Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Владимир Песоцкий рассказывает эксклюзивные уроки истории Алтайсбербанка

Мы представляем вниманию читателей первую часть большого авторского материала Владимира Песоцкого об истории Алтайского банка Сбербанка РФ. Эксклюзивный текст представляется нам чрезвычайно актуальным и интересным для широкого круга читателей, а не только работников банковской сферы. Почему? Ответы на этот вопрос могут быть разными.

Владимир Песоцкий. Фото: Олег Богданов.

Во-первых, Владимира Филимоновича неправильно именовать "бывшим" руководителем Алтайского банка Сбербанка России. Потому что вместе с его уходом с поста председателя фактически прекратил свою историю и сам банк. Сохранить его не удалось, несмотря на многочисленные усилия, в том числе и администрации края. Прежнего Алтай­сбербанка больше нет, и только его руководитель имеет полное право подвести своеобразную черту, окончательный итог деятельности.

Во-вторых, Владимир Филимонович в своей статье показывает, что за долгие годы Алтай­сбербанк прошел длинный, весьма тернистый путь. Банк можно беспощадно ругать, критиковать и обвинять в рыночной неповоротливости. Но факт остается фактом: в тяжелейшие кризисные периоды, а их было несколько, он уверенно исполнил свою роль стабилизатора ситуации на финансовом рынке.

В-третьих, Алтайсбербанк был (и остается в новом структурном виде) ключевым кредитором региональной экономики. Его инвестиционная политика не могла распространяться только на десяток избранных предприятий. Необходимо признать: в Алтайсбербанке кредитовались если не все, то почти все компании края. Ответственность и самого банка, и его руководителя при этом была колоссальной. Именно инвестициям будет посвящена вторая часть статьи Владимира Песоцкого. Первая же затрагивает ключевые моменты жизни и истории Алтайсбербанка. Предоставляем слово автору.

Отправная точка

— В конце прошлого года в ранге территориального банка завершил свое существование Алтайский банк Сбербанка России. Он стал головным отделением Сибирского банка. Самостоятельной жизнью прожил 19,5 года. Его история началась с того, что в июне 1991 года после регистрации Сбербанка РФ в Центробанке краевое управление Гострудсберкасс стало Алтайским территориальным банком Сбербанка РФ. Как верно подметил алтайский поэт Владимир Башунов, банк "вырос из недр сберегательных касс, оперевшись частью на их опыт и традиции в работе с населением, частью — на совокупные ресурсы и возможности".

Традиции действительно имелись — их формировали подготовленные за десятки предыдущих лет "сберегальщики", но банковских традиций, конечно же, еще не было. И ресурсы тогда были не ахти какие: обеспеченность производственными площадями составляла 36%, из них 85% — были арендованными. Автоматизация практически нулевая.

В сентябре 1991 года, когда я стал председателем, в банке насчитывалось 65 отделений, 787 филиалов, 243 агентства. Всего 1093 учреждения. И это без нынешнего Горно-Алтайского отделения, которое в то время являлось самостоятельным. Банк оперировал шестью видами вкладов населения, только начинал обслуживать юридические лица, выдавал первые кредиты.

Тогда в крае было три основных банка — "Алтайкредитпромбанк", "Россельхозбанк" и "Алтайбанк". В работе с юридическими лицами они на порядок нас опережали. По сути, мы были только формально банком с набором традиционных сберегательных услуг. Настоящий же банк еще предстояло создавать. И на первом этапе перед нами ставилась двуединая задача: сформировать материальную базу банка и создать коллектив профессионалов. А проблемы были везде одинаковые: слабая материальная база, отсутствие банковских технологий, отсутствие современных технологий автоматизации, небольшой ассортимент продуктов. Но главное — нам нужны были хорошо подготовленные специалисты, разбирающиеся в банковском деле и имеющие представление об экономике края и своего района.

Идем учиться и строить

— В 1991 году в банке работали 3105 человек, из них в краевом отделении — 140 сотрудников. Высшее образование имели тогда только 216 человек. В системе банка не было главных бухгалтеров с высшим образованием, не было его и у большинства управляющих отделениями. В середине 1990-х в техническом университете мы сформировали первую группу из 28 управляющих и главных бухгалтеров. Они получили специальное высшее образование. Наши специалисты читали лекции в вузах, выявляли студентов, интересующихся банковской работой. Вскоре банк стал регулярно пополняться молодыми кадрами.

Обучение, повышение квалификации и переподготовка стали постоянными атрибутами системы работы. Контролеров-кассиров вначале нам готовило профтехучилище № 20. Там же функционировали курсы повышения квалификации, которые вскоре были преобразованы в наш собственный учебный центр. В разное время он размещался и в АлтГТУ, и на арендованных площадях Центробанка РФ. Процесс повышения квалификации сотрудников нарастал. В год через учебные центры проходили сначала 1–1,5 тыс. человек, а затем и 3–4 тыс. 

Также мы начали много строить. Нам нужно было освободиться от "избушек на куриных ножках" и иметь собственные производственные помещения для комфортного обслуживания клиентов. В начале 1990-х мы строили, не имея собственных фондов. Добивались выделения средств из централизованных фондов Сбербанка. В 1994 году были построены здания для 15 отделений, в 1995-м  работы велись на 20 объектах, а в 1996 году на Комсомольском проспекте в Барнауле было построено главное здание нашего банка. Одновременно мы много занимались реконструкцией помещений, меняли интерьер. В результате огромной работы в 2010 году производственные площади Алтайсбербанка составили 157 тыс. кв. метров, из них собственных было около 80%.

Шоковая терапия

— Банк начинал свою деятельность в 1991 году в условиях жесткой экономической и финансовой ситуации в стране. Росла инфляция, появились задержки в выплате зарплат и пенсий. Существовала острая нехватка наличных денег. Например, 10 января 1992 года четыре барнаульских отделения запросили для выдачи населению 5 млн. рублей, а получили только 340 тыс. Конечно, в таких условиях в наших учреждениях были очереди, жалобы и недовольство клиентов. Но время было такое, когда вместе с инфляцией рос номинал новых денег, в экономике наступил кризис платежеспособности, денежные отношения сменились стихийным бартером. Чтобы хоть как-то компенсировать нехватку наличных денег, мы ввели чеки банка и их использовали при расчетах.

Шоковая терапия правительства Гайдара быстро разваливала экономику страны, по живому рвала отношения между предприятиями, оставляла без средств и производство, и население. За 1992 год кредитные ставки поднялись с 12% до 120% годовых, а потом еще выше. Платежи шли медленно и очень трудно. Зачисление денег на счета клиентов происходило с большими задержками, появились фальшивые авизо. За год банк трижды поднимал проценты по вкладам. В конце 1992-го процент по срочным вкладам составлял 60%, а по накопительным — 80%. При этом кредиты населению на покупку жилья выдавали тоже под 80% годовых.

В том же году в 950 пунктах нашего банка начали выдаваться приватизационные чеки. К этой работе мы дополнительно привлекли 650 человек. К концу года банк выдал более 1,5 млн. ваучеров. Вскоре после этого мы начали открывать расчетные счета юридическим лицам — первыми клиентами были жилищно-строительные кооперативы. Приведу интересную статистику. Весной 1992 года счета предприятий были открыты только в 1/3 наших отделений, а в некоторых было открыто всего по два-три счета.

Три сотни ЭВМ

— Нормальное развитие банка сдерживалось отсутствием автоматизации. В 1992 году у нас появились первые три сотни ЭВМ, но работать на них умели далеко не все сотрудники. Ситуация осложнялась тем, что никакого централизованного подхода со стороны Москвы к процессам автоматизации не было. Многие решения принимались нами самостоятельно. Мы начали сами создавать автоматизированные рабочие места, провели разработку собственных компьютерных программ, протянули первые локальные сети. В 1993 году в краевом банке "Центральный" мы организовали узел связи и расчетный центр. Это было очень значимое событие.

С этого, собственно, и начиналась наша автоматизация. Сначала решались частные задачи, только с 1996 года у нас появилась комплексная автоматизированная система. Автоматизация позволила централизовать расчетные счета отделений на единый корсчет краевого банка. Тем самым мы ушли от распыления средств и ускорили прохождение платежей. Это привело к тому, что многие коммерческие банки края в тот момент подключились к расчетной системе Сбербанка.

К 2011 году уровень автоматизации в Алтайсбербанке был одним из самых высоких на Алтае. В этом большая заслуга руководителя управления Анатолия Петухова. Сегодня автоматизированы все банковские операции, что обеспечивает высокую степень централизации учета, расчетов, выполнения отдельных операций в масштабе страны. Не вдаваясь в подробности, скажу только, что систему нашей автоматизации составляют 17,5 тыс. компьютеров, 450 серверов, 666 банкоматов, более 1 тыс. платежных терминалов.

Важный год

— Особым этапом в истории развития Алтайсбербанка стал 1995 год. Мы приняли на баланс бывший Горно-Алтайский территориальный банк. К тому времени он оброс убытками и долгами. Вскоре управляющим Горно-Алтайским отделением стал Укмет Альпимов, сумевший организовать стабильную работу, банк занял ведущее место в финансовых делах и планах республики. Новые современные офисы банка были построены в Чемале, Чое, Турочаке, Улагане, Акташе.

В том же году по объему деятельности мы стали первыми в Алтайском крае и Республике Алтай. За полтора года рухнули крупнейшие банки региона, и все более-менее "живые" клиенты перешли к нам. К концу года у нас было 10,5 тыс. счетов юридических лиц. В два раза выросла сумма вкладов населения, в 2,7 раза стало больше кредитов. Банк стал внедрять новую технологию работы с предприятиями по автоматизированной системе "Банк-клиент", что дало возможность клиентам проводить финансовые операции из своего офиса. Повышалась и культура обслуживания. Этому способствовала разработка наших внутренних "стандартов качества", которые мы внедрили на рабочих местах — очень важное направление возглавляла Надежда Ремнева.

В ноябре 1995-го банк выдал первую в крае пластиковую карту "Сберкарт". Это была надежная чиповая карта. На нее получали зарплату сотрудники многих предприятий, по ней были осуществлены первые расчеты в магазинах. Сначала мы выдали пластиковую зарплатную карту работникам "Алтай-Кокса". Затем начали переводить на пластиковую карту другие организации и ведущие учебные заведения края. Вскоре на Алтае появились первые международные карты, высокими темпами росло количество установленных банкоматов и терминалов, расширялся функционал карт. Если в 2001 году у нас было выдано около 70 тыс. карт, то к концу 2010-го — почти 1 млн. И в этом огромная заслуга нашего управления, которое возглавлял Игорь Гербер.

Как пережили дефолт

— 17 августа 1998 года правительство объявило финансовый дефолт. Произошла резкая деноминация рубля, курс его стал падать. За доллар вместо шести рублей стали давать 23–27. Люди, опасаясь потерять свои сбережения, стали срочно снимать их со вкладов в банке. Наличных денег не хватало, мы вынуждены были приостановить кредитование. Банк терпел убытки.

Ситуацию усугубляло то, что в крае исчезли несколько крупнейших предприятий, на которых работали тысячи человек. В Барнауле не стало ХБК и КХВ. В Бийске развалился оборонный гигант "Полиэкс". В Рубцовске встал когда-то передовой завод электротракторного оборудования, "тлели" "Сельхозмаш", машиностроительный и тракторный заводы. Финансовые проблемы на предприятиях привели к тому, что они появились и у банка. Резко — до 15,4% — выросла просроченная задолженность. Конец 1998-го и весь 1999 год ушли у нас на то, чтобы выбраться из этого кризиса. Постепенно паника населения прекратилась. Люди перестали снимать вклады и даже стали возвращать их в наш банк.

После принятия ряда позитивных мер правительством и ЦБ России (в чем огромная заслуга тогдашнего премьер-министра Евгения Примакова и руководителя Центробанка Виктора Геращенко) стали выправляться дела в экономике и финансовой сфере. К концу 1999 года Алтайсбербанк вышел на показатель прибыли. Наша доля на финансовом рынке региона составила по вкладам населения 95%, а по кредитам — 64%. Две трети остатков на счетах юридических лиц были в нашем банке. Особый упор в работе мы сделали на кредитовании населения, что принесло результат. К концу 1999 года наш банк среди 71 территориального банка стал третьим по объемам кредитования. И это после Москвы и Санкт-Петербурга, которые брали численностью!

Кризис окончательно забылся в 2000 году. Это был год финансовой стабильности Алтайсбербанка: свои ресурсы он увеличил на 42%. В том же году прошло объединение территориальных банков. Их стало всего 17. Наших соседей — Томский и Кемеровский банки — присоединили к Новосибирскому. Но мы сохранили самостоятельность.

 

Источник: http://altapress.ru/story/69043/

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости