Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Генеральный директор компании "АСКО-МЕД" Андрей Осипов рассказал о развитии системы медицинского страхования

Последнему Закону об обязательном медицинском страховании (ОМС) скоро исполнится год. Алтайская медицинская группа "АСКО-МЕД" недавно отметила двадцатилетие. Она стоит у истоков систем добровольного и обязательного медстрахования в крае и в стране. Андрей Осипов, генеральный директор компании, в интервью назвал последние изменения в ОМС серьезным прорывом. И сказал, что годы работы в этой системе позволяют увидеть большую разницу между тем, какой она была изначально, и тем, какой стала.

— Андрей Геннадьевич, как появилась идея о создании программы добровольного медицинского страхования?

— Я пришел в алтайское представительство компании "АСКО" в 1990 году, то есть начал работать еще до принятия первого закона об ОМС. Направление показалось интересным: оно было совершенно не изучено. Никакой методологии на тот момент не было, за исключением разве что дореволюционной. Надо было разрабатывать что-то почти с нуля. Я поехал в Москву, в центральную государственную медицинскую библиотеку, и стал изучать опыт зарубежных коллег. Так, в общем, и была разработана первая программа ДМС. И через полтора месяца алтайский филиал "АСКО" заключил свой первый договор страхования — с барнаульской швейной фабрикой "Динамо". Потом еще и еще. В апреле 1991 года организовали отдельную медицинскую страховую компанию "АСКО-МЕД".

— Чем первая программа ДМС отличалась от ныне существующей?

— Изначально в Законе о медицинском страховании было важное положение, которое потом убрали. В нем речь шла о возможности возврата части взноса на ДМС. Это действовало так. Предприятие вносило страховой взнос. Заключался договор сроком чаще всего на год. Если по истечении этого срока деньги взноса не были использованы на медуслуги для сотрудников, они возвращались предприятию. И потом распределялись между теми работниками, кто реже других обращался к врачам за прошедший год. Эти деньги назывались "премией за здоровье". Сегодня ДМС — это исключительно рисковое страхование. Есть, скажем, взнос 5 тыс. рублей, есть ответственность 20 тыс. рублей — и никаких возвратов тут быть не может.

— Система страхования от клещевого энцефалита изначально была рисковой. Это был первый пример классического ДМС?

— Да. Взнос был поначалу рублей 40, ответственность — 500–1 000 рублей. В первый же год застраховалось около 3 тыс. человек. В 1995 году мы поняли, что для этого направления деятельности нам нужен отдельный оператор, который сам будет оказывать медуслуги и организовывать при этом другие медучреждения. Тогда в 1995 году была создана фирма "АСКО-МЕД-ПЛЮС". Сегодня страхование от клещевого энцефалита, кстати, самый "живой" вид ДМС в Алтайском крае — по всем компаниям застраховано более 300 тыс. человек. Из них  более 80 тыс. воспользовались услугами "АСКО-МЕД".

Страхуют обязательно

— Исследование агентства "Эксперт-РА" говорит о том, что до 2008 года наличие полиса ДМС входило в стандартный бонус-пакет практически всех крупных и средних организаций. Сегодня ситуация изменилась?

— Очевиден резкий спад. Сегодня полисами ДМС обеспечивают своих сотрудников единицы. К тому же в наши дни объем территориальной программы госгарантий — превалирующий, и в него, в общем, входит большинство медуслуг. Поэтому когда кто-то заявляет, что получить бесплатную медпомощь по полису ОМС невозможно — пусть обращается к своему страховщику и пишет жалобу.

— Но на практике повод для жалоб, про который вы упомянули, действительно имеет место.

— Это отдельные случаи недобросовестности со стороны некоторых врачей и клиник. Как-то мне пожаловались на то, что, мол, пришлось заплатить за скорую помощь в селе. Я спросил: "А почему вы молчите? Обращайтесь в администрацию, обращайтесь в страховую компанию…". А мне в ответ: "Мы не хотим с врачами ссориться, нам потом у них же лечиться". Но тогда не стоит кричать, что ваши права нарушены.

Быстро бегать

— Компания "АСКО-МЕД" изначально создавалась для добровольного медстрахования. Почему обязательным страхованием вы стали заниматься не сразу?

— На момент начала работы нашей компании в крае вообще не было работающей системы медстрахования никакой. ОМС начало функционировать только в 1994 году, хотя закон был принят в 1991 году. Дело в том, что такое понятие, как территориальный фонд ОМС, впервые появилось только в 1993 году. Соответственно в 1994 году компания "АСКО-МЕД" и начала заниматься обязательным медстрахованием, тогда летом она выдала первые 300 тыс. медицинских страховых полисов.

— Удалось ли побить собственный рекорд застрахованных в системе ОМС десятилетней давности?

Сегодня мы преодолели планку в 60% всего населения Алтайского края (90% — по Барнаулу). Это 1,3 млн. застрахованных на момент выигрыша тендера. Сегодня их 1,4 млн., то есть прирост получился в 100 тыс. человек за год. Так что рекорд побили. И это учитывая, что сегодня, кроме "РЕСО-Мед", на рынке ОМС края есть еще четыре страховщика: два местных и два федеральных, это "Росгосстрах-медицина-Алтай", "Спасские ворота", "Интермедсервис Сибирь" и "Седар-М".

Вакцины успеха

— "АСКО-МЕД-ПЛЮС", дочерняя компания "АСКО-МЕД", довольно быстро добилась признания и стала сотрудничать с флагманами мировой фарминдустрии. Легко ли сегодня региональной компании войти на федеральный рынок вакцин?

— Сегодня для предприятия, которое решило бы этим заняться, фактически нет перспектив. Наибольшие объемы по стране уже контролируют крупные фармкомпании, преимущественно московские. Кстати, то же самое могу сказать про рынок ОМС. Новой фирме, даже крупной, сегодня зайти в регион нереально! Рынок уже сложился. Что касается вакцин, то наша компания начинала в 1995 году, когда этот бизнес был неразвит, — в нас как в "первых" были заинтересованы. Сам по себе это бизнес крайне сложный. Что такое привезти вакцину из той же Москвы, где в основном происходит растаможка? Возить поездом нельзя, только самолетом, а это очень затратно. Возить зимой нельзя: вакцины транспортируют в термоконтейнерах, где температура должна быть +2…+8 градусов... Проще продать ящик таблеток, чем ящик вакцин. Каждая вакцина заведомо должна быть на кого-то ориентирована, надо еще убедить, что она нужна.

— Это верно. Год назад вы назвали Интернет главным инструментом антипрививочного движения в мире. Но само движение возникло вне его, против прививок говорят и многие обладатели ученых степеней в медицине.

— Бывает, люди первый раз прививаются препаратами не очень высокого качества, например, от гриппа. После них начинают болеть, перестают верить в прививки. Но вакцины, проверенные клиническими исследованиями, не дают никаких осложнений.

— У вас в компании все привиты?

— Я, моя семья, многие сотрудники привиты от гриппа, энцефалита, пневмококковой инфекции и гепатита B.

— Вы ранее говорили, что "западные фирмы тратят значительно большие средства, чем наши производители, на многолетние научные и клинические исследования препаратов". Фармотрасль России не пережила бума развития в этом году. В нее вкладывают недостаточно средств?

— Я говорил только о клинических испытаниях. На Западе действительно предпочитают, чтобы все было без сучка и задоринки. 

Что касается бума, то его, может, и нет, но я считаю, для отечественной фармацевтической промышленности созданы вполне нормальные условия. Хотя у меня ощущение, что фармотрасль развивается в сторону не лекарств, а бадов. Тут бум есть!

— Когда Национальная медицинская палата во главе с Леонидом Рошалем выступила против форсирования принятия Закона "Об основах охраны здоровья граждан в РФ" Минздравсоцразвития — на чьей стороне вы были как врач?

— Мне была ближе позиция Национальной медицинской палаты. Через нее Общественный совет по защите прав пациентов при территориальном управлении Росздравнадзора, который я возглавляю, активно транслировал необходимость широкого обсуждения закона. У нас было, в частности, предложение по поводу создания независимой экспертизы, за которой пациент может обратиться при неудовлетворенности результатами ведомственной или вневедомственной, а также медико-социальной экспертиз. В закон вошел пункт о ее необходимости, хотя мы бы хотели, конечно, более четко его прописать. Думаю, моменты, требующие доработки, всплывут по мере действия закона, как это всегда бывает.

О чем еще рассказал собеседник

О противоклещевой защите

— В страховании от клещевого энцефалита самое главное — создать качественную систему обслуживания. Поэтому наша компания заложила основу программы "Объединенная сибирская противоклещевая защита", в которой "АСКО-МЕД-ПЛЮС" стал главным оператором. Суть в том, что застрахованный по особой зеленой карте может получить после укуса клеща бесплатную инъекцию иммуноглобулина по всей Сибири. Трудно было отказаться от зеленой карты как привилегии только "АСКО-МЕД" и предоставить другим страховым компаниям право работать в этой системе. Но мы на это пошли. В итоге сегодня в Алтайском крае, Новосибирской, Кемеровской, Омской областях, Хакасии и других регионах Сибири получить медуслугу застрахованному не составляет труда.

О полисах ДМС

— Медицинское обслуживание широкого профиля по индивидуальному полису ДМС никогда не было распространено. И я не вижу в нем особого смысла. Когда пациент пойдет тратить деньги, тем более большие? Когда заболеет. Должна быть либо тотальная система индивидуального страхования, как в западных странах, например в Германии, либо ее вообще не будет. 

О работе в ОМС за последний год

— Классическая система ОМС в крае начала работать только с 2010 года. Ранее у нас законодательство работало так, что в ФЗ написано одно, а реализуется в регионах это по-разному. За этот год с ОМС серьезно поработали. До девяти раз в месяц наша компания финансирует все 174 лечебных учреждения, с которыми сотрудничает, за своих застрахованных. Объем работы, который компании сегодня вынуждены выполнять, не позволит работать фирмам, имеющим 20–40 тыс. человек застрахованных.

Что мы знаем о собеседнике

Андрей Геннадьевич Осипов родился 22 апреля 1964 года в Барнауле. В 1987 году окончил Алтайский медицинский институт по специальности "Лечебное дело". Кандидат медицинских наук, доцент Алтайского государственного медицинского университета. Генеральный директор медицинской группы "АСКО-МЕД", в 2005 году ставшей крупнейшим филиалом федеральной страховой фирмы "РЕСО-Мед". С декабря 2010 года по настоящее время — председатель комитета АКЗС по законности, правопорядку и защите прав граждан.

Женат, двое сыновей. Воспитывает внука.

Источник: http://altapress.ru/story/76929

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости