Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Роман Жигульский, член координационного совета Всероссийского движения за честный рынок, председатель координационного совета Некоммерческого партнерства содействия предпринимателям-арендаторам. Малый бизнес стал мишенью

Последнее время малый бизнес (особенно это касается торгового бизнеса, составляющего большую часть малых предприятий) подвергается серьезному административному давлению. Госдума штампует запретительные законы, региональные власти дополняют их своими нормативными актами, местная власть просто уничтожает торговые точки без какой-либо законной причины.
И тем не менее, малый бизнес не проявляет особой активности в деле защиты своих прав.
Почему так происходит? Об этом мы беседуем с Романом Жигульским.

- Роман, в последнее время в стране вообще, а в столице – особенно, происходят конфликты между властью и предпринимательским сообществом. Прежде всего, речь идет о малом и среднем бизнесе. Местные власти то сносят ларьки, то поднимают предпринимателям арендную плату, то еще что-нибудь сделают замечательное (прямо, как в известной частушке: «Мимо тещиного дома я без шуток не хожу…»).
Предприниматели возмущаются. Возле Белого дома правительства РФ проводились одиночные пикеты. Тем не менее, когда заходит речь о реальных совместных массовых действиях, предпринимателей для защиты своих прав, то выясняется, что на такие мероприятия готово пойти совсем немного народа. Вот в мае мы с Вами были на Пушкинской площади, где в День предпринимателя собралось человек 300.


- От силы. - До этого у памятника Грибоедову было мероприятие «Малый бизнес без штанов», в котором Вы принимали участие, там народу было еще меньше.

- Да, там было человек 150 – 200, причем основная масса участников – предприниматели из регионов.

- Почему так? Почему у малого бизнеса такие проблемы? Почему у нас независимые общественные объединения предпринимателей – такие мелкие организации (Вы сам принимаете участие в руководстве сразу двух)? Почему они не сливаются во что-то более масштабное?

- Да, начнем с первого вопроса. Во-первых, проблемы начались не в последние год – два – три. По моим наблюдениям, серьезные проблемы у малого и микро бизнеса возникли гораздо раньше.
При этом надо сказать, что крупный и даже средний бизнес себя еще в такой опасности не чувствуют, а малый и микро бизнес стали теми мишенями, по которым сейчас целенаправленно наносят удары и исполнительная, и законодательная власти. А началось это еще в 2005-м году, когда был принят известный антиалкогольный закон, вносивший поправки в федеральный закон, регулирующий оборот алкоголя. Тогда индивидуальным предпринимателям было запрещено продавать алкогольную продукцию в магазинах. В один день люди потеряли это право, потеряли свои лицензии, хотя у многих они еще были действующими.
С этого, на мой взгляд, и началась череда законов, делающих малый бизнес бесправным, уничтожающая его. И она продолжает пополняться до сих пор.

- Говоря о 2005-м годе, Вы имеете в виду запрещение торговать водкой и вином в нестационарных магазинах?

- Да Бог с ними, с нестационарными магазинами! Больше всего меня тогда поразило, что из пула предприятий, имеющих право торговать алкогольной продукцией, был исключен целый слой предпринимателей – такая организационно-правовая форма, как индивидуальный предприниматель. Десятки тысяч предпринимателей по всей России потеряли в один день право продавать алкогольную продукцию. Причем аргументация, с помощью которой объяснялось, почему это надо сделать, была просто смешной: у индивидуального предпринимателя, оказывается, нет такой ответственности, как у обществ с ограниченной ответственностью.
Что можно сказать по этому поводу? Ведь известно, что ответственность у индивидуального предпринимателя гораздо выше, поскольку он отвечает всем своим имуществом.
На самом деле, перед законодателями, да и перед властью в целом, в тот период стояла задача сократить как можно больше торговых предприятий, реализующих алкоголь, чтобы оставшихся было легче контролировать. И вот прошло почти десять лет, и что – улучшился контроль? Как человек, занимающийся розничной торговлей, проблемами реализации алкогольной продукции, общественными делами, связанными с малым бизнесом, могу уверенно сказать: ситуация только ухудшилась.
Все ушло под контроль полиции, но при этом точки, занимающиеся незаконной продажей алкогольных напитков, наоборот, стали процветать.

- Роман, я помню 90-е, начало 2000-х, когда алкоголь у нас продавался на каждом шагу. Шеренгами стояли ларьки, где можно было купить исчезнувшие затем напитки: польскую водку, берлинские ликеры, чуть ли не сотню разновидностей «Амаретто», о большинстве из которых не знают в Италии…

- Да, я это тоже хорошо помню.

- Все это стояло, хотя даже у покупателей были подозрения, что большинство этой продукции – контрафакт. Все было на виду.
А сейчас, когда Вы, Илья Хандриков, другие бизнесмены-общественники говорите, что кто-то торгует алкоголем незаконно, то все мы – посторонние люди – этого не видим. Это, как правило, видят только профессионалы. Как же это получается?


- А Вы этого и не можете видеть. Когда вы приходите в такой в магазин, то это – самый обычный магазин. Он ничем не отличается от соседнего и вообще любого другого. Он не нарушает, с вашей точки зрения, правила продажи: в нем работают опрятные продавцы, чистенькое помещение, на стене может висеть копия какой-нибудь лицензии.
И только если копнуть поглубже, если купить какую-то алкогольную продукцию, пробить по чеку ИНН через сайт Росалкогольрегулирования, выяснится, что данное предприятие не имеет лицензии на продажу купленного вами товара. Но, понятно, что обычный покупатель такие вещи не делает. Его это все не интересует до той поры, пока он чем-то не отравится.
А ведь поскольку легальные поставки официальными оптовыми компаниями таким розничным чудо-торговцам запрещены, они ищут обходные пути, закупают свой товар там, где смогут: на рынках, у каких-то левых производителей, разливающих свою продукцию в подпольных цехах. В итоге товар, похожий внешне на обыкновенный, может оказаться любым, в том числе и опасным для жизни.

- Конечно, нам за этим не уследить. Мы можем заметить, когда на время лишается лицензии какая-то большая торговая сеть.

- Да, эти магазины делают все по закону и, пока решают вопросы с лицензией, приостанавливают продажу алкоголя.

Продолжение следует.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости