Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Павел Сигал, президент Некоммерческого партнерства «Микрофинансирование и развитие», вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России»: Хочу, чтобы мои дети жили в этой стране. Часть первая

За двадцать лет предпринимательской деятельности Павел Сигал создал «Научно-технический центр «Экология», «Татэкобанк», Инновационную аппаратурно-технологическую ассоциацию ИНАТА, швейное объединение «Альтон», а также Центр микрофинансирования.
Кроме того он - вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России», заведующий кафедрой «Инновационного предпринимательства и финансового менеджмента» Казанского государственного технологического университета. Еще он вице-президент Национального Партнерства участников микрофинансового рынка (НАУМИР), председатель Координационного совета по вопросам поддержки и развития малого и среднего предпринимательства Правительства Республики Татарстан, сопредседатель Общественно-консультационного Совета при Управлении Федеральной антимонопольной службы по Республике Татарстан и президент Некоммерческого партнерства «Микрофинансирование и развитие». Наконец, Павел Сигал - руководитель регионального отделения партии «Правое дело».
О том, как все это совмещается, как и почему человек выбирает столь разнообразные виды деятельности, мы и беседуем с Павлом Сигалом.

- Павел Абрамович, в кратком резюме, часть которого предшествует нашей беседе, не сказано еще, что Вы закончили два вуза, защитили диссертацию и являетесь кандидатом технических наук, наконец, имеете несколько десятков изобретений. Почему человек, достигший реальных успехов на научном поприще, создавший целый ряд успешных бизнесов, неожиданно начал заниматься вполне экзотическим на тот момент делом - микрофинансированием?

- Видите ли, мне, как оказалось, интереснее всего заниматься созданием новых бизнесов. У меня это получается, и мне это интересно. Это – творчество, а я воспринимаю бизнес именно как творчество, а не как зарабатывание денег. Деньги, если все правильно организовано, приходят попутно.
Поэтому, когда мы из трех разоренных швейных фабрик (причем покупали мы их постепенно – вначале одну, затем другую) создали процветающее швейное объединение, которое сшило 800 тысяч изделий на экспорт (мы продавали свою продукцию в Англию и Германию), мне стало скучно продолжать этим заниматься: цели были достигнуты. Поэтому я оставил себе одну фабрику, остальные продал и начал новое дело.
Понимаете, я всегда, когда начинаю новое дело, старое или продаю, или оставляю работать в автономном режиме.

- Как я знаю, кроме швейного, у Вас есть еще бизнесы.

- Есть. И инновационные бизнесы, и производственные, и сельскохозяйственные.

- В таком случае напрашивается вопрос: чем же Вас так привлекло именно микрофинансирование?

- Это долгая история. У меня по этому поводу много разных публикаций. Но если кратко, то микрофинансирование – это некая финансовая услуга, которую мы оказываем и предпринимателям, и гражданам и которая до нас в России практически не существовала. Это сейчас стало полегче. А когда в 2002-м году (до нас были только пришедшие сюда американские компании и кредитные кооперативы) мы начали создавать микрофинансовые организации и выдавать займы, это была абсолютная новинка.
Причем пришедшие к нам западные компании пытались культивировать в России микрофинансирование по образцу Мухаммеда Юнуса, который рассматривал его как борьбу с нищетой. То есть применялись технологии, которые он разработал для беднейших стран Азии и Африки.
Мы же разработали совершенно новую модель для России. Во-первых, она предусматривала индивидуальные займы и вообще имела парадигму в развитии. Если Мухаммед Юнус и его последователи выдают групповые займы для борьбы с бедностью, то мы оказываем финансовую услугу микропредпринимателям для развития их микродел. Это – совсем другая идеология. А из этой идеологии возникли и другие подходы, и другие технологии.

В одном из интервью Павел Сигал сказал по этому поводу: «Сейчас вот обдумываю очередную идею: хочу из моей финансовой сети создать компанию, которая стала бы многопрофильным финансовым супермаркетом. В офисах, в одном месте, будут оказывать предпринимателям множество финансовых услуг: выдавать займы, принимать вклады, страховать; здесь же заработают кредитные кооперативы, электронные торги имущества. Но, главное, чего здесь не будет - пренебрежительно-советского отношения к клиенту. Уже сейчас наши сотрудники понемногу привыкают к мысли: «я - никто, клиент - все, и я здесь до тех пор, пока нужен ему».

- Кроме того, я был человеком, создавшим у нас в стране первую частную микрофинансовую организацию. До этого на этом рынке были либо общественные организации, либо западные фонды, либо кооперативы. Более того, считалось, что микрофинансирование и должно развиваться только в виде таких общественных фондов и кооперативов. А оказалось, что наиболее эффективная форма – это частная компания. Здесь понятна ответственность. Ее могут кредитовать банки, что до этого в России считалось невозможным. Первый кредит для начала дела я взял небольшой. Я принципиально начинал на кредитные деньги. А поскольку этот бизнес оказался чрезвычайно интересным, сложным и многообразным и сейчас стал крупнейшей российской компанией в области микрофинансирования (с 2007 года мы – самая крупная такая компания). Но мы настолько быстро развиваемся не только количественно, но и качественно, что мне пока все это интересно, и я продолжаю этим заниматься. Мне вообще, если бизнес не интересен, то я им не занимаюсь.

- Павел Абрамович, в свое время на круглом столе «Комсомольской правды» Вы обронили замечание, что банк, как жену, выбирают. А как и почему выбирают микрофинансовые организации?

- К счастью, с банками, в отличие от брака, все разрешено, и можно выбрать не один банк на всю жизнь, а много банков. Я, например, уверен, что выбор банка для бизнеса – и для малого, и для среднего, и для крупного заключается и в величине банка, и в удобстве работы с этим банком. Раньше действительно было строго – мелким бизнесом занимаются малые банки. Но затем многие крупные банки стали менять свои подходы. Хотя достаточно медленно, к сожалению.
Но есть и принципиально иной вопрос. Мы проводили исследования и выяснили: главная проблема в общении малого бизнеса с банками – отсутствие нужных залогов. И вторая проблема – цифры, которые обычно приводят, говоря об ускорении выдачи кредитов, мягко говоря, идеализированы. На самом деле срок значительно больше. Особенно эта проблема характерна для крупных банков.
Кроме того, когда мы несколько лет назад проводили опросы касательно взаимоотношений малого и среднего бизнеса с крупными банками и программами льготного кредитования, 50-60 % получивших кредит в этих структурах говорили, что «благодарили» тех, кто им помогал. Причем речь шла о работниках низшего звена банков.
И предприниматели идут к нам. А я являюсь президентом микрофинансовой организации, крупнейшей в России, которая имеет 250 филиалов по городам России и ежемесячно кредитует 25 тысяч клиентов. Причем средний заем – 30 тысяч рублей.

- Павел Абрамович, я слышал Ваше выступление на весеннем предпринимательском форуме, одним из организаторов которого выступал НИСИПП, Вы там называли весьма солидный процент по кредиту.

- Процент высокий – от 2 до 5 процентов в месяц и даже больше. Но, когда предпринимателю нужно взять 30, 50 или 100 тысяч, и нужно взять сегодня, а не через месяц, он не будет даже в самый любимый свой банк идти и долго оформлять там требуемые бумаги. Потому что сколько он заплатит с 50 тысяч или 100 тысяч ему все равно, 2 тысячи за месяц или за два месяца, или 4 тысячи – это не принципиально. Ему нужны деньги здесь и сейчас. И он идет к нам, поскольку наши условия и наши требования отвечают его нуждам.

- Совсем недавно я беседовал на тему микрофинансирования у нас в стране с хорошо известным Вам человеком - Михаилом Мамутой. Он в качестве одной из неразрешимых пока проблем кредитов для малого бизнеса считает отсутствие «длинных» денег.

- Конечно, это очень серьезная проблема – отсутствие длинных кредитов. Малый бизнес практически длинные кредиты взять не может. Максимум, на что может рассчитывать малый бизнес, это год – полтора. Но за это время реальное производство не поставить. Магазин-то не раскрутишь, не то, что производство. Это колоссальная проблема. Почему?
Малые и средние банки, которые являются основными партнерами малого бизнеса, не имеют длинных денег. А в больших банках получить кредит малому бизнесу очень проблематично. Тут и получается разрыв.
И нельзя сбрасывать со счетов проблему того, что банки могут не дать кредиты и требуют залоги. Хотя, с моей точки зрения, главный критерий выбора – это наличие взаимовыгодного и взаимоудобного механизма взаимодействия между банком и клиентом. Другого, наверное, ничего не придумаешь. И наша микрофинансовая организация стремится такой механизм выстроить.

Окончание следует.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости