Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Российский предприниматель и его ценности. Материалы круглого стола. Часть четвертая: бизнес между властью и обществом

Это – окончание публикации материалов круглого стола «Честный предприниматель – ценности, которые нас объединяют», состоявшегося 26 июля.


Лев Балинер, Всероссийское движение за честный рынок: Если говорить о видении предпринимателя обществом, стоит привести простой пример: когда говорят, что этот человек офицер, в обществе представляют, каким он должен быть. Представляют какую-то картину, если речь идет о художнике. А вот стереотипного представления о предпринимателе пока не сложилось.

Голос с места: Сложиться-то оно сложилось, вот только самих предпринимателей не устраивает.

Лев Балинер: И тогда, поняв эти характеристики, мы поймем, что тут надо поменять.

Владимир Маслаков, Всероссийское движение за честный рынок: Но тогда нам придется от лица общества формировать облик предпринимателя. И вообще надо понять, почему в обществе сформирован такой образ предпринимателя. Что формирует имидж предпринимателя.

Хандриков, Всероссийское движение за честный рынок: Я скажу несколько о другом. Наш кооператив был создан в 1988 году, но предпринимательством я начал заниматься с 76-го года. 12 лет я занимался запрещенным делом. Но должен сказать, что последние 12 лет моих занятий бизнесом были значительно тяжелее, чем первые 12 лет. А мне есть с чем сравнивать.
Тогда можно было попасть в тюрьму, но сейчас, по официальным данным, в тюрьмах сидит 14 тысяч предпринимателей, а по неофициальным данным – намного больше. И инструменты посадок мы великолепно знаем: речь, как правило, идет о неких групповых интересах.
В этих условиях предприниматель вынужден находить те формы выживания, которые могут дать хоть какие-то гарантии: прижимаясь к власти, делясь, либо смело зарабатывать до определенного момента, а когда он наступит, ему говорят, что пора делиться или просто отнимают бизнес. Поэтому условия, в которых мы сейчас существуем, крайне негативные, о чем говорили все участники нашего круглого стола.
Но при этом есть люди, готовые оставаться на этом уровне и зарабатывать, как возможно, оправдывая это семьей, маленькими детьми, желанием ездить на хорошей машине и отдыхать на хороших курортах. Каждый выбирает свой путь, и я не осуждаю тех, кто это делает. Я говорю о том, что у каждого человека есть выбор.
Мне хотелось обратить внимание на то, что в 94-м году я поступил в один находившийся в России немецкий институт, где заведующим кафедрой был профессор Попов, специалист по мировой экономике, преподававший в свое время в Сорбонне. Его лекция о предпринимательской этике и морали, о колоссальной ответственности руководителя, о тех проблемах, которые возникают у людей, готовых вести цивилизованный бизнес. Это – и потеря прибыли, и многие другие проблемы. Но люди, стремящиеся работать с пользой для сотрудников своего предприятия, выпускать качественный продукт, делать что-то для района, города, страны, а это многим предпринимателям понятно. И что очень понравилось мне – отношение к бизнесу как к искусству.
Тогда, в 94-м году, восприняв эти идеи, я предложил префектуре Северо-Восточного округа создать общественную структуру: «За цивилизованный бизнес». И главные принципы этой структуры были таковы: нормативные отношения с государством – добросовестная уплата налогов, отсутствие контактов с теневыми структурами, что тогда было очень популярно. Третьим принципом было: продвижение товаров и услуг или получение каких-то льгот (кредитов, помещений, заказов и т.д.) без «стимулирования» должностных лиц, отвечающих за эти вопросы. Четвертым была забота о качестве своих товаров и услуг, выпуске конкурентоспособной продукции, соблюдении прав потребителей. И последнее – забота об имидже своей фирмы, своем авторитете.
Хочу сказать, что и сегодня я мало бы что добавил к этому и точно ничего бы не зачеркнул.
А тогда я выступил с этим предложением на конференции, где присутствовали практически все предприниматели и все чиновники округа. И было хорошо уже то, что мне не свистели. Как говорится, повезло, что унес ноги: в период первичного накопления капитала говорить о какой-то идиотской морали и этике, когда суть предпринимательства – это максимальная прибыль и больше ничего. Вот та реакция, которая была на мои предложения. И сегодня я это оцениваю нормально.
Но с тех пор прошло 18 лет, и на сегодняшний день, мне кажется, в нашем обществе что-то начало формироваться. Наши коллеги выкладывали на Фейсбуке заявления разных предпринимателей, которые говорят, что для них сегодня не является наиважнейшей ценностью стремление к максимальной прибыли. И таких людей очень много.
Недавно я был в московской Торгово-промышленной палате, где создан комитет по молодежному предпринимательству. И я считаю, что наша задача – формировать иное мнение. Мы должны влиять на молодежь, объяснять, что существуют разные точки зрения и разные предприниматели. Мы обязаны менять ту среду, в которой живем.

Вадим Лебедевич, Всероссийское движение за честный рынок: Наша власть специально создает препятствия для формирования бизнес-среды, для формирования предпринимательской этики, принятой в современном мире.
Уже не раз было в короткий период так называемой демократии в нашей стране, когда государство специально отдавало бизнес, который самостоятельно себя создал и требовал справедливости, на растерзания своим холопам. Вспомните рекламные ролики 90-х годов: заплати налоги. В обществе этот рефрен, постоянно звучавший в СМИ, создал образ предпринимателя – кулака, мироеда и прочее. А то, что происходит не по инициативе государственных структур, а из самой бизнес-среды, так это то, что в предпринимательском сообществе возник спрос на создание какого-то устава, если можно так выразиться, какого-то принципа поведения. Того, что поможет ему помимо государства наладить контакт с обществом. И формировать о предпринимательстве то мнение, которого оно достойно.

Владимир Маслаков: А что значит: мнение, которого предпринимательство достойно?

Вадим Лебедевич: : Понимаете, лет пять назад мне стало стыдно признаваться своим знакомым по обычной жизни, что я занимаюсь бизнесом. Это уже влезло в подсознание, что бизнес – нечто постыдное, он не есть достойное, благородное и даже серьезное дело. И это мнение сформировано государством.

Владимир Маслаков: : Но постыдная роль бизнеса в глазах общества может определяться теми условиями, в которых он должен существовать. Либо ты должен делиться с властью, И это в обществе вызывает отрицательные эмоции. Либо ты ушел глубоко в тень, где власть не может тебя достать. И это тоже не нравится. А третьего варианта не остается.

Голос с места: : Так государство и формирует условия, в которых ты априори преступник.

Владимир Буев, президент группы компаний «Тезаурус», вице-президент НИСИПП: : У меня буквально два слова.
Мы много говорим о мифах, но при этом сами ими пользуемся. Один из них я слышал практически у всех выступавших, касавшихся отношения общества к предпринимательству. Как показывают социологические опросы, общество относится к предпринимателям хорошо. Общество четко разделяет малый и средний бизнес и олигархов. Я могу несколько ошибиться, поскольку буду приводить цифры по памяти, но общая картина именно такова. Если посмотреть исследования Левада-центра четырехлетней давности, то 60% населения страны к малому бизнесу относилось исключительно хорошо. Через два года эта цифра выросла до 80%. Это – репрезентативная общероссийская выборка. А мы говорим, что общество воспринимает предпринимателей как хапуг и так далее. Это миф, которым пользуется власть.
Если мы посмотрим на существующие программы поддержки, ведомственные, федеральные – этот тот миф, которым они пользуются, объявляя различные конкурсы: по улучшению имиджа предпринимательства, на распространение идей предпринимательства среди населения. А население относится к предпринимательству хорошо.
Второй сюжет: предпринимательство – не профессиональное сообщество. Это не профессия. Это группа, если хотите, класс людей, объединенных определенными свойствами характера, психологическими характеристиками, а главное – склонностью к риску ради извлечения дохода. И это основная ценность: если нет возможности извлечь доход, то всего остального просто не будет. Все остальное – и меценатство, и благотворительность – вторичны.

Сергей Веснов, межрегиональный профсоюз «Наше право», Петербург: : О чем мы здесь собрались говорить? О том, что мы хорошие? Мы это знаем. О том, что надо рассказать это людям? Они это тоже знают. Вопрос в том, что мы не можем доказать это власти, утверждающей, что предприниматели у нас плохие.
Мы знаем, как сделать бизнес, чтобы он был хорошим. Мы видим наглядно на примере тех же Москвы и Петербурга, что власть монополизирует рынки. И нам понятно, для чего она это делает: с одним крупным монополистом договариваться легче. Причем речь идет даже не о коррупционных связях, а об управляемости: собрал всех в одном кабинете, поставил задачу - идите выполнять. Так что мы упираемся в сложные проблемы. Нам надо как-то объединяться и пытаться их решать. Тем более, что четвертая часть налогов – это малый бизнес. И мы будем их зарабатывать и сдавать. А занятость, которую он обеспечивает – это половина населения.
Когда человек собирается организовывать бизнес, перед ним встает вопрос: как работать – честно или нечестно. Как правило, все хотят работать честно.
И вот человек начинает работать честно и видит: рядом работает другой предприниматель, не получающий лицензии, не получающий разрешений. Но он при этом получает самые лучшие места, чтобы поставить столики своих кафе, торгует по ночам водкой, и его бизнес начинает процветать. Через год он легализуется, покупает недвижимость.
И наш предприниматель задумывается: зачем мне быть честным? Давайте я буду, как все.
То есть государство у нас создает такие условия, в которых честным быть не выгодно. И создает к этим условиям еще и законодательную базу. К примеру, какая у нас ответственность за несанкционированную торговлю? Да, на самом деле, никакой. Захотел – поставил киоск и, если у тебя есть коррупционная связь с местными чиновниками или полицией, то и поделать с тобой ничего нельзя. Правда, если власть захочет, она уберет твой киоск, даже если у тебя есть все разрешения, просто по беспределу.
Так что надо менять законодательство, чтобы ответственность за несанкционированную торговлю, за нелегальное ведение бизнеса была жесткой и бескомпромиссной. И тогда можно будет развивать бизнес только легальными способами.
Но у нас создают условия для ведения нечестного бизнеса с целью монополизации рынка. Что это дает: чиновникам удобно, чтобы на рынках были только крупные игроки. А в результате возникает черный рынок, поскольку есть спрос, но нет ответственности.

Юлий Нисневич, профессор НИУ ВШЭ: : Я понимаю проблему несколько по-другому. Говоря о целях, идеалах и правилах бизнеса, нужно помнить: мы можем сформулировать самые лучшие правила, но при такой государственной политике никто в них не поверит и не будет им следовать. В этом-то сегодня и возникает самая большая проблема. Как в тех условиях, которые есть, которые создают государственные органы, следовать тем нормам и правилам, которые отличают честный бизнес.

Голос с места: : Невозможно работать предпринимателю без закона о частной собственности. Ведь неизвестно, зачем работать, если к тебе в любую секунду могут прийти и забрать все, что ты сделал. Неважно, что это: деньги или успешная компания. Закона нет. И может прийти человек, имеющий какие-то непонятные полномочия, непонятные административные ресурсы, и все это забрать.
Что делать, если кто-то где-то с кем-то договорился, что-то там решил, и это называется предприниматель.

На этом риторическом, но исключительно важном вопросе мы завершаем свою публикацию. Надо сказать, что на круглом столе прозвучало гораздо больше вопросов, чем ответов на них. Будем надеяться, что эти ответы предпринимательское сообщество все же найдет.

Материал подготовил Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости