Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Владимир Буев, президент группы исследовательских компаний «Тезаурус», вице-президент НИСИПП. «Неизменно впереди две дороги – та и эта»

Не секрет, что из НИСИППа в последние годы в Минэкономразвития и ряд других структур ушло несколько экспертов. А совсем недавно прошел слух о том, что институт может покинуть и человек, который его в свое время создал.
Обо всем этом мы и беседуем с Владимиром Буевым.

- Владимир Викторович, может быть, это – вопрос не для публикации на сайте, но, тем не менее, Вы сами говорили об этом в публичном пространстве. Совсем недавно Вы отвечали на своей странице в Фейсбуке на слух о вашем переходе из института в министерство. И написали Вы, что никогда не пойдете в чиновники.
Чем для Вас так резко отличаются эти две стези? Ведь не секрет, что в последние годы целый ряд сотрудников НИСИПП сменил экспертное сообщество на бюрократическое. И некоторые из них точно сделали это исключительно удачно.


- Я отвечал на вопрос не о каком-то конкретном министерстве и даже не о «собирательном министерстве», а о госслужбе в целом… Если разложить проблему по полочкам, то, во-первых, надо сказать: когда люди длительное время работают с какой-то тематикой (а наш институт работает по различным направлениям с разными органами власти), понятно, что нашим сотрудникам часто поступают предложения перейти либо в бизнес, либо в какое-либо государственное ведомство. Это происходит, когда представители соответствующих структур видят, что тот или иной наш эксперт становится в своей области одним из ведущих специалистов. И каждый из экспертов принимает для себя то или иное решение. Тем более, когда ты еще молод и хочется сделать карьеру, продвинуться, самому изменить свою судьбу, пусть даже резко. И хочется, между прочим, что-то сделать на каком-то новом поприще. Еще нет тех разочарований и самоуспокоения, которые приходят к пятидесяти или после пятидесяти. А такие предложения у нас получали и продолжают получать мои коллеги, и я не исключение.
Второй сюжет такой ситуации: когда активно работаешь с органами власти, то ты в каких-то вещах в ними не согласен, в каких-то – согласен. И возникает вопрос: почему я согласен с тем-то и тем-то, хотя не согласен в целом ряде вещей более сущностных? И когда ты в чем-то все же точку зрения власти защищаешь, начинают ходить слухи: он в чиновники собрался.

- На каждый чих не наздравствуешься.

- Вот-вот. Сколько можно объяснять, что я туда не собираюсь и вообще идти в чиновники не хочу.
Конечно, нужно объяснить, почему лично я не хочу этого делать. Не уверен, что лет в 25 – 30 я не принял бы для себя решения попробовать пойти этим путем. Почему бы не попробовать, если возникает «окно возможностей» что-то изменить к лучшему? Это – нормальный сюжет.
А когда у тебя накопился большой опыт, когда ты понимаешь, что в существующей системе ты ничего не сможешь поменять, то брать на себя эту ответственность, пусть и с возможностью карьерного продвижения, уже не хочется. Ты осознаешь, что лучше что-то сделать на своем месте. Лучше продолжать участвовать в развитии экспертной команды – той группы людей, которые станут хорошими профессионалами (а многие ими уже стали). Пусть потом эти люди сделают другие вещи за пределами команды – лучше, чем это сделаешь ты сам.
К пятидесяти годам приходит осознание, что это – твоя миссия, быть на своем месте. А не то, что идти в 47 лет куда-то, посидеть там года три и понять, что ничего в существующей системе ты поменять не можешь. А когда уйдет эта мотивация, то придет другая: либо любым способом усидеть на месте, либо продвигаться по этой лестнице, делая карьеру дальше. Но тогда возникает вопрос: а зачем тебе это нужно в жизни?
Я считаю, что мне нужно другое: не брать на себя ответственность за то, что ты все равно не сможешь изменить, а продолжать делать то, что ты умеешь делать и что получается.

- Владимир Викторович, у меня такой вопрос: раньше, насколько я помню, к нам в институт приходили ребята, работавшие в министерствах. Виктор Харченко пришел из того же самого Минэкономразвития. Алексей Шеховцов - тоже из какого-то ведомства.

- Алексей был до нас в Рабочем центре экономических реформ – это, если так можно сказать, наполовину госслужащий…

- Но тогда они считали, что лучше работать в независимом институте. Сейчас началось обратное движение.

- Надо сказать, что в те времена при численном росте бюрократического аппарата происходило и вымывание профессиональных кадров. В 90-е – начале 2000-х годов, когда зарплаты чиновников были небольшими, люди уже попробовали себя на госслужбе и хотели попробовать себя в чем-то другом. Происходило вымывание интеллектуального потенциала из структур госуправления.
Люди, уже осуществившие ряд проектов, получившие опыт и понимающие, куда нужно двигаться, будучи еще молодыми, имеющие потенциал и энергетику, искали свое место в жизни. Тут были и утраченные иллюзии, и целый комплекс других условий, но для них тогда наступило время поисков. И они пробовали себя вне государственных структур.
А в органах власти создавался дефицит профессиональных кадров, ощущающийся и сегодня. И нет ничего удивительного в том, что в то же Минэкономразвития сегодня приглашают состоявшихся экспертов, известных как специалисты в конкретных областях. Это люди, которые могут хорошо работать на благо государства и одновременно делать собственную карьеру. Кроме того, зарплаты на госслужбе сейчас совсем другие, чем были раньше, очень конкурентоспособные. У каждой стороны при этом своя мотивация.

- А как с людьми, которые сейчас бросают госслужбу?

- У каждого опять же свои причины. Естественный круговорот воды в природе. Кто-то пробыл на госслужбе 10 – 15 лет и устал от одной и той же деятельности. Не случайно практика движения трудовых ресурсов, как горизонтальная, так и вертикальная, подразумевает регулярные перемещения. Кто-то, наработав опыт, идет наверх, делая карьеру в самом лучшем смысле этого слова. А кто-то идет по горизонтали, меняя работу. Если же ты находишься в одной точке больше пяти, тем более семи лет, то начинается стагнация. И тут уже необходимо решать, что делать. А выбор есть всегда.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости