Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Юрий Симачев, заместитель генерального директора ОАО «Межведомственный аналитический центр». Что же происходит с отечественным бизнесом. Часть третья

Мы завершаем беседу с заместителем генерального директора ОАО «Межведомственный аналитический центр» Юрием Вячеславовичем Симачевым о современном состоянии российского предпринимательства и возможных путях его дальнейшего развития.

- Юрий Вячеславович, мы начали с институтов развития, а пришли к тому, что люди выводят свои деньги за границу. Боюсь, что не все увидят здесь прямую связь.

- Связь, тем не менее, достаточно явная. К сожалению, мы вынуждены говорить о том, насколько не приоритетны для государственной машины вопросы формирования качественных институтов. Даже если эти вопросы приоритетны для руководителей, сама государственная машина не настроена на то, что это надо делать. А отсутствие нормальных институтов очень резко повышает риски ведения бизнеса. И люди сейчас ищут альтернативные варианты вложений.
Люди ведь сейчас в определенных сферах более образованы, побывали за рубежом, обросли определенными контактами. Они рассматривают другие страны в качестве объектов для своих инвестиций.
Аналогична ситуация и у тех компаний, которые есть в России и которые начинают предъявлять спрос на результаты исследований и разработок, этот спрос становится более глобальным. И было бы плохо, если бы это было не так. Но они начинают выбирать между российскими поставщиками результатов этих исследований и разработок и их зарубежными коллегами. Понятно, что в условиях такой конкуренции среда становится очень важным фактором. Просто иначе происходит перенос ресурсов за рубеж. Он и так, и так будет происходить, поскольку бессмысленно строить внутреннее натуральное хозяйство – это неэффективно. Как раз наоборот – нашей экономике очень не хватает интегрированности в глобальные цепочки формирования стоимости. Но если при этом мы не будем постоянно подтягивать, улучшать инвестиционный климат, то будем нести постоянные потери. Причем какой-то определенной планки нет – доросли и успокоились: все страны эти условия постоянно совершенствуют и существует жестокая межстрановая конкуренция.

- Юрий Вячеславович, Вы сказали насчет поддержки, в частности малого бизнеса на налоговом уровне. Но у нас, например, только что мэр столицы Сергей Собянин предложил ввести для малого бизнеса налог на убытки. То есть малые предприниматели должны делать авансовые налоговые платежи, которые затем будут вычитаться из налога на прибыль. Если же прибыли не будет, эти деньги просто остаются в городской казне.
Как тот же малый и средний бизнес должен развиваться с таким к себе отношением: содрать деньги за что угодно. Это тот случай, когда корове готовы вырезать вымя, рассчитывая, что она от этого будет лучше доиться.


- Я с этой налоговой новацией не знаком. На первый взгляд, она мне представляется странной, поскольку ничего лучшего, чем перенос налоговых платежей в том случае, когда компания долго убыточна, а потом получает резкую прибыль, вроде бы не придумано.
Как компания будет платить налог на прибыль при том, что ее деятельность прибыли не дает? А ведь это характерно для компаний с длительным циклом: они несколько лет находятся на уровне безубыточности, потом что-то реализуют и получают большую прибыль. Правда, это характерно не для малых предприятий, а, например, для крупных машиностроительных компаний.
Что же касается малого бизнеса, то, я думаю, здесь опять какие-то попытки бороться с различными злоупотреблениями. Но мне такой подход кажется совершенно неправильным. Ведь ударит он, прежде всего, по добросовестным налогоплательщикам. Практика показывает, что такими способами проблемы не решаются. Это сразу выбивает почву из-под ног у тех же инвестиционных бизнесов. Это повышает стоимость ведения такого бизнеса, увеличивает риски.
А мы все время говорим, что смысл в создании классической схемы – должно формироваться много малых бизнесов, большинство из которых, скорее всего, окажется убыточными и будет разоряться. Но какое-то число из них окажется успешными, и они пойдут дальше.
И те, кто разорился, - это не какие-то лузеры и неудачники – это хорошие, порою просто замечательные люди. Пусть они дальше пробуют: может быть, им повезет в следующий раз. Им надо помогать, и именно это – нормальный подход.
Это только кажется, что кто-то может предсказать результаты того или иного инновационного проекта. Зарубежные исследования показывают: оттого, что государство участвует в предоставлении той или иной поддержки, само по себе качество проектов никак не улучшается. Государство, скажем так, точно не улучшает отбор. Другое дело, что, когда оно предоставляет поддержку, меняется отношение к такого рода деятельности: у самих собственников возникают новые контакты, новые связи, и это оказывается полезным. То есть государство, наоборот, должно максимально способствовать тем видам деятельности, которые связаны с инновациями, но эти средства, безусловно, не должны носить характер ренты. За них надо потрудиться, как говорят мои коллеги, чтобы там не было слишком много желающих. Если желающих слишком много, нужно задать большой и важный вопрос: хорошо ли сконфигурированы условия и насколько жесткие обязательства.
Но помощь не должна продуцировать для компаний дополнительные риски. Она должна формировать для добросовестных получателей четкую цепочку: беря эту помощь, компания должна все-таки чего-то добиться и продемонстрировать какой-то результат. Но даже, если она этот результат не продемонстрирует, главное, чтобы деньги были потрачены честно. И вот такого рода деятельность, конечно, надо расширять.
Но дело, опять же, не только в том, что инструментарий ограничен: там одно цепляет другой. Например, очень слабый вход новых собственников. И дело даже не в том, что инвестиционный климат не тот, и, вроде бы, институты нормальные, условия аренды лучше, регистрировать компании не так сложно. Дело в том, что сама атмосфера должна быть вполне определенной. Должна быть атмосфера приятная для жизни. Должна быть комфортная среда обитания. Ведь за всеми этими бизнесами стоят люди, и эти люди думают, какую фирмочку открыть и с какой страной связать свое существование. Вопрос ведь стоит так, если мы говорим про глобализацию.

- Конечно.

- Это ведь очень серьезно. Конечно, есть фанаты, которые во все это поверили еще в 90-е годы и продолжают создавать все новые и новые компании. Но нам крайне важно, чтобы в бизнес приходили новые молодые игроки и чтобы они не все шли в крупные госкомпании и госкорпорации, а чтобы хоть кто-то из них шел и в свой малый бизнес. Это очень важная проблема, и она не решается на уровне каких-то шоу. Она решается на уровне конкретных изменений, достаточно достоверных, которые можно продемонстрировать. И, безусловно, их нужно демонстрировать. Еще раз скажу: позитивные изменения нужно демонстрировать обязательно.
Вот есть у нас позитивные изменения в налоговом администрировании, которые мы как эксперты улавливали, а сейчас это подтверждено международными рейтингами, говорящими, что у нас есть существенные достижения в этой сфере. Но у нас есть еще масса направлений.

- Хорошо, но все-таки ваш прогноз: удастся как-то переломить ситуацию, провести институциональную реформу, начать по-другому относиться к бизнесу? Или мы по инерции так и будем катиться?

- Я не знаю. У меня ощущение, что страна сейчас находится на каком-то явном перепутье. Это развилка между развитием нового бизнеса, привлечением инвесторов под открытие экономики, пусть даже с какими-то потерями, ориентацией на динамично развивающиеся бизнесы и так далее. И другое направление: преимущественно крупный бизнес, доминирование естественных монополий, постоянные с ними договоренности, так называемой частно-государственное партнерство в российском исполнении. Постоянные бартерные договоренности: да инвестиции будут, но по определенным договоренностям. Будет усиливаться государственное участие в экономике.
Но пока есть признаки того, что государство хотело бы идти по обоим путям одновременно.

- Но это же невозможно.

- Это очень сложно. Например, с моей точки зрения, у нас в плане инвестиционной политики тоже произошло существенное продвижение. Виден существенный прогресс. Но это только с самой инвестиционной политикой, а вот с инновациями никакого прогресса нет. Ведь инновации определяются еще множеством других политик. Если на рынке есть альтернатива, заниматься инновациями и получить деньги, объясняя, что предприятие важное, нужное, что это национальная гордость. Но у меня впечатление, что будет выбран второй путь: он более знакомый и понятный. И наши руководители уверены, что таким образом можно что-то сделать. И так, опять же можно помочь людям, обязательства перед которыми тоже важны: если их уволить, то что делать дальше. Куда они пойдут, какая обстановка сложится в этих регионах. Ведь известно, что в ряде случаев крупный бизнес не сокращает людей, осознавая эту ситуацию, жертвуя своей производительностью и конкурентоспособностью.
Но, вообще-то, я предложил бы подождать с прогнозами. Еще полгода назад мне казалось, что все более-менее понятно, но сейчас я не вижу эффекта от целого ряда начинаний, поэтому трудно что-либо предсказывать.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости