Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Юрий Симачев, заместитель директора ОАО «Межрегиональный аналитический центр». Государство действует ситуативно. Часть первая

Резкое повышение, а затем не состоявшееся столь же резкое понижение ставки ЕСН, трансформированного в обязательные страховые выплаты, оказались в центре внимания бизнес-сообщества. Стали они и одной из наиболее актуальных тем для обсуждения. С просьбой прокомментировать данную ситуацию мы обратились к Юрию Симачеву.

- Юрий Вячеславович, у нас сейчас хит сезона – повышение ставки ЕСН, преобразованного в обязательные страховые взносы, и реакция на это сначала бизнес-сообщества, затем президента. И вот теперь обсуждается решение об исправлении последствий этой меры. Скажем прямо, реакция отечественного бизнеса на повышение ставки страховых взносов оказалась вполне предсказуемой: он побежал в основном в тень, а кто смог – за кордон. Президент тоже оказался недоволен тем, что произошло. А вот правительство старается всеми силами не отступать. Как Вы можете прокомментировать ситуацию, которая в течение более полугода будоражит значительную часть бизнес-сообщества?

- Меня эта ситуация тоже не приводит в восторг. И никаких положительных эмоций она не вызывает. Правда, я смотрю на нее несколько иначе, чем пишут в наших СМИ.

Самое главное – у меня не складывается впечатления, что государство в этой истории действовало последовательно и системно. Когда еще только-только предлагалась эта реформа, связанная с заменой ЕСН на страховые взносы, множество экспертов говорило, что это – очень странное и не совсем правильное решение. Звучали призывы вспомнить, что в свое время наоборот переходили у системе ЕСН – зачем это делали? Но такие мнения услышаны не были. Проект поступил в Государственную Думу, и там, если посмотреть заключение профильного комитета, было записано, что это приведет к резкому росту нагрузки на бизнес, что в крайне сложном положении окажется малый бизнес, что резко усилится риск теневого оборота.

- Одним словом был дан точный прогноз.

- Да. Но, тем не менее, закон был принят именно в таком виде. И в последний момент, как всегда, была включена система каких-то компенсационных мер: давайте облегчим жизнь малому бизнесу в каких-то особых экономических зонах.

Причем все эти решения принимались ближе к концу года. А потом пошли решения о переходных сроках.

В итоге у меня возникает ощущение какой-то сумятицы. Причем сумятицы уже с первоначальным подходом ко всей этой теме, когда мы видели только одну проблему, связанную с недостатком средств в Пенсионном фонде и решением вполне определенных социальных задач. После этого ситуативно было принято решение, которое затем начинает как-то компенсироваться с помощью дальнейших, тоже чисто ситуативных мер. И во всем проявлялась именно эта ситуативность, когда одни проблемы решаются за счет создания других. Вот это не нравится мне больше всего.

Надо сказать, что это – яркий пример отсутствия внятной линии по вопросам и снижения, и повышения налоговой нагрузки вообще – исключительная ситуативность действий. Задайте вопрос тем, кто отвечает за модернизацию, за инновации: какие меры налоговой политики вы считаете приоритетными? Назовите три важнейших.

- Не назовут.

- В том-то и дело! Все делается чисто ситуативно: вот возникла возможность – сделали. А повестки внятной нет.

Причем, на самом деле, такой повестки нет и у Минфина. Есть общая логика: налоговая система должна быть достаточно консервативной. А четкой долгосрочной программы нет. Что должно происходить с налоговой системой? В какую сторону она должна трансформироваться? Только сейчас стали немного вырисовываться контуры модернизации налоговой системы, некая среднесрочная и долгосрочная перспектива. Но все это еще очень условно, и у меня есть ощущение, что в любой момент эта едва проявившаяся повестка может быть пересмотрена. И с этим связаны мои основные сомнения.

- Юрий Вячеславович, вот Вы говорите о повышении ставки ЕСН: эксперты предупреждали, профильный комитет Госдумы высказывал претензии. А кто же это все-таки продавил?

- Я не знаю, кто продавил этот закон. На самом деле, по поводу ставок по социальным взносам высказывался и Шаталов. То есть даже представители Минфина говорили, что в рамках конкуренции с Казахстаном, где налоги ниже… Вопрос в оценке масштабов это тоже всегда важно: не весь бизнес может уйти в тень. Далеко не весь бизнес может переместиться в другие сферы. Какое-то перемещение бизнеса в другие юрисдикции происходило и раньше, так что связывать его только с повышением ставки ЕСН неправильно. Его скорее можно связать с повышением, с одной стороны, мобильности бизнеса, его лучшей информированности. А с другой стороны, - с сохранением недостаточно благоприятных условий для ведения предпринимательской деятельности в России.

Это – опять же проблемы инвестиционного климата.

- Да, безусловно.

- Мы о них с определенной регулярностью говорим, но, как только дело касается институтов, а инвестиционный климат – это, прежде всего, институты, сразу оказывается, что предстоит очень затратная и неблагодарная работа. И такая работа всегда остается «на потом», потому что там даже самые мелкие решения должны продавливаться – осуществляться при высоком уровне политической поддержки, с постоянными проверками и перепроверками, что же сделано и что в результате получилось. Там нет простых решений, дающих моментальный эффект.

При этом, когда разговариваю с коллегами, ощущение такое, что переход с ЕСН на страховые взносы вообще никто не предлагал. А когда вопрос обсуждался, все считали, что это не совсем правильно.

Окончание следует.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости