Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Михаил Мамута, президент Национального партнерства участников микрофинансового рынка, советник главы ФСФР. Микрофинансовый рынок нуждается в четком регулировании для устойчивого развития. Часть первая

В последнее время рынок микрофинансирования оказался под пристальным вниманием СМИ. Причиной стал скандал с «Почтой России», предоставившей возможность некоей кредитной организации распространять через почтовые отделения займы «до зарплаты» под более чем 2000% годовых.
С угасанием скандала внимание к микрофинансовым организациям не иссякло. Материалы, посвященные этому сегменту финансового рынка публикуются постоянно.
Мы попросили Михаила Валерьевича Мамуту, директора Российского Микрофинансового Центра и президента Национального партнерства участников микрофинансового рынка прокомментировать сложившуюся ситуацию.

- Михаил Валерьевич, действительно ли сейчас началось активное регулирование микрофинансового рынка?

- Скажем так: микрофинансовый рынок активно регулируется с 8-го сентября прошлого года.

- Но дело в том, что в середине апреля в Совете Федерации состоялся «круглый стол», посвященный реализации Закона «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». Вы принимали в нем участие.
И на этом столе, если СМИ правильно донесли информацию до широкого круга читателей, было сказано, что микрофинансовая деятельность в России нуждается в четком регулировании и оценке рисков. Для построения цивилизованного рынка микрокредитования необходимо обеспечить в первую очередь полное раскрытие информации о процентной ставке по займу. Еще одна мера - запрет на рекламу и публичную оферту своих услуг организациям, которые не входят в реестр микрофинансовых организаций (МФО).
Также говорилось о том, что дискуссии о микрофинансовой деятельности в России в последнее время чаще всего имеют негативный оттенок. Это - результат «болезней роста» этого рынка, высоких процентных ставок и слабой финансовой грамотности населения. К тому же зачастую под микрофинансированием понимается единственная часть этого рынка - займы до зарплаты или займы с ежедневным начислением процента на баланс (Pay day loans, PDL), хотя основная часть микофинансирования - это займы, направленные на поддержку малого и среднего бизнеса.
Первого марта этого года появился приказ Минфина N 37, который утверждает формы и сроки отчетности для МФО. Займы до зарплаты как высокорисковые выделены в нем особо.
Затем замминистра финансов РФ Алексей Саватюгин заявил в одном из деловых изданий, что Минфин подготовил проект закона о внесении изменений в ряд законодательных актов, прежде всего в закон о микрофинансовой деятельности. В нем предлагается уравнять МФО с банками и обязать их раскрывать полную информацию о стоимости кредита. На первой странице договора на видном месте должна быть указана полная сумма займа, которую необходимо вернуть. Также предлагается ввести ограничения на рекламу и публичную оферту: организации, которые не включены в реестр МФО, не являются кредитными кооперативами, не имеют банковскую лицензию, не могут рекламировать себя как кредиторы или компании, которые выдают займы. Эти меры поддерживает и Федеральная служба по финансовым рынкам.
Как Вы все это прокомментируете?


- Да, в ближайшее время предполагается внести в закон о микрофинансировании и ряд смежных законов поправки и дополнения, позволяющие улучшить регулирования этого рынка.
Скажем честно: практика показала, что есть компании, которые работают правильно и без регулирования, а есть компании, стремящиеся использовать в своих интересах бреши, существующие в законодательстве.
Кроме того, принятие закона совпало по времени с появлением на российском рынке такого кредитного продукта, как займы «до зарплаты» (Pay Day Loans), специфика которых не могла быть учтена в полной мере при его разработке.

- Ну, это происходит не только на рынке микрофинансирования.

- Конечно. Например, до сих пор то здесь, то там заходит речь о попытках отмывания денег. И, несмотря на существующий достаточно мощный противодействующий этому аппарат, автоматически перекрыть все возможные каналы не получается.
Но о чем идет речь в нашем случае? За период действия закона о микрофинансировании было выявлено три основных пробела в нем, которые оказались заметны. Первый из них – отсутствие правил раскрытия информации о полной стоимости займов.
Вы уже сказали о проявившейся у нас проблеме с займами «до зарплаты», которые предоставляются на очень короткий срок под очень высокий процент. Мы с Вами, как я помню, беседовали на этот счет.

- Михаил Валерьевич! Когда разразился скандал с «Почтой России» и займами до зарплаты, по-моему, Вам пришлось беседовать с представителями всех изданий, хоть что-то пишущих о бизнесе. Настолько скандал был громким, и настолько мало оказалось людей, которые могли это профессионально прокомментировать.

- Да, при этом ведь организации, предоставляющие займы «до зарплаты» не относятся к микрофинансовым организациям, но очень многие их с ними путают.

- Да, я помню, что до ваших разъяснений этого вопроса в различных СМИ большинство людей считало, что именно эти организации являются микрофинансовыми. Боюсь, что и сейчас многие так и не поняли разницу.

- Такого рода путаницу мы видим сплошь и рядом. Я даже не берусь сказать, что является ее основной причиной: простое недопонимание, или какие-то другие, допустим, конкурентные моменты.
Беда в том, что сейчас микрофинансированием в прессе называют все подряд. Висит на столбе объявление: деньги за 5 минут – это значит микрофинансирование. Помещает газета «Метро» объявление: выдам заем без залога – это тоже микрофинансирование. В последнее время выяснилась совсем интересная деталь: если вам помогают получить кредит в банке в обход закона, то некоторые люди это тоже относят к микрофинансированию. Так что путаница существует просто неприличная. Ведь не один из вышеприведенных случаев к микрофинансированию как раз не относится. Более того, именно с этими явлениями в первую очередь борются микрофинансовые организации, действующие в рамках законодательства.
Вот мы начали говорить о том, что именно надо еще закрепить законодательно. Первая норма – раскрыть полностью стоимость займа, чтобы заемщик, подписывая договор, был полностью ознакомлен с теми платежами, которые ему предстоит сделать. Чтобы не было такого: что-то он знает, а чего-то нет.
Это будет внедрение методики, подобной той, согласно которой полную стоимость кредита сегодня раскрывают банки.

- Но у нас все время речь идет о том, что, несмотря на все методики и все распоряжения ЦБ, банки стараются не раскрывать полной стоимости своих кредитных продуктов.

- Видите ли, есть определенные виды кредитных продуктов, например, кредитные карты, на которые правила о раскрытии полной стоимости кредита не распространяются. И поэтому, к сожалению, ставки по кредитным картам, действительно, порою оказываются выше, чем заявлено. Там есть масса нюансов и мелких фокусов, которые приводят к завышению реальной ставки.
Раскрытие информации – это полезная вещь, дающая возможность заемщику сравнивать различные предложения между собой и выбирать из них наиболее выгодное для себя. Я считаю, что это очень хорошо для развития справедливой конкуренции между участниками рынка, поскольку очевидно, что неконкурентные предложения будут исчезать.
Вот мы с Вами который раз за последние 4 месяца говорим про эту несчастную историю с «Почтой России». А вообще про нее мне пришлось говорить несчетное количество раз. При этом сама история не имеет де факто большого значения: почта за четыре месяца выдала через свои отделения 400 займов. Это – вообще ни о чем.

- Абсолютно верно. Зато какой был скандал – прямо на весь мир.

- Скандал скандалом, но положительный момент все в том, что наши граждане оказались не такими уж финансово необразованными, как принято считать. Подавляющее большинство из них как раз и подсчитало, что им предлагают, и, даже не имея такого стандарта раскрытия полной стоимости займов, поняло, о чем идет речь. Какое-то малое количество людей считать не стало, но подавляющее большинство тех, кому услуга была адресована, это ведь сделало.
Так что практика показывает: если сейчас будет введен стандарт раскрытия полной стоимости займов, и гражданин увидит, что ему предлагают взять кредит под 2500% годовых, а он имеет возможность взять такой же заем хотя бы в десять раз дешевле (а то и в 30 раз дешевле), то, конечно, он никогда его не возьмет под такой гигантский процент. Он возьмет эти деньги в другом месте. Таким образом, основной смысл раскрытия информации состоит в том, что оно убивает предложения, находящиеся не в рынке.
По этому поводу есть старый анекдот, как на базаре продают кур. Все продают их по сто – сто пятьдесят рублей, а один мужик продает за десять тысяч. Естественно, его кур никто не покупает. В конце концов, один из покупателей не выдерживает и спрашивает его: ты что, дурак? Все продают кур по 100 – 150 рублей, а ты по 10 тысяч. «Да нет, - отвечает мужик, - мне просто деньги очень нужны».
Вот и здесь же история: предлагать кредиты вы можете и под миллион процентов, но только брать их никто не будет. И такая компания обречена на выбор: либо она приводит свои ставки в соответствие с рыночным стандартом, либо уходит с рынка.
А для того, чтобы понять, каков рыночный стандарт, и нужно раскрытие информации. Оно позволяет все сравнить и привести к общему знаменателю.

Окончание следует.

Беседовал Владимир Володин
Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости