Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Конкуренция по новым правилам

Антимонопольное законодательство в очередной раз изменилось. Для бизнеса установлены новые правила. Государственный контроль за ограничением конкуренции между предприятиями усилился. Рассмотрим, как это отразится на их деятельности. Ведь даже незначительные на первый взгляд изменения вынуждают компании пересматривать свою стратегию и вносить срочные коррективы во взаимоотношения с партнерами.

  1. Внесены изменения и дополнения в раздел закона о так называемых группах лиц и аффилированных лицах.
    Вопрос аффилированности очень важен. Законом предусмотрены ограничения, налагаемые на сделки, которые заключаются между аффилированными лицами. Например, пристальное внимание уделяется проблемам ценообразования при хозяйственных сделках, заключаемых между аффилированными лицами внутри холдингов. Аффилированность означает возможность физического или юридического лица оказывать влияние на предпринимательскую деятельность компаний или индивидуальных предпринимателей. Установить, являются предприятия аффилированными или нет и попадают ли сделки между ними под действие антимонопольного законодательства, можно, опираясь на понятие “группы лиц”, содержащееся в законе. В данных группах должны иметься какие-то связи между гражданами и юридическими лицами или между несколькими компаниями. Например, генеральный директор образует с управляемой им компанией “группу лиц”, что говорит о наличии между ними аффилированности. Если частный предприниматель является одновременно и собственником акций какой-то фирмы, то и они — “группа лиц”. Подробное и детальное определение сути взаимоотношений между различными субъектами предпринимательской деятельности необходимо прежде всего для антимонопольных и налоговых органов. Установив наличие аффилированных отношений, уполномоченные органы могут начать отслеживать, не нарушают ли частные предприниматели, компании, физические и должностные лица законодательство. Например, какая-то одна, пусть даже и крупная фирма, хоть и не контролирует рынок определенного товара, однако совместно со своими дочерними обществами вполне способна образовать “группу лиц”, которая займет на рынке монопольное положение. Поэтому если физические и юридические лица с точки зрения закона являются аффилированными, им необходимо проводить самый тщательный правовой анализ планируемых действий. Пример Генеральный директор торгового предприятия решил приобрести контрольный пакет акций промышленного комбината. Привлеченный к сделке юрист сообщил, что в собственности комбината находятся довольно крупные активы, поэтому всякий желающий оформить в собственность более 20% голосующих акций должен получить разрешение антимонопольных органов. Глава торгового предприятия решил не заявлять о своих намерениях в государственные органы и попытаться обойти закон. Он разбил приобретаемые акции на несколько частей, оформив их на себя и своих близких родственников: жену и родных брать­ев. Однако при совершении этой сделки предприниматель не учел тот факт, что в отношении покупки акций закон говорит не только об одном лице, но и о “группе лиц”. А близкие родственники приобретателя как раз и образовали эту самую группу. Впоследствии директору пришлось пережить немало неприятных минут, участвуя в возбужденном против него и его родственников административном деле о нарушении антимонопольного законодательства. Деятельность группы компаний потенциально несет в себе риск монополизации рынка. В связи с этим государство проявляет повышенный интерес к подобным образованиям. Например, в соответствии с Законом РФ для приобретения лицом (группой лиц) акций (долей) с правом голоса в уставном капитале хозяйственного общества требуется или уведомление, или предварительное согласие федерального антимонопольного органа, т.к. в этом случае такое лицо (группа лиц) получает право распоряжаться более чем 20% указанных акций (долей). Последние изменения расширяют перечень тех, кто подпадает под определение “группа лиц”. В частности, теперь предусмотрено, что если гражданин работает по трудовому договору в одной компании и одновременно является генеральным директором другой, то указанные предприятия вместе с ним автоматически признаются аффилированными. Кроме того, если физические лица, работающие в некотором юридическом лице, составляют более 50% Cовета директоров или правления другой компании, отношения между этими предприятиями также будут считаться аффилированными. Все эти изменения могут серьезно повлиять на сложившийся во многих холдингах порядок управления дочерними компаниями. Известна практика, когда компания (1) приобретает на чье-то имя (юридического или физического лица) акции другой компании (2). При этом между всеми участниками сделки с юридической точки зрения даже не возникают материнско-дочерние отношения, а следовательно, ни о какой аффилированности речь не идет. На самом деле компания 1 становится по отношению к компании 2 материнским обществом, что не закрепляется документально, но об этом все знают. Подразумевается, что компания 1 должна получить возможность управлять своей фактической “дочкой”. Для эффективного управления и организации постоянного контроля за деятельностью дочерней фирмы менеджеры высшего и среднего звена компании 1 избираются в Совет директоров и/или в правление “дочки” (компании 2). Однако теперь все изменилось, и стоит только провести подобные назначения, как обе компании сразу же станут аффилированными лицами и попадут в поле зрения государственных органов.


  2. Расширяется понятие “злоупотребления доминирующим положением на рынке”.
    Раньше закон запрещал хозяйствующему субъекту, занимающему доминирующее положение, совершать действия, направленные на ограничение конкуренции, если они ущемляли интересы других компаний или физических лиц. Теперь будет караться даже целенаправленное “бездействие”. Пример В небольшом северном городке оптовая торговля свежими овощами и фруктами полностью контролировалась одним частным предпринимателем. Проанализировав ситуацию на рынке, он выяснил, что норму прибыли можно существенно повысить. Для этого всего лишь требуется сократить ввоз товара на 25%. Расчет был прост: возникший дефицит приведет к росту цен. Отлично разбираясь в ситуации и опасаясь санкций со стороны государственных органов, а также “наездов” криминальных структур, предприниматель решил обезопасить себя. У него было заключено несколько договоров на поставку овощей и фруктов с компаниями из Центральной России. Срок действия некоторых из них составлял всего два месяца. В договорах было указано, что они автоматически пролонгируются на новый срок, если предприниматель заранее вносит на счет поставщика предоплату за товар. Поэтому в один прекрасный день предприниматель просто-напросто не произвел очередной платеж по нескольким договорам. В результате их действие закончилось. Разумеется, объемы поставок сразу же сократились, а цены в условиях дефицита выросли. Если раньше за подобные действия антимонопольным органам было крайне трудно привлечь кого-то к административной ответственности, то сейчас это прямо предусмотрено законом. В связи с принятой поправкой подобное бездействие может быть истолковано как “злоупотребление доминирующим положением”. В результате к нарушителю будут применены соответствующие санкции. По какому пути пойдет административная и судебная практика, пока сложно прогнозировать. Ведь в некоторых случаях “бездействие” может быть вызвано объективными причинами. Например, финансовыми затруднениями, возникшими у частных предпринимателей или компаний, или изменением стратегических задач фирмы и перепрофилированием ее деятельности, или намерениями свернуть бизнес в данном регионе. По новому административному кодексу привлекать к ответственности можно только при наличии вины. Доказывать вину теперь обязаны госорганы. Практика прошлых лет показывает, что антимонопольным органам может оказаться сложно правильно применять закон о привлечении лиц к ответственности. Судьи же будут вставать на сторону “нарушителей”, указывая на недопустимость необоснованного привлечения к ответственности юридических лиц и частных предпринимателей. В связи с этим предпринимателям можно порекомендовать только одно: заранее позаботиться о надлежащих доказательствах, подтверждающих отсутствие вины. Например, таким доказательством может стать деловая переписка между двумя компаниями, свидетельствующая о том, что из-за отсутствия финансирования покупатель вынужден отказаться от поставок, либо выписки с банковских счетов за соответствующий период. Или другие документы, такие как решения общего собрания или Советов директоров о том, что компания намерена перепрофилировать производство и в связи с этим сокращает объем выпускаемой продукции.


  3. Дается разъяснение понятий “соглашение” и “согласованные действия”. Необходимость принять эту поправку была продиктована реальными событиями в экономической жизни страны, среди которых и приведенный ниже случай. Пример: в апреле 1999 г. в Санкт-Петербурге произошло резкое (более чем в 2 раза) повышение цен на все виды автомобильного топлива. Это насторожило антимонопольные органы. Чтобы расследовать причины сложившейся кризисной ситуации, был организован оперативный контроль за состоянием данного сегмента рынка. По результатам анализа представленных материалов территориальное управление возбудило дело в отношении 11 хозяйствующих субъектов, действующих на рынке нефтепродуктообеспечения г.Санкт-Петербурга. Антимонопольный орган привлек их к ответственности за совершение “согласованных действий”, последствием которых стало повышение цен. Компании были признаны виновными, их обязали перечислить в бюджет около 10 млн. руб. Нарушители обжаловали это решение в судебном порядке. На судебных заседаниях представители компаний указывали на свое несогласие с формулировкой “согласованные действия”. До недавнего времени закон предоставлял нарушителям ­неплохую возможность уйти от ответственности. Если государственный орган устанавливал факт правонарушения и мог собрать все необходимые доказательства, то при привлечении к ответственности использовалась формулировка: “между компаниями было достигнуто соглашение”. Если же собрать доказательства не удавалось, то применяли понятие “согласованные действия”. Раньше никакие нормативные акты это понятие не раскрывали, что давало возможность попытаться избежать ответственности. Уловка была весьма популярна. Теперь закон прямо предусматривает, что “запрещается заключение договора, иной сделки, соглашения или осуществление согласованных действий хозяйствующими субъектами…”. Как видно, эти два понятия объединены, и сейчас при обжаловании в суде решений антимонопольных органов нарушителям не удастся сыграть на разнице внешне похожих формулировок. А порядок доказывания вины нарушителя и привлечения к ответственности за “соглашение” и “согласованные действия” не будет различаться.


  4. Устанавливаются антимонопольные требования к проведению конкурсов на поставку продукции для нужд государственных и местного самоуправления. Эта статья является новой для антимонопольного законодательства. Она определяет целый круг ограничений на размещение заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для нужд государства при проведении конкурсов. В частности, не допускаются следующие ограничения и привилегии для участников конкурса, которые ранее нередко использовались организаторами:

    • создание преимущественных условий, доступ к конфиденциальной информации, уменьшение платы за участие в конкурсе для отдельных участников;

    • участие в конкурсе его организаторов, их сотрудников и аффилированных лиц;

    • осуществление организатором конкурса координации деятельности участников, в результате которой наблюдается либо может иметь место ограничение конкуренции между участниками конкурса или ущемление интересов его участников;

    • необоснованное ограничение доступа к участию в конкурсе.

    Пример: У всех на слуху история, когда одна из ведущих отечественных нефтяных корпораций была практически за бесценок приобретена компанией, аффилированной с организатором соответствующего конкурса. При этом нескольких потенциальных участников торгов не допустили к аукциону по весьма спорным причинам. Принятые изменения позволят антимонопольным органам более полно контролировать, а при необходимости оперативно вмешиваться в процесс организации торгов. В то же время у проигравшей стороны появится прекрасная возможность с большими основаниями оспаривать результаты торгов. Если, конечно, всплывут факты нарушений и она сообщит о них в установленном порядке (письменно и с отметкой о вручении) антимонопольному органу.



  5. Ограничение использования объектов интеллектуальной собственности.
    Новая редакция закона предусматривает специальные нормы, исключающие деятельность на рынке юридических лиц со сходными фирменными наименованиями. Действия владельца такого товарного знака рассматриваются как акт недобросовестной конкуренции. Антимонопольные ведомства получили право направлять решения в федеральное патентное ведомство для рассмотрения вопроса о законности регистрации средства индивидуализации продукции, выполнения работ, оказания услуг. Патентное ведомство будет обязано рассмотреть вопрос о досрочном прекращении действия регистрации объекта исключительных прав или о признании регистрации этого объекта недействительной.


  6. Изменение порядка доступа к информации сотрудников антимонопольных органов.
    Прежде сотрудники антимонопольного органа пользовались правом беспрепятственного доступа в органы государственной власти и местного самоуправления, коммерческие и некоммерческие организации. Они могли по каждому пустяковому или даже надуманному поводу ознакомиться с самой разнообразной и нередко конфиденциальной информацией лишь на основании письменного запроса. Случалось, компании просто-напросто подкупали сотрудников государственного органа, и те добывали интересующую их информацию о конкурентах. Внесенные изменения устанавливают, что беспрепятственный доступ к информации предоставляется лишь при предъявлении служебного удостоверения и решения руководителя (его заместителя) антимонопольного органа о проведении проверки. Простым сотрудникам антимонопольного ведомства получить такое разрешение от руководителя не просто: формальные поводы и доводы для организации проверки должны быть весомыми. Вероятно, станет трудно проводить “проверку”, а проще говоря, собирать информацию только лишь на основании собственноручно составленных и подписанных запросов.


  7. Внесение изменений в процедуру антимонопольного контроля над созданием, реорганизацией, ликвидацией коммерческих и некоммерческих организаций.
    В результате внесенных поправок произошло следующее:

    • больше не надо получать разрешение антимонопольного органа на создание, слияние и присоединение объединений коммерческих организаций (союзов или ассоциаций);

    • для ликвидации и разделения государственных (муниципальных) унитарных предприятий также не требуется особого разрешения;

    • слияние и присоединение коммерческих организаций по-прежнему контролируется государством, однако существенно поднимается пороговая величина суммарной балансовой стоимости активов для осуществления данного контроля. Чтобы возникла обязанность юридических лиц получать предварительное разрешение от “антимонопольщиков”, она должна превысить 200 тыс. МРОТ по последнему балансу. Разрешение на сделку требуется, если общая стоимость активов участников превышает 20 млн. руб., а не 10 млн. руб., как было раньше. Произошло фактическое снижение уровня контроля, и многие компании получили возможность увеличить легальную стоимость своих активов, не привлекая внимания. Расширился перечень действий, о которых необходимо сообщать в уведомительном порядке в течение 45 дней:

    • создание, слияние и присоединение некоммерчес­ких организаций (ассоциаций, союзов, некоммерческих партнерств), если в их состав входит не менее двух коммерческих компаний;

    • изменение состава участников (членов) некоммерческих организаций (ассоциаций, союзов, некоммерческих партнерств), если в их состав входит не менее двух коммерческих компаний;

    • создание коммерческих организаций, если суммарная стоимость активов учредителей (участников) по последнему балансу превышает 200 тыс. МРОТ, а также слияние и присоединение коммерческих организаций, если суммарная стоимость их активов по последнему балансу превышает 100 тыс. МРОТ.

    Обратим особое внимание на положение, касающееся изменения состава участников некоммерческих организаций. Дело в том, что многие крупные компании стремятся создать ассоциацию или союз, который бы отстаивал их интересы или даже интересы целой отрасли народного хозяйства. Ра­зумеется, текучка в подобных организациях велика: кто-то выбывает из состава членов, кто-то, наоборот, вступает. Теперь о каждом изменении требуется сообщать в антимонопольный орган. Иначе последуют штрафные санкции и принудительная ликвидация объединения.

    До 200 тыс. МРОТ повышается пороговая величина и в случае приобретения акций компании. Стоит ли объяснять значение этой нормы? Пример: Несколько лет назад две группы акционеров попытались аккумулировать в своих руках контрольный пакет акций одного крупного машиностроительного предприятия. При этом под контролем группы “А” сосредоточилось 35% акций, а группы “Б” — 30%. Успешно проведя переговоры с владельцем 10% акций компании, группа “Б” приобрела указанный пакет (все акции покупались на одно юридическое лицо). Благодаря данной сделке ей не только удалось провести своих кандидатов в Совет директоров предприятия, но и избрать подконтрольного себе гендиректора. Казалось бы, группа “Б” фактически получила над компанией полный контроль. Но, как выяснили юристы компании “А”, в ходе приобретения 10%-го пакета акций не был соблюден порядок получения разрешения от антимонопольного органа. Воспользовавшись этим досадным промахом, группа “А” направила письмо в региональное управление МАП РФ, в котором сообщалось о допущенном нарушении. Разумеется, антимонопольное ведомство могло ограничиться лишь небольшим штрафом в адрес нарушителя, однако группа “А” провела грамотную “обработку” чиновников данного ведомства. Следствием стала подача иска от имени государственного органа с требованием признать сделку недействительной. Суд согласился с доводами антимонопольного ведомства, лишив тем самым группу “Б” контроля над предприятием. Указанный же пакет акций был возвращен прежнему владельцу, который в свою очередь продал его, но уже группе “А”. Серьезным нововведением является и обязанность компаний, суммарная стоимость активов которых по последнему балансу превышает 100 тыс. МРОТ, уведомлять антимонопольный орган об избрании физических лиц в исполнительные органы и советы директоров в течение 45 дней с момента такого избрания. На это дополнение следует обратить особое внимание, т.к. оно затрагивает значительную часть отечественных предприятий.

    Информация представлена Смоленским областным порталом деловой информации

Честная конвертация участникам ВЭД
ИССЛЕДОВАНИЕ УРОВНЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ДАВЛЕНИЯ НА БИЗНЕС
БАНКИ И БИЗНЕС. UpGrade 2019 115-ФЗ: риски и решения для бизнеса.
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости