Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Больше СРО, хороших и разных. Часть первая

Этим летом НИСИПП опубликовал уже четвертый мониторинг развития саморегулирования в регионах России.
Как сказано в преамбуле публикации результатов этого исследования: «На современном этапе развития российского общества решающее значение приобретает совершенствование форм публичного регулирования экономической деятельности. Сегодня как никогда нужны новые нестандартные, инновационные решения и действенные механизмы преодоления кризисных явлений в национальной экономике и, что не менее важно, реализации стратегии долгосрочного социально-экономического развития страны. Наиболее перспективные направления роста связаны с сокращением государственного регулирования в экономике и использованием потенциала саморегулирования, которое может внести серьезный вклад в решение стоящих перед российской экономикой задач».
Как утверждают авторы: «Настоящий мониторинг подготовлен в целях оценки результативности усилий региональных властей по созданию условий для развития саморегулирования различных секторов экономики. Публикуется для общественного обсуждения, привлечения внимания к проблемам саморегулирования предпринимательской и профессиональной деятельности в России и стимулирования появления новых и развития уже существующих саморегулируемых организаций».
И вот мы беседуем с экспертами, занимавшимися рейтингованием регионов в части развития СРО, Фазлиддином Сайдуллаевым и Анной Закускиной. И речь у нас идет о том, что не могло войти в текст аналитического отчета – о том, что побудило к проведению, причем не в первый раз, такого исследования, что сопровождало их работу, какие интересные сведения, по самым различным причинам остались за рамками проведенной работы.

- Уважаемые эксперты, вы участвовали в работе по составлению рейтинга саморегулируемых организаций. Как вы оцениваете результаты этой работы?

Закускина: Я надеюсь, что мы поработали хорошо. Количество СРО растет заметными темпами. Наш мониторинг проводится в четвертый раз, и мы видим, как их количество возрастает в разы. Есть, с чем работать, есть, что исследовать.

- Извините за, может быть, странный вопрос, но столь бурный рост количества СРО – это хорошо или плохо? Я имею в виду, с точки зрения нормального развития экономики. Ведь растет не производительность труда, а количество полусамодеятельных бюрократических организаций.

Закускина: - Я думаю, этот вопрос лучше задать Фазлиддину.

Сайдуллаев: Не думаю, что рост можно назвать «бурным». В отдельных сферах деятельности численность СРО практически не меняется, поэтому рост скорее заметный и связан он, в первую очередь, со становлением саморегулирования в новых сферах деятельности. Плюс все еще активно развивается ситуация с саморегулированием строительной отрасли.
Если вынести за скобки вопрос о необходимости и целесообразности введения саморегулирования в отдельных сферах деятельности, то рост количества саморегулируемых организаций – сигнал скорее положительный. У участников рынка появляются большие возможности выбора, ну, а «естественный» отбор сделает свое дело. Другой вопрос, что просчеты в создаваемой системе могут вести наоборот, к ухудшающему отбору.

- Итак, 4-й раунд рейтингования СРО…

Сайдуллаев: Рейтингования регионов по уровню развития СРО.

- Да, регионов, лучшими среди которых оказались Москва, Питер и Московская область.

Сайдуллаев: Все верно.

- Первый вопрос: что дает этот рейтинг? Нужен ли он в принципе? Кто его заказывал?

Сайдуллаев: Этот рейтинг никто не заказывал. Данный проект –инициативный и реализуется институтом самостоятельно. Основной предпосылкой для проведения такого мониторинга стало, разумеется, принятие базового закона о саморегулировании.

- Поскольку, в качестве основной проблемной сферой деятельности в Мониторинге вы выделяете строительство, где, как известно введено обязательное саморегулирование, вопрос: насколько, по-вашему, повлияла на процесс создания СРО такая принудиловка?

Сайдуллаев: Да. Когда все начиналось, система еще не была сформирована окончательно, шел процесс обсуждения. Но уже тогда был понятен один из очевидных рисков введения саморегулирования в отрасли: по сути это может оказаться не саморегулирование, а создание отдельных организаций, которые, с одной стороны, - уже не органы власти…

- Но управленческие структуры, стоящие над строительными компаниями.

Сайдуллаев: Да, имеющие государственные полномочия и точно также собирающие рентную плату за допуск на рынок. Поэтому методология нашего мониторинга была сориентирована на то, чтобы посмотреть, насколько концентрировано субъекты определенного вида предпринимательской и профессиональной деятельности в каждом конкретном регионе окажутся распределены между различными СРО.
То есть, если в регионе тысяча строительных организаций, является членами одной и той же СРО, то регион получает меньшую оценку, чем регион, в котором всего два десятка строительных организаций, входящих в разные СРО.

- А где вы брали данные для этого рейтинга?

Сайдуллаев: Сбор первичной информации является самой трудоемкой частью мониторинга. При том, что, с одной стороны, одним из главных требований к СРО является их полная открытость, мы убедились, что у одних организаций нет своего сайта в интернете, а другие, имея его, не размещают на нем реестр своих членов. Или же раскрывая реестры, они делают это так, что однозначно идентифицировать включенные в них компании практически невозможно. Название указано, а в каком регионе фирма зарегистрирована, непонятно.

Закускина: Мы испытывали, к сожалению, трудности добираясь до необходимой информации.

- А какие трудности? Добраться до чего? Ведь СРО, по идее, должны быть организациями открытыми.

Закускина: Да, должны. Более того, в соответствии со статьей 7 Федерального закона о саморегулируемых организациях от 1.12.2007 года, СРО обязаны обеспечить свободный доступ к информации о своей деятельности, публикуя ее в СМИ или размещая в интернете.

- Как я понимаю, И Фазлиддин это только что сказал, у них у всех должны быть свои сайты, а то и интернет-порталы.

Закускина: Да, какие-то интернет-структуры, где можно получить полную информацию об их деятельности. В числе этой информации, подлежащей раскрытию, информация о составе конкретной СРО, о ее членах. То есть именно то, что было предметом нашего исследования.
Однако в процессе сбора информации для проведения мониторинга мы столкнулись с тем, что далеко не все СРО размещают на сайтах информацию о своих членах. Где-то есть какие-то реестры, где-то их нет. К тому же мы столкнулись с такой сложностью, как фрагментированность информации. Например, общего реестра членов нет, а на каждого из них заведена микро-страничка. Для того, чтобы познакомиться с информацией обо всех членах, нужно все это пролистать и просмотреть, переходя со страницы на страницу. При этом в тех сферах, где СРО больше всего, больше всего и организаций без сайтов.

- А какая-то зависимость наличия или отсутствия в широком доступе данных от региона или от сегментов рынка есть?

Закускина: Нет, это прямо пропорционально количеству СРО.
Наибольшие трудности у нас вызвал сбор информации о СРО в строительстве.

Сайдуллаев: Что, обусловлено, значительным количеством СРО в данной сфере. Здесь стоило бы отметить СРО арбитражных управляющих: на сайте Росреестра создан отличный сервис, позволяющий достаточно легко и быстро получить информацию в интересующем разрезе как о самих СРО, так и об арбитражных управляющих, являющихся их членами.

- А какие сферы деятельности считаются у нас «иными»? Ведь если просто «иные» - это уже что-то из фантастических романов Сергея Лукьяненко. Хотя для нашей статистики это – вполне подходящий автор.

Сайдуллаев: Нет, «иные» это все сферы деятельности, не включенные в основные рассмотренные нами сферы деятельности. Теоретически количество таких сфер неограниченно, на практике же их немного и все «иные» СРО зарегистрированных в общем реестре СРО, который ведет Росреестр. Например, на момент проведения Мониторинга в общем Реестре значилось 179 СРО, из них около 40% в сфере управления недвижимостью и жилищно-коммунальным хозяйством и около 20% в сфере обеспечения промышленной и пожарной безопасности.

- Ну вот: существуют некие СРО, занимающиеся просто иными видами деятельности. А дальше – вольный полет фантазии. Вам не кажется, что сама ситуация вполне знаковая?

Закускина: Может быть и так.

Но мне хотелось бы сказать во о чем: с предыдущего раунда исследований произошли изменения, например, связанные с организацией новых СРО. Например в сфере энергоаудита их было не больше двадцати, а стало больше восьмидесяти. И у недавно организовавшихся СРО, разумеется, не у всех есть сайты. Это понятно: они могут появиться позже.
Но в ряде случаев во время прошлого исследования сайты у некоторых организаций был, и мы их видели, а сейчас их уже нет. Это наводит нас на мысль, что люди создавали сайт для проформы, а потом забыли его поддерживать или оплатить…

- А, может быть, сама СРО исчезла?

Закускина: Нет, СРО как раз есть. Просто такое безответственное отношение к информации.

- В таком случае у меня вопрос: это – безответственное отношение только к информации, или ко многому другому тоже?

Закускина: Могу судить только в части раскрытия информации. В плане информации нам был продемонстрирован показательный момент.
Когда мы поняли, что не можем найти необходимую нам информацию, уточняющую имеющиеся данные, мы попытались обратиться к самим СРО. Мы написали и отправили 51 письмо. В этих письмах было написано: уважаемые коллеги, мы занимаемся мониторингом СРО, который может быть интересен и вам тоже. Размещен он будет там-то…

- И неужели на 51 обращение вы получили хотя бы 26 ответов?

Закускина: Вы не угадали, хотя назвали уже грустную цифру. Но ответы мы получили от трех организаций.

- Из 51-й организации всего три ответа? «Производит глубокое», как сказал когда-то поэт.

Закускина: Да. Герои поименованы в нашем мониторинге.

- Но это означает, что почти пяти десяткам СРО никакой мониторинг не нужен. Главное для них – не светиться.

Закускина: А что Вы хотите: каждая СРО теперь как монастырь и у каждой свой устав.

- В таком случае стоит опять задать вопрос: хорошо ли, что их так много? Может быть, как утверждал когда-то Владимир Ильич Ленин, лучше меньше, да лучше?

Закускина: Я за разумное число СРО, главное, чтобы они были информационно открытыми.

- Хорошо, но, кроме трех ответивших вам на письма СРО, вы все, участники этой работы должны были общаться с каким-то количеством организаций. Сколько всего вошло их в ваш рейтинг?

Закускина: Сразу надо сказать, что количество СРО постоянно растет. Даже за время, прошедшее между завершением сбора информации и предоставлением финального отчета, их число изменилось. На 15 июня их было более 700 СРО.
А, возвращаясь к вопросу прозрачности, надо сказать, что неготовность многих организаций идти на контакты огорчает и настораживает.

Продолжение следует

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости