Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Илья Хандриков, Председатель оргкомитета Всероссийского Движения «За честный рынок». Кто защитит предпринимателя.Часть вторая

Мы продолжаем беседу с Ильей Хандриковым.

- Илья Николаевич, итак, малый бизнес лишен административного ресурса, позволяющего влиять на власть. К чему это приводит?

- Мы видим катастрофические последствия отношения власти к бизнесу Все знают о Кущевке, стала достоянием гласности и ситуация в Гусь Хрустальном. Все это спровоцировано еще в 2003 году.
Я знаю три реперных точки, когда в различных сферах малому бизнесу наносился серьезный урон. Это залоговые аукционы 1995 года, когда был выделен специальный бизнес-класс – «капитаны бизнеса» - и этим начались колоссальные изменения. Вторая точка – 2003 год – дело ЮКОСа и начало активного укрепления силовиков на территории бизнеса. И 2007 год, когда вместе с 209-м законом о поддержке малого бизнеса были накачены ресурсами госкорпорации и крупный бизнес. А малый бизнес оказался фактически обманут, несмотря на какие-то деньги, выделенные на его поддержку.
И обманут он был потому, что мы знаем отчет Контрольно-счетной палаты 2011 года по финансированию малого бизнеса в Москве: 85% денег осело в инфраструктуре, не дойдя до малого бизнеса. Еще мы знаем, что в ряде регионов до 95% этих денег ушло на поддержку других проектов. Так что речь шла сугубо об имитации поддержки.
Именно поэтому периодически должен делаться анализ ситуации. Когда мы говорим о защите малого бизнеса, то это не означает, что надо бежать, догонять и бить по хвостам. Эту гидру надо хватать за голову. Нужно четко понимать, в чем на деле состоит государственная политика и как она реализуется. Понимая, куда идут денежные потоки, каковы способы поддержки, мы порою можем кого-то спасти.
Более того, задачи защитников бизнеса заключаются, по большому счету, в изменении условий ведения бизнеса. Если предприятие, имеющее рентабельность 10%, не может выполнить все требования многочисленных контрольных органов, поскольку на это прибыли не хватает, значит, надо менять законы.

- Для того, чтобы менять законы, нужно иметь четкую программу действий. У нас же, сколько ни перерабатывали программу «2020», все ее создатели не могут угодить правительству.

- Конечно, нужна программа. Если мы хотим избавиться от сырьевой зависимости, если мы хотим дать возможность креативному среднему классу идти по пути инновационного развития, то необходимо правильно поддерживать малый и средний бизнес ресурсами. У меня не сложилось впечатление, что акценты делаются на это.
Еще один важный аспект: я говорил уже об «Опоре России», о «Деловой России», но хотелось бы сказать еще о Торгово-промышленной палате. Казалось, она должна стать самым главным центром, связанным с предпринимательскими проблемами. Но, к сожалению, таким центром ТПП не стала. Возможно, это связано с «вертикализацией» всей государственной системы страны. Может быть, еще с какими-то причинами. Но посмотрите сами: комитет ТПП по частному, малому и среднему предпринимательству возглавляет представитель одного из банков. На мой взгляд, там просто возникает конфликт интересов: банковская сфера и малый бизнес – это сфера, требующая изучения под микроскопом. В их взаимоотношениях мы наблюдаем абсолютно разные интересы и колоссальные нарушения. И этот пример, а, на самом деле, он не один, характеризует атмосферу в ТПП.
На форуме предпринимателей, который осенью проводил НИСИПП, и где я был, я задавал вопрос об общественном антимонопольном контроле, который требуется в отраслевых структурах, входящих в ТПП, и со мной согласился бывший руководитель департамента Минэкономразвития (речь, судя по всему, идет об Александре Пироженко - В.В.). В этих структурах, представляющих рынок, куда входят и малые, и средние, и крупные компании, идет монополизация: крупные компании, как правило, банкуют и подминают рынок под себя еще и через эту общественную структуру. И пока в этих вопросах никто серьезно не разбирался. Минэкономразвития эти вещи фиксирует, знает, что есть такая очень серьезная проблема, но общественные структуры (а ТПП является как бы общественной структурой, хотя, по сути, она – структура окологосударственная) уже давно подмяты под интересы госаппарата. Вот так и создалась существующая сегодня вопиющая ситуация с правами предпринимателей. Положение с малым бизнесом у нас таково, что хоть криком кричи. И в День предпринимателя, который мы называем днем защиты прав предпринимателей, мы каждый год проводим митинги протеста против той политики власти в отношении предпринимателей, которую мы видим в реальной жизни.
Поэтому я считаю, что, если в ближайшее время должен быть создан институт защиты прав предпринимателей, должна пойти речь о новой повестке дня для малого и среднего бизнеса. Иначе в ближайшее время окажется невозможно не только догнать развитые страны, но от независимого малого бизнеса просто ничего не останется. Он уже сегодня во многом аффилирован с местными властями и на местном уровне подмят на том же этапе приватизации помещений.

- Ну, на этом этапе творился и творится до сих пор кромешный мрак.

- Да. Поэтому сегодня этот предпринимательский вопль, пусть даже из популистских соображений, но должен быть услышан. А если он подхвачен всерьез, то это хорошо.
Но тогда надо понять: что мы будем делать. Если на должность предпринимательского омбулдсмена будет нанят ветеран спецслужб или человек, как говорится, «правильной группы крови»…

- А скорее всего так и будет.

- В этом случае у меня нет никакой надежды на нормальную работу этого проекта и изменение ситуации.
Ведь должна быть поставлена задача добиться определенного результата. Но ведь путь к этому результату может лежать через Северный полюс, а может оказаться и гораздо более коротким. И это, конечно, очень важно.
Именно поэтому мне очень важным, чтобы текст нашего летнего предложения как можно шире распространялся. Нужно привлечь внимание к проблеме, чтобы она обсуждалась, прежде всего, в предпринимательском сообществе. Нужно, чтобы не слишком конкретное заявление Путина наполнилось содержанием. Наконец, необходим поиск тех людей, которым бизнес мог бы доверять.

- А Вы уверены, что сможете в сегодняшних условиях этих людей найти? И главное – смогут ли они в этих условиях работать?

- Видите ли, во-первых, если «группа крови» будет соответствующей чиновничьему аппарату, - это будет проблемно. Найти людей, готовых реально защищать бизнес, очень трудно. Не столь трудно найти людей, которые будут работать за зарплату.
Возможно, это должны быть юристы, знающие проблемы предпринимательства. Это сложно. Недавно я был свидетелем, как молодые юристы, только что закончившие Высшую школу экономики, не могли понять, что же происходит в конкретных взаимоотношениях бизнеса и власти. Тут необходим еще и достаточный опыт.
Система мутирует, коррупционная составляющая очень велика, законотворчество встроено в вертикаль власти. Тем не менее, я считаю, что институт омбудсмена должен быть создан. Он должен быть полноценным институтом со всеми необходимыми составляющими. Причем, очень может быть, он должен существовать не только на федеральном уровне, но и на региональном. Этот институт должен быть доведен, как бы выразиться…

- До земли, на которой работает малый бизнес.

- Да. И основная работа вполне может оказаться именно там.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости