч! То есть по основной своей деятельности он постоянно получает убыток, потому что работников он чуть ли не на руках носит. И вот я как-то к нему приезжаю в очередной раз, мы с ним ведем такую "светскую" беседу, типа, обсуждаем прогнозы о том, как озимые взошли, как рожь заколосилась. И к нему заходит секретарь и говорит: "Вы знаете, Россельхознадзор пришел". Со словами "Подожди, старик" он выходит, через двадцать минут возвращается, и мы продолжаем такую же светскую беседу. У нас беседа длилась где-то час…

ПРОНЬКО: А подспудно у вас все-таки там внутри такой интерес он продолжался – так что там было, да?       

ПОТАПЕНКО: Нет, вы знаете, мы философски…Дело в том, что почти к окончанию нашей беседы к нему заходят и говорят: "Роспотребнадзор приехал". И он опять…

ПРОНЬКО: …"Старик, сиди, сейчас я вернусь".

ПОТАПЕНКО: Да. То есть мы уже относимся к этим приездам-наездам, как к неотъемлемой части.

Вот в чем разница России и Европы? Например, вы как журналист можете… Вот журналисты, которые писали об этом и потом на уши подняли… Спасибо им, честно могу сказать в прямом эфире: спасибо всем журналистам, которые подняли на уши пресс-службу ОБЭПа Южного административного округа города Москвы. Это отдельная песня, если нужно будет, я расскажу ее. Там следователя спрашивают: "А вы что там изъяли? Вы нашли то, что вам нужно было?" И следователь отвечает: "Да, мы нашли то, что нам нужно было. – А что вы нашли? – В соответствии с указаниями мы нашли документы, которые нам были нужны". А изымали сервера.

Ну, в общем, кино и немцы. Поэтому мы относимся уже к этим наездам философски.

Российские журналисты выясняют название юридического лица – ну, чтобы не ошибиться в деталях. А западные журналисты выясняют, а как вообще такое может быть. То есть когда у меня интервью брали западные журналисты, они не могли связать… Они говорят: "Подождите, но вы же наняли консультанта, у которого в папочке может быть все что угодно. Это его личный архив, это копии". И если люди пришли за какими-то документами, они подходят к данному мужчине и говорят, что знают о наличии у него каких-то бумажек и просят его отдать их. Тот отдает, потому что сам присутствовал при этом, он отдал им эти бумажки в первую же очередь. Но при этом ведь, извините, начинает выноситься и все остальное. Я когда прочитал протокол обыска, я сказал: "А чего же они мебель-то не забрали? Чего уж стесняться? Выносили бы еще и телевизоры, там телевизоры хорошие были".

ПРОНЬКО: Вот все-таки задам этот вопрос как журналист-законник.

ПОТАПЕНКО: Давайте.

ПРОНЬКО: Когда мне говорят, что кто-то будет на выборах что-то решать, я всегда настаиваю на том, что люди сами будут решать. Но мне говорят: "В вас пока еще наивность сохраняется".

Но я хочу быть, Дмитрий, наивным журналистом, который все-таки настаивает на том, что закон превыше всего. Скажите мне, пожалуйста, вот во взаимоотношениях с бизнесом это вот такая безнадега, это диагноз российский? Я хочу просто скоррелировать те заявления, которые я от больших людей слышу, в том числе в этой студии, что мы, там, боремся с коррупцией, мы за то же исполнение закона, причем все перед законом равны, никаких белых и пушистых и так далее. Но факт жизни… Вы мне скажите, это решаемо?

ПОТАПЕНКО: Нет, это нерешаемо, и это не должно быть решаемо, Юрий. Надо вот четко все-таки разделить. Мы с вами люди, которые все же помнят, что такое была советская власть и что такое была идеология.

ПРОНЬКО: Да.

ПОТАПЕНКО: Я сдавал историю партии, сдавал ее на пятерку и помню, в общем, тут разделение. Главное – промывать мозг и делать это правильно. Более того, я еще удивлен, что нет цензуры, потому что…

ПРОНЬКО: Нет, вы чуть отстали от жизни: сегодня Михалков и иже с ним деятели культуры…

ПОТАПЕНКО: Я знаю, да, конечно.

ПРОНЬКО: …Предложили создать совет по контролю над СМИ.

ПОТАПЕНКО: Да, но это пока еще на частном уровне.

ПРОНЬКО: Они обратились к дуумвирату по этому поводу.

ПОТАПЕНКО: Да, естественно. А на самом деле

надо на государственном уровне ввести цензуру, и, в общем-то, согласитесь, все станет тихо, ровно и спокойно. Когда никто не будет знать, кто такой Алексей Навальный, например,

упаси его господь… А еще, на самом деле, надо закрыть сайт госзакупок и не канифолить мозг, перестать показывать Абрамовича в телевизоре, сделать фаервол на Интернет, и, согласитесь, страна заживет спокойно. Она будет знать, что мы, сталевары, железной поступью надоили триста тонн кукурузы. И это будет изо дня в день. А доярки будут хлопать и вставать: "Ленин! Партия! Комсомол!"

ПРОНЬКО: Слово "Ленин", наверное, будет заменено.

ПОТАПЕНКО: А какая разница? Там даже букв не очень много менять.

ПРОНЬКО: В общем-то, да.

ПОТАПЕНКО: Все встают, скандируют "Ленин! Партия! Комсомол!", бурные аплодисменты, переходящие в овацию.

ПРОНЬКО: Ну, давайте, я буду задавать и свои вопросы, и вопросы слушателей.

ПОТАПЕНКО: Конечно.

ПРОНЬКО: Это "Финам FM", "Сухой остаток", Дмитрий Потапенко, управляющий партнер компании "Management Development Group Inc.", говорим мы об особенностях российского бизнеса. Может быть, и вам есть, что рассказать День предпринимателя, да? Звоните, пишите.

И вот вопрос от Павла: "Дмитрий, вы просто звезда на российских каналах..."

ПОТАПЕНКО: Я звездец тогда уж.

ПРОНЬКО: Нет, Павел настаивает все-таки на том, что вы звезда. А вы трактуйте это уже как хотите.

ПОТАПЕНКО: Я мужского рода.

ПРОНЬКО: Да. "…И время от времени высказываете некоторую неприязнь к власти и к лицам, окружающим ее по некоторым причинам. И почему он не боится, как многие?" – вот в третьем лице спрашивает о вас Павел. Вы не боитесь?

ПОТАПЕНКО: Боюсь. Страх – это нормальный человеческий инстинкт. Только

надо четко понимать: страх – хороший советчик, но плохой хозяин. Точно также как и бабло.

Так что надо четко себе все понимать. Нормальный страх – это нормальное состояние человеческой души. Но только это, вообще-то, моя страна, если так, на минуточку, а вот эта вся мусорня – она может ехать куда угодно.         

ПРОНЬКО: То есть вы боитесь, на самом деле.

ПОТАПЕНКО: Я боюсь, естественно. Я боюсь за себя, за свою семью, за своих сотрудников. Но я могу сказать, что я выбью зубы любому, кто попытается мне открутить голову, я свою жизнь дорого продам, я буду биться до последнего.

ПРОНЬКО: Это Дмитрий Потапенко, "Сухой остаток", "Финам FM".

Вадим Костин… Ну, вот я начал зачитывать его письмо о том, что вы озвучиваете острые проблемы в России. И дальше он спрашивает: "Скажите, вас еще не просили люди из соответствующих органов заниматься своим делом и не лезть, куда не следует? И второй вопрос: как вы относитесь к деятельности Навального? Буду благодарен за ответы".

ПОТАПЕНКО: Я, конечно, считаю, что Алексей делает нужное дело. Я, честно говоря, слабо слежу за его деятельностью…

ПРОНЬКО: Слушайте "Финам FM".

ПОТАПЕНКО: Ну, допускаю, да. Я вижу, с другой стороны, что он страдает, когда из него делают некую медийную тушку, я вижу, что он страдает от этой медийности, она ему на хрен не нужна. Он занимается своим делом. И вот он очень правильно написал одну фразу, которую я у него вычитал. Я считаю, что все остальное можно уже зачеркнуть и забыть. Он правильно написал, что

должны быть тысячи таких Навальных по всей стране. Не надо из него делать, еще раз говорю, тушку Ленина. Он делает правильное дело – так что же вы сидите? Пойдите и сделайте аналогично!

Что вам мешает? Он делает, бьется. У него не очень большая команда, не очень большой бюджет, он делает простые вещи, но на своем уровне. В каждом регионе это возможно делать – ну делай ты там!

ПРОНЬКО: И делают.

ПОТАПЕНКО: Я знаю, что ребята делают, просто менее раскручено. Но я считаю, что в каждом регионе должно быть, там, два, три, четыре таких Навальных, и тогда, пока, вот я говорю, не закрыли сайт госзакупок, пока еще журналистам до конца не заткнули горло… Потому что, еще раз подчеркну, когда заткнут горло журналистам, когда закроют сайт госзакупок, когда власть поставит фаервол на Интернет, когда мы превратимся в Северную Корею – а я вас уверяю, что это сделать не так сложно, и это, кстати, с точки зрения власти, очень разумно – вот тогда мы будем жить в стране, которой "завидуют" все.

ПРОНЬКО: И что касается первого вопроса по поводу того, что не советовали ли вам заниматься своими прямыми делами и не лезть туда, куда не следует.

ПОТАПЕНКО: Дело все в том, что не существует никакой монолитности власти, запомните это раз и навсегда. Единственное, за счет чего мы с вами можем выигрывать, это за счет того, что они занимаются межклановой войной. Когда к вам приходит какой-нибудь парень и говорит тебе о том, чтобы ты занялся своим делом, ты отвечаешь: "О’кей". И ты просто ищешь, с кем этот клан конкурирует, и заходишь в соответствующий кабинет. Они понимают только язык силы, просто другого уровня. Не существует монолита власти. И его не будет существовать, потому что страна большая, а они разрознены, в том числе. И они прекрасно понимают, что у МВД есть прокуратура. Но есть еще Генпрокуратура и так далее. Только за счет этого мы можем выигрывать.

Маленькая, верткая шелупонь не может в лоб выиграть у танка. Но она может выиграть на противоречиях двух танков.

Только танк.

ПРОНЬКО: Но сейчас происходит определенная, по крайней мере, декларативная, консолидация вокруг Общероссийского народного фронта. Дмитрий, вы не собираетесь туда вступать?

ПОТАПЕНКО: Да нет, у меня чистые ботинки, я вас умоляю, вроде не пахнут.

ПРОНЬКО: Хорошо, это ответ, дальше идем. Эльдар пишет: "Посмотрел несколько интервью с Дмитрием Потапенко, уловил основную его идею о бесперспективности развития бизнеса в целом и ритейла в частности в условиях текущей конъюнктуры в России, как политической, так и экономической. Вопрос к Дмитрию: сработает ли в России новая модель бизнеса, которую еще не знает большинство чиновников, например, фриланс, сетевой аутсорсинг и тому подобное? Можно ли рассчитывать на то, что высокоинтеллектуальные схемы бизнеса принесут прибыль? При этом эту модель не понимают чиновники, а это значит, что не нужно платить опричнину". Я практически вам полностью письмо зачитал.

ПОТАПЕНКО: Очень многофакторно написано. Фриланс – это просто работа человека вне офиса, вне еще чего-то, но, тем не менее, фрилансер выполняет какие-то конкретные работы. Другое дело – есть ли спрос на фрилансеров. Фрилансеры выполняют очень ограниченный объем работ, это фактически самозанятость, это некое микропредпринимательство. Оно имеет право на жизнь, и многие этим занимаются. Другое дело, что это очень ограниченный рынок, и этот фактор в первых строках.

Можно ли не платить опричнину – да, можно, даже средний и крупный бизнес может не платить опричнину, как я уже сказал, проходя между нескольких "танков", то есть объединяясь с определенным "танком" для выполнения конкретной задачи.

ПРОНЬКО: Но вы действительно считаете, что бесперспективно развивать бизнес в России?

ПОТАПЕНКО: Тут очень сложно понять слово перспектива. Мы в этой стране выросли. Отъезд в любую другую страну – это не так просто, как может показаться. Потому что страна и родина определяется, первое, культурой, второе – языком. Вы можете уехать в Италию, в Таиланд, куда угодно, дауншифтингом. Если вас устраивает менталитет, с которым живут там люди, то welcome. Я просто могу сказать, что для меня не хватает ритма жизни ни в одной из этих стран. То есть я еще могу более-менее понять Нью-Йорк, но я не могу, например, понять какой-нибудь там Бостон, потому что Бостон – это деревня для меня. То есть мне нужно бегать, поэтому меня устраивает Москва. И устраивает Россия. То есть я могу на какое-то время опуститься до ритма жизни, не знаю, какой-нибудь Казани, потому что там хотя бы есть языковая среда, там можно пошутить, по крайней мере, по поводу Вини-Пуха с кем-то. А в любой другой стране этого нет.

ПРОНЬКО: Дальше идем. Ваш тезка спрашивает: "В Москве не так уж давно с большой помпой сменилась власть. Изменилось ли что-нибудь по отношению к бизнесу? Может, кошмарить стали меньше? Заодно озвучьте, сколько в среднем в процентах на данный момент в стоимости товаров заложена пресловутая коррупция?"

ПОТАПЕНКО: Ну, доля коррупции не поменялась и традиционно составляет от 30 до 60 процентов, как было…

ПРОНЬКО: Чего?!

ПОТАПЕНКО: Чего – стоимости товаров. 30-60%, в зависимости от товара. Что вас удивляет, Юрий?

ПРОНЬКО: Я все-таки рассчитываю, что в нашей стране закон хоть что-то значит.

ПОТАПЕНКО: Стоять, спокойно. Юрий, ваши дети ходят в школу?

ПРОНЬКО: Да.

ПОТАПЕНКО: Ну, вот базар-вокзал по поводу этого молока, про которое я буянил по "НТВ" четыре, по-моему, года назад, и за этот сюжет "НТВ" получило как борцы с коррупцией бла-бла-бла. Дети всех москвичей, объявляю, потребляют в принудительном порядке молоко "МосМедыньагропром". Всё. Буянил я четыре года назад. И заметьте, какая красивая схема. Сначала у вас отобрали налоги, бабло лишнее, на него построили завод. А с продукцией завода – полный швах, она дорогая, якобы очень качественная. Чем качество доказано, непонятно. Потом вы приходите в школу – и за завтраки вы тоже платите, Юрий! И получается, что и завод за ваши деньги, и сбыт за ваши деньги! И схема все время высасывает из вас деньги, а вы не при делах. Смотрите, как красиво, уникальная схема!

ПРОНЬКО: Это российское такое ноу-хау?

ПОТАПЕНКО: Нет, я считаю, что просто строители нашего государства создали идеальное облако с точки зрения системотехники, и им надо просто падать в ноги. Я не знаю, лет через сто это, наверное, войдет в учебники о построении государства, и построение государства российского будет одним из первых, потому что заметьте, как оно очень разумно и логично.

У нас есть депутаты, которые принимают недоделанные законы, они изначально в этом признаются. Это означает, что работа есть у них, у их детей, у их внуков, еще есть у их родственников, которые сидят на каких-нибудь подкомитетах и в каких-нибудь институтах, которые анализируют эти законы. Потом эти законы падают на исполнительную власть. Законы не коррелируют, по-любому вы уголовник, я уголовник и вся вот эта масса, к которой я тоже отношусь, как ни странно, хотя я вроде богатый человек, мы уголовники. Мы туда даем деньги, помимо налогов, то есть существуют налоги, а существуют еще дополнительные деньги. И вот

эта система она вечна. Это облако все время подпитывается этими деньгами. Согласитесь, это гениально! И когда сейчас идет базар-вокзал, что они рассуждают, типа, давайте вовлечем в предпринимательство – не надо на это вестись!

ПРОНЬКО: Но ведутся. Дмитрий, я вот сегодня в своем блоге написал очень жесткую статью.

Вот журналист общается, нам за это платят, за общение. В том числе за те минуты, которые сейчас мы с вами проводим в эфире. Я периодически за эфиром говорю, что лучше бы я с некоторыми и не был знаком. То есть заочно я их знал, но некоторые. И, в общем-то, когда я пообщался с несколькими представителями верхушки так называемых движений по защите, развитию…

ПОТАПЕНКО: …Чего-то…

ПРОНЬКО: …Нет, не чего-то, а предпринимательства – мне стало дурно, на самом деле. Такой продажности, честно скажу, я давно нигде не видел и не слышал. Причем там тоже есть своя правда жизни, почему это все происходит.

Хорошо, вернемся к вопросу, что от 30 до 60 процентов – это коррупционная составляющая в розничной цене тех товаров…

ПОТАПЕНКО: Да, любого товара абсолютно.

ПРОНЬКО: Что касается московской власти.

ПОТАПЕНКО: Тут я тоже не буду оригинален – надеюсь, всем нравится, что снесли палатки и сносят рынки? Мы же все приветствуем это? Только надо четко себе понимать, что на этих местах ничего построить будет нельзя, никаких парков, школ и всего остального не будет. Я понимаю, что мы очень сильно боремся, там, с табакокурением и забираем сейчас из палаток сигареты, но давайте просто скажем, что у нас не будет палаток как таковых. Нет проблем, еще раз говорю, если мы считаем, что именно так борются с табакокурением. Хотя так с табакокурением не борются. Вы покажите частному, малому предпринимателю, что такое вот эти палатки. Это даже не бизнес! С них налоги не то что брать не надо – им надо целовать попки! Потому что это самозанятость, хозяин палатки занимает двух-трех человек.

ПРОНЬКО: Как минимум.

ПОТАПЕНКО: Да. Какие там налоги?! Надо их оставить в покое. Дайте вот этим двум-трем человекам что-то делать, скажите, что мы как правительство, мы как бояре хотим, чтобы самозанятость занималась вот этим, этим, этим, мы как клиенты будем платить за то-то, то-то, то-то, а вы сделайте вот такую-то услугу с такими-то параметрами. Но такого ведь нет? У нас сначала позакрывали рынки, посносили все палатки, и их до конца снесут, а дальше-то, взамен-то чего?

ПРОНЬКО: А взамен – посадить на услуги госсобеса.

ПОТАПЕНКО: Естественно.

ПРОНЬКО: Вот и все. Нет, но вы же знаете ответ на этот вопрос.

ПОТАПЕНКО: Естественно. Еще раз говорю, система построена так, что для наших властителей единственная есть проблема. Они не боятся никаких революций, не надо канифолить себе мозг: в Калининград – московский ОМОН, в Москву…

ПРОНЬКО: …Владивостокский.

ПОТАПЕНКО: Да. Как было, когда убили полностью отрасль по перегону праворуких машин.

ПРОНЬКО: В Приморье. Абсолютно просто грохнули Приморье. Поэтому ничего они это не боятся. Для них есть одна проблема: избыточность народонаселения. Потому что, еще раз подчеркну, – мы эту цифру с вами не один раз обсуждали – для того чтобы обслуживать трубу, в России должно проживать, как Маргарет Тэтчер подсчитала со своим кабинетом, 28,5 миллиона, но территория России сократилась, значит, нужно порядка 15 миллионов, хорошо, пусть 20 миллионов. Но нас-то 140 миллионов. И эта единственная для них проблема: чем занять вот эти 120 миллионов? По фигу чем. И я вас уверяю, что когда я говорю о гениальности системы этого облака, то…

ПРОНЬКО: …Вы это произносите без сарказма.    

ПОТАПЕНКО: Без сарказма, я в прямом смысле, понимаешь?

Я понимаю, что я разменная монета, я планктон в этой системе, но нельзя не восторгаться, что есть такая гениальная система по уничтожению, в общем-то.

ПРОНЬКО: Это "Финам FM", программа "Сухой остаток", и сегодня на мои и ваши вопросы в реальном времени отвечает Дмитрий Потапенко, управляющий партнер компании "Management Development Group Inc.". 65-10-99-6 (код Москвы – 495) и www.finam.fm  – это наш телефон и сайт соответственно.

Игорь из Калуги спрашивает… Здесь я буду приоритет все-таки иногородним отдавать, написали даже из-за рубежа, как выяснилось. Так вот, Игорь пишет: "Дмитрий Валерьевич, расскажите же наконец всю правду-матку, почему забуксовал "Wall-Mart"? Как это такой гигант и до сих пор не имеет ни одного магазина в России?"

Стоит добавить, что "Wall-Mart" уже сделал официальный релиз, что они не собираются входить в Российскую Федерацию, на российский рынок.

ПОТАПЕНКО: Ну, это было абсолютно обоснованно, и "Wall-Mart", и "Carrefour", если вы помните, "Carrefour" даже открыл три точки, потом отвалил. На мой взгляд, люди просто были не готовы. Не скрою, еще до того, как я начал появляться в каждом утюге, я еще неким образом достаточно известный человек на уровне ритейла. Поэтому последние лет, чтобы не соврать, десять все засланцы западных компаний всегда приезжали, и с периодичностью раз в полгода ко мне обращался какой-нибудь представитель вот этих компаний и говорил: "Расскажите нам о рынке – как нам туда входить?" Я им каждый раз рассказывал, что представляет из себя вот эта компания на российском рынке, в таком-то регионе, кто ее владельцы, что они делают… Ну, потому что у нас ведь все не открыто? А кого спросить, как не Потапенко, который знает…                 

ПРОНЬКО: То есть вы им рассказывали об особенностях бизнеса в России. То, что мы вывели в заголовок нашей сегодняшней программы.

ПОТАПЕНКО: Да, об "особенностях национальной охоты". Более того, в "Wall-Mart" даже работал сотрудник, которого они наняли в отдел развития, и это был один из бывших моих сотрудников.

Они просто не в состоянии работать в такой системе неопределенностей. Поэтому абсолютно обоснованно они не вышли и не будут выходить. Собственно говоря, те два оператора, которые работают в России, "Metro" и "Auchan",основные которые у нас есть, они работают только потому, что у них очень сильная, назовем это русским языком, политическая крыша. Потому что попробуй их сейчас закошмарить – сюда приедет Ангела Меркель за одну команду… И не надо забывать, что компания "Metro" и компания "Procter & Gamble" имеют, в общем-то, близких акционеров. То есть они на российском рынке давно и когтями. А по поводу второй торговой сети может приехать Николя Саркози и, в общем, все тут порвать на британский флаг. Поэтому у нас может работать только компания, которая приедет в данном случае с Обамой, и Обама скажет: "Так, ребята, мы вкладываем как-то в страну – давайте что-то думать". Потому что в любом другом случае компания обречена на вымирание.

Более того скажу, ведь это только в России такая ситуация. Ведь когда, опять-таки, западники спрашивают о том, сколько у нас на российском рынке компаний, и им говорят, что только известных, подчеркиваю, только известных, розничных компаний на не очень большой территории на 140 миллионов человек более 800, они отвечают: "Да это нереально, работать на таком рынке, рынок должен быть более консолидирован". А у нас рынок – азиатский абсолютно, азиатчина.

ПРОНЬКО: Добрый вечер, вы в эфире. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Марат. Прежде всего, хотел бы поблагодарить вас за интересный эфир.

ПРОНЬКО: Спасибо вам, что вы нас слушаете.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо вам, я постоянный ваш слушатель, иногда пишу. В частности, просто хотел историю рассказать.

Мне 28 лет, я работаю в небольшой строительной фирме. У нас фирма занимается строительством многоквартирных жилых домов в одном небольшом городе Калужской области. Население там порядка 40 тысяч человек. В 2008 году мы построили дом, очень симпатичный, без преувеличения могу сказать, один из самых красивых, наверное, в городе. Параллельно запустили еще один проект в самом центре города, тоже, в общем-то, симпатичный домик спроектировали. Но произошла такая вещь довольно-таки обычная, наверное – сменилась власть в городе, наше разрешение на строительство…

ПРОНЬКО: То есть это означает, что…

СЛУШАТЕЛЬ: Это означает, что начались проблемы, да. У нас отозвали разрешение на строительство, выданное прошлой властью, и два с половиной года с тех пор по нынешнее время мы ковыряемся в бумагах. То есть сначала мы вели формальную переписку – а это, я думаю, вы знаете, что такое: это когда делаешь запрос и месяц можно ожидать какой-то бумаги с ответом. Соответственно, за год таких бумаг можно 10-12 штук написать. В какой-то момент нам это надоело, и мы стали просто искать выходы на губернатора, потому что эту ситуацию по-другому было не раскачать. Эти попытки вначале были тоже довольно-таки слабые. В итоге, нам пришлось собирать инициативную группу жильцов, которая у нас выкупила определенное количество квартир в самом начале. Все-таки мы должны внимательно к этому вопросу относиться, мы никого не кидаем, не бросаем. И мы вынуждены пойти на такой шаг и только так достучаться к губернатору. С двух сторон: со стороны инициативной группы жильцов и со стороны застройщика.

ПРОНЬКО: Услышали?

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, услышали, немножко телега начала двигаться.

ПРОНЬКО: А вы не мотивировали эту телегу, там?..

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, если с финансовой точки зрения – не мотивировали принципиально. Но за это время мы трижды успели переделать проект, потому что оказалось в какой-то момент, что мы якобы нарушаем культурно-историческую зону. Хотя если бы вы видели место застройки, все вопросы по культурно-историческому наследию были бы сняты сразу. Это просто надо видеть. Мы, наверное, наоборот, сделали бы благое дело, если бы все закрыли новым замечательным жильем.

А второй момент всей этой истории такой, что, в принципе, повторюсь, телега начала потихонечку двигаться, но такого явного толчка, которого мы ожидали, его не происходит. Сейчас медленно вроде бы ситуация налаживается, но вот как бы суть вопроса – два с половиной года потерянного времени. Это я еще не говорю о том, что у нас были ежемесячные траты порядка 200-300 тысяч рублей просто на содержание минимального аппарата ИТР, плюс охрана площадки, плюс какие-то работы. То есть об этом как бы не говоря. Хорошо, что просто есть другое направление деятельности, на которое можно переключиться, не забывая о первом.

Вот вам конкретный пример.

ПРОНЬКО: Да, спасибо.

ПОТАПЕНКО: Ну вот, собственно говоря, Юрий, согласитесь, а потом у нас будет вопрос: "А чего у нас так дорого-то недвижимость?!" А все достаточно банально: ребята вот, условно говоря, в месячишко тратят 300 косарей, плюс/минус. Это означает, что тот новый домик, который будет построен, минимум они туда уже вкачали, будет стоить, по моим скромным подсчетам, 7,5 миллиона рублей. Они, соответственно, это все разбросают – они ведь деньги не рисуют, как ни "странно"? Они наверняка еще за это и проценты платят тому самому банку, который только государственный. У нас есть уже поговорка, что…

ПРОНЬКО: …Один и все другие.

ПОТАПЕНКО: Да. Так что когда задается вопрос о том, а что же так все дорого – господа простые потребители, вы уж нас простите, но вот мы живем в той стране, знаете, не мы такие подонки, а жизнь такая.

ПРОНЬКО: Гедрюс из Литвы. Ну, тут приятные, хорошие слова в адрес "Сухого остатка" и меня как ведущего. Спасибо вам большое, что и в Литве нас слушают и слышат. "Хотелось бы спросить Дмитрия Потапенко, так как он имеет бизнес в Чехии и в Болгарии, где он черпает информацию про бизнес-новости в этих странах? Конкретно каким источникам информации хоть на 90% он верит?"

ПОТАПЕНКО: На мой взгляд, при выходе в любой регион, неважно, будет ли это Россия, будет ли это остальной мир, самое правильное – это, конечно, погружаться в культурно-языковую среду. Это самое сложное при выходе в любую страну мира. Потому что культурные предпочтения, предпочтения при, например, построении магазина, какая ассортиментная матрица, что люди предпочитают в Чехии, это не то же самое, что предпочитают в России. Принципиальные расхождения там есть. С точки зрения покупок, с точки зрения ценовой характеристики. В первую очередь смотрите глазами. На Западе нет такого количества бизнес-изданий, как здесь. Там даже бизнес-ассоциации занимаются абсолютно другими вещами. Поэтому именно маркетинговую информацию, которую косвенно задал наш коллега, вы не получите. Так что

основополагающим является наблюдение за вашим потенциальным клиентом. Что-то вы хотите вывести на рынок. Там уже этот бизнес ведется, неважно, занимаетесь вы общепитом, занимаетесь вы продажей трусов, носков или производством чего-то – смотрите за клиентом:

как он покупает, что он кладет в корзинку, какие временные факторы он использует. То есть смотрите, наблюдайте, исследуйте сами клиента. Понятно, что не надо быть полным чайником и надо почитывать прессу, но, с точки зрения информации, прессы в России и аналитики в России существенно больше, на порядки, бизнес-изданий.

ПРОНЬКО: Павел пишет: "Обращался ли когда-нибудь уважаемый Дмитрий в суд по фактам наездов на него правоохранительных органов и других подобных структур? Каков результат, и собирается ли он это делать в будущем?"

ПОТАПЕНКО: Обращался, обращаюсь и буду обращаться. То есть это один из инструментов, который будет использоваться, и в данном случае который у нас произошел, и опротестовывать мы это будем, и даже знаем, какая это тягомотина будет, и через какое время нам вернут наши сервера мы также знаем, что это будет в лучшем случае через год… Да, это на полном серьезе, Юрий. Вы будете смеяться: зная, что мы зубастые и накачанные, нашими услугами с точки зрения, знаете, защиты бизнеса пользуются… Я не являюсь никаким, упаси господь, объединением предпринимателей, но…

ПРОНЬКО: Очередным.

ПОТАПЕНКО: Упаси господь! Но в рамках конкретных целей обращаются к нам очень часто, чтобы мы помогли вытащить голову из задницы.

ПРОНЬКО: Бывает, да?

ПОТАПЕНКО: Это не бывает – это регулярность. Это не выделено ни в какое направление, просто все мы люди, все человеки, и я, скорее, помогу.

ПРОНЬКО: Смотрите, задам сейчас этот вопрос. Вообще картина какого-то…

ПОТАПЕНКО: Почему?

ПРОНЬКО: Многоточие поставлю.

ПОТАПЕНКО: Нормальная, Юра. Подожди-подожди, неправильно! Неправильная оценка, Юра! Цените сегодняшний день, потому что завтра будет хуже! Сегодня – отлично! Не просто хорошо, а супер!

Вот я не закончил тему про избыточность населения. Ведь на самом деле, с точки зрения системотехники, вы просто задумайтесь, очень правильно сейчас сделать Беломорканалы, ГУЛаги. Вот надо оставить, там, двадцатку проживать…

ПРОНЬКО: "Золотую" двадцатку.

ПОТАПЕНКО: …"Золотую" двадцатку проживать, а остальные 120 чтобы стерилизовать, их нужно отправить… Например, я могу сказать: надо сделать легкую статью какую-нибудь до пяти лет трудовых лагерей, а трудовыми лагерями поднимать сельское хозяйство. Просто чтобы эти лагеря сами себя кормили.

ПРОНЬКО: Да ладно, власть не пойдет никогда на это.

ПОТАПЕНКО: А почему, Юра?!

ПРОНЬКО: Потому что она трусливая, на самом деле.

ПОТАПЕНКО: Ты знаешь, я бы так не сказал. Вот я сколько с ними общаюсь – они очень грамотно устраивают все, с точки зрения новых и старых партий: одну партию сливают, делают новую такую, с человечком, человечка нового показывают. То есть партия-то все равно одна – партия бабла.

ПРОНЬКО: Ладно, я вот сейчас открою тайну, о которой мы с Дмитрием не договаривались, что я ее буду открывать… Дима, я знаю, что вас в свое время приглашали в "Правое дело", да?

ПОТАПЕНКО: Угу.

ПРОНЬКО: Мы с вами это обсуждали достаточно подробно.

ПОТАПЕНКО: Да.

ПРОНЬКО: Вы отказались.

ПОТАПЕНКО: И не только в "Правое дело", еще и в Демократическую партию.

ПРОНЬКО: Нет, но "Правое дело" резко актуализировалось в связи с возможным приходом там в лидеры Михаила Прохорова. Вот вы как, может быть, поменяете свое мнение и вольетесь?

ПОТАПЕНКО: Юра, но я уже обсудил это и с основной партией, собственно говоря, и кулуарно. Они делают все правильно. Ну, согласись, что старая страшилка в виде "Зю" и клоуна "Ж" она неприкольная. Театральные подмостки должны меняться. И я считаю, что делается все очень правильно.

Понимаешь, наш эфир – он очень ограниченный, и слышит нас очень ограниченное количество людей. А когда основной массе покажут новую такую заставочку, как с тетей Валей…

ПРОНЬКО: Я все хорошо помню это, да.

ПОТАПЕНКО: Да. Я считаю, что очень все разумно делается. Розыгрыш идет очень правильный. Вот нельзя отказать в разуме.

ПРОНЬКО: Ну, ладно. Елена спрашивает: "Как Дмитрий Потапенко относится к объединению? Ведь если он с кем-то из адекватных коллег объединится с целью помогать друг другу и поднимать шумиху, то, возможно, будет и эффект".

ПОТАПЕНКО: Ты знаешь, дело в том, что, честно сказать, я приезжал на несколько сборищ всяких объединений. И вот ты тут уже упомянул по поводу их продажности кулуарной…

ПРОНЬКО: Для меня это открылось буквально на этой неделе. Я как-то тешил себя надеждой, что они действительно занимаются поддержкой, защитой и так далее.

ПОТАПЕНКО: Нет, тут задача – пошуметь, а потом присосаться к тому же бюджету, прости меня.

ПРОНЬКО: Но есть же адекватные?

ПОТАПЕНКО: Есть. Есть люди, которые даже входят в эти объединения. Но, еще раз говорю,

эти объединения занимаются совершенно конкретной задачей: пошуметь, а потом приложиться. Это как, знаешь, не к ночи помянутые какие-нибудь профсоюзы.

ПРОНЬКО: Ой-ой-ой, да, я согласен, это именно не к ночи помянутые. Ну, я и раньше был невысокого о них мнения, и тут они меня, в общем-то, даже и не удивляют за последнее время. А касательно бизнес-сообществ, понимаете, Дмитрий, у меня еще теплилась надежда, я думал, что, ну, вот…

ПОТАПЕНКО: Старик, пойми правильно, ведь суть такова, что входящие в эти объединения бизнесы – это бизнесы достаточно среднего уровня. А всегда хочется быть страшным. Как только тебе хочется быть большим и страшным, тебе надо обязательно сосать бюджет… Я прошу прощения, но я могу сказать, что если бы я не открывал рот, то я однозначно был бы в списке "Forbes". Я отвечаю за свой базар!.. Я осознанно выбрал свою позицию, я хочу быть свободным в этой стране. Эта страна должна быть страной свободных людей. Я понимаю, вероятность того, что это наступит при моей жизни, нулевая. Я это прекрасно понимаю. Но, по крайней мере, я буду биться за это. Потому что, как я уже писал в одном из своих блогов, в комсомол меня принимали дважды. Принимал весьма известный сенатор, которому, когда мне было 14 лет, на его вопрос о том, сколько орденов у комсомола, я в лоб сказал: "Какая, на хрен, разница, главное – как работать будешь". Поэтому в следующий раз меня принимали уже без всякой помпы, потому что, к сожалению, я учился очень хорошо, раз, и я возглавлял военно-патриотическую работу, мы выигрывали все "Зарницы" по Москве, то есть мы ставили на уши всех. И, понимаешь, меня надо было принимать в комсомол.

ПРОНЬКО: Без лишних вопросов.

ПОТАПЕНКО: Да. Я был председателем совета дружины, то есть я был такой накачанный! Но если бы я, условно говоря, с этим нынешним сенатором в свое время нормально поговорил, то я был бы, наверное, теперь владельцем каких-нибудь заводов, газет, пароходов.

ПРОНЬКО: Это "Сухой остаток" на "Финам FM", и сегодня у нас в гостях Дмитрий Потапенко… Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня Андрей зовут. Мне очень понравилось высказывание Дмитрия насчет трудовых лагерей… Дмитрий, как бы вы отнеслись, если кого-нибудь из ваших любимых родственников, дорогого человека, который бы не вошел в эти двадцать миллионов, его бы отправили на стерилизацию?

ПОТАПЕНКО: Дело в том, что в этом трудовом лагере я буду первый, даже до моих родственников, я прекрасно понимаю. Еще раз говорю, с точки зрения системотехники это будет очень правильно, а с точки зрения меня, как человека, который первый туда пойдет, это будет очень плохо. Но вот экономика и политика – это вещи формульные, и это иллюзия, что это пластилин, который можно мять так, как посчитаешь нужным. Вот трудовые лагеря должны образоваться по причине того, что… домино уже падает, и я там буду, возможно, в первых рядах.

ПРОНЬКО: Павел пишет: "Дмитрий, как вы заработали свой первый капитал на открытие своих магазинов?"

ПОТАПЕНКО: Я заработал его с зарплаты, уже этот вопрос много раз задавали. Я даже в институте работал на трех работах, помимо того, что фарцевал пластинками.

ПРОНЬКО: То есть в противоположность Рокфеллеру вы готовы ответить за свой первый миллион?

ПОТАПЕНКО: Я за базар отвечу, потому что первый раз за фарцовку я был пойман в третьем классе около отеля "Можайский", и у меня был золотой унитаз по советским меркам. Мы жили в маленькой хрущевке, у нас была кухня, которая была обклеена вся "Дональдами". По тем временам это было просто фа-фа-фа! У нас обваливались стены, но все гости, которые приходили, говорили: "У вас невозможно находиться, потому что все время смотришь – эти маленькие такие "Дональды" Это жвачка такая была.

ПРОНЬКО: Да… Добрый вечер, вы в эфире, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Леонид. "Дональды" прикольно, да, это было. Я просто удивлен передачей, никогда не слушал "Финам FM", господин Потапенко говорит все правильно. Я просто хотел добавить к его высказыванию, чтобы наши бизнесмены не питали иллюзий, что у нас есть опыт определенный бизнеса за рубежом – это совершенно другое: это другая среда, это другие люди, это другие правила игры. Поэтому только здесь и нигде больше.

ПРОНЬКО: Спасибо, Леонид. Теперь, я надеюсь, вы услышали "Финам FM", будете вместе с нами и когда мы с Дмитрием обсуждаем особенности российского бизнеса, и с другими гостями.

ПОТАПЕНКО: А по вопросам, которые не были еще озвучены, это на мастер-класс фактически по бизнесу, как вести его.

ПРОНЬКО: Да. Можно сделать так. Эти вопросы – в открытом доступе на форуме программы "Сухой остаток", если, Дмитрий, сочтете нужным ответить, отвечайте, и мы ответы разместим на своем сайте.

ПОТАПЕНКО: Я постараюсь.

ПРОНЬКО: Спасибо… Дмитрий Потапенко, управляющий партнер компании "Management Development Group Inc.", был сегодня в "Сухом остатке" на "Финам FM". Хорошего вам вечера и до завтра.



Источник: Юрий Пронько, http://finam.fm/archive-view/4151/5/

 

 

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости