Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Юрий Симачев, заместитель генерального директора ОАО «Межведомственный аналитический центр». Реального налогового маневра не будет. Часть первая

Налоговый маневр, объявленный Владимиром Путиным и по существу полностью блокированный Минфином, достаточно горячо обсуждался экспертами, представителями заинтересованных ведомств и бизнес-сообщества.
Сегодня мы попросили прокомментировать произошедшее известного аналитика Юрия Симачева.

- Юрий Вячеславович, у нас было очень громко объявлено о предстоящем налоговом маневре, призванном стать катализатором экономического роста. Предложил это тогдашний премьер-министр, ныне – президент страны Владимир Путин. Тут же началось обсуждение, посыпались предложения, разгорелись споры. Но вот итог: никакого реального маневра не будет.
Как Вы могли бы все это прокомментировать?

- Я согласен с мнением, что ничего в итоге не произошло. И у меня возникло в связи с этим определенное разочарование, причем довольно сильное. Победила позиция, что для нас сейчас неприемлемы существенные риски, а налоговый маневр действительно с ними связан.
Но самое главное – есть очень многие направления в деятельности правительства, которые дают эффект только при хорошем инвестиционном климате. А так это получается согласно поговорке – не в коня корм. Я имею в виду, что налоговый маневр сработает только при явных демонстрационных эффектах, показывающих предпринимателям, что ситуация улучшается.
Приватизация тоже эффективна и результативна только при улучшении инвестиционного климата. В противном случае это – скорее рискованное, чем полезное мероприятие.

- Юрий Вячеславович, Вы говорите о том, что налоговый маневр связан с большими рисками. Такое мнение из уст независимых экспертов мы слышим не часто. Как правило, этот вопрос, если и поднимался где-то «в верхах», до «низов» не доходил. Поэтому хотелось бы, чтобы Вы сказали о том, каковы эти риски, как они влияют на логику действий правительства. Правительство объявило о налоговом маневре, но затем чего-то испугалось. Чего конкретно?

- Скажем так: я не могу утверждать, что точно представляю логику действий правительства. Она для меня, как и для Вас, не всегда ясна, несмотря на мое большое желание ее реконструировать и представлять системно.

- Но Вы видите риски.

- Да. Если говорить о рисках, то это, прежде всего, потери бюджета. У нас всегда рассуждают так: перспективы роста экономики и его плоды – потом, а потери – уже сейчас. И эти потери надо будет за счет чего-то закрывать, а источники их покрытия не ясны. Вдруг те перспективные поступления, ради которых мы готовы смириться с временными потерями, будут не через год, а через два, или даже через три года?
Возможно все это?

- Да, вполне возможно.

- В том-то и дело.
Рассуждение второе: да, мы можем снизить налоги, но по каким-то другим составляющим экономика, все равно, непривлекательна для инвесторов. Ведь существуют еще и риски повышенного административного давления, рейдерства, того, что при определенном масштабе бизнеса его могут отнять, и это не очень привлекает новых инвесторов. Или он, все равно, привлечен, но уж точно не в той мере, как это могло быть, если бы инвестиционный климат улучшался.
Это мнение лично я высказывал не раз.
Наконец, третье соображение: у налоговых новаций есть эффект, который мы отмечали неоднократно. Он свидетельствует о том, что действовать с налогами нужно очень осторожно и скорее консервативно. Если вы налоговую нагрузку на бизнес увеличиваете, то негативный эффект вам гарантирован.

- Разумеется.

- Он очевиден и наступает практически сразу. Это тот случай, когда плохие слухи распространяются гораздо быстрее, чем хорошие. И начинает действовать самосбывающийся плохой прогноз. Одним словом, когда налоги повышаются, дела в бизнесе идут явно хуже. Это мы наблюдали, например, при повышении обязательных страховых взносов.

- Еще бы.

- Правительство в итоге признало, что эффект был отрицательным. Причем его ведь предупреждали заранее, но в это просто не верилось.
А когда вы снижаете налоги, то, к сожалению, тот ресурс, который появляется при этом у предприятий, далеко не всегда идет на развитие тех направлений, что нам с позиций развития экономики представляются важными и значимыми. Далеко не все эти средства идут в обязательном порядке в инвестиции. Они могут быть потрачены и на другие цели.

- Например, на выплату дивидендов в условиях сомнения в завтрашнем дне.

- И на это тоже. А кроме того есть зарплаты работников, выплата задолженностей. Речь не идет о том, что эти деньги украдут, но у предприятий много направлений, требующих вложения средств.
И получается, что повышением налогов сразу стимулируется бизнес-активность, а при их снижении требуется время, чтобы бизнес-активность вернулась на прежний уровень.
А есть и еще более сложные вещи: как только создаются новые налоговые стимулы, новые налоговые механизмы, которые должны побуждать к чему-то бизнес, то они начинают работать только через какое-то время – через год, через два. Бизнес должен почувствовать, что это за инструмент, какие есть риски, не будет ли потом проблем с налоговыми органами. И это не только у нас в стране так устроено, но и за рубежом. И там тоже те или иные механизмы по стимулированию инноваций начинают массово и эффективно работать через определенное время. Ту же картину мы видим в связи с рядом российских стимулов: сначала они не работали, потом начали работать. Зачастую бывает, что люди, заинтересованные в долгосрочном развитии своего бизнеса, опасаются таких рисков. А вот те, кто ориентирован на короткие сроки и работает на грани легального развития бизнеса, а то и переступает эту грань, те с удовольствием могут любыми налоговыми послаблениями пользоваться, стремясь представить свою деятельность как подпадающую под те или иные налоговые льготы. Есть и такая проблема.
А ведь есть еще и такой риск: когда возникают серьезные налоговые льготы, то очень многие предприятия начинают ими пользоваться. И это вызывает испуг уже по недобору налогов. Тогда сразу же начинаются дополнительные налоговые проверки, а это еще сильнее дестимулирует наиболее добросовестный бизнес. Так что мы имеем дело с очень сложными цепочками. Иногда в результате происходит мультипликация рисков.

- Но это ведь не означает, что ничего вообще не надо делать?

- Безусловно. Делать надо. Просто сейчас, по-видимому, до таких слов, как реальный налоговый маневр, мы реально не созрели.
Зато возникло понимание, что нам очень многое надо сделать в плане улучшения инвестиционного климата. Слава Богу, я очень рад, что возникло такое понимание.
Сейчас я считаю, что необходимо в течение определенного времени не поднимать ставку страховых взносов. К сожалению, ее и не снизили. Уходя от темы налогового маневра, поскольку реально его пока нет, хочу отметить: все, что говорилось на эту тему, несло в себе некую странную особенность – люди как бы опасались, что это предложение хорошо сработает. Даже о налоговых каникулах для начинающих предприятий сейчас говорить уже перестали. Сначала представители Минэкономразвития этот инструмент предлагали, а потом в процессе какого-то обсуждения с Минфином он, по-моему, исчез. По крайней мере, сейчас он так явно уже не звучит.
Что же касается основных задач, причем не налогового маневра, а нормализации налоговой системы, это, конечно же, снижение нагрузки на заработную плату.

Продолжение следует.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости