Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Глеб Фетисов, крупный предприниматель, входящий в список «Форбс», председатель партии «Альянс Зеленых», член-корреспондент РАН. Человек дела

Глеб Геннадьевич Фетисов родился в 1966 г. в Электростали (Московская область). В 1988 г. с отличием закончил экономический факультет МГУ, затем закончил магистратуру Финансовой академии при Правительстве Российской федерации, а также аспирантуру экономического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова. В 1998 г. защитил кандидатскую диссертацию по специальности «Финансы, денежное обращение и кредит». Учился в США по программе Всемирного банка. В 2003 г. защитил докторскую диссертацию по теме «Устойчивость банковской системы и методология ее оценки». С 1990 г. работал в Центральном экономико-математическом институте АН СССР.

Это – личная биография Глеба Фетисова. В 1993-м году она заканчивается: Фетисов начинает работать в банке. С этого момента его личную биографию практически заменяет биография его дела.
Сам он говорит об этом так:

- Ты должен понимать, что если ты предприниматель, то у тебя нет никаких ограничений на твое время. Твое время принадлежит бизнесу, но, несмотря на то, что ты можешь любить свою семью, своих друзей, бизнес превыше всего. И твои близкие и родные должны это понимать, что для тебя это на первом месте и разделять эту страсть. Вообще – это страсть, конечно.
Именно этой страсти Фетисов посвятил последние 20 лет жизни. Именно во имя ее пережил самые разные моменты.


«Разных моментов» с приходом Фетисова в крупный бизнес стало много. Особенно с 1996-го по 2000 год, когда он от компании «Альфа-Эко» в качестве арбитражного управляющего возглавил Ачинский глиноземный комбинат в Красноярском Крае.
Для человека, севшего в кресло управляющего, комбинат в тот момент представлял реальную угрозу жизни. Но Фетисов поначалу этого не осознавал. Его пригласил лично губернатор, обещавший полную поддержку, включая поддержку силовых структур, от МВД и до ФСБ, краевых и городских властей. Как можно было засомневаться? И он приехал на комбинат совершенно один, без какой бы то ни было охраны. А там уже стало понятно, что помощь губернатора, если и могла защитить от каких-то системных рисков, то отнюдь не от всех тех опасностей, которые существовали вокруг комбината. Причем речь шла не только об организованном криминале или борьбе за крупные финансовые и товарные потоки. С АГК были связаны и мелкие интересы множества людей. Ознакомившись с ситуацией, Фетисов обнаружил на комбинате больше 100 разнообразных компаний. Каждый начальник цеха имел по несколько предприятий, и все тащили с комбината все, что только могли утащить. Воровали машинами. И первое, что сделал новый управляющий, — потребовал закрыть все компании, расторгнуть все договоры комбината с ними.
После этого гарантии губернатора стали чем-то эфемерным: Фетисов вполне мог получить шилом в печень просто от любого ничем не примечательного бомжа, которого нанял человек, чьи интересы он ущемил. И тогда Глеб Геннадиьевич вынужден был расставить по периметру территории комбината охрану и мотивировать ее на честное и безупречное выполнение своих обязанностей.
Но это была лишь одна сторона дела. Второе — добиться, чтобы основной акционер, КрАЗ, начал платить за продукцию без задержек и живыми деньгами. Сам Фетисов так рассказывает об отношениях С КрАЗом:

- Им отгружали глинозем, а деньги не приходили месяцами. КрАЗ продавал свой алюминий за твердую валюту, но все равно пытался отдать вместо денег мебель, магнитофоны и т.п., т.е. сделать еще одну накрутку на каком-то товаре. Например, в столовой комбината были запасы французского коньяка — причем не просто ящик, а целый вагон! По бухгалтерии все проводилось как зачеты, и задолженность якобы была на приемлемом уровне. Комбинат держали на коротком поводке, и там делалось все, что нужно КрАЗу. В первую же неделю я добился подписания твердого денежного контракта с КрАЗом, поднял цену за глинозем со $190 до $240 и потребовал, чтобы эта цена платилась только деньгами. Для этого понадобилось остановить несколько отгрузок на КрАЗ.

Между прочим, хозяином КрАЗа в тот момент был Анатолий Быков, очень «авторитетный» бизнесмен, не раз обвинявшийся в устранении неугодных людей самыми решительными методами. А были и другие, не менее решительные люди, о которых Фетисов время от времени вспоминает до сих пор:

—Первая угроза последовала, кстати, не со стороны КрАЗа, а со стороны поставщиков Братского алюминиевого завода (БрАЗа), которые тоже платили углем. И когда я перевел все на денежную форму расчета, в один прекрасный день, а вернее ночь (я работал допоздна), где-то в половине первого, в кабинет зашел человек, приставил к моей голове пистолет и потребовал отгрузки на БрАЗ. Я нажал на кнопочку селектора, зашла секретарь, он убрал пистолет. Я попросил его присесть, попросил секретаря принести чайку, и мы стали разговаривать.
Потом я спросил секретаря, почему она его пропустила без записи, без предупреждения, и секретарь ответила, что это очень известный коммерсант, с которым комбинат давно работает, и очень приятный и общительный человек, всегда, когда приезжает, дарит конфеты.


Известный коммерсант и очень приятный человек, на самом деле, был криминальным авторитетом средней руки, который посредничал между БрАЗом и комбинатом. Разумеется, ему не могло понравиться, что все перевели на денежные расчеты, поскольку ломался весь его бизнес.
Но арбитражному управляющему удалось объяснить этому человеку, что при использовании старых схем могут прекратиться любые отгрузки, потому что комбинат попросту остановится. Потом в течение нескольких недель они согласовали контракт, и больше Фетисов этого человека не видел никогда. И вот в 2000-м году, поставив комбинат на ноги, Глеб Фетисов предлагает руководству «Альфа-групп»… продать его. И когда теперь он объясняет свои тогдашние мотивы, становится ясно, что это было мудрое решение:

— У «Альфы» было около 30% акций комбината, а у КрАЗа — 25%. Когда решили объединить активы, у нас была возможность обменять наш пакет примерно на 8% «Русала», который тогда создавался. Уже было понятно, что возникает несколько групп акционеров — Абрамович, Дерипаска, мы, кое-кто еще. И мы, наверное, стали бы самыми младшими акционерами. Со своими 8% никакого влияния мы не имели бы. А философия «Альфа-Эко» всегда заключалась в том, что, даже если у нас миноритарный пакет, мы участвуем в управлении. Но участвовать с таким пакетом, конечно, было бы очень проблематично. Потом не надо забывать, что там еще и Березовский сидел, что совсем было неинтересно.

Вернувшись из Ачинска в Москву, Фетисов стал работать президентом «Альфа-Эко». И купил 30% акций компании. Правда, тогда капитал «Альфа-Эко» был минус 226 миллионов долларов.

- До сих пор удивляюсь, каким был смелым, - говорит он, - взвалил на себя убытки в размере почти 67 миллионов долларов. Зато позиция президента сразу давала место в наблюдательном совете консорциума. Да и вообще, «Альфа-Эко» уникальная компания, из которой практически все выросло в группе — и Альфа-банк, и Х5, и телекомы, и нефтяной проект. Андрей Шелухин и Михаил Безелянский тогда вышли из нее: наверное, посчитали, что «корабль пошел ко дну».

Корабль ко дну не пошел, и в 2005-м году Фетисов продал свои 30% «Альфа-Эко», купленные чуть более чем за 12 миллионов долларов, уже за 60 миллионов. Полученные средства он направил на инвестиции, в том числе на формирование собственного инвестиционного портфеля.
О своем уходе из «Альфы» он говорит довольно кратко:

— Мы разошлись в вопросах стратегии и тактики развития «Альфа-Эко». Если говорить в общих чертах, я выступал за то, чтобы компания продолжала заниматься тем, чем занималась, т. е. идти по пути merchant bank, занимающегося специальными ситуациями, а не превращаться в инвестиционный фонд. Что касается тактических моментов, у нас были разные позиции по поводу правил определения бонусного фонда для менеджеров.

Так он стал самостоятельным инвестором. Сейчас у него есть свой банк и компания, занимающаяся в основном финансовым консультированием. Он приобретает пакеты акций китайских компаний — в потребительском секторе, в ритейле. Интересуется преимущественно неконтрольными пакетами акций частных предприятий с перспективами взрывного роста, а затем выхода через 3-4 года на IPO.
Журнал «Форбс» внес его в рейтинг российских миллиардеров, но по этому поводу сам Фетисов иронизирует:

- Как говорил первый настоящий американский миллиардер Пол Гетти, если ты можешь сосчитать, сколько у тебя денег, значит, у тебя нет миллиарда долларов. К рейтингам отношусь скептически. Я никогда не занимался скрупулезным подсчетом своих денег; для того чтобы быть счастливым, размер состояния не имеет такого уж принципиального значения.

У него вообще свои взгляды на бизнес, на ДЕЛО, которым он занимается, на людей, которые за это дело взялись:

- Во-первых, надо исходить из того, что нужно реально оценивать свои конкурентные преимущества. Потому что во всем мире всего 8% людей с предпринимательским характером и с предпринимательской жилкой. И если ты человек свободной профессии и понимаешь, что к этому у тебя лежит душа, тебе может и не обязательно быть предпринимателем. Я бы даже сказал, что нет какого-то одного качества. Все-таки предприниматель – это человек, у которого сгусток качеств. Первое – это у тебя должно быть желание что-то созидать, оно должно просто над всем довлеть. Потому что если ты не хочешь чего-то созидать, а хочешь потреблять, т.е. у тебя больше склонность использовать те альтернативы, которые уже даются рынком. Но надо понимать, что предприниматель – это тот, кто создает эти альтернативы, а не тот, кто выбирает. Вот как менеджер – выбирает работу между различными предложениями. Предприниматель сам создает себе работу. Второе – это, конечно, действовать. У тебя должен быть просто зуд на действие. И ты должен понимать, что ты можешь совершить ошибку, провалиться, обанкротиться, но ничего страшного в этом нет. Если ты хочешь добиться успеха, ты все равно должен сделать этот шаг, даже если он приведет тебя к неудаче. Многие не знают, по крайней мере, в России, что такая легендарная личность, Дональд Трамп, четыре раза был банкротом. Следующее очень важное качество – это умение вести переговоры. У нас, к сожалению, культура ведения переговорного процесса очень слабо развита. У нас люди садятся за стол переговоров, видя исключительно свою цель. А я, например, не сажусь за стол переговоров, если не понимаю, почему эта сделка выгодна моему контрагенту. К сожалению, у нас часто ведутся переговоры с одной целью – обмануть, схитрить, еще что-то сделать.

А еще он прекрасно видит особенности положения бизнеса в России:
- Самая главная наша системная проблема – это отсутствие конкуренции. Единственное, что может тебя заставить становиться лучше, – угроза того, что тебя сожрет твой сосед по рынку. А тут бояться нечего: соседей немного и они такие же неэффективные. Мы обречены на отставание, пока в нашей стране чиновник зарабатывает больше, чем бизнесмен. Это почти что приговор, когда узнаешь, что, по всем опросам, молодые люди, студенты мечтают стать госслужащими.
Хотят управлять распределением общественных благ, а что-то придумывать, производить никто не хочет. А кто создавать-то эти блага будет, откуда им взяться? А у бюрократии отсутствует понимание, что бизнесмены – двигатели прогресса и надо создавать для них благоприятные условия, а не рассматривать исключительно в качестве дойных коров. В США успешный бизнесмен – воплощение американской мечты и гордость нации, а у нас – антигерой и козел отпущения. Включите телевизор – и убедитесь, сколько сюжетов о том, какие у нас заботящиеся о народе бюрократы и какие негодяи бизнесмены. И большая беда нашей страны в том, что мы многое делаем не по уму, а по разумению. Или, другими словами, не по закону, а по понятиям. Все, что нам нужно, – единые для всех правила, развитие института предпринимательства и конкуренции.


Однако жизненные интересы Глеба Геннадьевича не ограничиваются только бизнесом. Ему, как герою известного советского фильма «Белое солнце пустыни», «за державу обидно».
В 2001 году он был избран членом Совета Федерации от Воронежской областной Думы и являлся первым заместителем председателя комитета палаты по финансовым рынкам и денежному обращению. В верхней палате российского парламента он пробыл по 2009 год, а его уход сопровождался скандалом: изначально за отзыв сенатора выступили депутаты воронежской областной Думы от «Единой России», однако их предложение отклонили. Однако затем Фетисов сам добровольно отказался от своих полномочий. Председатель созданной им новой политической партии «Альянс зеленых», Глеб Фетисов стремится бороться за интересы своей страны. Так во время кипрского кризиса он обратился к председателю Госдумы Сергею Нарышкину с предложением провести парламентское расследование по фактам перевода денег российских госкомпаний на Кипр. Он считает, что власти страны озабочены только выводом российских средств, но не выясняют, почему эти средства оказались в кипрских банках.

- Я не понимаю, как премьер-министр Дмитрий Медведев может одновременно продвигать идею деофшоризации, возврата российских денег с Кипра и из других офшорных юрисдикций и спокойно говорить о том, что большое количество российских открытых публичных структур работает через Кипр, выводя из России деньги госструктур. Его больше волнует, как разморозить эти средства, а не их возврат в Россию, — заявил Фетисов.

Также Глеб Геннадьевич считает, что правоохранительным органам следует приглядеться к контрактам, заключаемым на короткие сроки за бюджетные средства, особенно - в самом конце года:

- Это старая практика, пережиток советских времен, когда чиновники лихорадочно кидаются осваивать бюджетные средства в декабре, чтобы на следующий год не сократили финансирование. Чтобы под это дело получить лишнюю премию.
В ряде случаев региональные власти заключают многомилионные контракты под Новый год только по той причине, что средства из федерального бюджета также поступают в ноябре-декабре, не раньше. Но правоохранительные органы должны в первую очередь отслеживать те «новогодние» контракты, под которые бюджетное финансирование поступило значительно раньше - не в ноябре-декабре, а весной или летом. Если средства пришли весной, зачем было дожидаться конца года и в спешке заключать дорогостоящий контракт на поставку оборудования или оказание услуг? Значит, здесь точно - что-то нечисто.


И это – не отдельные высказывания по отдельным темам. Это – стойкое убеждение, что только неравнодушные люди, не боящиеся высказать свое мнение и сделать свое дело, могут спасти страну в нынешней непростой ситуации. Будучи сам человеком дела, он к этому готов.

Материал подготовил Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости