Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Больше СРО, хороших и разных. Часть вторая

Мы продолжаем беседу с Фазлиддином Сайдуллаевым и Анной Закускиной, посвященную мониторингу развития саморегулирования в регионах России.

- Фазлиддин, Вы мельком отметили такое явление, как уход компаний в организации соседних регионов. Это, как я понимаю, нормальное явление.

Сайдуллаев: Уход – не совсем верное слово. Правильно – говорить, что компании предпочитают вступать в в СРО других регионов, и это может быть обусловлено различными причинами.

- А можно об этом подробнее. Что у нас встречается чаще: одна организация на регион с тысячей строительных компаний, или десятки фирм, разбредающихся по СРО всей страны?

Сайдуллаев: СРО с тысячей членов нам пока не встречались. Если посмотреть динамику наших мониторингов, то я бы сказал, что идет процесс диверсификации, если данный термин можно применить в нашем конкретном случае. Причем строительные организации не обязательно стремятся вступить в региональную СРО.

- Значит, удобнее, когда существует большое количество СРО.

Сайдуллаев: Да. Но есть еще ряд вопросов, связанных с тем, что стать членом саморегулируемой организации – это не просто прийти и подать заявку.

- Надо получить одобрение уже имеющихся членов СРО, заплатить взносы, как я понимаю, не такие уж маленькие.

Сайдуллаев: Разумеется. Целый ряд вопросов связан именно со взносами. Вступительные взносы, членские взносы. Тут различия могут быть в силу того, что некоторые организации устанавливают фиксированный размер сборов. При этом не делается никакого различия по масштабу организаций – членов данной СРО. Это значит: будет у вас 10 кадастровых инженеров–изыскателей или полторы тысячи, размер взносов будет одинаковым. Очевидно, что для крупной организации это будут не такие большие затраты, а вот для маленькой фирмы они могут быть запредельны.
Поэтому сами субъекты вынуждены выбирать. Возможно, им было бы удобнее вступить в СРО в своем регионе, поскольку должен быть и эффект обратной связи. То есть не просто организация пришла, заплатила членские взносы и получила право заниматься конкретной деятельностью, и больше ей ничего не нужно. Ведь один из принципов саморегулирования состоит в том, что объекты имеют возможность влиять на регулятора. В противном случае вполне можно ограничиться и государственным регулированием.
При этом, если я как предприниматель нахожусь в Хабаровске, но являюсь членом СРО, находящейся в Краснодарском крае, обратная связь, очевидно, будет отсутствовать.

- Да и сама по себе такая ситуация будет странной и подозрительной.

Сайдуллаев: Я бы сказал так: если такой окажется всего одна организация, то это будет странно. А вот если все строительные организации Хабаровского края, или их значительная часть, вступят в СРО в Краснодарском крае, тогда появляются вопросы не к субъектам деятельности, а к самому региону.

- А вы сталкивались с такими явлениями?

Сайдуллаев: К сожалению, мы не рассматривали этот аспект. Скажем честно: объем информации настолько велик, что провести анализ еще и в этом ключе было за пределами наших возможностей.

- Но ведь это показательно.

Сайдуллаев: Это, безусловно, показательно. Но есть вопрос о доступности первичной информации. Поскольку с одной стороны одно из главных требований к СРО – их полная открытость, но мы видим, что у некоторых организаций нет своего сайта в интернете, а некоторые, имея его, не вывешивают реестр своих членов. И даже порою, вывешивая реестры, они делают так, что идентифицировать названные в них компании практически невозможно. Название указано, а в каком регионе она зарегистрирована, непонятно.

- Мы уже говорили об этом, но как-то опустили такой вопрос: несмотря на сложности с получением информации, участники мониторинга должны были общаться с каким-то количеством организаций. Сколько всего вошло их в итоги в ваш рейтинг?

Закускина: Ответить на этот вопрос не так просто: количество СРО постоянно растет. Даже за время, прошедшее между завершением сбора информации и предоставлением финального отчета, их число изменилось. На 15 июня было более 700 СРО.
А, возвращаясь к вопросу прозрачности, надо сказать, что неготовность многих организаций идти на контакты огорчает и настораживает.

- Неготовность идти на контакты должна иметь свои причины, возможно, самые разные. Одни, допустим, абсолютно самодостаточны, другие не хотят, чтобы о них знали слишком много.

Закускина: - Вполне возможно, что дело именно в этом.

- И все же: в СРО объединяются не только те компании, которые обязаны это сделать. Они ведь есть не только в строительстве.

Сайдуллаев: Безусловно. Сферы применения регулирования традиционно делят на две части. Есть делегированное саморегулирование, когда государство отказывается от своих полномочий, как бы говоря: ребята, давайте управляйтесь сами. А есть добровольное саморегулирование – когда организации объединяются сами. В последнем случае ситуация складывается несколько сложнее. Яркий тому пример – реклама.
В законе о рекламе указано, что рекламные компании могут объединяться в саморегулируемые организации. И эта норма была еще до того, как приняли общий закон о СРО. Но при этом существуют ассоциации рекламных агентов, есть ассоциации производителей рекламы, но ни одна из них статус СРО получить не стремится. Это происходит по простой причине – неоправданности инвестиций. Статус СРО предполагает формирование руководящих органов, установление жестких требований и контроля за их соблюдением, плюс компенсационный фонд. А ведь это все издержки. К этому в отдельных случаях следует прибавить расходы на страхование ответственности взносы, И предприниматели в данной конкретной сфере не видят преимуществ от получения статуса СРО.
Но в последнее время в общем реестре СРО появляется достаточно большое количество организаций в целом ряде сфер деятельности, в частности в сфере управления недвижимостью и ЖКХ. В этой части рынка основным является ожидание того, что введут некое делегированное саморегулирование. Это ожидание, скорее всего. связанно с возможностью ограничения конкуренции на рынке.

Закускина: И если внимательно посмотреть на саморегулирующие организации, создаваемые управляющими компаниями, то они формируются строго по территориальному признаку. Есть в том же Хабаровском крае такая организация, и все управляющие компании региона начинают вступать именно в эту СРО. Понимаете, они все ждут, что вот-вот должен быть принят закон, где будет прописано, что в ЖКХ, как и в строительстве, членство в СРО должно быть обязательным. И такие СРО уже создаются заранее. Например, СРО мурманских управляющих компаний, или Волго-Вятских.

- Любопытная складывается ситуация, учитывая, что управляющие компании очень не любят публичности, которую требует закон о СРО.

Закускина: И собираться вместе они тоже не любят. Тем не менее.

- А, может быть, стремление объединиться объясняется желанием закрыть рынок для новых игроков?

Сайдуллаев: Да. Первоначально мы говорили о таких рисках применительно к строительству. Речь шла о том, что региональные власти, даже если они не выдают уже лицензии, все равно, имеют большое влияние на рынок. Особенно, когда дело связано с землей, а землей распоряжаются регионы и муниципалитеты. И речь шла о том, что региональные начальники могли начать диктовать: если хотите получить участок и осуществлять строительство, то вступайте в эту СРО, а не в другую.
Теперь территориальная специфика влияет на СРО, созданные управляющими компаниями, поскольку здесь региональная власть задействована в первую очередь.

- Тогда еще один вопрос. Я вспомню, как мы делали круглый стол, когда как раз был скандал с СРО ОПОРЫ. В нем принимал участие работавший тогда еще у нас Сергей Мигин, это была его любимая тема. И кто-то из экспертов тогда сказал: все мы знаем, что в строительстве у нас на одну нормальную организацию приходится несколько аффилированных с ней подставных фирм, через которые она работает. И вот создается СРО, которое должно отвечать за своих членов. А эти фирмы куда деть?
Не получится ли так, что будут создаваться специальные СРО, целиком составленные из подставных фирм? Так сказать, помойка.

Закускина: Если исходить из здравого смысла, то это – вполне возможный вариант. Поэтому организации, не желающие называть своих членов, могут вызывать определенные подозрения. Так что я понимаю, почему такая мысль может прийти в голову.

Сайдуллаев: Один из вопросов государственного регулирования, когда излишне либеральные требования дают возможность для злоупотреблений, и напротив, завышенные требования ограничивают допуск на рынок добросовестных игроков. Тут необходимо найти некое наиболее разумное решение – золотую середину.
Сейчас в саморегулировании установлены требования, которые назвать либеральными не получается. И организовывать СРО, которая служила бы помойной ямой, очень сложно, а главное – очень затратно. К тому же, если говорить о строительных организациях, то раньше их было несколько десятков тысяч. А саморегулируемых организаций сейчас около семисот. Я думаю, что шесть сотен СРО контролировать все же легче, чем осуществлять надзор за 55-ю тысячами фирм. Так что возможности регулятора, а надзор за строительными организациями осуществляет Ростехнадзор, увеличиваются, и если перед ним будет стоять задача ограничить подобного рода явления, то они вполне могут с ней справиться.

Окончание следует.

Беседовал Владимир Володин

Сочинский Международный Кинофестиваль и Кинопремии.
ИССЛЕДОВАНИЕ УРОВНЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ДАВЛЕНИЯ НА БИЗНЕС
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости