Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Николай Смирнов, заместитель генерального директора НИСИПП. О регулировании, независимости и госслужбе. Часть первая

Переход сотрудников НИСИПП на работу в Минэкономразвития стал уже обыденным явлением. Как только наши эксперты становятся признанными специалистами в какой-либо области, из министерства следует то самое предложение, от которого, как уверял герой романа Марио Пьюзо «Крестный отец», невозможно отказаться.
Сейчас в МЭР уходит Николай Смирнов. Это – наша с ним прощальная беседа. О проблемах, которыми он занимался в институте и продолжит заниматься в министерстве. О своем взгляде на прошлую и будущую работы.

- Итак, Николай, ты покидаешь институт. Меняешь жизнь независимого эксперта на существование министерского чиновника.

- Да, через очень короткое время я ухожу на работу в Минэкономразвития. Зовут меня заниматься вопросами оценки регулирующего воздействия, которыми я занимался и в НИСИППе. Возглавляет этот департамент Вадим Александрович Живулин.

- То есть ты будешь заниматься одной из основных тем, которыми занимался, работая у нас.

- Да. Эта тема организационно новая для нашей экономики, для нашего государственного регулирования. В институционально оформленном варианте она появилась в середине 2010 года. Тем не менее, сейчас существует ряд направлений, по которым необходимо нашу сложившуюся систему оценки регулирующего воздействия развивать. В действующем формате (заключение готовит непосредственно Минэкономразвития, и носят они характер экономико-юридической экспертизы) развитие практически исчерпано.
Что это вообще за система? Берется проект нормативно-правового акта и анализируется на предмет наличия в нем сомнительных положений, накладывающих на бизнес дополнительные, может быть, даже неисполнимые на практике ограничения. Они также могут быть связаны с избыточными затратами бизнеса, или даже несут за собой необоснованные затраты бюджета.
От таких положений и норм надо избавляться заранее. И для решения таких задач существует оценка регулирующего воздействия. При этом, как я уже сказал, есть целый ряд направлений, которые необходимо развивать. Например, развитие ОРВ на других стадиях нормотворческого цикла.

- А можно эту формулировку разъяснить?

- Прежде чем приступить к написанию нормативного акта, нужно оценить целесообразность принятия в данной области какого-то регулирования вообще. Нужно оценить и выбрать из всех возможных вариантов регулирования наиболее целесообразный. И на эту стадию – стадию планирования регулирования нужно распространить оценку регулирующего воздействия. В Европе и США, где ОРВ получила наибольшее развитие и действует относительно давно, заключение об ОРВ делается именно на этой стадии. Причем делают его сами регуляторы. Они обосновывают наличие в данной области экономики определенной проблемы. Доказывают, что проблема носит устойчивый во времени характер и не рассосется через месяц - другой сама собой. Они обосновывают тот факт, что проблема устойчива и не может быть преодолена самими участниками рынка. Допустим, участники рынка не смогут создать какую-то ассоциацию или саморегулируемую организацию, которая позволила бы решить эту проблему.
Если такое обоснование есть, то разрабатываются различные варианты государственного вмешательства. Спектр проблем может быть масштабным, а речь пойдет о конкретном выборе механизма регулирования. Причем для этого нужно, чтобы сам орган – регулятор согласился в своей нормотворческой деятельности применять на стадии планирования нормотворчества механизм оценки регулирующего воздействия.

- У меня возникает вопрос: мы ведь знаем некоторые особенности психологии наших чиновников (разумеется, я заранее извиняюсь перед человеком, вступающим в эту армию). Можно ли гарантировать, что чиновник, стремящийся принять некую норму, которая должна принести ему и его коллегам административную ренту, будет честно оценивать ее регулирующее воздействие?

- Конечно, о высоком качестве оценки изначально говорить сложно. Этот вопрос связан с большим количеством рисков. Именно поэтому и необходим центральный орган оценки регулирующего воздействия. Сейчас его функции выполняет Минэкономразвития в лице профильного департамента. Но департамент должен заниматься не столько самостоятельной подготовкой заключений, сколько контролем качества заключений, подготовленных регуляторами, и контролем соблюдения ими всех необходимых процедур.
В заключении об оценке регулирующего воздействия в обязательном порядке должно быть четкое обоснование проблемы, обоснование причин. Там должен быть достаточный спектр вариантов решения проблемы. А то ведь у нас бывает, что вырабатывается приоритетный вариант решения проблемы, а обосновывают его правильность сравнением с какими-то ущербными, заведомо непроходными вариантами. Чтобы такого не было, необходим контроль. И осуществлять его должен центральный орган, отвечающий за оценку регулирующего воздействия.

- То есть тот самый департамент Минэкономразвития, куда ты от нас уходишь.

- Да. И он претендует на выполнение в ближайшем будущем этих функций.
Естественно, существуют обязательные процедуры, которые тоже необходимо проходить. Например, такая важная процедура, как публичные консультации. Провел ли их орган-разработчик, или не провел? Это очень важно, поскольку необходимо получить информацию от социальных групп, групп участников отношений, затрагиваемых регулированием.
Если публичные консультации были проведены, необходимо убедиться, что они проводились с достаточным количеством представителей названных групп. Ведь если консультации были проведены, допустим, только с крупным бизнесом, а регулирование окажет большое влияние и на малый бизнес, то, конечно необходимо, чтобы его представители тоже приняли участие в подобных консультациях. Иначе их интересы могут оказаться не учтенными. А чтобы все процедуры соблюдались неукоснительно, необходим контроль со стороны центрального органа.
И, естественно, никуда мы не денемся от общественного контроля. Все заключения об оценке регулирующего воздействия должны мгновенно, в течение максимум 3 – 5 дней размещаться на официальном сайте, находиться в открытом доступе, и все желающие должны иметь возможность комментировать этот текст, предлагать к нему свои поправки и так далее. Понятно, что это преимущественно будут критические комментарии различных экспертов. Ведь если мы сейчас посмотрим на активность независимых от государственных органов представителей, то это в основном будут эксперты и предприниматели. Объединения граждан по социальным и иным интересам, как правило, сосредоточили свою деятельность в Общественной палате и других подобных площадках.
У органов власти и у многих регуляторов часто возникает опасение, что стоит лишь выложить какие-то материалы на общественное обсуждение, как тут же посыплются самые разнообразные и самые фантастические, но не относящиеся к предмету мнения. Как их потом учитывать? А на каждое мнение нужно дать ответ.

- Зачем?

- Если удастся привлечь внимание к этому процессу, то это уже будет большое достижение. Проблемы надо решать по мере их поступления, а пока что проблема состоит в нежелании представителей социальных групп, за исключением организаций нашей отечественной большой четверки…

- Я бы сказал: специально заинтересованных организаций.

- Может быть и так. Но, кроме них, почти никто не демонстрирует активности.
Здесь есть разные причины: их, например, могут не устраивать те каналы, по которым происходит обсуждение. Но главное – они не чувствуют потенциального результата от своего участия в этом процессе.

- Хорошо, но если речь идет о настороженном отношении к этому процессу тех самых общественных организаций, которые должны быть к нему привлечены, то стоит вспомнить опыт таких обсуждений в других сферах. Разумеется, самым серьезным ударом по идее общественного обсуждения стала история с башней Газпрома в Питере. Там собирали людей, представлявших самые различные общественные организации, и большинство из них выступали против башни. А потом вставал некий никому не известный человек и говорил, что ему проект нравится. Устроители сияли и записывали это мнение в протокол обсуждения. Это была дискредитация не просто слушаний по определенному вопросу, а общественных слушаний как метода выяснения общественного мнения.

- Конечно. Но есть существенное отличие между общественной активностью как абстрактным явлением и публичной консультацией в рамках ОРВ. В этих рамках – общественное обсуждение – формальная процедура. Это – не открытие нормативного акта для общественной критики, после чего некий модератор компилирует высказанные мнения. Это структурированная процедура, в рамках которой четко фиксируются все предоставленные данные и мнения, если они относятся к предмету анализа. И они отражаются в специальном документе о публичных консультациях.
Да, не исключается и такая ситуация, при которой, казалось бы, очень важные мнения не будут учтены, но информация об этом обязательно появится.

Окончание следует.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости