Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Лучший предприниматель края по итогам 2012 года ответил на вопросы "ВД"

В конце мая в крае был назван обладатель звания "Лучший предприниматель". По итогам прошлого года им стал руководитель "Группы СПТК" Альберт Лунев, который был отмечен за развитие проекта "Лакаса-Тэкс". Получив заслуженную награду, он сразу уехал в командировку. А вернувшись, побывал в редакции газеты "Ваше дело".

— Альберт Анатольевич, мы прежде всего хотели бы поздравить вас с признанием на столь высоком уровне. По вашим ощущениям, какая из ваших заслуг в предпринимательстве была в первую очередь оценена?

— Рано или поздно это должно было произойти. (Смеется.) Потому что предприятие "Лакаса-Тэкс" — проект выстраданный. Честно скажу, идея была просто безумная. И столько было объективных проблем. Начиная с того, что была выбрана трасса по газификации предприятия, был сделан проект, но наш сосед, новый собственник прилегающей территории, запретил вести нашу трубу через его участок. Мы на тот момент уже профинансировали первые транши, купили и завезли оборудование. А газа нет. Пришлось прокладывать новую трассу. Потом оказалось, что инвестиций придется вкладывать раз в пять больше, чем планировалось. Дело в том, что тот эксперт, который помогал разрабатывать данный проект, оказался, мягко говоря, не очень хорошим экспертом.

Когда мы параллельно знакомились с работой аналогичных предприятий в Испании, Германии, Италии, я задавал себе много вопросов. Например, почему именно столько нужно ткацких станков, а не больше или меньше. Или почему на одних производствах обрабатывают ткань так, а на других — иначе, и т. д. И, когда производство в Барнауле было запущено, ответы на эти вопросы очень дорого нам стоили.

— Сегодня что собой представляет "Лакаса-Тэкс"?

— У нас мощности по определенным операциям не меньше, чем у той же "Донецкой мануфактуры". Наше предприятие занимает сегодня около 4% российского рынка. "Лакаса-Тэкс" — это уже не локальный алтайский, а общероссийский бренд. Это предприятие с мощнейшим потенциалом, который мы будем раскрывать.

— А каковы текущие объемы производства?

— Объемы пока небольшие. Образно говоря, за два месяца мы каждого жителя Барнаула способны обеспечить как минимум одним "средним" полотенцем.

— Почему было выбрано именно это направление?

— Решение напрашивалось само собой. Порядка 70% объема продукции на местном рынке занимал импорт. Это китайская, турецкая продукция и продукция бывших хлопковых советских республик.

У меня широкая география по разным направлениям бизнеса, работал и работаю с партнерами во многих странах. И они помогают отслеживать различные тенденции на рынке. Например, то, что турецкие полотенца становятся неконкурентоспособными. В Китае аналогичная ситуация. Сегодня зарплата у швей в Пекине приблизительно такая же, как и у нас, а в Шанхае — уже выше. Более того, Европа им не продает автоматическое швейное оборудование, боясь, что китайцы его скопируют. У нас на предприятии такое оборудование, кстати, уже завезено, сейчас ждем наладчиков из Германии. И китайцы нам очень завидуют.

Мы ведем активную работу над новинками. Я на днях прилетел из Турции, где был на серьезной выставке, которая проходит один раз в два года. В данное время директор "Лакаса-Тэкс" находится на выставке в Шанхае. Мы планируем вывести на рынок полотенца из бамбукового сырья, ткать их именно в Барнауле. Также есть полотенца, которые называются "ПВА", их в стране еще никто не делает. Нам это направление интересно. Там очень тонкая хлопчатобумажная нить, и полотенце получается очень нежное, воздушное. Еще есть перспективный вариант — начать использовать пряжу из Пакистана.

На данный же момент мы производим полотенца премиум- и экономкласса. Выпускаем так называемую отельную группу. Да, мы научились делать то, что надо отелям. С каждым годом выпускаем все больше полотенец с фирменными логотипами заказчиков. Среди них крупные банки, фармацевтические компании, торговые сети и т. д.

Отмечу, что мы сегодня очень не хотим заниматься полотенцами экономкласса. И дело даже не в том, что на них мало зарабатываешь. У нас стоят уникальные станки, на которых просто ткать нерацио­нально и неинтересно.

— Для "Газпрома" еще не выполняли заказы?

— Для одного из его подразделений. Для "РЖД" была выпущена экспериментальная партия. Знаете, я сейчас не совсем полно вникаю в систему сбыта, моя голова занята темой развития. Например, как начать выпуск полотенец супер-премиум-класса.

Дисбаланс сломлен

— За счет чего "Лакаса-Тэкс" может конкурировать с турецкими и китайскими производителями? Какие есть конкурентные преимущества у сибирского предприятия?

— Преимущество уже в том, что такое предприятие есть. Сегодня старые предприятия развалились. А новое, могу сказать на собственном примере, создать сложно. Но предприятий, которые имеют возможность работать, достаточно. И азиатский дисбаланс сломлен. Работать можно.

— За Уралом у "Лакаса-Тэкс" конкуренты есть?

— В России всего пять предприятий специализируются на махровых изделиях такого типа. Четыре из них — в европейской части страны.

— Про "Лакаса-Тэкс" эксперты говорят, что это единственная за Уралом фабрика такого профиля с законченным технологическим циклом. Что это для вас значит?

— В свое время ходили слухи, что Лунев возит из Китая полотенца и нашивает на них свои этикетки. Сейчас технология такова: пряжа проходит процессы подготовки, ткачества, крашения, дальше идет обработка готового материала, чтобы полотенце "дышало" и впитывало влагу. Потом идут раскрой, разрезка, подшив, упаковка. То есть весь цикл выполняется на предприятии. Добавлю, что в Европе было много фабрик с незаконченным циклом. Но они все погибли.

Как я уже сказал, на первоначальном этапе все было очень сложно. Александр Богданович Карлин побывал на нашем предприятии в самое тяжелое время, когда мы только-только начинали выпуск продукции. В течение всего времени реализации проекта мы видели понимание и помощь со стороны администрации края. Таким образом, благодаря серьезной поддержке родилось очень серьезное производство с законченным технологическим циклом.

— Распространено мнение, что без поддержки государства легкая промышленность обречена на стагнацию. Вы согласны с этим?

— Давайте мы посмотрим в корень этой фразы. Среднестатистическому предпринимателю было бы гораздо удобнее работать безо всякой государственной поддержки, но с меньшим числом регуляторов. Как говорили в 90-е годы: "Давайте не будем помогать предпринимателям, давайте просто не будем им мешать".

Наше государство в части предпринимательства идет немецким путем — каждый шаг должен быть регулируем и понятен. С одной стороны, это дает прозрачность и четкость, но с другой — излишне бюрократизирует экономическую систему.

Нравится сфера b2b

— Мы сейчас говорим про "Лакаса-Тэкс", и складывается, что на данном этапе для вас это приоритетный и любимый проект.

— Нет. У меня сейчас, например, болит голова о том, как сохранить кондитерское производство наших "Подружек-Печенюшек". Ритейл дожимает до последнего и имеет на этой продукции минимум 50%, а производитель — 0,5%. По прошлому году на такой рентабельности мы "заработали" несколько миллионов рублей убытков. В этом году еще держимся, я смотрю на результаты пяти месяцев и пока не знаю, что делать. Мы подготовили очень серьезный старт для выпуска новых изделий с хорошей добавленной стоимостью, в том числе аналогов, которых нет в России, планируем к осени начать производство и надеемся на результат.

Мне гораздо больше нравится бизнес в сфере b2b. Мы занимаемся производством оборудования — спиральных транспортеров. Пока в России такая специализированная фирма одна — в Барнауле.

— В целом по "Группе СПТК" в чем заключается ваш функционал? И знаете ли вы, например, что происходит на той же швейной фабрике?

— Необязательно. Когда идут серьезные большие шаги, конечно, нужна опора. Мне помогают мои заместители в вопросах экономики, строительства, производства и т. д. На каждом предприятии есть исполнительный директор.

— Расскажите, как различные предприятия входили в "Группу СПТК"?

— Некоторые площадки в свое время были приобретены. Например, "Барнаульский авторемонтный завод". Там мы купили пакет акций, провели антикризисные мероприятия, рассчитались по долгам и начали работать с чистого листа. По "Алтайскому трикотажу" ситуация была немного иная. Там было ЗАО, оно пребывало в достаточно тяжелом финансовом положении. Но здания и оборудование были в хорошем состоянии благодаря Зое Петровне Быковой, которую по-доброму называли краснознаменным директором. Она предложила мне выкупить контрольный пакет. Тогда мы сначала частично реструктурировали долги, потом пошли на процедуру банкротства предприятия и на его основе создали новую фабрику, завезли новое оборудование. И сейчас производства на "Алтайском трикотаже" и "Лакаса-Тэкс" в определенных моментах взаимосвязаны. Например, в части обработки тканей. Все остальные предприятия "Группы СПТК" запущены, что называется, с нуля.

— Сейчас в холдинге все предприятия самодостаточны или есть внутренняя связь?

— Стараюсь не пересекать финансовые потоки. Но определенная инвестиционная составляющая, конечно, имеется. В "Группе СПТК" есть предприятия, которые вообще не кредитуются. Это такое счастье! А там, где кредиты есть, я стараюсь не баловаться с деньгами. Это не мой метод.

90% идет за рубеж

— Года три назад еще на стадии становления "Лакаса-Тэкс" вы говорили, что многому приходится учиться, что называется, в бою. Вы многому научились?

— Многому. Могу сейчас заново… Мне тут предложили в другом городе открыть пивной ресторан. А почему бы и нет? Считаю, что аналогичный проект в Барнауле мы реализовали вполне успешно.

— В свое время "Группа СПТК" заявляла еще и так называемый облепиховый проект. Что происходит с ним?

— Это изначально был проект b2b. Мы в основном работаем для других производителей, для конечных переработчиков, которые выпускают соки, БАДы, косметику и т. д. Я не хотел идти в наш ритейл и бороться с ним. Тем более что есть интерес к нашей облепиховой продукции из-за границы. Поэтому 90% продукции пока идет за рубеж.

— Мы правильно понимаем, что в ваших планах нет расширения "Группы СПТК" за счет новых предприятий?

— Ох, не знаю! Я на зарубежных выставках уже боюсь увидеть что-нибудь новое. Потом пройду круг и все равно остановлюсь у заинтересовавшего меня стенда.

У нас и так в потенциале имеется много направлений. Четыре года назад, начиная работать с японцами, мы открыли для себя несколько интересных тем. Но это уже другой уровень. Например, с использованием нанотехнологий можно производить напыление с теплопроводностью, близкой к нулю. Благодаря этому мы можем иметь холодильники с толщиной стенок 3 мм. Или другой пример — представьте себе у нас в Сибири теплицы, работающие зимой благодаря одной солнечной батарее. Это тоже нанотехнологии.

У нас сейчас уникальные технологии по культивированию, сбору и переработке ягод. Мы разработали серьезный проект с инвестициями около 1,5 млрд. рублей по внедрению этих технологий. И мы надеемся на понимание и поддержку ГУСХ Алтайского края. Сегодня Китай по облепихе уже вышел в лидеры. Но мы можем ему успешно противостоять. Моя жизнь это уже доказывала.

— Какая помощь вам нужна от ГУСХ?

— Нужно частно-государственное партнерство. В собственности края есть облепиховые поля. Нам нужны гарантии, чтобы зайти на них и работать в течение продолжительного срока. Мне готовы помогать опытные немецкие партнеры. И я этот проект давно вынашиваю. А имея свои плантации, можно вкладываться в розничную продукцию. Хотя мы уже выпустили линейку салатных масел на основе облепихи, а осенью планируем выпуск линейки соков прямого отжима.

— А как, по-вашему, можно выработать массовый интерес населения к облепихе? Чтобы она стала такой же популярной, как, например, мед.

— Вы не совсем в теме. У нас в Алтайском крае у каждого садовода растет облепиха. Это наш золотой алтайский бренд. А в Краснодарском крае я зашел в "Магнит", там вся верхняя полка занята облепиховым нектаром, только сок в нем, думаю, китайский... И люди берут, берут, берут...

Так что в России эта тема понятна. Вопрос в другом: опять заходят хитрые технологии, и у некоторых "талантливых производственников" вкус облепихового сока скоро станет вкусом ароматизатора. Я, к сожалению, в этом уверен.

Специальный вопрос

— По итогам прошлых выборов в АКЗС вы впервые стали депутатом регионального парламента. Что вам дает политическая карьера?

— Есть вещи, которым в институтах не учат. И моя депутатская деятельность — это еще один мой институт. Это понимание смысла жизни. Можно заниматься бизнесом просто и в отрыве от реальности и людей. А работа в АКЗС — это попытка, скажем так, вернуться на землю, это общение с людьми.

Если же говорить, что мне дает политика как бизнесмену, то это понимание того, как движутся деньги, как формируется бюджет. Формирование краевого бюджета — ведь тот же бизнес, должна быть самодостаточная структура. Это очень интересные категории. Плюс я досконально разобрался в механизмах субсидирования, программах поддержки предпринимательства. И теперь пользоваться ими и помогать другим предпринимателям стало проще.

О чем еще рассказал собеседник

О "копеечных" технологиях

— Повторюсь, продукцию экономкласса пока выпускать невыгодно. Хотя, наверное, это происходит в любой отрасли. Есть разные варианты выхода. И, к сожалению, в этом плане не все делается во благо человека, потребителя. Особенно в пищевой промышленности. Наши "Подружки-Печенюшки" и "Мюр-Мюр" полностью производятся из экологически чистого алтайского сырья — очень качественной муки, сахара, растительного масла и т. д. А западный шоколадный батончик из-за того, что при его производстве используются, простите, не самые лучшие продукты, сейчас ниже по себестоимости, чем наше печенье, но в рознице стоит дороже. Транснациональные корпорации, приходя на наш рынок, уже владеют всеми этими "копеечными" технологиями. Настоящее сахарное печенье должно стоить дороже того же "Сникерса".

О диктате сетей

— В легкой промышленности такого диктата торговых сетей, как в "пищевке", пока нет. И легкая промышленность развивается. Как вы думаете, что самое важное при реализации продуктов питания? Отвечаю: произвести что-то новое, вкусное, интересное — не главное. Главное — договориться с магазином раскрученной сети и положить товар на нужную полку — на уровне глаз. Поэтому неинтересно развивать пищевое производство. Оттого мы часто видим однообразие и серость продукции на прилавках некоторых сетей. Госдума приняла закон о регулировании торговой деятельности, но он не работает. Если этот процесс пойдет дальше, к сожалению, втянется и легкая промышленность. Может загнуться вообще все производство.

О кредитовании

— Сегодня очень большая проблема кредитования предпринимателей. Это общероссийская проблема. И как бы ни хотели, Россия — это не Германия. Требовать матерщинные показатели в виде EBITDA — решение спорное. Кто в России их видел? Если у нас на государственном уровне предприятия сидят в офшорах, то давайте понимать, насколько вся система "оптимизации" налогообложения функционирует. Сегодня если предприниматель начнет абсолютно прямолинейно работать, то он будет просто неконкурентоспособен.

Если предприятие имеет право по закону работать без НДС, никто его не может заставить работать с НДС. Или если быть частным предпринимателем в плане налогообложения предпочтительнее, чем работать как юридическому лицу, никто его не сможет заставить работать как юрлицо.

Поэтому EBITDA по отдельному предприятию в России долго не будет. Если исключается оптимизация — включается повышение цены.

Справка

Альберт Лунев родился 16 мая 1965 года в Барнауле. В 1987 году окончил Алтайский политехническй институт им. Ползунова (факультет "Технология и машиностроение"). По распределению пошел работать на "БАМЗ". За три года работы прошел путь от мастера до начальника участка. В 1991 году стал главным инженером в объединении "Алтайкоммунмаш".

В 1993 году начал заниматься становлением собственного бизнеса, будучи учредителем и заместителем генерального директора в объединении "Сибком". 25 июня 1996 года вместе с отцом организовал "Группу Сибирских производственно-торговых компаний" ("СПТК") и с тех пор является ее генеральным директором.

В холдинг входят: ООО "СПТК" как управляющая компания; "Алтай-Сдобри", "СПТК-Кондитер", "Рыбокомбинат "Луна-Фиш", "Барнаульский авторемонтный завод", "Европейские транспортные системы", "Алтайский трикотаж", "Лакаса-Тэкс", "Алтай-Занддорн"; "Стандарты качества" (ресторан-пивоварня Bladbacher).

Источник: http://altapress.ru/story/110010

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости