Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Павел Сигал, президент Некоммерческого партнерства «Микрофинансирование и развитие», вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России»: Хочу, чтобы мои дети жили в этой стране. Часть вторая

- Павел Абрамович, кроме занятий бизнесом вы занялись и общественной деятельностью. Вы стали одним из руководителей ОПОРЫ России, руководителем татарстанского отделения партии «Правое дело».
А это с чем связано? Ведь Вы должны быть очень занятым человеком. И вот решаете пожертвовать часть времени и сил на общественно-политическую деятельность.

- Тут несколько причин. Во-первых, как было сказано в фильме «Москва слезам не верит», если ты умеешь организовать работу трех человек, ты сможешь организовать любой коллектив. Я умею организовать работу своих сотрудников так, что время начинает уплотняться. И хотя с каждым новым делом кажется: вот все – этим займусь, жить некогда будет, но выясняется, что успеваю при этом и книжки читать, и в театры ходить, и с детьми заниматься. Конечно, этого времени меньше, чем хотелось бы, но в принципе успеваю.

Мне вообще кажется, - сказал как-то журналистам Павел Сигал, - что я - рабочая лошадь, которой везет, потому, что она везет. Всю жизнь работал и работал. Вечно шел туда, куда мне идти не советовали. Ну и делал. И получалось.

- Тогда давайте начнем с «ОПОРЫ России». Вы, как я понимаю, уже давно трудитесь в этой общественной организации.

- Видите ли, мне, как капиталисту, безусловно, наиболее близка правая либеральная идеология. Карьеру чиновника (как это официально называется – государственного служащего) делать не собираюсь, а вот в «ОПОРЕ России», самой крупной российской общественной организации предпринимателей малого и среднего предпринимательства, я уже десять лет.
Сначала возглавлял ее региональное отделение в Татарстане, а после избрания вице-президентом стал заниматься региональной политикой, но уже на федеральном уровне.
Должен сознаться: этой организации я отдаю времени не меньше, чем бизнесу, поскольку считаю ее деятельность нужным, полезным и важным делом. Между прочим, если бы удалось внедрить в экономику России все разработки, подготовленные «ОПОРОЙ» за эти годы, то сегодня мы могли бы реально защитить бизнес (особенно малый). Кстати, многое из того, что уже принято правительством по развитию предпринимательства в стране, предложила именно «ОПОРА». Только мы об этом говорили давно, а работать оно начинает сейчас - вечно у нас долго запрягают.

- Павел Абрамович, поскольку речь уже зашла о малом бизнесе, я хотел бы услышать вашу точку зрения на тему «малый и средний бизнес в России» - его положение и состояние на сегодняшний день.

- Ничего хорошего я, к сожалению, не вижу. На мой взгляд, за последние полтора – два года произошло резкое ухудшение ситуации. И вот сегодня многие вещи, которых мы добились: и льготное налогообложение, и некоторое снижение административных барьеров, и уменьшение прессования бизнеса со стороны проверяющих структур – возвращается. Наша административная система, как гидра из мифа о Геракле – отрубаешь одну голову, отрастают две. И вот последние полтора – два года я наблюдаю явный и заметный откат и ухудшение ситуации с малым и средним бизнесом. И, видимо, не только с малым: посмотрите на отток капитала из страны. Экономика на подъеме, а капиталы бегут, как в 90-е годы.
Последнее повышение налогов поставило многие небольшие компании перед нелегким выбором: закрываться, повышать цену на свою продукцию (при этом неизвестно, будут ли ее брать по новой цене), понизить зарплату работникам или просто уйти в тень. При этом подавляющее большинство предпринимателей в тень уходить не хочет.

- Конечно, уйдя в тень, они сразу же становятся очень уязвимы для любых чиновников, любых правоохранителей, которые захотят на них нажиться.

- Это – одна сторона. С другой стороны, у них закрывается доступ к банковским кредитам. А потом люди уже привыкли легально зарабатывать, легально декларировать доходы.
К сожалению наши власти не обращают на это внимания. Они считают, что на их век нефти хватит, а мы только путаемся у них под ногами.

- И вот при таком видении ситуации Вы активно работаете и в «ОПОРЕ России», и в «Правом деле».

- Скажу честно: я считаю эту свою работу вещью абсолютно необходимой, потому что иначе шансов у России нет. А я собираюсь жить в России и никуда не уезжать, и здесь, надеюсь, будут жить мои дети. И мне не хочется, чтобы они когда-нибудь сказали: что же ты нам за подарок сделал, что мы живем в этой стране.
Кроме того, как ни странно, в России наиболее защищены люди, активные, не боящиеся идти на конфликты и бороться. Я знаю массу примеров людей, которые вели себя тише воды и ниже травы, все равно система на них наехала.

- И поэтому Вы возглавляете региональное отделение «Правого дела».

- Конечно, не только поэтому. Но в целом, общественно-политическая активность не только не мешает бизнесу, но и помогает: очень многие вопросы удается решать, когда ты не боишься их ставить и не боишься их добиваться. А те, кто пытается «договориться», зачастую оказываются в худшем положении.
Самое главное, я считаю, если я человек активный и у меня получается, значит я могу это делать и должен это сделать. Как ни пафосно это звучит. И есть еще один важный момент. Он как бы не касается экономики, но, на мой взгляд, принципиально важен для России. Капитализм, как модель, преодолевал успешно кризисы только за счет активности населения и за счет того, что политические свободы дают возможность активно менять управленцев, активно менять какие-то модели. Причем, на каждом уровне – от верхнего до нижнего. Мне кажется, что если не произойдет либерализация политической жизни в России, то нам будет намного сложнее выходить из кризиса в экономике. Это, кстати, понимают и на самом верху. Другое дело, что есть инерция мышления. Так что я бы в экономической составляющей наметил и политическую составляющую, которая позволит очень гибко реагировать на вот эти проблемы.

- Знаете, Павел Абрамович, мне недавно довелось беседовать с предпринимателем, и мы говорили на те же самые темы. Только он говорил все наоборот: заниматься в России бизнесом очень сложно, дети должны жить и учиться за границей и так далее. И мы знаем, что таких людей довольно много.
Неверие в завтрашний день очень распространено в бизнес-среде.

- Да. Я уже сказал об оттоке капиталов, но отток капиталов – это еще полбеды. Начался массовый отток людей. Если раньше покупали недвижимость за границей и фактически переселялись туда крупные наши бизнесмены, то сейчас масса малых и средних предпринимателей, имея не очень большие деньги и не очень большие возможности, все равно, смотрит туда. Я недавно читал в интернете откровения одного довольно крупного бизнесмена, который пишет: нет ни одной нашей встречи, чтобы не обсуждался вопрос, кто куда уезжает или планирует уехать. И я знаю, что это правда: в наших кругах разговоры тоже крутятся вокруг этой темы. Мы, к сожалению, скатываемся к тому худшему варианту позднего советского периода. Помните старый популярный в те времена анекдот: стоят два еврея, подходит третий и говорит…

- Я не знаю, о чем вы разговариваете, но ехать надо.

- Да! Пока эта ситуация еще не закостенела: многие колеблются, поскольку являются латентными патриотами. К тому же очень многие понимают: какая радость ехать, черт знает, куда, чтобы там все начинать сначала. Но уже многие люди, которых я знаю, не просто думают об этом, а уже продают свои бизнесы для того, чтобы на вырученные деньги попытаться что-нибудь сделать в других странах.
Я хочу жить в этой стране, но не могу закрывать глаза на объективную реальность, которая сейчас создалась. Или мы сумеем переломить эту ситуацию, или ее последствия могут оказаться просто катастрофическими для всей страны.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости