Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Михаил Вирин, глава муниципального округа Москворечье – Сабурово. Московские муниципалитеты к малому бизнесу отношения не имеют. Часть вторая

Мы продолжаем беседу с Михаилом Вириным о взаимоотношениях московских муниципальных органов и малого бизнеса.

- Михаил Михайлович, вот у вас в районе оказался только один ларек, которому вы остереглись предоставить заявленное место.

- Да.

- А на что рассчитывали люди, хотевшие открыть ларек именно здесь? Они не знали историю этого места? Или, наоборот, слишком хорошо ее знали?

- Не знаю. Может быть, и не знали: они просто переносили ларек с одного места на другое.
Ведь помимо проблем с чиновниками есть не меньшие чисто экономические проблемы. Я могу, например, сказать, что у нас в одном из микрорайонов поставили было несколько таких ларьков: предприниматели выкупили место, оплатили ларьки – поработали несколько месяцев и сбежали оттуда. И это притом, что местные пенсионеры очень просили, чтобы у них возле домов были такие ларьки. А экономика подкачала. Микрорайон оказался такой, что не хватало потока покупателей. И они не выдержали, закрылись. Такое тоже ведь бывает.

- Интересно то, что наши предприниматели – общественники такие вещи почему-то не рассказывают. И вот интересно: что может этакого рассказать о малом предпринимательстве глава муниципального округа. Что сами предприниматели не расскажут?

- Я не знаю, что они могут не рассказывать, но проблем у малых предпринимателей очень много. Одна из обычных – подключение к электричеству. Для многих ларьков это создает очень большие трудности.

- Ну, подключение к электросетям – это притча во языцах. Непонятно только, почему это. Неужели энергии не хватает на всех?

- Я не думаю, что ее не хватает. Просто такая задумана бюрократическая система, основанная на том, что электроэнергией владеет в городе монополист. Никакой конкуренции нет, и поэтому можно ставить несусветные условия, заламывать любые цены. Любой предприниматель, претендующий на подключение к электросетям, в этой системе рассматривается как дойная корова, на которую к тому же можно нагрузить свои проблемы. Вот и заставляют его проложить кабель, поставить новый трансформатор, опору перенести, выполнить еще какие-то работы. А выполнить все это под силу только крупным потребителям.

- Это у нас «Мосэнерго» бывшее по-прежнему монополист?

- Теперь это МОЭК. Официально наш монополист раздробился, но сути это не меняет. Поэтому ты не можешь, если тебя не устраивают условия, предлагаемые той же МОЭК, пойти к кому-то другому и протянуть его кабель.
Надо сказать, что страдают от монополизма энергетиков не только предприниматели. Сколько лет местная власть в столице бьется за освещение детских площадок, спортивных площадок. Энергетикам никто не указ. Все централизовано, все идет через город, поставить один столб или убрать столб – целая история. Система предельно забюрократизирована. В итоге торчит столб, на котором не только фонаря давно нет - к нему уже и кабель не подведен. Но он торчит посреди асфальта, и сделать с этим ничего нельзя. Вот с ГУИС договариваться относительно просто: мы согласовываем перечень объектов, на которых нужно что-то сделать, а также тех, которые надо построить. Согласовываем вопросы финансирования. ГУИС проводит свои конкурсы среди возможных подрядчиков.

- Тоже, наверное, представителей малого и среднего бизнеса.

- В основном, конечно, среди них. И дело делается.
Правда, надо признаться, на выигравших конкурс подрядчиков мы практически уже не можем повлиять. Это – типичный случай наших взаимоотношений с малым и средним бизнесом.

- И на проведение конкурсов вы тоже повлиять не можете?

- Не можем. Всю документацию готовит ГУИС, и конкурсы проводит тоже оно. А потом мы годами не можем избавиться от нерадивых подрядчиков.
Такой подрядчик будет выигрывать конкурсы из года в год – и все. К тому же 94-й закон, с моей точки зрения, мягко говоря, не самый удачный. Правда, с 1 января будет уже новый закон.

- И он лучше?

- Трудно сказать, что в нем удастся изменить. Ну, появляется в нем новое понятие – Федеральная контрактная система. А как оно будет работать? Это ведь выяснится только в процессе самой работы. А пока нет ясности, к чему все эти нововведения приведут.

- Я недавно читал материал депутата муниципального собрания Тропарево – Никулино, который провел анализ: кто выигрывает конкурсы у них в районе и у соседей. И получилось, что есть несколько фирм, созданных, на самом деле, одними и теми же лицами, которые и становятся победителями подавляющего большинства таких тендеров.

- Это очень похоже на правду.

- И смысл расследования – показать, что речь идет о компаниях, аффилированных с какими-то чиновниками, а потому и выигрывающими все, что только можно.

- Разумеется.

- Есть такая печальная шутка, что бизнес в России так плохо развит потому, что его надо начинать строить с фундамента, а у нас – с «крыши».

- Хорошая шутка. Но это все уже мимо муниципалов. Наша задача – определить объем средств, направляемых на то же благоустройство, и адресный перечень. А дальше работает ГУИС.
Мы, конечно, еще как бы контролируем эти работы, но влияния на процесс оказываем уже очень мало. У нас нет никаких рычагов воздействия на подрядчика.

- То есть претензии бизнеса к местному самоуправлению обоснованы в местах, где оно более самостоятельно, чем в Москве.

- Конечно. Для того, чтобы активно влиять на деятельность малого бизнеса, местное самоуправление должно быть реальной властью на подведомственной территории, притом единственной. У нас же в Москве как минимум двоевластие.
Хотя управы сейчас тоже деградировали и далеко не всегда понимают, что они делают.

- Но ведь они являются опорным звеном исполнительной власти в столице.

- Формально – да. Но у них ресурсов почти никаких не осталось. Они очень ослабли.

- Извините, Михаил Михайлович, но у них нет ресурсов, у вас нет ресурсов, а у кого же ресурсы есть?

- Ресурсы у города и префектур. Все финансы, все ресурсы там.

- Но префектуры ведь не будут заниматься тем, чем занимаются управы или муниципалитеты. У префектур – округа, это многовато, чтобы во все вникать.

- Но все деньги округа – все там, в префектуре, в одних руках. Централизация стопроцентная. У управ нет своих бюджетов.

- А раньше были?

- Раньше были. Если же сейчас убрать префектуры, то вся система в финансовом плане рухнет. Деньги застрянут где-то наверху, и все. Вниз они не попадут вообще.
И потом, к сожалению, нужно признать, что сейчас наступило время, когда мы даже перестали ждать перемен. Все застыло, хотя есть целый ряд проблем, которые необходимо решить как можно скорее. И тут уже не до малого и среднего бизнеса. Хотя, очень может быть, что для него только лучше положение, при котором хоть какие-то властные органы им не занимаются.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости