Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Евгения Трощий рассказала, зачем она занимается общественной деятельностью

Мы продолжаем практику приглашения в редакцию известных персон — предпринимателей, политиков, чиновников. На этот раз гостьей стала Евгения Трощий, руководитель фирмы "1000 мелочей", член Общественной палаты Алтайского края и Алтайского союза предпринимателей. Именно довольно успешная общественная деятельность г-жи Трощий послужила отправной точкой в нашей беседе. 

— Евгения Алексеевна, в свое время вы на общественных началах курировали тему пресловутой "приватизации по-барнаульски". Затем — вопросы переоценки кадастровой стоимости земли. В обоих случаях занимали четкую и понятную позицию. И жизнь показала, что вы были правы. Что руководит вами при выборе той или иной проблемной тематики?

— 9 октября у меня был большой юбилей — 65 лет. Возраст довольно серьезный для женщины, которая в своей нише чего-то добилась и вполне может позволить себе "расслабиться" и думать, если не "о вечном", то уж и не лезть на рожон. Но в силу какого-то обостренного восприятия "справедливо — несправедливо", "выгодно — невыгодно" для каждого, кого касается данный закон, данное решение, для города, в котором живу, для края, я берусь за определенную тему и стараюсь довести ее до какого-то результата. Для меня позиция "кто-то, но без меня" или "как бы чего не вышло" просто неприемлема. И это, наверное, мое предназначение.

— У вас часто спрашивают: "Вам что, больше всех надо?"

— Часто. В свое время Владимир Колганов спрашивал: "Евгения Алексеевна, вы что, на край работаете?" Или его классическая фраза: "Вы почему считаете деньги в чужом кармане?" Кстати, потом, когда я защищала интересы предпринимателей в вопросе, который был не очень удобен другой стороне, меня спрашивали: "Вы на город работаете?"

Я не устаю объяснять: ни на одну из сторон я не работаю. И если завтра возникнет тема, являющаяся проблемной для предпринимателей, я со своим не очень большим, но имеющимся потенциалом за нее готова взяться. А будет ли это касаться краевых или городских чиновников, значения не имеет.

— И все-таки что и кому вы пытаетесь доказать?

— Ничего я никому не доказываю. Я общаюсь с большим кругом людей. И вся информация о проблемах бизнеса стекается ко мне. Что-то очень важно для предпринимателей в экономическом плане, что-то — очень пагубно даже в психологическом плане. Есть темы, которые в корне являются неблагоприятными для предпринимателей. И всеми законными способами я стараюсь им помочь.

Очень много сил и времени уходит на то, чтобы помочь конкретным людям, семьям на основании тех жалоб, которые поступают мне, как члену ОПАК. Во-первых, для того чтобы защитить законные права людей в той или иной ситуации, во вторых, чтобы из-за нерадивости одного-двух чиновников они не потеряли веру в справедливость, в свое государство.

Низкий градус

— Я вчера была на общественных слушаниях по проекту краевого бюджета…

— И каков там был градус общественной активности?

— Вы знаете, поразительно низкий. Я сужу по количеству присутствующих людей и по тем выступлениям, которые услышала. Градус гораздо ниже, чем еще четыре-пять лет назад. При этом проблем меньше не стало. То ли разочарование пришло к людям? Они не видят перспективы быть услышанными. Ряды тех, кто встает и задает нормальные, актуальные вопросы по бюджету, обоснованные и конкретные, но которые кому-то могут не понравиться, сильно поредели.

Три дня назад состоялась встреча членов ОПАК с губернатором края. Была обозначена тема — о бюджете на 2012–2014 годы. Разговор начался  с того, что губернатор четко сказал, что вы — гражданское общество, и я — тоже  член гражданского общества. И наши интересы совпадают или должны совпадать. Но вы себя представляете гражданским обществом, которое постоянно критикует, всегда чем-то недовольно, противопоставляет себя власти. И по большому счету-то верно. Но губернатор в силу своей должности государевой имеет властные полномочия. А мы-то представляем интересы тех, кто таких полномочий не имеет. То есть у нас, как у членов гражданского общества, функции немножко разные. И я всегда говорила людям, наделенным властью: вы создаете правила игры, но если мы приходим и говорим, что они не работают, давайте их будем корректировать. Цель-то у нас одна.

Кстати, накануне встречи с губернатором я четко решила, что непременно подниму тему Центрального рынка. Мы люди русские и до сих пор верим, что если до царя (а в данном случае до губернатора) не дойдешь, то проблему не решишь. Я раньше боролась нещадно за то, чтобы торговлю с улицы убрали в таком виде. Не получилось. По очень ясной причине — деньги. Теперь я борюсь за судьбы людей, которых хотят выбросить с рынков как отработанный элемент.

Да, рынки с улиц убирать надо. А что город готов предложить людям, работающим там?

Но я думаю, что мне удалось донести до  главы региона то, что проблема серьезная и решать ее надо ответственно, а не прятать голову в песок, как это делает в данной ситуации городская власть.

Палаток нет

— Нет ощущения, что для вас тема рынка уже проиграна?

— Нет. ОПАК была создана рабочая группа, в состав которой вошли очень компетентные  люди — представители города, рынка и общественных организаций. Надеялись, что, сев за стол переговоров, мы найдем цивилизованный вариант решения проблемы. Исполним ФЗ № 138 и не лишим людей рабочих мест, а их потенциальных покупателей (а это люди из наименее обеспеченных слоев населения) — возможности приобрести дешевый товар для всей семьи. Вы пробовали приобрести одежду и обувь для своих пожилых мам или бабушек? Во всем множестве торговых центров товаров для них просто нет. Одежда до 46–48 размера. Все остальные — "не формат"…

Последняя надежда найти решение данной проблемы — это заседание краевой комиссии по организации торговли под председательством первого вице-губернатора Сергея Локтева.

— Палатки с рынков уберут без шума? Люди не выйдут с протестными акциями?

— Все может быть. Предприниматели уже обратились к полпреду Виктору Толоконскому, написали в другие инстанции. Зачем это Алтайскому краю? Зачем доводить до такой точки кипения, а потом принимать жесткие меры?

— Решить этот вопрос — значит взять на себя изрядную долю ответственности. Но брать ее на себя никто не хочет. В конечном итоге ответственность может взять только губернатор?

— Думаю, да. У меня месяца три назад состоялся разговор с Сергеем Локтевым. Я попросила его рассказать, какой видят краевые власти ту часть города, где стоит Центральный рынок. Получила исчерпывающий ответ по видению перспективы архитектурного решения старой части города. Он сказал, что по рынкам — "это прерогатива города". А город проблему не решает.

— Некоторые люди, которым не нравится ваша активность, связанная с рынком, говорят, что у Трощий там свои торговые палатки…

— Ни одной палатки. У нас все было до того времени, пока на рынок не пришла компания "Деловой центр" Виктора Попова. Сейчас никакого личного интереса у меня на рынке  нет. А все "личные заинтересованности" сосредоточились у фирмы "Деловой центр".

Его использовали 

— Закрывая тему "приватизации по-барнаульски", скажите, насколько справедливо, что Колганов оказался единственным обвиняемым? И вообще, насколько справедлив, по-вашему, итог всей этой криминальной истории?

— Несправедливо! В прессе озвучено: да, была создана схема, по которой присваивались бюджетные деньги, очень солидные, но... истек срок давности, и никто не понесет ответственности. Ну как на это реагировать! Это же очередное, мягко говоря, разочарование граждан в том, что справедливость существует: украли много — и не ответили. А все те, кто готовил сначала пилотные проекты, а потом уже полным ходом развернул "приватизацию по-барнаульски", кто голосовал за нее на Думе, кто на прямой вопрос "где деньги?", отвечал "не считайте их в чужом кармане" — продолжают стоить карьеру.

— Как вы считаете, Владимира Николаевича использовали в данном случае?

— По полной программе.

Поход в политику

— Есть несколько вопросов, связанных с Алтайским союзом предпринимателей (АСП), в руководящий состав которого вы входите. Редакция "ВД" переживает за эту организацию, потому что мы видели, как она проходила процесс становления, какие люди были в обойме активистов. Сейчас эта обойма поредела. И ваша фамилия редко звучит в привязке к АСП.

— За последние два года мы увеличили штат исполнительной дирекции. Заседания правления проводятся регулярно. Произошел колоссальный рост количества членов АСП. Мы закольцевали свои действия с "ОПОРой России", которая делает качественные прогнозы и анализы всех законов и решений относительно бизнеса. Все это направляется нами членам АСП, в том числе в районы. То есть выполнение рутинных функций стало более системным. В АСП остался только малый и средний бизнес. Особенное внимание сейчас уделяется бизнесу на селе, а у них проблем хватает.

В то же время в Алтайском союзе предпринимателей сменился лидер, который является депутатом, бизнесменом (Павел Нестеров, председатель правления АСП. — Прим. "ВД"). И время изменилось, и политика АСП изменилась.

— Мы даже обратили внимание, что, когда поднимается какая-то горячая тема, она преподносится от регионального отделения "ОПОРы России" или от Общественной палаты. 

— Горячие темы, как вы видели и слышали, АСП не обходит, но озвучивает и отрабатывает их совместно с ОПАК. И это объединение усилий только на пользу. Может, остроты постановки вопросов и не хватает. Но такова в данное время политика АСП — стараться договориться.

— Политика на все влияет в нашей жизни. И ваше недавнее хождение в политику было достаточно неожиданным. Как это произошло? И что сейчас по прошествии месяца вы думаете о фиаско партии "Правое дело"?

— Я не считала этот проект авантюрой, даже зная неоднозначную репутацию Михаила Прохорова. Почему на федеральном уровне его фигуру поддержали на первых порах? Думаю, потому, что не ожидали, что малый и средний бизнес так активно ринется в эту партию. Это мое личное мнение. Думаю, и другие причины были.

Я прочла манифест Прохорова. И поняла, что это, возможно, маленький шажок к тому, чтобы начать нас, предпринимателей, объединять. Состоится эта партия или нет, но уже обозначалась та площадка, на которой можно начинать говорить. Пока же у бизнеса нет ни одной площадки, где он мог бы лоббировать свои интересы. И когда поступило предложение от руководителя регионального отделения партии "Правое дело" быть четвертой в списке, дала согласие. До этого ни в какой партии не состояла.

— Вы разочарованы финалом "Правого дела"?

— Очень! Разочарована даже больше, чем некоторыми экономическими катаклизмами. И еще огорчило то, как быстро сдались активные сторонники Прохорова.

— А как бы вы сегодня охарактеризовали диалог власти и общества?

— Пока наш диалог больше походит на монолог. Вот я бы сейчас вам что-то вещала, а вы бы молчали или ссылались на инструкции. А потом я по каким-то вашим действиям старалась понять, что вы  думаете. Это диалог? Мы, например, на общественных началах проводим экспертизы законопроектов. Привлекаем экспертов, тратим море времени. Потом передаем эти материалы во властные структуры. Но такое впечатление, что они ни-ко-му не нужны. Обратной связи нет. Это диалог?

На конференции в Белокурихе с участием г-на Толоконского и Михаила Федотова, председателя Общественного совета при президенте, представители регионов отметили факт несовершенства Закона "Об общественных палатах" в части осуществления контроля. В нем обозначен "рекомендательный характер" и никакого механизма взаимодействия. Оттого и диалог такой. Хотя роль личности и в этом вопросе велика. С кем-то всегда объективно можно решить проблему, а с кем-то — глухая стена.

Наездов не было

— А сколько времени вы тратите на собственно предпринимательскую деятельность? И что представляет собой ваш бизнес?

— Это несколько торговых центров: "1000 мелочей", "Эдем", "Планета Джинс" и перспектива развития в Сочи.

 — Ваш бизнес не страдает от вашей общественной деятельности?

— Мой бизнес развивается медленнее, чем мог бы развиваться, если бы я была просто предпринимателем. Потому что на общественную деятельность тратится много энергии и времени. Но каких-то наездов не было никогда. Наши предприятия законопослушны во всем. Это еще одна из причин медленного развития. Платим все и сполна.

— Вы нередко апеллируете к собственной интуиции. А что она говорит сейчас по поводу возможной второй волны кризиса?

— Ничего. Сейчас — период выборов. Это особое время, когда не действуют классические правила развития экономики и общества. Поживем — увидим. В сфере экономики перспектива роста налоговой нагрузки уже очевидна.

Единственное, что хочу сказать в заключение, — о том, что всегда прошу у Бога. Во-первых, чтобы он дал мне свое сердце, чтобы любить этот мир, свою Родину, свой край, свой город. Во-вторых, все делать для его совершенства и в большом, и в малом.

Что мы знаем о Евгении Трощий

Евгения Алексеевна Трощий родилась в Краснодаре. После окончания школы поступила в Краснодарский радиоэлектронный институт на специальность "Авиационная электроника". Трудовую карьеру начинала авиационным механиком на Чукотке.

В 1969 году решила сменить профессию и заочно поступила в Московский институт торговли. После окончания института новым местом работы Евгении Алексеевны стал детский комбинат, где она прошла путь от прачки до директора.

В 1982 году семья Евгении Трощий переехала в Барнаул. Она устроилась товароведом в магазин "1000 мелочей", где в 1985 году стала директором. Эту должность Евгения Алексеевна занимает в настоящее время.

Евгения Трощий — член Общественной палаты Алтайского края трех созывов. Награждена медалью "За укрепление алтайской семьи", а также многочисленными Почетными грамотами краевого и городского уровней.

Воспитала двух дочерей, у нее растут два внука.

Источник: http://altapress.ru/story/74738

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости