Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Владимир Буев, Вице-президент НИСИПП. «Малый и средний бизнес нужно отпускать в свободное плавание...»

Вице-президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства Владимир Буев поделился с «Деловым Саратовом» своими мыслями о развитии бизнеса в России.

«Деловой Саратов»

- Проблем у предпринимателей много, но какие из них, на Ваш взгляд, стоят сейчас наиболее остро?

- Я бы разделил все проблемы на две части. Первая – рыночные, которые бизнес должен решать самостоятельно, ибо для того он и бизнес. Вторая – административные, связанные с регуляторикой и правоприменением со стороны государства. Вторую часть проблем бизнес самостоятельно не решит, иначе ему придется переквалифицироваться в государство или адаптироваться разными способами к негативным условиям государственного воздействия.
С моей точки зрения, в первой группе проблем ключевыми являются проблемы финансирования (особенно на развитие) и удержания/расширения рынка сбыта (потребителей).
Во второй группе проблем – нормативная зарегулированность, продолжающаяся монополизация и наличие значительного контрольно-надзорного аппарата, занятого поиском способов снимать с бизнеса административную ренту. Власть и чиновники прямо и косвенно продолжают делать собственный бизнес, препятствуя развитию конкурентной среды на региональных и местных рынках.

- Различаются ли проблемы в зависимости от региона или в целом по стране ситуация одинаковая?

- На качественном уровне общая ситуация примерно одинаковая. На количественном, разумеется, различия присутствуют, иногда очень существенные. В крупных городах России, административных центрах найти финансирование легче и рынки конкурентней, чем в малых городах и сельской местности.

- Есть ли приоритетное направление в сфере бизнеса для страны, которое нуждается в развитии?

- У нас есть потенциально конкурентные рынки с традиционной «продукцией», которые развиваются слабо, но у которых прекрасные перспективы, если частный бизнес будет делать в них вложения. Локально это, например, внутренний и въездной туризм. Но в условиях, когда гарантии частной собственности в стране фактически отсутствуют, мало кто из реальных частников рискует делать долгосрочные инвестиции.
Однако когда мы говорим о «драйверах» экономики как таковой в рамках мирового хозяйства, нам лучше «влезать» туда (развивать то), где у нас хоть что-то живо, где есть конкурентные преимущества в мировом хозяйстве.
У России – это нефтянка, газ, ядерная и электроэнергетика, металлургия, лесопромышленный комплекс. Переработка, прежде всего, а не только добыча.
Есть и некоторые фармацевтические разработки, которые в перспективе могли бы вырваться вперед.

Если говорить о новой экономике, то это программирование (IT). Не железо, а ПО. Мобильная связь. Малый и средний вообще нужно отпускать в свободное плавание, из «бульона» самозанятости могут выскакивать иногда инновации, о которых сегодня мы даже предположить не можем.

- Как Вы оцениваете эффективность государственной поддержки предпринимателей?

- Мне вспоминаются слова руководителей Минэкономразвития и крупнейшей общественной предпринимательской организации, сказанные пять лет назад. Их суть: вот приняты хорошие законы и если еще и финансирование федеральной программы поддержки МСП увеличить в 5 раз, то … через пять лет (магическая цифра 5) доля сектора в ВВП составит 50%. Где теперь эти руководители и где их прогноз?
Несколько лет назад профильный департамент Минэкономразвития России инициировал разработку и принятие ведомственных программ поддержки МСП. Ведомства напринимали, «запрограммировали» финансы. Запланировали кучу индикаторов-показателей. Где теперь эти программы (сроки реализации большинства закончились)? Какие результаты достигнуты? О них теперь молчание и понятно почему. «Реализовали» - забыли.
Ответственные во власти чиновники не заинтересованы в реальной оценке эффективности выделения бюджетных средств на программы поддержки. Это и естественно и понятно. С 2005 года (начало реализации программ) такой публичный и неангажированный мониторинг со стороны власти, которому бы все доверяли, Минэкономразвития так и не был запущен.
Локальные исследования свидетельствуют, что эффективность господдержки сектора низкая. Я бы даже сказал, что совсем никакая. Причем, как экономическая, так и социальная.

Институт, в котором я работаю, делал два раунда исследований на тему, как влияет «господдержка» МСП на его развитие. Были составлены два региональных индекса: регионы проранжированы (1) по уровню развития МСП и (2) по объемам выделенных на сектор средств. Для оценки степени зависимости между показателями степени развития сектора и государственной активности в части его поддержки использовались коэффициенты согласованности двух ранжирований (т.е. мест регионов в каждом из сводных индексов), а также регрессионный анализ применительно к числовым значениям индексов.
Согласованность рангов по двум индексам оказалась крайне низкой. Так, в 2009 году значение коэффициента корреляции рангов Спирмена составило 0,25; в 2010-м - 0,123. Это как раз и свидетельствует о том, что объемы государственной поддержки НЕ ВЛИЯЮТ на место региона по уровню развития малого и среднего предпринимательства среди других регионов.

Этот вывод был подтвержден результатами регрессионного анализа. Так, значение коэффициента R2, характеризующего долю дисперсии, объясненной регрессионной моделью, свидетельствует о низкой значимости объясняющей переменной, общей несостоятельности модели, а, следовательно, и анализируемой зависимости. Таким образом, анализ подтверждает фактическое ОТСУТСТВИЕ СТАТИСТИЧЕСКИ ЗНАЧИМОЙ СВЯЗИ между объемами оказываемой государством поддержки и результатами деятельности малых предприятий (низкое значение R2 и незначимость объясняющей переменной)...

Отсюда вывод: сколько денег на поддержку ни выделяй, экономического эффекта нет.

Но раз выделяют, значит кому-то это выгодно во властной вертикали. Рабочие места для самих «господдержантов», возможность распределять финансовые потоки, формировать множество разных организаций «инфраструктуры поддержки МСП» (опять же неэффективные, но с «защищенной зарплатой» рабочие места). Так что лоббисты у «отдельной строчки» в федеральном и региональных бюджетов будут всегда.

- Кто может (должен) стать инициатором преобразований направленных на создание «благоприятных условий» для ведения бизнеса? И что по Вашему мнению, входит в понятие "благоприятные условия для бизнеса"?

- Драйвером любых преобразований может быть только гражданское общество, сам бизнес, независимый, не аффилированный с конкретными чиновниками.

Благоприятные условия – это точно не государственные деньги. Это разумные нормы законодательства (чем меньше ограничений – тем лучше) и адекватное правоприменение.

Беседовала Елена Лосева

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости