Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Илья Хандриков, Председатель оргкомитета Всероссийского движения «За честный рынок». Страх и отчаяние российского бизнеса. Часть первая

С декабря прошлого года по России, постепенно затихая, катится протестная волна. Протестуют против фальсификаций на выборах, против произвола чиновников и сотрудников правоохранительных органов, против несправедливых приговоров судов.
Через неделю, перед инаугурацией избранного президента Владимира Путина, лидеры уличных протестов обещают вывести на улицы миллионы людей.
26 мая у нас в стране будет в очередной раз отмечаться День предпринимателя, в прошлом году отмеченный не самыми массовыми протестами протестными акциями в целом ряде российских городов.
О том, что может быть 26 мая в этом году и об участии представителей малого и среднего бизнеса в политических протестах мы беседуем с Ильей Хандриковым, одним из организаторов предпринимательских выступлений в столице в этот день.

- Илья Николаевич, в Фейсбуке открыта некая группа по подготовке к Дню предпринимателя, который будет у нас 26 мая.

- Да, открытый оргкомитет.

- Вот в связи с намечающимися мероприятиями у меня и будет к Вам ряд вопросов. В прошлом году речь шла о забастовке предпринимателей, о многочисленных акциях по всей стране. Даже ОПОРА России митинговала.
Но на митинги вышло очень малое количество людей. Фактически это был провал организованного протеста.
А вот зимой мы с Вами видели, как те же предприниматели в лютый мороз тысячами выходили на митинги протеста против нечестных выборов. Что это значит? Неужели нашему бизнесу собственная судьба менее интересна, чем то, как были проведены выборы?

- Давайте все по порядку. Праздник 26 мая мы назвали Днем защиты предпринимателя. Идеология этого праздника, который был спущен сверху по просьбам официальных выразителей интересов предпринимательства, должна была отражать единение бизнеса и государства.
Но условия деятельности отечественных предпринимателей меняется у нас только в худшую сторону: и налоговое бремя, и произвол властей разных уровней, судебная система, в рамках которой невозможно добиться справедливости, и так далее. Поэтому мы говорим: мы будем бороться за свои права, и в День предпринимателя будем проводить акции в их защиту, пока не добьемся своих целей, и этот день не станет настоящим праздником.

- Илья Николаевич, все это прекрасно звучит, но посмотрим на это с другой точки зрения.
На последней зимней акции общегражданского протеста, в мороз под 30 градусов шли в том числе и люди под знаменами возглавляемого Вами Всероссийского движения за честный рынок, и другие предпринимательские организации. Но, я уверен, 26 мая на ту же Пушкинскую площадь или на Чистые пруды выйдет человек 500 – 700. А где же остальные? Где те тысячи людей, которые не побоялись морозов? Чего они боятся теперь?

- Вы, конечно, помните, что на зимнем шествии нас тоже была небольшая группа.

- Помню.

- Это было связано с тем, что никакой партийной дисциплины у нас нет. Поэтому и те фермеры, которые приехали, с которыми мы накануне договаривались о совместных действиях…

- Они, как я помню, бегали, искали друг друга, перезваниваясь по мобильникам, а в итоге пошли самостоятельно.

- Да. Кто-то встречался не там, где все, кто-то опоздал. Такое бывает. Но, если вы обратили внимание, мимо нас, когда мы уже стояли на площади, прошла колонна людей в жилетах, на которых было написано «колонна предпринимателей».
Хочу сказать вот о чем: недавно, когда мы заявили открытый оргкомитет, я был удивлен, узнав, какие люди были и на Болотной, и на Сахарова. Это – известные люди, которые сказали: мы хотим участвовать в вашем митинге, потому что мы не только люди большой гражданской активности, но мы еще и предприниматели. Оказывается, люди, принимавшие участие в общегражданском протесте, не выделяли себя, как предлагали мы. Очень многие не пошли отдельной предпринимательской колонной. Мы знаем, что, согласно проводившимся опросам, на митинге на проспекте Сахарова 15 – 17% участников являлись хозяевами и директорами фирм.

- Так это же где-то тысяч 15 человек.

- Да.

- Вот я про это и говорю: почему такая разница – 15 тысяч на общегражданском митинге и 500 человек на митинге в защиту собственных прав и интересов.

- Я отвечу на ваш вопрос, и это будет очень грустный ответ. Все последние дни я общаюсь с людьми, проявляющими интерес к общегражданскому протесту. И когда выясняется, что это – предприниматели, я начинаю объяснять им, что отношение власти к бизнесу (это уже подметили специалисты из «Общества купцов и промышленников) находится на уровне, характерном для России до 1861 года.

- Я знаю об этих исследованиях.

- Вот-вот. Проблема заключается в том, что на сегодняшний день большие массы предпринимателей прижимаются к различным «крышам» и частям властной вертикали, пытаясь получить хотя бы крошки от того пирога, который делится где-то наверху. Как им открыто восставать против своих «кормильцев»?
Есть еще одна, более многочисленная группа людей – те, кто при безумном налоговом бремени вынуждены тихо отсиживаться, нарушая какие-то положения нашего законодательства. Они недоплачивают налоги, совершают какие-то иные действия, за которые могут быть наказаны. Их существование ужасно и оскорбительно, но это – одна из форм выживания. И для них, вынужденных маленьких воришек, шум и публичность просто страшны.
Есть, наконец, категория независимых предпринимателей, которые чувствуют себя гражданами и заявляют о своем несогласии с проводимой властями политикой. Но их процент становится все меньше и меньше.
Вот посмотрите: у меня по сути убили предприятие. И сегодня у нас была рабочая группа, где обсуждалось, сколько из моих коллег многих, из которых Вы знаете, находится на грани этого. Их бизнес должен погибнуть в ближайшее время. У одного магазин в жилом доме, у другого…

- Сейчас они лишатся права продавать спиртные напитки.

- Точно. К тому же они лишаются права продавать табачные изделия и пиво.
По сути, выбивается база их бизнеса, поскольку продажа продуктов не дает возможности его нормально вести – основная прибыль исчезает. Фактически они должны закрывать магазины и перепрофилироваться.

- А граждане в итоге не смогут купить поблизости от дома не только водку, пиво и сигареты, но и хлеб, молоко и колбасу.

- Да. И все это – в рамках развития торговых сетей, за которыми стоят силовики, чиновники, олигархи. Я, например, знаю, что за двумя сетями стоят два губернатора.
В таких условиях может случиться все, что угодно. Пять лет назад по договоренности с руководством сети «Седьмой континент» московские власти продали ей площади, арендованные у города другими магазинами. Можно сказать, площади вместе с «живым товаром» - с предпринимателями и работниками. Причем один из предпринимателей уже должен был выкупить свой магазин, но его отдали сети. Это – отношение к нашему брату, как к крепостным.
Собрали тогда 65 тысяч квадратных метров торговых площадей и продали Груздеву, причем по смешной цене.
Но Груздев тогда был очень близок к Лужкову.

- Груздев ведь продал свою долю в «Седьмом континенте». А сейчас он – тульский губернатор.

- Долю в «Седьмом континенте» он продавал, когда избирался в Госдуму. Но сейчас уже купил обратно, по-моему, процентов 15 этой сети.
Мы, увы, съехали с общих вопросов на сети, на их лоббистские возможности. Но скажем прямо: судьба малого бизнеса, а большинство мелких предпринимателей занято в торговле, очень от них зависит. Наша власть все делает в интересах сетей, уничтожая при этом малый бизнес. Так, походя.

Окончание следует.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости