Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Алексей Сушкевич, начальник аналитического управления ФАС России. «Третий пакет» антимонопольного законодательства. Часть первая

Совсем недавно президентом Российской Федерации Дмитрием Медведевым был подписан закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации», называемый в просторечии «третьим антимонопольным пакетом».
С просьбой прокомментировать положения, вносимые в антимонопольное законодательство, мы обратились к начальнику аналитического управления ФАС России Алексею Сушкевичу.

- Алексей Геннадиевич, так называемый «третий пакет» закона «О защите конкуренции» подписан президентом страны.
Этот закон, я полагаю, готовили в ФАС, и в нем появился ряд новых моментов. Насколько я знаю, теперь в законе есть и пункт о картельном сговоре. Опять же есть пункты, касающиеся злоупотребления монопольным положением (хотя они, кажется, есть во всех трех пакетах).

- Вы знаете, это – достаточно большой по объему закон, и в нем очень много различных пунктов. Говорить о нем можно очень долго. Поэтому я буду листать текст и комментировать лишь те его положения, которые, как я считаю, должны вызвать интерес у читателей сайта НИСИППа.

- Прекрасно.

- Прежде всего, мне хотелось бы отметить изменения в понятийном аппарате: закон по-новому дал определение термина «хозяйствующий субъект». Благодаря этому терминологическому изменению закон о защите конкуренции распространяет сферу своего применения на лиц, которые не являются индивидуальными предпринимателями, но, как сказано в тексте закона, «осуществляют профессиональную деятельность, приносящую доход в соответствии с федеральными законами, на основании госрегистрации или лицензии, а также через членство в саморегулируемой организации».
Прежде всего, речь идет о нотариусах и адвокатах. И для них это очень важно: если до принятия этого закона нотариусы и адвокаты были вне сферы применения антимонопольного законодательства, то теперь они полностью находятся в этой сфере.
В перечень финансовых организаций включены микрофинансовые организации. А также появилась такая вот интересная новация: расширены границы применения термина ограничение конкуренции. Законодатели сочли необходимым указать, что «признаком ограничения конкуренции является установление органом госвласти или местного самоуправления, организациями, участвующими в предоставлении государственных или муниципальных услуг, требований к товарам или хозяйствующим субъектам, не предусмотренных законодательством Российской Федерации».

- Извините, Алексей Геннадьевич, но после такого дополнения в закон госзаказ в том виде, в каком он у нас в стране существует, можно просто закрывать. Наши чиновники ведь на этом деньги и зарабатывают.

- Этот момент я не комментирую, скажу лишь, что такого рода требования к товарам или услугам, установленные в нарушение действующего законодательства, будут теперь считаться признаками ограничения конкуренции. Сейчас трудно сказать, что имеется в виду, но, по-видимому, речь идет о возможных незаконных актах лицензирования и аккредитации. Скорее всего, это так.
Введено интересное техническое понятие, которое должно облегчить жизнь, прежде всего, юристам, занимающимся корпоративным правом. Введено определение лица, являющегося объектом экономической концентрации. Если раньше мы часто употребляли такой жаргонизм, как «компания – цель»: компания, акции или другие активы которой приобретаются, то теперь появился специальный термин: лицо, являющееся объектом экономической концентрации. Лицо, чьи акции, активы, материальные и нематериальные, производственные средства и т.д. приобретаются, причем эта сделка попадает под закон об экономической концентрации. По существу это тот, кого покупают. Очень важное дополнение в процедуру исследования состояния конкуренции на товарном рынке: закон установил наименьший временной интервал для определения состояния конкуренции. Теперь он не может быть менее одного года. Если мы хотим доказать, что некая компания обладает рыночной властью, мы должны оперировать статистикой, приведенной к периоду не меньше одного года. То есть такая статистика должна быть более убедительна: не месяц, не два, не три, а год. Вот если компания на протяжении года имеет возможность каким-то образом манипулировать ценами, устранять с рынка своих конкурентов, не допускать их на рынок и так далее, тогда она попадает под действие антимонопольного закона.
Важные изменения произошли в 5-й и 6-й статьях закона, где определяется, что такое монопольно высокая и монопольно низкая цена. Эти инструменты в России применяются довольно часто, и многие виды цен квалифицируются как монопольные цены. Важно, что законодатель ввел такое легальное исключение из режима монопольной цены: любая компания, которая хочет избежать преследования по обвинению в монопольных ценах вправе пойти на биржу и продавать свой товар там.
Если процедура биржевых торгов соответствует тем требованиям, которые описаны в 5-й и 6-й статьях, то, какая бы цена не сложилась на товар этой компании, она не будет признаваться монопольной. И такой принцип открытых торгов дает крупным компаниям возможность избежать преследования со стороны антимонопольного органа по подозрению в монопольно высоких ценах.

- Хорошо. Простой пример. Компания – монополист выбрасывает некую часть своего товара на биржу и навязывает здесь, поскольку конкурентов у нее нет, свою, явно монопольную, цену. И вот теперь, поскольку такая цена зафиксирована биржей, цена автоматически перестает быть монопольной.

- Ну, что значит навязать свою цену бирже? Они по правилам биржи предложат свой товар, и покупатели будут иметь возможность торговаться друг с другом за то, чтобы этот товар купить на торгах. Здесь, прежде всего, будет отсутствовать дискриминация. Это очень важно.
Очень хочется отметить те изменения, которые коснулись «согласованных действий» и соглашений, ограничивающих конкуренцию. Речь идет о ядре антимонопольного законодательства – запретах на соглашения и согласованные действия, ограничивающие конкуренцию. Само понятие согласованных действий поменялось не сильно. Важно, что законодатель указал: «действия по исполнению соглашений не являются согласованными действиями». Это – очень старая проблема: как разграничить два типа поведения.
Важное техническое дополнение сделано к статье 9-й, которая определяет понятие «группы лиц». Все, кто сталкивался с антимонопольным законодательством, представляют значимость этого понятия. Да, произошли уточняющие изменения, редакционного, технического характера, но юристам, все равно, надо обратить на них внимание.
Теперь о том, что касается запретов, установленных в той же 9-й статье на злоупотребление доминирующим положением на рынке.

- Это как раз многих интересует.

- Надо сказать, что здесь революционных изменений не произошло.
Теперь злоупотреблением доминирующим положением на товарном рынке будет считаться «в том числе манипулирование ценами на оптовом или розничных рынках электрической энергии и мощности». При этом напомню, что раскрытие всего этого понятийного аппарата: что такое манипулирование, что такое оптовый и розничный рынок электрической энергии, что такое энергия и мощности – все это содержится в законодательств об электроэнергетике. То есть законодатель счел необходимым внести этот запрет в антимонопольное законодательство, понимая, что весь тянущийся за ним шлейф находится в других законах. Сделано это для того, чтобы применять правила рассмотрения дел и выявления нарушений, которые установлены в антимонопольном законодательстве. И делать это должны антимонопольные органы. Вот основная новация. И надо быть готовыми к тому, что теперь антимонопольные органы будут достаточно пристально смотреть за тем, как складывается цена на оптовых и розничных рынках электрической энергии и мощности в различных ценовых зонах.

- А почему это решено отдать вам? Вы заслужили большее доверие, чем структуры, наблюдавшие за этим до сих пор? Расчет сделан на то, что ФАС честнее других?

- В данном случае наблюдается неявная, плохо описанная и скрытая конкуренция компетенций между различными органами власти. Прежде всего, речь идет о компетенциях, понимаемых как знания, квалификации, понимание существа проблемы. Сейчас более активную роль в правительстве играет тот орган власти, который обладает большей компетенцией. И ФАС – единственный орган, взявшийся за проблему ценообразования, ценового регулирования на рынках электрической энергии, созданных на обломках РАО ЕС, и полностью овладевший всеми связанными с ней вопросами. Тягаться с нами в этой сфере, чтобы самостоятельно заниматься этими вопросами, никто особенно не хочет. Ведь это надо, например, проверять обоснованность колоссальных ценовых скачков в отдельных зонах свободного перетока. Никто, кроме нас, не хочет заниматься конкуренцией на рынке электрической энергии: анализировать рынок, делать заключения, что конкуренция ограничена, что есть доминирующие хозяйствующие субъекты, или наоборот – конкуренция процветает, и никто не оказывает влияния на рынок.
В силу накопленного опыта и знаний с нами трудно кому-то конкурировать в этих вопросах. Тем более, что на начальном этапе рассмотрения этой темы многие органы просто самоустранились. Хотя я считаю, что, если бы нашлись желающие, они могли бы и поконкурировать: никто им этого не запрещал.

Окончание следует.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
ИССЛЕДОВАНИЕ УРОВНЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ДАВЛЕНИЯ НА БИЗНЕС
БАНКИ И БИЗНЕС. UpGrade 2019 115-ФЗ: риски и решения для бизнеса.
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости