Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Виктор Харченко, заместитель генерального директора автономной некоммерческой организации "Информационно-консультационный центр "Бизнес-Тезаурус". Исследования должны давать результат

Уже много лет мы публикуем материалы об исследованиях, проводимых экспертами НИСИПП и «Бизнес-Тезауруса». А что думают эти люди о своей работе? О том, какие исследования им интересны? О том, какова их практическая отдача?
С этими вопросами мы и обратились к Виктору Харченко.

- Виктор, что такое исследования, которые тебе как исследователю нравятся? Каким такое исследование должно быть?
Мы, например, говорили о проекте, выполнявшемся с ТПП (этого не было в текстах наших интервью, опубликованных на сайте), и ты сказал, что, с одной стороны, это исследование было интересно, поскольку там нужно было много написать самому, а не просто руководить работой, и это было замечательно. А, с другой стороны, были накладки: опросили не совсем тех респондентов, которых нужно было бы опросить. Причем, как я понял, эта ошибка была заложена в полученном вами техническом задании. Где же золотая середина?


- Для меня есть несколько критериев, каким должно быть исследование, чтобы я считал его интересным.
Во-первых, исследование для меня, не как для руководителя проекта, а как для эксперта, должно отличаться тем, что в его рамках я мог бы сделать что-то новое. Это могут быть какие-то сферы, которыми я раньше не занимался. Это может быть постановка новых проблем, открытие, например, неких проблем бизнеса, о которых раньше не говорили.
Во-вторых, речь должна идти о результатах работы. О том, что они применяются заказчиком проекта на практике. Они не ложатся в стол, не используются только в виде красивой книжечки, которую раздают участникам какой-либо конференции. Они реально внедряются в жизнь в виде каких-то правовых актов, экономических программ, информационных технологий и так далее. И более того, важно даже не само внедрение наших результатов, а то положительное влияние, которое их внедрение оказывает на экономическую среду в стране, на уровень жизни наших граждан.

- То есть самым важным оказывается тот следующий шаг, который делает не коллектив экспертов?

- Да, мы этот шаг не делаем, но мы готовим почву принятия этих решений. И, с моей точки зрения, эффективные исследования – это такие исследования, которые помогли принять правильные решения, снизившие нагрузку на бизнес, улучшившие экономическую среду и так далее. Если были какие-то проблемы, которые с помощью результатов наших исследований удалось решить.

- И часто так бывает? Вот в то, что результаты исследований готовят почву для таких решений, я готов поверить. Но результативность… Часто ли эти решения в итоге принимаются?

- По-моему, в прошлом году мы для себя провели исследование как раз по этой проблеме: какое количество результатов наших исследований внедряется.

- И что получилось?

- Где-то от 25-ти до 30-ти %.

- Но это же по нашим временам очень много!

- По мне так мало. Мы хотим через какое-то время выйти на 50%. Ведь, честно говоря, что такое 25 – 30%? Это значит, что делается большая работа, пишется много материалов, которые нигде никем не внедряются и никому не помогают. Это кладется на стол заказчикам в виде аналитических докладов и дальше не идет никуда, так как: сменилось руководство, сменилась парадигма развития, выбрали не наш сценарий развития, выделено недостаточное финансирование и т.д…

- Ну, в мусорное ведро-то идет. И это ведь судьба многих подобных документов.
Когда я беседовал с Юрием Симачевым, который принимал активное участие в написании «Стратегии-2020», он честно сказал: мы правили и правили, чтобы как-то это пропихнуть и получить хоть какой-то результат. А что получилось в итоге…


- Что получилось, понятно. Но я должен сказать, что от момента принятия результатов проекта до принятия решений он должен пройти большое количество рассмотрений. И иногда документ, получающийся на выходе, не имеет никакого отношения к тому, который был нами представлен. Наконец, если говорить о том, что такое «интересное исследование», то третье, что надо сказать – это исследование, после которого заказчики обращаются к тебе повторно. Привлекают тебя как эксперта к участию в работе рабочей группы, приглашают на круглые столы, посвященные вопросам, связанным с нашей тематикой. Когда есть обратная связь с заказчиком, считающим, что исследование выполнено хорошо, когда он пишет тебе благодарственное письмо. Это, на мой взгляд, - показатель не только качества твоей работы, но и того, что исследование было интересным, причем не только для нас.

- А много таких интересных исследований выпадает? Ведь ни один независимый экспертный центр не может сам выбирать, что ему интересно – он должен зарабатывать на жизнь своим сотрудникам и бороться за любой проект.

- Нет, не за любой. Есть моральные принципы, которые мы не нарушаем, а потому не за любой проект возьмемся. А потом мы достигли того уровня, когда можем принимать решения, в каких конкурсах участвовать, в каких – нет. И есть конкурсы, в которых мы не участвуем, причем не по ценовым соображениям.
Что касается интересных исследований, то это должен оценивать каждый для себя. У меня из 5 – 7-ми проектов, которыми я занимаюсь за год, интересны 2 - 3. Остальные – не очень. Но мне всегда хочется применять какие-то новые технологии, работать с новыми заказчиками и новыми темами. Когда же это – старая технология, на которой я уже собаку съел, то это куда менее интересно. Хотя эти проекты востребованы заказчиками и выполняются со всей тщательностью.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости