Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Больше СРО, хороших и разных. Часть третья

Мы предлагаем вниманию читателей заключительную часть беседы с Фазлиддином Сайдуллаевым и Анной Закускиной, посвященную мониторингу развития саморегулирования в регионах России.

- Давайте все же вернемся к теме, которую мы уже поднимали, но как-то мельком: каковы были параметры составления рейтинга.

Сайдуллаев: Как я уже говорил, рейтинг составлялся, исходя из уровня концентрации объектов регулирования в различных СРО. Чем большее количество саморегулируемых организаций представлено в регионе, тем выше оценку получает регион.
При этом, поскольку СРО может быть зарегистрировано в одном регионе, а ее члены – в другом, то учитывалось присутствие последних. Если в регионе существует 10 строительных организаций, и все они являются членами разных саморегулируемых организациях, не обязательно зарегистрированных в этом регионе, то оценка региона будет выше, чем в случае наличия ста фирм, зарегистрированы в одной или в двух организациях. Математически это выражается индексом Герфиндаля – Хиршмана».

- У меня самый простой вопрос: если десять фирм распределились по СРО других регионов, сбежав из своего, за что этому региону оценку выставлять? За то, что отпустили?

Сайдуллаев: Почему отпустили? Ведь тогда речь будет идти о том, что каждый регион должен загонять все строительные организации в региональные СРО.

- Или создавать условия, побуждающие туда вступать.

Сайдуллаев: Понимаете, при такой постановке вопроса речь пойдет о том, что регион должен стремиться загнать (причем самыми разнообразными средствами) организации в «свою» СРО, что не есть правильно.
При этом надо понимать, что у регионов, об этом мы тоже говорили уже, отсутствуют какие-либо полномочия по развитию саморегулирования. Регионы не могут сами учреждать саморегулируемые организации. Полномочия по регулированию тех или иных сфер действия у них тоже отсутствуют. По сути, они могут только вести диалог с бизнес-сообществом: ребята, а почему бы вам не создать СРО. Вы говорите, что у нас чиновники плохие? Что они не делают того-то и того-то, не соблюдают закон, не выдерживают сроки и так далее? Так вы объединитесь в СРО, и у вас будет реальный инструмент всему этому противостоять. Регионы если и могут стимулировать развитие саморегулирования, то только в режиме диалога.

- А многие ли администрации регионов обращают внимание на ваш рейтинг? Вспомним, что на рейтинг малого бизнеса, который составлял Александр Шамрай, внимание обращали, и достаточно много. Эти материалы перепечатывала региональная пресса, где-то даже принимались меры по административной линии.
А этот рейтинг? Или СРО пока не так значимы и популярны?

Сайдуллаев: Тут опять речь идет о специфике полномочий регулирования. Малый бизнес полностью связан с полномочиями регионов. И занимаются им, как правило, именно на региональном уровне, хотя во многих случаях логичнее им заниматься на муниципальном уровне.
К тому же надо учитывать, что регионы у нас очень заинтересованы в привлечении федеральных средств – так уж у нас выстроены бюджетные отношения. И они, стремясь получить федеральное финансирование региональных программ развития, очень в этом заинтересованы, какие у них места в рейтингах развития малого бизнеса.
Если же говорить о саморегулировании, то полномочий у регионов никаких нет. Федеральное финансирование здесь привлечь нельзя. Разумеется, что в таких условиях органы власти в нашем мониторинге практически не заинтересованы. Они в основном обращают внимание, когда их регионы показывают первые, либо последние строчки в рейтинге.
Основной интерес к нашим рейтингам проявляет непосредственно бизнес-сообщество. Оно заинтересовано в развитии саморегулирования, в том, чтобы это было добросовестно и корректно.

- Еще один вопрос: какова точность исследования?

Закускина: Погрешность, безусловно, есть. Но в любом случае первые три места – Москва, Петербург и Московская область – сомнений не вызывают. Московская область и Питер могут время от времени меняться местами, но это тоже не вызывает вопросов – они в любом случае идут с очень небольшим разрывом.
Интерес, конечно, представляют места с четвертого по десятое (Свердловская область, Самарская область, Ярославская область, Ростовская область, Краснодарский край, Тюменская область, Волгоградская область), которые пока говорят о том, что в этих регионах СРО развиваются наиболее активно.

- Хорошо, но что все-таки может дать составление такого рейтинга? Для каких целей оно может все же понадобиться?
Вот вы провели рейтингование, опубликовали на сайте института его результаты, опубликовали пояснения методического характера. И ведь люди заходят на сайт института, открывают эти данные, просматривают их. Что это им дает?

Сайдуллаев: Это – вопрос дальнейшего развития. Поскольку регионы, как я уже говорил, не заинтересованы в таких рейтингах, то они, получается, представляют интерес для чиновников федерального уровня. Например, чтобы видеть риски, которые первоначально были оценены первоначально, насколько они присутствуют на рынке. Насколько в регионах это концентрируется или не концентрируется под аффилированные структуры.

- При всем при том вы составили уже четвертый рейтинг. Что дальше? Динамика уже видна.

Закускина: Четыре раунда рейтингования показали, что все очень бурно развивается. Идет быстрое движение. Можно было бы поставить себе задачу, которую мы пока не ставили: отслеживать динамику появления и исчезновения источников информации. Ведь во время прошлого раунда были СРО, но не было сайтов. Сейчас, во время четвертого раунда исследований мы увидели, что сайты у этих СРО появились. Зато проявилась и обратная тенденция. Почему потоки информации ведут себя именно так? Может быть, это будет интересно узнать. Мы ведь столкнулись с неким отдельным процессом, который имеет свои причины и, возможно, будет иметь свои последствия.
И вообще мы ведь исходим из того понимания проблемы, что СРО в стране находятся на этапе становления. Они еще будут развиваться и развиваться, и мы узнаем новые сферы. Они начнут объединяться, и со временем наступят порядок и процветание.

Сайдуллаев: Сегодня о том, что будет дальше, говорить очень сложно. Я уже сказал, что основной задачей было оценить присутствие тех рисков, которые прогнозировались заранее: все компании будут загоняться в аффилированные структуры. Это была основная цель. Как можно повернуть мониторинг в дальнейшем, я пока не очень представляю. Хотя, возможно, мониторинг будет интересен по отдельным сферам регулирования. Особенно, когда речь идет о новых сферах, где возможен тот же порок, что мы ожидали в строительной отрасли. Ведь есть управление недвижимостью и ЖКХ. Это может быть связано с теплоснабжением, поскольку рынок не отличается конкуренцией. Это может быть связано с энергоэффективностью, где теперь тоже вводится саморегулирование.

- А что бы Вы сказали в качестве резюме?

Закускина: В развитии СРО отражены вообще основные моменты всего нашего развития. У нас, к сожалению, все делается согласно принятому государством решению: давайте одно заменим на другое, как получилось со строительством. В этом есть что-то семейно-патриархальное: мудрый отец знает, что нужно детям.
Но, с другой стороны, мне кажется, подводить итоги еще рановато, несмотря на то, что мы уже четыре раунда составляем рейтинг СРО. Все еще впереди.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости