Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Малое предпринимательство Красноярья: проблемы поддержки, налогообложения

Красноярск, 2004

Автор: Янкина И.А.

Красноярский государственный торгово-экономический институт

Общие для всего сектора малого предпринимательства в России проблемы могут по-разному, с различной остротой проявляться в регионах страны, где наличествуют неодинаковые экономические, политические и организационно-методические предпосылки деятельности субъектов сектора, о котором идет речь. Как следствие, в 1998 г. численность работающих на московских малых предприятиях сократилась на треть, объем производства товаров и услуг – на 40 %, а совокупный убыток в 1,3 раза превысил прибыль, полученную в 1997 г. “На периферии” же негативное влияние кризиса проявилось не столь отчетливо.

Законодательство предоставляет региональным властям фактически полную свободу в регулировании ряда важных аспектов деятельности малого бизнеса. В частности, в дополнение к приоритетам, установленным на федеральном уровне, регионы вправе определять собственные отраслевые приоритеты в его развитии. Кроме того, они правомочны создавать соответствующие специальные фонды, изыскивая дополнительные источники финансирования. В качестве меры поддержки малого предпринимательства региональные власти также могут привлекать его субъектов к участию в региональных госзаказах, тем самым, обеспечивая дополнительные возможности сбыта. Наконец, у субъектов РФ остается такой эффективный инструмент стимулирования предпринимательской активности, как корректировка ставок некоторых федеральных налогов, установление ставок и льгот по субфедеральным, включая местные, налогам.

С принятием 24 июля 2002 г. Федерального закона “О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации, а также о признании утратившим силу отдельных актов законодательства Российской Федерации о налогах и сборах”. Он дополнил вторую часть налогового кодекса РФ главами 26.2 и 26.3, которые установили с 1 января 2003г. новый порядок применения как упрощенной системы налогообложения (УСН), так и системы налогообложения в виде единого налога на вмененный доход (ЕНВД). Прежде всего, сокращен список видов деятельности, при осуществлении которых обязательна уплата ЕНВД. Далее, перечень налогов, от уплаты которых налогоплательщик освобождается при применении ЕНВД, теперь аналогичен соответствующему перечню для налогоплательщиков, применяющих УСН, и значение показателя базовой доходности регламентируется непосредственно Налоговым кодексом РФ, а не законодательными актами субъектов РФ (как было ранее). Органы законодательной власти этих субъектов ныне вправе устанавливать лишь один из трех корректирующих коэффициентов базовой доходности, тогда как ранее они могли устанавливать неограниченное количество таковых. Два остальных корректирующих коэффициента являются принципиально новыми: один из них учитывает совокупность особенностей ведения предпринимательской деятельности в различных муниципальных образованиях и рассчитывается на основе кадастровой стоимости земли по месту осуществления деятельности налогоплательщика, другой служит дефлятором и соответствует индексу изменения потребительских цен.

Для тех малых предприятий, которые не являются плательщиками единого налога, могут устанавливаться (хотя и с некоторыми оговорками) преференции по налогу на прибыль в части, поступающей в региональный и местный бюджеты. Кроме того, согласно Федеральному закону “О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации”, регионы вправе законодательно устанавливать льготы по налогообложению фондов поддержки малого предпринимательства, инвестиционных и лизинговых компаний, кредитных и страховых, а также других организаций, создаваемых в целях выполнения работ для субъектов малого предпринимательства.

Фактически все проблемы развития российского малого предпринимательства как такового проявляются в регионах России с разной степенью остроты в значительной мере именно в связи с действиями региональных властей. Однако следует иметь в виду и фактор специфики географических и экономико-географических параметров. К примеру, в Красноярском крае сегодня все более значимой становится проблема информационного обеспечения деятельности малых предприятий, а возможности развития телекоммуникационной инфраструктуры и мера доступа хозяйствующих субъектов к современным сетям связи, в том числе и интернетовской, ныне в значительной мере определяются степенью удаленности от центра страны. Информационное их неравенство очевидно: более половины трафика в сети “Интернет” приходится на Москву (около 50 %) и Санкт-Петербург (15 %), тогда как соответствующая доля Красноярского края не превышает 1 %. Ясно также, что для удаленных от центра регионов более затруднительно участие в крупных тематических предпринимательских конференциях и выставках-ярмарках, как правило, организуемых в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах европейской России. Между тем участие в таких мероприятиях, с одной стороны, позволяет предпринимателям получать необходимую информацию о существующих механизмах господдержки, изменениях в правовой базе и т.п. С другой стороны, это – один из наиболее действенных механизмов привлечения инвесторов, а также выхода на внешние рынки. Таким образом, малые предприятия, расположенные в Красноярском крае, способны менее эффективно решать проблемы информационного обеспечения, привлечения инвестиций и развития внешнеэкономической активности.

Отсутствие официальных статистических данных о размерах поступлений от разных систем налогообложения, равно как и о сравнительных параметрах оборота и доходности предприятий, перешедших на эти системы, не позволяет дать оценку номинальной налоговой нагрузки на малые предприятия Красноярья, и уж тем более сравнить ее с нагрузкой на средний и крупный бизнес. Самая высокая (в среднем) налоговая нагрузка отмечена в Москве – 55 %, что существенно больше, чем в следующей за ней Чувашии – 35,5 %. В остальных регионах нагрузка была еще ниже. Минимальное ее значение (около 20 %) наблюдалось в Томской области, причем в 1999-2001 гг. оно оставалось практически неизменным. В Красноярском крае опрашивались 73 руководителя предприятий, причем была обеспечена принципиальная структурно-отраслевая репрезентативность выборки: среди фирм-участниц превалировали торгово-закупочные (51%) и специализирующиеся на переработке, а также на переработке и реализации сельскохозяйственной продукции (20%); в числе аутсайдеров по представительской доле оказались строительные предприятия (2%). Предпринимателям прежде всего был задан вопрос о видах административных барьеров на территории края. Около 70% респондентов, причем представляющих и материальное производство, и непроизводственную сферу, указали факт их существования, причем 41% из этого числа указали на невозможность получить бюджетную компенсацию за продажу товаров и предоставление услуг по льготируемым категориям потребителей.

Среди иных барьеров опрошенные называли: необходимость оплачивать нужные предпринимателям действия, которые государство обязано осуществлять бесплатно (налицо факты вымогательства со стороны органов санэпиднадзора, пожарной службы, земельного комитета, регистрационной палаты, учреждения регистрации прав на недвижимость, и т.п.); ухудшающую положение малых предприятий трактовку региональными властями ряда положений федерального налогового законодательства; принудительные сборы средств на решение социальных вопросов; ограничение на свободное межрегиональное перемещение рабочей силы. Абсолютно все опрошенные протестуют против сложной искусственной процедурно запутанной, длительной и дорогостоящей системы оформления лицензий: перечень документов, представляемых для их получения доходит до 80-100 позиций! Многие респонденты отметили невозможность получения муниципальных заказов, а также выделили некоторые другие конкретные “барьерные” сюжеты, среди которых, например, следующие: администрация не регулирует цену на аренду рабочих мест, что создает представителям малого бизнеса дополнительные сложности при внезапном увеличении арендной платы; органы исполнительной власти не защищают интересы работодателя.

Однако, анализ частных проблем малого предпринимательства это лишь “верхушка айсберга”. Необходимо остановиться и на невидимой, значительной части так называемого айсберга общероссийских проблем, решение которых в каждом отдельном регионе невозможно.

Глубинные причины неразвитости экономики малых предприятий связаны с кризисом, последовавшим за разрушением Советского Союза. Он привел к резкому сокращению ВВП, большому инвестиционному спаду и быстрому снижению жизненного уровня большинства граждан при формировании криминально-бюрократических капиталистических отношений.

Сложившееся кризисное положение в России до сих пор вызывает разноречивые дискуссии о стратегических направлениях дальнейшего развития страны. Полагаем, следует выделить два основных подхода:

  • сторонники одного из них отрицают позитивный характер реформ и полагают возможным прорыв по пути, отличному от эволюционного;
  • приверженцы другого в той или иной мере выступают сторонниками развития экономики на основе усвоения международных ценностей.

Первый подход представляется нам негативным. Его сторонники, в большей части абстрактные теоретики, не могут в нынешней ситуации отрицать достижений развитых стран и основывают свои концепции на желательности прорыва российского общества к “неоиндустриализму”. Малое предпринимательство возможно лишь при наличии мощного научного и интеллектуального потенциала, существования серьезной технологической базы и востребованности квалифицированного труда. Разберемся: а в современной России существуют ли эти условия? Если в США в 1995 г. неквалифицированные работники составляли не более 2,5% рабочей силы, то в России их доля не опускается ниже 25%; доля расходов на образование в бюджете США (превосходящем российский в 20 раз) превышает отечественный показатель в 2,5 раза. Количество малообеспеченных граждан выросло за годы реформ в 30 раз, а доля лиц, получающих доходы ниже прожиточного минимума, достигает 36% населения. В подобных условиях страна нуждается, в первую очередь, в воссоздании своего индустриального потенциала и решении самых насущных социальных проблем.

Второй подход заслуживает внимательного рассмотрения, так как необходимо иметь в виду изложенный выше анализ мирового развития за последние десятилетия и вытекающие из него выводы. Россия существенно отличается от восточно-азиатских стран 70 - 80-х гг.

С одной стороны, она представляет собой комплексную хозяйственную систему, обладающую пусть и устаревшим, но все же достаточно универсальным производственным потенциалом. Уровень потребления и емкость внутреннего рынка, особенно в области высококачественных товаров и высоких технологий, сохраняются весьма значительными; уже то, что импортные товары по ряду позиций обеспечивали в 2000-2002 гг. не более 30% розничного товарооборота, показывает степень развитости внутреннего рынка и его возможности, немалый вклад в это соотношение малого предпринимательства. Кроме того, квалификация рабочей силы также существенно выше, нежели в большинстве азиатских государств в годы, предшествовавшие их “большому скачку”. Все это, а также, естественно, дешевизна рабочей силы и основных сырьевых товаров создают хорошие предпосылки для развития малого предпринимательства.

С другой стороны, совершенно очевидно, что годы реформ подорвали производственный потенциал экономики. И определяющим препятствием на пути его восстановления и развития является дефицит внутренних инвестиционных ресурсов. За годы реформ доля сбережений в личном доходе снизилась с 20-25% до 5-7%; в производственном секторе отмечается отрицательная чистая доля накопления, валовые же инвестиции в основной капитал составляли в 2002 г. в сопоставимых ценах лишь 17% от уровня 1990 г. Инвестиционная программа, в том числе и на расвитие малого предпринимательства, проводившаяся за счет государственного бюджета, практически была свернута, а бюджетные средства переориентированы на оплату внешнего долга, финансирование региональных конфликтов. Накануне кризиса 1998 г. только на обслуживание внутреннего долга ежемесячно уходило в 1,4 раза больше собираемых доходов государственного бюджета.

Оценивая глубинные проблемы развития малого предпринимательства, российского экономического роста, следует остановиться и на утечке капиталов. Наиболее реалистичные оценки свидетельствуют о том, что за годы реформ из страны ушло от 120 до 165 млрд. долл., причем большая часть вывезена нелегально и, таким образом, в отличие от экспорта капитала в цивилизованном мире, не работает на национальную экономику. И это вряд ли может быть преодолено до тех пор, пока “теневая” экономика контролирует, по разным данным, от 23 до 60% ВВП. Мощный “насос” обескровил и финансирование мероприятий по развитию малого предпринимательства.

Отечественное малое предпринимательство пока не оправдало возлагавшихся на него надежд как на “локомотив” индивидуально-капиталистической инициативы. На деле “локомотив” оказался маломощным, а сама инициатива – не ориентированной ни на капитализацию доходов, ни на кооперации действий (в том числе на интеграции с крупнокорпоративными структурами). Как и в отношении реализации потенциала других видов предпринимательской инициативы, здесь нужны целенаправленная, длительная и кропотливая созидательная работа всех ветвей и уровней власти, тщательно выстраивание адекватной, балансирующей разнонаправленные интересы, экономической политики.


Информация представлена порталом Международной научно-практической конференции "Тoргово-экономические проблемы регионального бизнес-пространства"

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости