Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Александр Чепуренко, президент НИСИПП, профессор НИУ ВШЭ. Не стоит копировать устаревшие методы поддержки МСП. Часть вторая

Мы продолжаем беседу с Александром Чепуренко о государственной поддержке малого и среднего бизнеса в России и за ее рубежами.

- Александр Юльевич, меня смущает то, что в развитых странах помощь малому и среднему бизнесу что-то дает, а у нас – как бы ничего.

- Давайте начнем с того, что у нас результаты этой помощи никто серьезно не проверял. Если мы попытаемся провести мониторинг и оценивание, кто его знает: может быть, наша политика поддержки бизнеса тоже в чем-нибудь эффективна. Никто ведь это не изучал.
Как у нас строятся любые программы? Отгружено столько-то, создано столько-то бизнес-инкубаторов, поддержано столько-то начинающих предпринимателей и так далее. Но при этом никто не анализирует: а эти поддержанные предприниматели, сколько лет они продержались на рынке? Сколько рабочих мест они создали? Какова у них средняя добавочная стоимость по сравнению с теми, кто не получал поддержки?
Вдруг окажется, что у них все показатели на удивление лучше? Ведь это будет значить, что проводимая политика эффективна, просто денег на нее выделяется мало.
Лично я в глубине души полагаю, что ситуация окажется ровно противоположной, но это всего-навсего мои догадки. Вот взялось бы Минэкономразвития провести такой мониторинг и оценивание и отдало бы этот проект какой-нибудь независимой группе, лучше всего, какой-то международной консалтинговой компании. А те провели бы исследование и сказали: знаете, дорогие коллеги, вот у вас был Кудрин признан одним из лучших министров финансов мира, настал черед признать лучшим в мире ваш департамент поддержки малого предпринимательства. Вдруг окажется как-то так.

- Простите, но, по-моему, как-то не так.

- Ну, Вы же понимаете, что учесть надо очень много обстоятельств. О первом я уже говорил: мы ничего реально не измеряли и знаем это. Грубо говоря, мы знаем, сколько воды из трубы у нас вылилось. А насколько благодаря этой воде больше выросло пшеницы, чем на местах, куда воду не лили, или меньше, мы не знаем.
Во-вторых, в России, как в большинстве других переходных экономик, значительная часть предпринимательской активности находится в неформальном секторе.

- Это всем известно.

- Так вот, оценить систему мер, непосредственно нацеленных на поддержку предпринимательства, в этих условиях тоже задача благородная, но за нее никто не брался.
Наконец, третье, самое главное: мы часто и совершенно справедливо критикуем тех, кто отвечает за политику в отношении малого и среднего предпринимательства. Они того не видят, этого не учитывают и так далее. Но, критикуя их и считая, что мы правы, на самом деле, мы понимаем, в какой ситуации они находятся.
Образно говоря, вы находитесь в лодке, где есть пробоина, и в эту пробоину поступает вода. Вы вычерпываете эту воду ведерком, но волны еще и сверху захлестывают лодку. И вода поступает в гораздо большем объеме, чем вы в состоянии вычерпать. Как это оценить: вы работаете неэффективно, или сложившаяся ситуация настолько против вас, что лодка потонула бы, даже без всяких пробоин в корпусе.
К сожалению, макроэкономическая политика, а за нее никак не могут отвечать те люди, которые занимаются так называемой «тонкой настройкой», непосредственно какими-то мерами воздействия, оказывается для малого и среднего бизнеса недружественной. Ведь, чтобы ни говорили, у нас по-прежнему очень дорогие кредиты.

- Очень дорогие.

- И не в последнюю очередь они таковы, благодаря инструкциям Центробанка, которые никто не может отменить уже лет 10-15. А сводятся они к тому, что для работы с малыми предпринимателями надо создавать чудовищные резервы.
Про фискальную политику вообще нечего говорить: то, что сделали с индивидуальными предпринимателями, просто не поддается никакому рациональному пониманию.
И до тех пор, пока у нас общая погода на улице очень холодная, а при этом худые окна и худые стены, то, сколько бы и как бы хорошо мы ни топили, скорее всего, в квартире будет холодно.

- Безусловно.

- Вот поэтому, на мой взгляд, и этот момент надо учитывать: у нас политика в отношении малого и среднего бизнеса очень плохо взаимодействует с макроэкономической политикой, в первую очередь, проводимую финансовыми властями и налоговыми службами. И это – даже не говоря о том, что эта политика должна идти в ногу не только с политикой в области труда и занятости, что мы отчасти наблюдаем, но и с политикой в области образования и науки.
И надо понимать: если так называемы страны Запада (я имею в виду главным образом англо-саксонские страны) и пришли к каким-то выводам, то связаны эти выводы с достаточно простой истиной. Когда мы хотим добиться значимого эффекта точечных вливаний государства в сектор МСП, то нужно выделять те группы, которые при сравнительно небольших вливаниях могут дать максимальную отдачу. Что это за группы? Конечно, это – ученые и студенты. Если им дать некоторые дополнительные знания и навыки в области предпринимательства и поддержать формирование таких идей, куда входили бы бизнес-ангелы, венчурные компании и так далее, то здесь можно ожидать большой отдачи при сравнительно небольших вложениях. Еще один момент, который необходимо отметить, - поддержка среднего бизнеса.
Когда мы повторяем, как мантру, тезис о том, что малый бизнес создает рабочие места, это противоречит всем имеющимся данным.

- Рабочие места создает средний бизнес.

- Конечно. Малому и микро-бизнесу нужно сказать спасибо уже за то, что они берут на себя собственный прокорм и дают некоторое небольшое количество рабочих мест. Ведь малый бизнес у нас в основном не растет и не становится средним. Наоборот, он чаще становится еще меньше.
А если вы отстраиваете технологические процессы, вкладываетесь в новую технику, отстраиваете управление то через 2 – 3 года вам не нужно пять работников. Вам будет достаточно, допустим, трех. Вы этого не хотите или не можете, например, из-за своих эмоциональных, моральных ограничений, но это бизнес. Малый бизнес, если не развивается, то скорее отталкивает рабочие места, практически не создавая новые.
А вот средний бизнес в значительной своей части их создает.
И второй вывод, к которому приходят в некоторых странах, - это то, что нужно большее внимание уделять поддержке тех, кто и без того уже растет, но может расти еще быстрее. Это – средний бизнес. Это – экспортно-ориентированный бизнес. Это – бизнес, ориентированный на инновации. И третий вывод, к которому приходят не только на американских материалах, но и на материалах изучения опыта, например, Израиля в развитии системы поддержки инновационного малого и среднего предпринимательства, - это то, что надо переносить центр тяжести с использования финансирования государственных структур на поддержку тех интересов, которые существуют в стране. И они ищут, они сканируют рынок, выясняя, у кого есть компетенции, кто рискует своими деньгами и поэтому лучше застрахован от ошибок, чем люди, рискующие государственными деньгами.
Есть такие институции, как ассоциация «бизнес-ангелов», различные венчурные компании и фонды – вот их надо искать, присматриваться к их опыту работы и увеличивать их кредитное плечо. Тем самым государство уходит от обвинений – знаем мы, кого вы поддерживаете. А мы не поддерживаем никого конкретно. А если кого и поддерживаем, то только тех представителей частного бизнеса, которые всем своим опытом доказали, что они умеют зарабатывать деньги. И когда мы присоединяем государственные финансы к финансам этих частных инвесторов, то мы не тратим бюджетные средства, а зарабатываем дополнительный доход.
Вот, пожалуй, все, что я мог бы сказать.

- Большое спасибо.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости