Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

"Придумали тоже — судиться с администрацией". Наталья Сажнева рассказала об искусстве выиграть дело у чиновника

Если бы кто-то на Алтае взялся составлять энциклопедию административных барьеров для бизнеса с отдельным описанием тактики их преодоления, она была бы неполной без опыта предпринимателей из Ярового Натальи Сажневой и Николая Соболева. "Зачем мне такие службы, если они не могут с этими двумя справиться?" — кричал на планерке в конце 1990-х годов глава городской администрации.

Правда, этот глава в Яровом давно не работает. А предприниматели по-прежнему делают свое дело и, кажется, многим в городе доказали: незаконные действия чиновников по отношению к их маленькому бизнесу не имеют шансов на успех. Впрочем, дело не только в защите личного бизнеса: добиваясь того, чтобы чиновники действовали в рамках закона, они надеются сделать правила игры в родном городе хотя бы немого более справедливыми и прозрачными. О своем опыте рассказала Наталья Сажнева.

Смотрели, как в зоопарке

Это сегодня у героев нашей истории небольшой магазин автозапчастей. А в 1990-х годах они вели строительный бизнес, и объемы для масштабов Ярового были немаленькие. Но однажды, когда их организация выполнила большой подряд для двух комитетов горадминистрации, наступил момент, когда судьба их бизнеса повисла на волоске. "Глава Яровской администрации сказал нам: не платил и платить не буду. Чтобы рассчитаться с рабочими, супругу пришлось снять деньги с книжки матери. Мы все свои долги заплатили, но организацию пришлось закрыть", — говорит Наталья Сажнева.

Быть может, она и ее супруг, как и тысячи других разорившихся бизнесменов той эпохи, пополнили бы ряды наемных работников, если бы не решились потребовать долг через арбитражный суд. "Не знаю, правда ли, но нам в суде сказали: вы первые, кто пытается взыскать долги с администрации. Смотрели на нас там, конечно, как в зоопарке: с любопытством, но очень доброжелательно", — продолжает предпринимательница.

Дело было новое, кого обозначить ответчиком по иску, предприниматели не знали. Подали иск на комитеты, выиграли суд, а когда приставы пришли арестовывать имущество, оказалось, у комитетов нет ничего. Одна из судей арбитражного суда (она была одной из самых заслуженных) подсказала: подавайте новый иск — уже на администрацию.

Собеседница так описывает эту давнюю историю: "Мы подали новый иск, но нам в арбитражном суде отказали в приеме заявления. Пытаемся обжаловать — снова отказ. Я к той судье: как быть? Поверьте, она мне никто — я встретила ее, когда бегала, взмыленная, по зданию суда. И она при мне звонит одному из членов коллегии судей (апелляционная инстанция заседала в то время в Барнауле) и говорит ей: "Как ты лопухнулась! Отказать можно, если иск подан к тому же лицу, а здесь-то другое". Мне она посоветовала ехать в кассацию в Тюмень, но я за голову схватились: это сколько ж километров!"

Кивали, но не делали

То, что произошло в дальнейшем, видимо, могло случиться только в 1990-е. Судья вошла в положение оставшихся без денег бизнесменов и предложила вариант, который сегодня выглядит по меньшей мере экзотично: переговорить с каждым из членов коллегии. Как воспоминает Наталья Сажнева, она лично попросила каждого судью по новой рассмотреть заявление, пообещала, что никто не узнает. На ее счастье, второй стороны на суде не было, и судьи снова провели заседание — иск был принят. Суд с администрацией Ярового они тоже выиграли. Правда, предприниматели и представить себе не могли, насколько сложно будет исполнить это решение.

"В тот момент для всех это было дико — описывать какое-то имущество в администрации, — полагает собеседница "ВД". — Мы каждый день ездили к приставам и уговаривали их поехать на исполнительные действия. Они кивали и ничего не делали. Помню, как возмущался прокурор района: "Придумали тоже — судиться с администрацией".

Против исполнения решения арбитражного суда встала, похоже, почти вся "властная верхушка" в районе и городе: Славгородский суд приостановил исполнение, глава администрации кричал на планерке: "Зачем мне такие службы, если он не могут с Сажневой и Соболевым справиться?", а милиция задержала Николая Соболева на семь суток. Тот объявил сухую голодовку.

После вмешательства краевого суда и прокурора края предприниматели своего добились, хоть и через год. "Добиться исполнения было намного сложнее, чем выиграть дело, — продолжает предпринимательница. — Но с нами расплатились полностью и даже с процентами. Помещение, в котором теперь расположен наш магазин автозапчастей, мы получили после всей этой истории, хотя заниматься торговлей не предполагали никогда".

Справа инспектор, слева коммерсант

Наверное, главный урок, который извлекли яровские предприниматели из этого дела: чиновники должны отвечать за то, что действуют не по закону. Открытие, заметим, для 1990-х годов вполне революционное. Впрочем, для начала надо было научиться у них выигрывать... В 2005 году в магазин автозапчастей пришла инспектор из межрайонной экологической инспекции: проверять, есть ли у его владельцев проект нормативов образования отходов и лимитов на их размещение.

"Прошу показать распоряжение — инспектор протягивает бумагу. Но глаз-то у меня наметанный: я вижу, что распоряжение с подтертой датой. Хитростью забираю подлинник и снова интересуюсь: проверка плановая? Плановая. Покажите план. А в плане значится ИП Н. Н. Соболев из Славгородского — не нашего — района", — поясняет Наталья Сажнева.

Тем не менее инспектор составила акт и вызвала Сажневу к себе. Вот как героиня нашей истории описывает встречу в офисе чиновника: "Маленький кабинет. За одним столом инспектор, за соседним, лицом к лицу, коммерческая организация. Инспектор с гордостью рассказывает, сколько штрафов ей удалось собрать в бюджет, говорит, что проект можно составить вот здесь — и показывает на соседний стол".

Стоил проект у коммерсантов в общей сложности 25 тыс. рублей. Наталья Сажнева уверяет, что не стала бы оспаривать результаты проверки, если бы не эта попытка "заработать" ни на чем.

"Опросила знакомых предпринимателей — оказалось, все платят штрафы и заказывают проекты: это дешевле, чем судиться. Только один доказал в суде, что ему такой проект не нужен, но чиновники очень уж просили его об этом никому не рассказывать. Я нашла его, уговорила поделиться опытом и тоже доказала в суде: нашему магазину проект не нужен, а проверка была неправомочной (сыграл роль в том числе оригинал распоряжения с подтертой датой). Но стоила ли овчинка выделки? Мы дважды ездили за 500 километров, закрывали магазин. Если бы на нас не пытались вот так "заработать", мы без слов платили бы государству за размещение отходов, ведь сама по себе плата копеечная", — говорит она.

Минфин за чиновника

"В то время я не думала о том, что можно попытаться возместить свои затраты на судебные процессы, — продолжает собеседница. — А где-то в 2009 году к нам пришла проверка из управления Федерального медико-биологического агентства. Работали проверяющие тихо, замерили освещение и температуру и на следующий день принесли акт. Никаких нарушений у нас не выявили — были только замечания. К примеру, нам предписали иметь "уборочный инвентарь, промаркированный по целям назначения", то есть отдельные тряпочки для раковины, пола и так далее".

Дело проверяющие сразу направили в суд. Там-то владельцы магазина и узнали, что создали угрозу населению — "нарушили законодательство в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения". При этом руководствовались проверяющие, как выяснилось, санитарными правилами для парикмахерских и продовольственных магазинов.

Постепенно стали открываться и другие удивительные подробности. Чиновники утверждали: "предприниматель Николай Николаевич Соболев не создал условия для прохождения профмедосмотра продавцу Николаю Николаевичу Соболеву", потому что не сделал флюорографию. Хуже того, оказалось, что предпринимателям выдали на руки один акт, а в суд принесли другой. "Я не раз сталкивалась с подобными вещами и позже: чиновник в своем экземпляре может какое-то важное слово подставить, а мы не глядя ставим подпись на обоих экземплярах, тут глаз да глаз нужен", — констатирует предпринимательница.

Суд прекратил дело ввиду отсутствия состава правонарушения. И тогда предприниматели подали иск к Минфину России о взыскании понесенных убытков — ведь Наталья Сажнева участвовала в процессах в качестве представителя. "Прежде чем подать заявление, я изучила всю судебную практику близлежащих судов, — говорит она. — Многие выигрывали у ГИБДД, привлекая адвокатов. Выиграли — и слава Богу: ни один не подал иск о возмещении затрат на юруслуги. А я подала иск, и решение было в нашу пользу. По этому и еще одному делу мы взыскали с Минфина 15 тыс. рублей. Правда, никакого морального удовлетворения я не испытала: ведь за незаконные действия чиновника ответил налогоплательщик".

Незавершенное дело

Примерно в это же время случай заставил их расширить сферу интересов. Управляющая компания, обслуживавшая дом, в котором разместился магазин, потребовала от его владельцев оплатить свои услуги за два прошедших года. Да не просто потребовала: подала иск в суд и выиграла. "Я вникла в Жилищный кодекс и поняла: это абсурд, у нас нет договора с управляющей компанией, и за все эти годы она ни разу не предложила нам его заключить, — объясняет Наталья Сажнева. — Вывоз мусора и все коммунальные платежи мы оплачивали напрямую поставщикам, стояки меняли сами, а за уборку территории платили дворнику".

Рассказывая об этом и многих последующих жилищно-коммунальных спорах, моя собеседница не раз вспоминала, как трудно шли подобные дела в Яровском суде: прецедентов не было вовсе. Судьи, казалось, осваивали Жилищный кодекс вместе с истцами. Заплатить управляющей компании им все же пришлось, но зато к предпринимателям подтянулись активисты из числа жильцов окрестных домов. Они тоже стали штудировать законы и приводить жизнь в своих домах в соответствие с правилами. "Это конструкторы, инженеры, грамотные люди, но в своих обращениях они чаще всего взывали к совести. Думаю, я помогла им направить их работу в правовое русло", — полагает Сажнева.

Кстати, пару лет назад, когда в стране уже действовала федеральная программа капремонта жилых домов по закону № 185, она затеяла еще одно не вполне обычное дело: потребовала администрацию Ярового провести капремонт их дома за счет местного бюджета. "В федеральную программу дом, где расположен наш магазин, на тот момент не попал, хотя заявку мы вместе с жильцами подали. Сославшись на Закон "О приватизации", по которому собственник (муниципалитет) обязан передавать помещения после капремонта, мы добились решения в нашу пользу. Дом отремонтировали. Но качество ремонта оставляет желать лучшего, поэтому дело, я считаю, не завершено", — поясняет свою логику Наталья Сажнева.

Мы долго воевали

— Еще одно ваше дело тоже можно считать необычным: вы не только отменили нормативные акты Городского собрания депутатов Ярового, но и взыскали с ГСД возмещение юридических затрат. Как это произошло?

— Собрание депутатов приняло норму образования бытовых отходов и установило тарифы на содержание общего имущества в доме. Я отменила в суде эти нормативные акты — ведь они не соответствовали законодательству, а затем потребовала от ГСД возместить затраты на юридические услуги. Но наше собрание депутатов, как оказалось, не зарегистрировано в качестве юрлица, и деньги взыскивать было не с кого.

— Если собрание депутатов не было зарегистрировано, не означает ли это, что и все нормативные акты, которые депутаты издавали, недействительны?

— Я пыталась доказать это в суде, но судья со мной не согласилась — ведь это была бы революция. В дело вмешался прокурор Славгородской межрайонной прокуратуры: он внес в ГСД представление с требованием зарегистрироваться в качестве юрлица. Мы долго воевали, но добились исполнения: деньги нам перечислили.

— Раскройте тайну: зачем вам нужны эти многочисленные судебные процессы? Вы ведь взыскиваете очень небольшие деньги — 5–10 тыс. рублей, не обогатишься. А нормативные акты депутатов вашего бизнеса напрямую не касались...

— Может быть, потому, что Яровое — это мой дом? Когда правила игры не соответствуют закону, я ощущаю, что затронуты лично мои интересы. Наш город маленький: три школы, четыре садика. И я не вижу смысла писать жалобы Путину — у себя мы точно можем разобраться сами.

— Сколько исковых заявлений вы подаете ежегодно?

— 10–15 плюс жалобы на действия и бездействия в различные инстанции.

— Как отличить заказную проверку от незаказной?

— Мой опыт такой: если вместе с проверяющими приходят сотрудники горадминистрации, это, как правило, заказная проверка.

— Сталкивались ли вы с явным вымогательством со стороны проверяющих?

— Однажды в магазин пришел инспектор пожарной службы и поинтересовался: "Сколько стоит купить запчасть "за так"? Я ответила, что "за так" дают два года условно, и он в тот же день попытался закрыть магазин.

— Какое требование по отношению к вам было самым бестолковым?

— Три сотрудника администрации в рабочее время пришли замерять высоту ступенек крыльца магазина. Они сослались на закон, по которому ступеньки должны быть одной высоты — у нас были разной. Но они не дочитали до конца: закон касался только вновь вводимых зданий.

— За ошибки чиновника деньги по решению суда выплачивает Минфин, то есть налогоплательщик. Можно ли добиться, чтобы наказали чиновника лично?

— Нереально. Я неоднократно пыталась добиться хотя бы наложения на чиновников дисциплинарного взыскания. Но сроки наложения взыскания короткие — всего месяц, за это время документы не оформить.

Досье

Наталья Владимировна Сажнева родилась 25 марта в Яровом. Окончила юрфак АлтГУ, работала на "Алтайхимпроме" в юротделе, затем в строительном тресте юрисконсультом. В частном предпринимательстве с 1996 года. В настоящий момент вместе с супругом Николаем Соболевым владеет магазином автозапчастей в Яровом. Дочь юрист.

Источник: http://altapress.ru/story/101230

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости