Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Валерий Бочарников, заместитель председателя краснодарского окружного отделения «ОПОРЫ». Ситуация все-таки меняется

Наш сайт всегда старался предоставить свои страницы представителям предпринимательского сообщества. Сегодня мы публикуем беседу с Валерием Семеновичем Бочарниковым.

- Валерий Семенович, Вы – заместитель председателя краснодарского окружного отделения «ОПОРЫ», а, кроме того, сами занимаетесь предпринимательской деятельностью.

- Да.

- А в какой области, если не секрет?

- Архитектура, строительство.

- То есть в той области, представители которой, как правило, не любят давать интервью.

- Почему?

- Мне трудно ответить на этот вопрос, но за много лет работы с предпринимателями я на собственном опыте выявил две группы представителей отечественного бизнеса, старающихся интервью не давать: строители и работники банков.
Видимо именно в этих областях есть вещи, заставляющие держаться подальше от журналистов.

- Может быть и так. Но у меня, например, таких вещей нет.

- Тогда первый вопрос: как у вас в крае обстоит дело с государственной поддержкой малого бизнеса? А главное – так ли она вам нужна.
Я неоднократно слышал от наших бизнесменов: не нужна нам эта поддержка – главное не трогайте нас. А со всем остальным мы справимся сами.

- По этому поводу могут быть разные мнения. Когда мы рассуждаем теоретически, то, конечно, можно сказать: если бы мы стояли перед выбором получить государственную поддержку, или сделать так, чтобы государство нас не трогало и мы развивались, то мы выбрали бы, разумеется, второе.
Но в настоящий момент мы находимся в ситуации кризиса. И, несмотря на заверения о том, что он закончился, не закончилось ничего, все продолжается. Более того, наступает следующий его виток. И, естественно, обстановка в бизнесе ухудшается.
Поэтому для предпринимателя, решившего создать свое дело, государственная помощь оказывается необходимой. У нас в Краснодарском крае 70% стартового капитала может профинансировать государство. Плюс ставку рефинансирования на две трети, плюс одну треть возместить по кредитам. Сами понимаете, для компании, которая хочет развиться на рынке, это – хорошая помощь.
Так на практике мы получили такую помощь – 300 тысяч и купили на 800 тысяч оборудования, что позволило компании развиваться. И я считаю, что такая кампания должна быть еще шире.
Понимаете, что такое оказать господдержку? Это – поймать сейчас на улице человека, дать ему ключи от автомобиля, и пусть едет, не имея ни водительских прав, ни навыков. Что он сделает? В лучшем случае, продаст машину, а то и разобьет.
Поэтому нужны дальнейшие программы регулирования. Если уж государство дает предпринимателю такую возможность – открыть свое дело, так, может быть, нужно государству дать и какие-то контракты, которые он выполнит. Может быть, даст направление, где не хватает предпринимателей. А то у нас, как пел Высоцкий: одни зубные врачи, а где ж на всех зубов найти. Так и тут получается: все кидаются в популярные сферы бизнеса, где не нужно столько народа. Может быть, и строителей столько не нужно, и архитекторов.
Рынок, конечно, делает свое дело, регулирует это все. У нас страна огромная, много отраслей, где предприниматель мог бы применить свои силы. В производстве тех же автомобилей принимают участие западные компании, Литва, Латвия – все, кроме наших.
Поэтому, с одной стороны, эта помощь, может быть, не нужна, если государство не будет мешать. А, с другой стороны, это – подспорье для того, кто решил открыть новое дело.

- Тогда второй вопрос. У нас многие говорят, что государство для бизнеса – это, прежде всего, контрольные органы: налоговая инспекция, Госпожнадзор, СЭС и так далее. И общение с представителями этих органов никакого удовольствия предпринимателю не доставляет.

- Так оно и есть.

- У Вас были столкновения с людьми из этих организаций?

- Ну, столкновений у меня конкретно не было. Мы работаем вбелую, специально компанию создали для такой работы, поэтому никаких к нам вопросов не возникает. Правда, тут есть одно «но» в отношении ФНС: в налоговую службу ни в коем случае нельзя показывать убытки. Ни в коем случае нельзя показывать возмещение НДС. Реакция ФНС однозначна – они говорят: хоть рубль покажите прибыли, иначе у вас начнутся проблемы в плане камеральных проверок, сверок, выемки каких-то документов. То есть они начинают «лечить предпринимателю голову». А все это делается с одной целью: отчитаться по вертикали власти, что у нас все хорошо. Люди работают, наш край или наша область впереди планеты всей. Всем руководителям, мэрам, губернаторам нужны положительные показатели. Поэтому, может быть, президент и правительство реальной картины ситуации в малом бизнесе и не видят.
Вот то, что делает ОПОРА, многим не нравится, например, у нас в Краснодарском крае: она выявляет определенные срезы предпринимательской деятельности. Вот у нас митингуют и говорят: у нас 18 тысяч предприятий открыто в этом году – это наше достижение. Но, во-первых, вы видели динамику развития этих предприятий? Вы посмотрели, сколько из них закрылось? А это – очень плохой диагноз для России. Все это, к сожалению, закончится очень плохо. Может быть, я ошибаюсь, но думаю так.

- Не так давно на нашем сайте выступал предприниматель, в прошлом – один из создателей ОПОРЫ, которого налоговая служба просто съела. Был некий долг по налогам, ему закрыли счет, а на дворе, между прочим, был разгар кризиса. В результате он просто вынужден был продать свой бизнес.

- К сожалению, я тоже знаю подобные истории.
У нас есть одно предприятие, мы долго судились и только закончились суды. Закончились они положительно, но продолжалось это 14 лет. 14 лет шло разбирательство с налоговой службой, и только сейчас мы выиграли. Вот теперь будет процесс, на котором мы будем пытаться возместить то, что потеряли за эти 14 лет.
Все началось в начале нашей предпринимательской деятельности, в 1994-м году, и сейчас только закончилось. Поэтому предприниматель, как сказал Сергей Ренатович Борисов, это – очень смелый человек, который встает ни свет ни заря, а ложится, когда все спят. И отвечает всем своим имуществом, как записано в законе.

- Но если вернуться к вашей истории: 14 лет вы судились с налоговой службой?

- Да. В прошлом году мы получили решение суда, вообще невероятное. У нас задолженность по налогам перевалила за 8 миллионов. И Высший арбитражный суд признал, что незаконно начислены налоги, и они должны быть приведены к нулевому остатку. И ФНС не может выполнить это решение суда уже 9 месяцев.
Сейчас мы поедем забирать исполнительный лист в арбитражном суде, чтобы приставы исполнили уже это решение. В ФНС утверждают, что необходимо… постановление правительства, чтобы мы списали налоги. Но мы-то не хотим, чтобы нам что-то списывали, мы хотим, чтобы их привели к правильному числу – к нулю. Поскольку их начислили незаконно.

- А что у Вас произошло с ФНС?

- Это – длинная история. Начало лоцманской службы в городе Новороссийске, которую сразу же на корню порубали. В течение года мы работали, но нам не дали развиваться, причем достаточно успешно. И миллионы долларов ушли со счета.
А в одном банке на счету было порядка 55 тысяч долларов (а по нашим данным 100 с чем-то тысяч). И хотя у нас есть документы на эти деньги, банк в суде заявил, что по инструкции Центробанка у них документы хранятся в течение 5-ти лет, а затем уничтожаются.
И вот они документы уничтожили, данных у них теперь нет, а то, что мы говорим – пустые слова. И мы дошли с этим делом до Высшего арбитражного суда, но проиграли – суд не стал рассматривать этот вопрос.
Понимаете, государство наше еще молодое, законодательство только выстраивается. Судьи даже не понимают, что такое валютные счета, валютные транзитные счета, как это было 14 лет назад. Более того, они даже не хотят это знать.
Поэтому до демократии и законности нам далеко. Поэтому мы и бьемся зачастую, как рыба об лед.

- Еще один вопрос. Я говорил с человеком из центрального аппарата ОПОРЫ, и с людьми из региональных организаций по вопросу административных барьеров. Это больной вопрос, хотя ОПОРА как-то проводила исследование, результаты которого показали, что не в барьерах дело.

- Я скажу кратко: они уменьшились. По сравнению с тем, что было года два назад, они зримо уменьшились. Это связано и с 294 законом о проверках. Это связано с переходом на электронные торги. Не стало типичного «разводилова» на муниципальном уровне.
Понимаете, ситуация все-таки меняется. Государство, как в революционное время: верхи не могут, а низы не хотят. Так что должны быть перемены.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости