Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Юрий Симачев, заместитель генерального директора ОАО «Межведомственный аналитический центр». Малый бизнес в объятиях госорганов

Господдержка малого бизнеса – одна из популярных сегодня тем, обсуждаемых экспертным сообществом. Одно из самых распространенных мнений – та поддержка, которую оказывает сегодня малому бизнесу государство, ничего, или почти ничего не дает, а потому не нужна вообще.
Мы попросили прокомментировать ситуацию Юрия Симачева.

- Юрий Вячеславович, Вы помните, наверное, состоявшуюся летом в ВШЭ конференцию, на которой наш институт представлял доклад о положении в малом и среднем бизнесе. Вы на ней тоже выступали.

- Да, я ее прекрасно помню. Материалы доклада и выступления ее участников наглядно показали, что мы видим один из замечательных примеров крайне непоследовательной политики в отношении малого и среднего бизнеса. С одной стороны, на бизнес начинает системно действовать более высокая налоговая нагрузка, а, с другой стороны, в отношении бизнеса пытаются расширить различные инструменты поддержки. И сбалансированность между такими подходами мне кажется крайне недостаточной.

- Юрий Вячеславович, вот Вы говорите о том, что подходы к бизнесу не сбалансированы. Но, разговаривая о сегодняшнем дне российской экономики, мы постоянно упоминаем группы интересов. А какие группы у нас заинтересованы в том, чтобы гнобить малый и средний бизнес?

- Я бы не сказал, что есть группы, заинтересованные гнобить малый и средний бизнес. Здесь просто, как мне кажется, каждый получился при своем интересе.
С одной стороны, нужны дополнительные доходы, и кто-то предложил самый простой выход: давайте найдем «под фонарем» - у нас малый бизнес платит не так много. И, как всегда, без подробного анализа ситуации, без социологических исследований, без четких оценок того, что условия развития малого бизнеса в Москве и в депрессивных регионах сильно различаются. Взяли и предложили. Это предложение посчитали, прикинули примерно, сколько получится, если все остается по-прежнему, не учитывая, что бизнес может уйти в тень, и приняли решение.
Это была одна группа интересов, и ей никто не препятствовал. А параллельно с этим другая группа интересов заявляет: вот, бизнесу стало тяжелее, давайте будем развивать инструменты поддержки. Ведь есть же группы интересов, которым нравится помогать малому бизнесу на разных уровнях, раздавая ему помощь.
И эти группы интересов мирно сосуществуют, лениво переругиваясь по поводу того, что малый бизнес все-таки надо беречь и любить.

- И когда, наконец, кончится такая любовь? Когда, наконец, власть возьмется за ум? Ведь уже всем надоела эта любовь в явно извращенной форме.

- Понимаете, проблема в том, что хорошее отношение к малому бизнесу должно быть не популистским, а осознанным. Нужно понимание, что малый бизнес может стать фактором экономического развития.
В том виде, как сейчас, он может стать только фактором какой-то социальной напряженности. И поэтому, когда чувствуется, что перегнули палку, начинается какое-то движение назад, какая-то помощь. Но, по моему ощущению малый бизнес никто не воспринимает в качестве серьезного фактора роста. Ведь это требует кардинальной ломки представлений о том, как ему помогать, как он должен жить, какие задачи решать и каковы его функции в экономике.

- Самый больной вопрос сейчас: как ему помогать. Я уже слышал мнения многих экспертов, и все они заявляют: малому бизнесу помогают не так. Дальше, правда, идут разночтения. Но с тем, что наша система поддержки малого бизнеса гроша ломаного не стоит, согласны все, или почти все.

- Вы помните один из комментариев на конференции, который мне понравился больше всего: может быть, вообще ему не помогать в рамках программ поддержки малого бизнеса, а просто снизить налоги на ту же сумму.

- Помню. И это был комментарий присутствовавшего на конференции предпринимателя.

- Да, это сказал как раз представитель малого бизнеса. Не помогать, потому что всегда есть возможность получения иных форм поддержки, и самое главное сейчас – достаточно активная работа банка поддержки малого и среднего предпринимательства. То есть квазибюджетные ресурсы уже достаточны, а потому той выдающейся и значимой роли программы по поддержке малого и среднего бизнеса, которая сейчас есть у Минэкономразвития, я не вижу. Тем более, что с ней тоже проблема: внятно объяснить, не в штуках, чего и сколько построено, сколько компаний воспользовались поддержкой, а к каким реальным эффективным результатам привела программа, нам не могут.
Мне кажется: есть институты развития, которые занимаются поддержкой малых и средних предприятий в структуре Внешэкономбанка. Есть достаточно разумная система налогообложения. И этих двух факторов было бы достаточно для начала. И было бы очень хорошо, если бы в течение достаточно длительного времени это все не менялось. Особенно – условия деятельности. Ведь для небольшого бизнеса низкая предсказуемость условий деятельности, нестабильность условий хозяйствования – это очень серьезно.

- По-моему, для многих это просто близко к катастрофе.

- Да. Потому что малый бизнес, даже когда он прав, не может себе позволить вести длительные судебные тяжбы с крупными компаниями.

- Конечно, такая тяжба легко может разорить малое предприятие.

- Правильно, поэтому их легко обижают.
Не может малый бизнес бороться и с муниципальными органами власти, с налоговыми органами, если что-то не так – это слишком большие для них издержки и слишком большая потеря времени.

- Может быть, именно здесь малому бизнесу нужна поддержка – чтобы кто-то защищал его в подобных случаях?

- А кто и от кого станет его защищать?

- Хотя бы от тех же низовых госорганов. Что же касается того, кто может этим заняться, то у нас сейчас есть официальные защитники – бизнес-омбудсмены. Борис Титов в масштабе России и свои практически во всех регионах.

- Я не очень верю в такие точечные инструменты, как уполномоченные по правам бизнеса. Это – больше для поддержки веры в справедливость, чем для исправления ситуации. Я не знаю, какая должна быть инфраструктура, позволяющая системе уполномоченных эффективно работать. Понятно, что на одно совсем ясное и легкое дело, где понятно, что права бизнеса нарушены, будут приходиться сотни, а, может быть, и тысячи дел, где надо очень серьезно разбираться в имеющихся проблемах. Сделки могут быть сложными, взаимоотношения хозяйствующих субъектов – тем более. И от того, что там бизнес малый, а не крупный, сложность анализа этих сделок не меняется. И получаются очень большие издержки, чтобы разобраться, справедливо или несправедливо обидели тот или иной бизнес.
Институт уполномоченных по правам бизнеса работает, но работает лишь тогда, когда возникают практики, которые начинают повторяться, какие-то решения становятся обязательными либо в органах госуправления, либо в судебной практике. Если же не будет каких-то обобщений, если не будет поправок в действующее регулирование, эта деятельность окажется в значительной степени случайной.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости