Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Об исключении процессов из сферы технического регулирования. Краткий анализ аргументации, законопроектных предложений и последствий их принятия

Одна из главных тем ревизии ФЗ «О техническом регулировании» (далее – Закон) – радикальное ограничение реформы нормами, связанными с продукцией, и выведение из нее безопасности производства (процессов). Идея впервые была оглашена Ростехрегулированием около 2-х лет назад, однако в силу слабости позиции на Правительственную комиссию ни разу не выносилась, позднее была подана как инициатива РСПП. Поправки внесены группой депутатов (№274315-4).

Анализ поправок и сопроводительных документов показал следующее:

- обоснование поправок построено на вымышленных либо гипертрофированных проблемах, на ложной информации о положениях Закона и международных соглашений, об отечественном и мировом опыте;

- не просчитаны либо скрыты реальные последствия для развития экономики и техники, условий ведения бизнеса, борьбы с коррупцией и т.п.;

- предложенные формулировки заужены, поскольку заимствованы из торговых соглашений, они допускают произвольные толкования, вносят внутренне противоречия в Закон, чреваты множественными правовыми коллизиями.

Таким образом, данное предложение концептуально несостоятельно. Оно неправомерно ограничивает предмет технического регулирования, полностью останавливает реализацию реформы в отношении производственных процессов и приостанавливает ее в отношении продукции.

Постановка проблемы основана на ложных данных:

1) Вопреки информации, направляемой авторами ревизии реформы в органы власти, действующая редакция Закона отнюдь не распространяет сферу его действия на социально-экономические, медицинские, лечебно-профилактические и т.п. аспекты охраны труда. В Законе дан закрытый перечень процессов, ничего подобного не предусматривающий; термин «охрана труда» не употребляется. Какие-либо реальные коллизии, требующие правки Закона, не наблюдались.

2) Утверждения, что регулирование процессов противоречит международным обязательствам России, ложны. В международных торговых соглашениях специально оговаривается, что они не ограничивают прав стран-участниц регулировать безопасность производства, а данные в них определения регламентов применяются исключительно в целях данных соглашений. Примеры арбитражных процессов, приводимые авторами ревизии реформы, заведомо некорректны: ВТО в национальные нормы принципиально не вмешивается, вопросы возникают только при создании реальных барьеров в торговле, а вовсе не из-за включения таким норм в регламенты.

3) Также ложны утверждения, что включение безопасности в регламенты создает новые административные барьеры. Такого рода барьеры уже заданы действующей нормативной базой и продолжают наращиваться ведомствами. Закон вводит механизм кардинального сокращения массива обязательных требований за счет прекращения ведомственного нормотворчества и перевода конкретных технологических решений в добровольную сферу.

Изъятие процессов противоречит принципам построения отечественной и зарубежных систем технического регулирования:

1) В России сложилась и действует единая система, в которой требования к продукции и процессам содержатся во взаимоувязанных нормативных актах (ГОСТах, СанПиНах, СНиПах и пр.), вводились и контролируются одними и теми же органами. Разделить регулирование безопасности продукции и производственных процессов невозможно ни теоретически, ни юридически, ни практически. Часто это просто одни и те же нормы (уровень шума 80 децибел в метре от станка – требование к станку как к продукции; те же 80 децибел в центре цеха – требование к организации процесса). 2) В мировой практике регулирование продукции и процессов непосредственно взаимоувязано и осуществляется законодательными актами (международными и национальными). Правила по применению евродиректив даны в одном Руководстве по применению директив Нового Подхода. Изъятие процессов из реформы сделает Россию уникальной страной, в которой безопасность производства по надуманным причинам отделена от безопасности продукции и оставлена под юрисдикцией ведомств.

3) Формулировка «требования к продукции и связанным с ними процессам» заимствована из международного торгового соглашения, ориентированного исключительно на перемещение товаров. Поскольку Россия – суверенная страна, а не международная торговая организация, такое определение в принципе не может исчерпывать целей и содержания национальной системы техрегулирования. При этом проигнорировано определение технического регламента из Руководства ИСО/МЭК 2, которое не ограничено целями торговли и, соответственно, требованиями, увязанными только с продукцией. Попытка построить всю систему технического регулирования в стране по модели международного торгового соглашения является грубой ошибкой.

Не просчитаны либо замалчиваются истинные последствия предлагаемого решения:

1) Предложенная схема выводит из сферы технического регулирования не только охрану труда, но и все прочие процессы, не связанные с конечными параметрами продукции. Это неизбежно создает провалы в обеспечении устойчивости функционирования сложных систем, безопасности работ, услуг и пр. Не будут обеспечены такие цели технического регулирования, как безопасность имущества, третьих лиц, среды. Из единой системы выпадут важнейшие области техрегулирования (промышленная безопасность, пожарная и санитарно-гигиеническая безопасность на производстве, утилизация отходов), а также ряд бюджетообразующих и наиболее критичных в плане техрегулирования отраслей (нефтегазовый комплекс, энергетика, связь, транспорт, металлургия, горнодобывающая промышленность и пр.).

2) Реформа еще более замедлится возвратом внесенных проектов, пересмотром программных и методических документов. Она будет остановлена в отношении процессов и приостановлена в отношении продукции.

3) В регулировании продукции и процессов полностью идентичны как пороки существующей системы, так и основные принципы ее реформирования. Выведение процессов из реформы прекратит в отношении процессов действие основных принципов Закона: прекращение ведомственного нормотворчества, перевод детализированных технологических решений в добровольную сферу, запреты на внебюджетное финансирование надзора, дублирование деятельности контрольно-надзорных органов, совмещение функций по аккредитации и оценке соответствия и т.д.

4) Сдерживание реформы сохраняет барьеры повышения конкурентоспособности, экономического роста и инновационного развития, формирования правовых отношений и борьбы с коррупцией. Это в равной мере относится к регулированию как продукции, так и процессов. Для возобновления реформы в отношении процессов потребуется срочное принятие для процессов отдельного закона, почти текстуально повторяющего закон «О техническом регулировании», а затем ряда актов, идентичных техническим регламентам. Либо – отмена поправок.

5) Исключение процессов делает реформу половинчатой, ведет к разочарованию в ней основной части бизнеса, испытывающего в отношении процессов административный прессинг, ничуть не меньший, чем в отношении продукции. Импульсивные и необоснованные действия отрицательно скажутся на репутации власти в глазах российской и мировой общественности. Принятие радикальных решений на основании искаженной трактовки арбитражных прецедентов продемонстрирует непонимание Россией отношений в ВТО накануне присоединения.

Анализ проведен Национальным институтом технического регулирования (НИТР) при участии Фонда поддержки законодательных инициатив, Института промышленного развития, а также ряда инициативных групп, созданных предпринимательским и экспертным сообществом в целях разработки технических регламентов.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости