Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Тезисы выступления министра экономического развития Российской Федерации Э.С. Набиуллиной на II Всероссийском форуме промышленников и предпринимателей «Стратегии бизнеса. Стратегии власти», 15 апреля 2009 г.

Уважаемые коллеги!

Сегодня в Государственной Думе одновременно рассматривается во втором и третьем чтении проект федерального бюджета и антикризисная программа правительства. То есть, сегодня должны быть одобрены основные документы, определяющие нашу политику на 2009 год.

Проект антикризисной программы широко обсуждался в обществе – с профсоюзами, с экспертами, с губернаторами – в каждом из семи федеральных округов, и, конечно, с бизнесом, в том числе с РСПП.

Вопросы к представителям государства от бизнеса типичны. Считаю правильным еще раз прояснить позицию по наиболее важным из них.

Первое – недоступность или дороговизна кредитного ресурса в экономике. Объяснять высокие процентные ставки лишь высокой инфляцией не совсем корректно. В прошлом году инфляция была примерно на том же уровне, что и сейчас, но ставки были гораздо ниже. И дело не только в ставке рефинансирования, в ее связи с инфляцией, хотя именно ставка рефинансирования стала мишенью критики. У нас выросла «маржа на риск», дельта между ставкой кредитования и ставкой рефинансирования увеличилась.

Другие причины – кризис доверия в экономике в целом, и в банковской системе в частности. Неопределенность перспектив спроса на продукцию предприятий, снижение стоимости залоговых активов.

Решений, которые мы приняли - субсидирование процентных ставок, госгарантии - пока недостаточно. Сейчас в Правительстве рассматриваются дополнительные варианты решений, способных повысить доступность кредитования – в ближайшее время мы готовы будем обсудить их с бизнесом.


Второе - политика государства в отношении тарифов естественных монополий. Правительство приняло решение о меньшей, чем планировалось индексации тарифов с 1 января 2009 года. Но все-таки индексация была проведена. Почему?

Во-первых, в целях поддержания инвестиционных программ естественных монополий, которые создают мультипликативный спрос в национальной промышленности и строительстве.

Во-вторых, мы должны быть менее ресурсоемкими - это касается газа, электроэнергии, где уровень потребления очень высок. В этом году любые решения в тарифной сфере будем принимать только по итогам реализации естественными монополиями программ по повышению эффективности расходов. Мы требуем снижения издержек в частном секторе при оказании государственной поддержки, а в отношении естественных монополий будем подходить еще жестче.

Третье – налоговое бремя. Председатель Правительства в своих публичных выступлениях неоднократно говорил о недопустимости увеличения налоговой нагрузки на бизнес в кризис. В связи с этим было перенесено решении об увеличении нагрузки на фонд оплаты труда в связи с пенсионной реформой.

Одновременно мы должны реализовать точечные меры налоговой политики по налоговому стимулированию модернизации.

В частности, считаем необходимым:

- увеличить размера предельной величины процентов, признаваемых расходом для целей уплаты налога на прибыль организаций

- разрешить учет расходов на создание социальной и инженерной инфраструктуры при осуществлении инвестиционных проектов

- увеличить до 50% амортизационную премию

- временно принять решение о полном освобождении авансов от НДС.

Чуть позже необходимо будет вернуться к вопросу снижения ставки НДС.


Четвертое – вопросы занятости и повышения производительности труда. Бизнес в ходе обсуждения часто упрекал нас в том, что мы даем сигналы региональным властям о необходимости введения фактического запрета на увольнения с предприятий. В регионах таких факты, безусловно, есть. Отдельные субъекты Федерации даже сформулировали предложения в антикризисную программу о необходимости внесения в Кодекс об административных правонарушениях нового состава правонарушения в виде увольнения работника «без уважительной причины» с установлением по нему штрафов для предприятий.

Политика занятости должна быть сфокусирована на реализацию совместно с бизнесом мероприятий по опережающему переобучению, переквалификации, на контроль за соблюдением трудового законодательства, на содействие в максимально быстром поиске безработными новой работы. Занятость – ключевая для нас проблема, ее следует решать ее совместно с бизнесом и в целях, в том числе, повышения эффективности самого бизнеса. Поэтому в антикризисной программе мы постарались сформулировать положения по нашей политике в сфере занятости как можно более четко и однозначно.


Пятое – прозрачность поддержки государством предприятий. При выделении любой поддержки есть риски. Риски коррупции, создания неравных условий конкуренции. До кризиса эти риски были причиной фактического отсутствия индивидуальной поддержки - и тогда это было правильно.

Сегодня мы не можем не оказывать поддержки компаниям – прежде всего по социальным причинам, и нам нужно минимизировать возникающие риски. Главным способом является прозрачность. Мы стараемся, чтобы принятие решений о поддержке той или иной компании было публичным, обоснованным, понятным для остального бизнеса и населения. Поддержка компаний при этом обусловлена повышением их прозрачности, а также необходимостью формирования ими не только антикризисной программы, но и программы развития, принятием ограничений по выплатам премий менеджменту и других ограничений. Более того, предприятия будут отчитываться об эффективности использовании средств господдержки.

В то же время, и многие предприятия говорили об этом в ходе обсуждения антикризисной программы, важно не увлечься «ручным управлением». Нужно продолжать и системные меры, направленные на развитие предпринимательского климата, обеспечение структурных сдвигов в экономике. Кстати, такие же выводы содержаться и в подготовленном РСПП ежегодном докладе о состоянии делового климата.


Наконец, шестое – многие бизнесмены нас откровенно спрашивают: скажите, когда будет достигнуто «дно» кризиса, когда оживится мировой рынок.

Мы видим несколько рисков, от нашей реакции на которые будет в значительной степени зависеть траектория дальнейшей экономической динамики.

Первый риск - продолжение падения инвестиций, что во многом зависит от доступности для предприятий заемного финансирования и своевременности прохождения платежей в экономике. Если кредиты будут стоить столько, сколько они стоят сейчас, если разовьются еще только наметившиеся тенденции роста неплатежей, инвестиционный спрос будет падать.

Это негативный сценарий и для вас, бизнеса, и для правительства. Мы разрабатываем дополнительные меры по снижению стоимости кредита. Соответствующие инструменты есть в ВЭБе. Если они кажутся недостаточно эффективными, давайте вместе думать над их совершенствованием, над созданием новых.

Второй риск – ситуация с потребительским спросом. Спрос начал снижаться, но у нас есть шансы на выправление ситуации. Как за счет снижения нормы сбережений населения (с 10 до 5% от располагаемых доходов), так и за счет возобновления роста потребительского кредитования.

Потребительский спрос – это спрос на вашу продукцию. Поддержка спроса – более эффективный способ помощи бизнесу, чем направление бюджетных средств в конкретные корпорации. Повышением социальных выплат, пособий, пенсий мы уже стимулируем внутренний потребительский спрос. Ввели меры по поддержке автокредитования, лизинга по различным видам машин и оборудования. Готовы подумать над поддержкой спроса на другие товары. Предлагайте новые механизмы – мы готовы их обсуждать и принимать.

Третий риск – насколько быстро предприятия адаптируются к складывающейся ситуации, насколько смогут снизить издержки, повысить эффективность. От этого зависит, будет ли экономика в состоянии начать восстановление, если для этого сформируются благоприятные условия.

И здесь мы готовы вам помогать. Что-то уже сделали – приняли налоговые решения, снизившие в этом году налоговую нагрузку. Несмотря на крайне сложную ситуацию с пенсионной системой, не будем повышать нагрузку на фонд оплаты труда в следующем году. Будем работать над тарифами естественных монополий, снижать административные барьеры. С малым бизнесом мы уже отработали формат взаимодействия по выявлению и снятию таких барьеров. Если у вас есть предложения по аналогичным механизмам – всегда готовы их обсуждать. Готовы работать с вами по решению проблем неэффективной занятости.

Наконец, четвертый риск – «внешний». Большее, чем сейчас прогнозируется, ухудшение ситуации в мировой экономике. В таком случае может продолжиться падение внешнего спроса на наши товары.

Не всеми этими рисками Правительство может управлять в полной мере, но во взаимодействии с бизнесом три первых мы минимизировать в состоянии.

Если мы сможем справиться с этими рисками, если сможем остановить падение потребительского и инвестиционного спроса, снизить стоимость кредита, мы вполне можем рассчитывать на начало оживления в конце этого – начале следующего года.

Еще раз повторю – справиться с этими рисками мы сможем только совместно. В этой ситуации резко вырастает значимость диалога государства с бизнесом. Не только по уже принятым решениям, как это в значительной степени было до сих пор, но и в процессе выработки новых решений. Важный шаг в этом направлении – обсуждение антикризисной программы. Но этот шаг не должен стать последним.

Как можно было бы повысить эффективность взаимодействия бизнеса и государства?

Во-первых – взаимные консультации при разработке нормативных актов в рамках реализации антикризисной программы, а также мониторинг их реализации. Обеспечение действенной обратной связи – одно из условий реализации мер, предпринимаемых Правительством. Думаю, что одним из приоритетных шагов ближайшего будущего станет формирование механизмов регулярных консультаций между федеральными органами исполнительной власти и бизнесом, как в рамках взаимодействия с ведущими объединениями предпринимателей, так и в рамках Совета по конкурентоспособности.

Хорошими площадками для взаимодействия могут стать и наши основные экономические форумы. В первую очередь Санкт-Петербургский, международный формат которого даст возможность обсудить проблемы антикризисной политики и посткризисного восстановления, в том числе, и с участием руководителей других стран, с топ-менеджментом крупнейших зарубежных компаний, лучшими российскими и иностранными экспертами.

Во-вторых – улучшение координации деятельности государства и бизнеса по поддержке выхода российских компаний на внешние рынки. Здесь мы намерены задействовать наряду с финансовыми инструментами поддержки и другие возможности государства - в том числе: содействие бизнесу по линии торгпредств, межправкомиссий, различных политических инструментов двухстороннего и многостороннего сотрудничества. Важным механизмом координации здесь может стать созданный в декабре прошлого года при Минэкономразвития России Совет по внешнеэкономической деятельности, объединяющий ведущие российские компании. В рамках Совета уже сформирован ряд постоянно действующих рабочих групп, и я приглашаю участников сегодняшнего форума к участию в их работе.

И, наконец, в-третьих. Устойчивое экономическое развитие требует не только эффективного, но и транспарентного, прозрачного для общества партнерства государства и бизнеса. Со стороны государства мы работаем и будем продолжать работать над формированием и укреплением институтов такого партнерства.

Социальные комментарии Cackle

Облако тэгов

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости