Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Программы содействия занятости в России: оценка эффективности

Файлы

(Из материалов VII международной научной конференции
"Модернизация экономики и государство", 4 - 6 апреля 2006 г.)


Устойчиво высокий уровень безработицы привлекает внимание к активным программам содействия занятости населения (АПЗ) как инструменту сокращения безработицы. Более того, стабильный экономический рост требует эффективной системы переподготовки, определенная часть которой осуществляется через программы государственной службы занятости. Ожидаемое усиление открытости российской экономики очевидно приведет к изменению структуры экономики, и структуры спроса на труд в частности, что может иметь краткосрочные негативные последствия. Оценка размеров таких последствий предполагает оценку эффективности активных программ содействия занятости, в том числе государственных.

Эффекты активных программ содействия занятости (АПЗ) широко анализируются в развитых странах и во многих странах Центральной и Восточной Европы (Heckman, Ichimura and Todd (1997), Kluve, Lehmann and Schmidt (1999, 2002), Lechner (2000)). Немногое, однако, известно про эффективность АПЗ в России и в Румынии (Ахмедов и др. (2003), Ниворожкина (2003), Benus (2002)).

Необходимо отметить, что оценка эффективности государственных программ рассматривается как важнейшая часть механизма обеспечения эффективного размещения ресурсов в большинстве развитых стран. Важность такого рода исследований все больше признается в странах с переходными экономиками. Наши исследования, кратко описанные ниже, затрагивают вопросы оценки эффективности активных программ содействия занятости в России и Румынии. Первая работа посвящена исследованию эффекта программ социальной адаптации и программы общественных работ в двух российских регионах, а вторая – оценке эффективности программы переобучения в России (два региона) и Румынии. Мы надеемся, что предпринятые нами исследования послужат примером анализа, использующего современные подходы, а их результаты будут способствовать оживлению дискуссии как о результативности государственных программ в целом, так и о роли и формах государственного регулирования на рынке труда.


1. Активные программы содействия занятости: региональная интерпретация определяет эффективность1?

Мы оценили эффект воздействия АПЗ на вероятность трудоустройства, используя индивидуальные данные из регистра Федеральной государственной службы занятости населения двух российских регионов: регион 1 (1996-2000 гг.) и регион 2 (199-2001 гг.). При этом использовалась информация о вовлеченности зарегистрированных безработных в программы социальной адаптации (Новый старт и Клуб ищущих работу), профессиональной ориентации и общественных работ.

Мы оценили общий и групповые эффекты воздействия вышеперечисленных программ, используя неэкспериментальный метод прямого подбора контрольных групп (exact matching). Было рассмотрено два случая: первый - предполагая, что первая программа, в которой участвовал безработный, повлияла на его шансы трудоустройства, а все последующие не повлияли; второй – допуская, что участие в каждой из программ оказало влияние, и потому необходимо рассмотреть последовательность программ.

Мы предложили метод построения контрольных групп, позволяющий использовать преимущества «длительной» (survival) природы используемых административных данных, погашая при этом информационные недостатки таких данных. Для построения контрольной группы, для каждого участника программы мы подобрали тех, кто не участвовал в программе, но имеет такие же характеристики: возраст, образование, семейное положение, трудовая история до эпизода безработицы, район проживания, время вхождение в регистр (год), сопоставимость «до-программного» эпизода безработицы. Трудовая история до эпизода безработицы, доступная в базе данных, это информация о статусе человека на рынке труда в период, предшествовавший безработице: вне рабочей силы (длительно не работавшие и никогда не работавшие) и занятые (те, кто попал под сокращение/ликвидацию, и те, кто потерял работу по иным причинам). Различия в местожительстве были учтены для Региона 1.

Как выяснилось, участие во всех четырех вышеупомянутых программах в Регионе 1 увеличивает эпизод безработицы, причем величина эффекта варьируется от 2 до 4 месяцев в зависимости от программы. Результаты анализа по Региону2 разительно отличаются от Региона 1. Все программы (за исключением программы психологической поддержки) по крайней мере не удлиняют пребывание в безработице, а некоторые программы помогают быстрее выйти из безработицы. Более того, величина эффектов от участия в программах исчисляется неделями, а не месяцами, как в первом случае.

Разложение средних эффектов на составляющие для отдельных подгрупп участников, в частности, для отдельных возрастных, образовательных и статусных подгрупп, показывает, что программы относительно лучше воздействуют на высвобожденных в связи с сокращением/ликвидацией предприятия, и зачастую, на людей со средним профессиональным и высшим образованием. Эффект участия в программах в среднем лучше для женщин.

При рассмотрении последовательностей программ, в которых принимали участие безработные, выяснилось, что средний эффект участия в программах в Регионе 1 остается отрицательным (т.е. участие в программах удлиняет эпизод безработицы) в большинстве случаев, тогда как он положителен или незначим во втором регионе.

Выявленные нами существенные различия между регионами вряд ли можно объяснить только различиями в структуре экономик двух регионов. Мы полагаем, что эти различия во многом объясняются институциональными различиями: в двух регионах наблюдается значительные расхождения в интерпретации роли ФГСЗН в регионе, что в свою очередь сказалось на отборе участников программ. В частности, в Регионе 1 скорее всего превалирует видение роли ФГСЗН как социального института, призванного помочь ослабленным категориям потенциальных2 участников рынка труда. В Регионе 2 скорее считают, что основная роль ФГСЗН – это обеспечение эффективного посредничества на рынке труда между теми, кто ищет работу, и теми, кто ее предоставляет. Как результат, в одном регионе для участия в рассматриваемых программах отбирают социально слабых, что зачастую означает людей с меньшей мотивацией к трудоустройству и другими невыгодными с точки зрения рынка труда ненаблюдаемыми характеристиками, тогда как в другом стараются отобрать тех, кому участие в программе способно повысить шансы трудоустройства.

Такая картина вырисовывается при сравнении распределений эпизодов безработицы участников программ в двух регионах. …

Необходимо отметить, что «отрицательный» результат для некоторых программ не следует интерпретировать как аргумент для их закрытия, поскольку ни механизм отбора для участия в программах, ни содержание самих программ на данном этапе не могут быть названы сильными. 


Полная версия доклада в приложенном файле (doc-формат, архив rar).


1 Основано на работе Ахмед Ахмедов (ЦЭФИР), Ирина Денисова (ЦЭФИР) и Марина Карцева (ЦЭФИР) «Активные программы содействия занятости: региональная интерпретация определяет эффективность?» - Препринт ЦЭФИР

2 До 30% тех, кому присваивается статус безработного, на самом деле не относятся к экономически активному населению (рабочей силе), и тем самым не должны бы иметь этот статус. Присвоение статуса в этом случае происходит либо из-за того, что доказать обратное слишком дорого, либо по мотивам социальной поддержки слабых групп населения.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости