Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Илья Хандриков, Председатель оргкомитета Всероссийского движения за честный рынок». Страх и отчаяние российского бизнеса. Часть вторая

Мы продолжаем беседу с Ильей Хандриковым о том, как живет сейчас малый и средний бизнес в России, как чувствуют себя наши предприниматели и почему они не проявляют активности в деле защиты своих прав.

- Илья Николаевич, слушаю я Вас, и получается, что, поскольку розничная торговля – основа малого и среднего бизнеса, то торговые сети – это такие монстры, которые пожирают все вокруг. Так ли это на самом деле?

- Знаете, когда у нас разразился кризис 2008 – 2010 годов, сети чуть было не лопнули все. И тогда включились наши начальники, пошло мощнейшее давление на рынки, на палатки. Это делалось для того, чтобы у сетей не было конкурентов. Питерский вариант должен быть реализован и в Москве, и в регионах. И мы видим, как в регионах, где на человека приходится торговых площадей 600 метров (а в Европе – две с половиной тысячи), идет уничтожение палаток и иных нестационарных объектов торговли. А мы с вами знаем, что это – 50% малого бизнеса и 80% индивидуальных предпринимателей.
По сути, зачищается огромное пространство бизнес-деятельности. Но торговые сети – никакое не исключение из правил: точно также зачищают строителей через саморегулируемые организации, и такие примеры можно приводить достаточно долго.

- И каков, по-вашему, результат?

- В результате мы констатируем сокращение числа независимых предпринимателей, которые могут иметь гражданскую позицию и выражать гражданский протест.
Тем не менее, надо сказать, что какой-то предпринимательский протест постоянно имеет место. Вот не так давно на НТВ прошел сюжет про Михаила Орлова. Предприниматели вместе с журналистами вломились в ОПОРу, там были Надя Баранова, которая выступала на наших митингах, Алексей Десятов. Они сняли прекрасный сюжет, и в результате их активных действий (я думаю, что не только поэтому, но и поэтому тоже) Михаил Орлов, руководитель столичного департамента торговли и услуг, потерял свое место.
Это говорит о том, что предпринимательский протест, если он консолидирован и бьет в нужную точку, может дать результат. Поэтому утверждать, что есть лишь одна форма общения с властью – переговоры – это абсурд: есть и другие примеры.
Но жизнь показывает, что все протестные настроения зачищаются. Ситуация не улучшается, а зачастую ухудшается, и предприниматели начинают опускать руки. Это значит, что конкретная фирма либо закрывается, либо перепрофилируется, либо ее хозяин уезжает из страны. Это – страшная картина. Она не соответствует понятию «цивилизованная страна», она оскорбительна. Даже в Беларуси отношение к предпринимательству на несколько порядков лучше. И это в стране с чисто авторитарным режимом, президент которой объявлен «последним диктатором Европы». И при этом отношение к предпринимателям во много раз лучше, чем у нас.

- Подождите, почему лучше? Мы ведь помним, как Александр Лукашенко боролся с белорусскими предпринимателями, как они бастовали, устраивали демонстрации. Это потом все затихло.
Почему Вы считаете, что у него теперь лучше, чем у нас?

- Вы знаете, как «последний диктатор Европы» он не только не лучше наших, но даже более противен. Во всяком случае, для меня. Но как хороший хозяин он понимает, что нельзя резать кур, несущих золотые яйца. И он дает возможность людям «брать удочку» - работать себе во благо. И потом у него не такая отвратительно перекошенная экономика. В Белоруссии в советские времена всегда был центр переработки, и он сохранил этот потенциал.
И сельское хозяйство он сохранил. Я сейчас покупал в магазине Российский сыр белорусского производства. Стоит он, по-моему, 231 рубль за килограмм. И по качеству этот сыр лучше, чем наш за 350 (между прочим, наши российские сыры уже стоят 350 рублей, а белорусские – на сто рублей дешевле). При этом белорусский сыр – желтый, полностью созрелый, не напичканный, бог знает, чем.
Это – результат сбалансированности экономики, ее нацеленности на решение проблем рядовых граждан. Другое дело, что делается это не через создание гражданского общества и его демократизацию, а через авторитарно-диктаторский режим социалистического типа. Но в любом случае он четко понимает, что гнобить предпринимателей – себе дороже. И он не дает своих предпринимателей в обиду российским олигархам, готовым скупить в Белоруссии все.
Да, он вынужден был продать свой газопровод…

- Белтрансгаз.

- Да. Но он не сдает большинство своих объектов. Он не продает их российскому бизнесу, тесно связанному с властью, с силовиками, с чиновниками. И за это он заслуживает уважения.

- Вернемся все же к нашим российским проблемам. Итак, протест в День предпринимателя.

- Имея в виду митинг, который будет 26 мая, мы вынуждены обратиться к Лиге избирателей, к другим структурам гражданского общества за помощью. Предприниматель в России сегодня до такой степени растоптан и уничтожен, что он не может за себя постоять. Это такое крайнее состояние унижения. Поэтому мы и объявили открытый оргкомитет. Поэтому на сайте Всероссийского движения за честный рынок опубликовано наше обращение ко всем, кто хочет принять участие в наших акциях. Самое же главное – мы хотим организовать общегражданский протест при содействии партий, гражданских объединений и так далее в защиту прав предпринимателей. Но это не скрывает того печального факта, что мы впервые не можем организовать этот протест своими силами. Мы обращаемся к обществу. Поможет ли оно? Сможет ли, захочет ли консолидироваться вокруг проблем предпринимательства? Этого мы пока не знаем. Но лично я очень надеюсь, что появятся новые люди, которые смогут поднять эти проблемы и постараться их хоть как-то решить.

- Но наши партии, во всяком случае думские, как-то не слишком интересуются проблемами малого и среднего бизнеса. О них говорять лишь отдельные депутаты.

- Да, сегодня никакие партии нас не защищают. Есть Иван Грачев, есть Оксана Дмитриева, раньше было «Яблоко», которое в Мосгордуме представлял Сергей Митрохин. Но эти люди в одиночку не могли и не могут добиться решительных сдвигов в отношении государства к малому и среднему бизнесу.
Сегодня, может быть, ни одна страна не находится в смысле поддержки малого и среднего предпринимательства в худшем положении, чем Россия. Она – на уровне Нигерии – точная копия нигерийского сценария. Там тоже сугубо сырьевая направленность и фантастическая коррупция. То есть мы – это Нигерия, только находимся не в Африке.
И я вынужден констатировать то очень печальное положение, в котором оказались наши предприниматели. Я расписал в начале нашей беседы три группы, на которые можно их поделить, и думаю, что Вы не будете спорить со мной по поводу такого деления.

- Не буду.

- А это уже само по себе очень печально. И целый ряд известных бизнесменов откровенно говорят: мы – прагматики, мы никуда не лезем, не выступаем, не участвуем. Мы, если надо, лизнем власть, куда она захочет, вступим в любой народный фронт, потому что иначе нам не дадут заниматься своим делом. Наш бизнес убьют.

- Да. Это так и будет, поэтому их можно понять. Хотя бизнес у нас могут убить и безо всяких политических мотивов.

- Я тоже прекрасно понимаю таких людей и на гражданский протест их не зову.
Тем не менее, протестная волна этой зимы не схлынула бесследно. Те предприниматели, которые приняли протест близко к сердцу, сейчас связываются со мною и говорят, пишут о том, что бы они могли сделать для защиты своих прав. И есть надежда, что 26 мая нам удастся с помощью этих людей что-то сделать для защиты наших прав.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости