Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Алексей Сушкевич, начальник аналитического управления ФАС России. «Третий пакет» антимонопольного законодательства. Часть третья

Мы завершаем беседу с Алексеем Сушкевичем

- Насколько я понимаю, Алексей Геннадиевич, дальше мы будем говорить об изменениях, коснувшихся контроля экономической концентрации.

- Да, речь пойдет о том, что касается контроля экономической концентрации. На мой взгляд, здесь произошли серьезные изменения, хотя их и не так много.
Первое изменение: существенно выросли пороговые значения величин, которые применяются для контроля экономической концентрации. Три миллиарда рублей – суммарные активы участников сделки теперь заменены семью миллиардами рублей. Если активы участников превышают сумму нового порогового значения, то на сделку необходимо получить согласие антимонопольного органа. Размер планки повышен более чем в 2 раза. И соответственно альтернативный критерий – выручка от реализации товаров, работ, услуг – суммарное значение для участников сделки, если раньше пороговое значение было 6 миллиардов рублей, то теперь будет составлять 10 миллиардов рублей.

- У меня сразу же вопрос: к лучшему ли это?

- Я скажу так: ФАС сейчас рассматривает ежегодно около двух с половиной тысяч ходатайств. Для того, чтобы все поступившие ходатайства рассматривались по существу (а они посвящены сделкам, оказывающим влияние на состояние конкуренции на том или ином рынке), их количество должно быть более чем вдвое меньше – 1000 – 1200 обращений.
Поэтому повышение пороговых значений было нашей инициативой. Мы надеемся в итоге получить то количество ходатайств, которые мы сможем содержательно рассмотреть и нормально обработать. И чтобы приходящие к нам ходатайства были посвящены сделкам, которые реально влияют на конкуренцию, а не всякой мелочи.
Далее новый закон уточняет перечень документов, которые должны быть представлены вместе с ходатайством.
Интересно то, что антимонопольные органы теперь получили право выдавать так называемые предварительные условия по всем видам сделок и так называемых «иных действий» - слияний и присоединений, которые сделками не являются.

- А что это значит?

- До сих пор антимонопольный орган выдавал только предписание, которое стороны, совершившие сделку, должны были выполнять. Если они предписание не выполняли, сделка могла быть признана недействительной. Это делалось по иску антимонопольного органа, если он доказывал, что были нарушены правила конкуренции.
Теперь антимонопольные органы получили право выдавать так называемые предварительные условия по всем видам сделок, после выполнения которых они дадут согласие. Это – типичная европейская практика, когда компания понимает, что ей надо сделать, чтобы сделка была согласована антимонопольным органом. И компания это делает, если хочет сделку заключить.
Допустим, вы – производитель минеральной воды и покупаете своего конкурента. Антимонопольный орган указывает: будьте добры, один бренд, имеющий хорошую рыночную долю, продайте кому-то, кто не входит в группу лиц, участвующих в этой сделке. После этого покупка фирмы-конкурента будет согласована.
Такого рода условия вполне могут быть согласованы с представителями бизнеса и применяться при заключении соответствующих сделок. Следующие интересные новации.
Антимонопольный орган получил полномочия выдавать предупреждения о прекращении действий, которые содержат признаки нарушения антимонопольного законодательства. В случае если антимонопольный орган обнаруживает, что некое лицо совершает действия, нарушающие антимонопольное законодательство, он вправе до возбуждения дела выдать предупреждение о прекращении таких действий. Если предупреждение выполняется и действия прекращаются, то основания для возбуждения дела нет.
Эта форма несколько отличается от предостережения, поскольку предостережение относится к действиям, которые еще не совершены, а предупреждение дает возможность устранить уже сделанные мелкие нарушения антимонопольного законодательства.
Коснулись изменения и процедур, согласно которым рассматриваются дела о нарушениях антимонопольного законодательства. И хотя революционных изменений здесь опять же нет, юристы, участвующие в рассмотрении таких дел, должны все это внимательно посмотреть. Законом внесено достаточно много изменений в законы о недрах, об электроэнергетике, о естественных монополиях. И каждое из этих изменений достаточно важное.
Например, в закон о естественных монополиях внесено такое небольшое изменение: теперь к сфере естественных монополий отнесено водоснабжение и водоотведение с использованием централизованных систем и систем коммунальной инфраструктуры.

- А раньше их там не было?

- В том-то и дело, что не было.

- Но они же явные монополисты.

- Тем не менее, все водоканалы, которые владеют магистральными трубами, а кое-где разводкой труб, действовали в условиях абсолютно свободного ценообразования и полной свободы договоров, как будто они работают в конкурентных условиях. Сейчас это будет во многих случаях урегулировано при участии федеральных тарифных органов, органов субъектов Федерации, причем именно в рамках закона о естественных монополиях.
Вот мы и дошли практически до конца.

- Алексей Геннадиевич, у меня только один вопрос: почему у нас антимонопольные законы принимаются тремя пакетами в течение стольких лет? Неужели закон нельзя было разработать сразу?

- Видите ли, обновления антимонопольного законодательства не было очень долго. Оно существовало в очень архаичном виде. Оно было оформлено еще законом РСФСР от 1991 года. Потом оно обрастало, как днище корабля ракушками, всевозможными поправками, поправками к поправкам. В этом законе в итоге не было даже нормальной сквозной нумерации. Было очень трудно делать на него ссылки, поскольку внутри статей какие-то части «прим». Сами статьи были «прим». Структура этого закона была совершенно запутанной и неясной. А большой объем регулирования был вынесен в подзаконные акты. Более того, все, что касалось защиты конкуренции на рынке финансовых услуг, содержалось в отдельном законе со своими подзаконными актами. Зачастую трудно было понять, что подлежит применению. Масштаб проблемы был таков, что одним актом – законом «О защите конкуренции» образца 2006 года решить ее было невозможно. Проблема была очень объемной, поскольку хронически не учитывались публичные интересы при защите конкуренции ресурсного блока законодательства: недра, земля, воды, леса. Нужно было вносить в уже сформировавшиеся законы изменения, которые учитывали бы сложившиеся интересы и необходимость защиты конкуренции в стране.
И еще раз повторюсь: масштаб проблемы был такой, что решить ее полностью одним законом 2006 года было невозможно. И потом – мысль не стоит на месте: многое обнаруживается по мере практического применения нового законодательства образца 2006 года.

- Спасибо большое, Алексей Геннадиевич.

Беседовал Владимир Володин

Сочинский Международный Кинофестиваль и Кинопремии.
ИССЛЕДОВАНИЕ УРОВНЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ДАВЛЕНИЯ НА БИЗНЕС
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости