Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Тезисы выступления А.Ю.Чепуренко на семинаре Центра Карнеги 28.10.2003 “Основные направления политики в отношении малого предпринимательства”

  1. Об основных принципах и возможностях государственной политики в отношении малого предпринимательства сказано и написано столько, что возникает чувство неловкости, когда нужно обсуждать эту тему в очередной раз.


  2. Вот уже некоторое время я провожу своеобразное социологическое исследование методом включенного наблюдения: когда в очередной раз присылают просьбу написать что-нибудь на эту тему для еще одного съезда, конференции, круглого стола, заседания правительства и т.п., я нахожу в компьютере какую-нибудь аналогичную резолюцию 5-7-летней давности и с косметической правкой ее посылаю. Обычно очень благодарят, поскольку смотрится она как новая. О чем это говорит? Во-первых, о том, что все или почти все уже сказано и предложено. Во-вторых, о том, что ничего с мертвой точки не сдвигается, поэтому – с небольшими изменениями – все то, что писалось лет 7 тому назад о необходимости прозрачной системы налогообложения или гарантийной поддержки кредитования малого предпринимательства, вполне актуально и сегодня.


  3. Обычно все обсуждения такого рода строятся по схеме: вот что государство сделало (или не сделало) для поддержки малого бизнеса, вот каковы его основные проблемы (рисуется рейтинг трудностей и проблем по данным какого-нибудь очередного обследования), вот что мы предлагаем государству, чтобы эти проблемы и трудности решить. В лучшем случае еще добавляют: поскольку государство нас не слышит, “возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке”. Но за руки почему-то взяться не удается, провести в думу и областные законодательные собрания достаточное число представителей малого предпринимательства не получается, и остается ждать следующего электорального цикла. Все это уже напоминает ритуальные пляски, и по сути часто и является ритуальной пляской, перед тем как в очередной раз попилить более или менее скудные ресурсы, выделяемые на господдержку, или решить какие-то свои статусные задачи – войти в какую-нибудь комиссию и т.п. Хотелось бы сегодня эту схему поломать – тем более, что в обсуждении участвуют все-таки представители экспертного сообщества, а не различного рода профессиональные “поддержанцы” малого предпринимательства.


  4. На самом деле, какие существенные изменения произошли в положении малого предпринимательства за последние примерно 10 лет, если вчитаться в результаты опросов?

    - Совершенно ушло упование на какую-то государственную поддержку, которое было достаточно выражено в первой половине 90-х гг.: научились решать проблемы сами и поняли, что это – единственно возможный путь,

    - Из верхних строк рейтингов ушли финансовые проблемы, туда переместились проблемы, связанные с непрозрачностью налогов (повторю – не столько их высоты, сколько непрозрачности и запутанности налоговой системы), а также с гнетом административно-контрольных процедур.

    Все говорит о том, что малое предпринимательство поняло: его пути-дорожки с корпорацией под названием “российское государство” разошлись, дань платить все равно придется, и нужно искать возможности поторговаться, чтобы эта дань была поменьше, а также чтобы сюзерен, посылающий сборщиков дани, запретил им слишком большую часть ее класть в свои карманы вместо кармана сюзерена.

  5. Как мне представляется, такие надежды на сюзерена иллюзорны – в силу того, что он сам карманы проверять не будет и не может, а пошлет других, которые тоже, того… в общем, получается сказка про белого бычка. Это я имею в виду административную реформу. Прохождение и итоги внедрения пакета по дебюрократизации показали – нельзя влить новое вино в старые мехи. Проблемы малого бизнеса лежат сегодня не в области технологий организации государственного администрирования малого бизнеса, а в области (а) принципов взаимоотношения государства и общества и (б) понимания экономически активными слоями гражданского общества своих ближайших и последующих задач.


  6. Совершенно очевидно – если не из чтения Мансура Олсона, то хотя бы из чисто житейских наблюдений, - что российская бюрократия смогла консолидироваться гораздо быстрее, чем бизнес, в особенности - малый. И дело тут не в особенностях ментальности российских малых предпринимателей, а в особенностях той общественной системы, которая сложилась. Ее отличительными особенностями является значительная доля перераспределения ВВП через бюджеты и отсутствие демократического контроля за властью, что стимулирует ускоренное, опережающее формирование соответствующих групп интересы и рентоориентированное поведение.


  7. При этом такое рентоориентированное поведение наблюдается на уровне государства в целом, на уровне отдельных министерств-корпораций и, наконец, на уровне отдельных чиновников. Мне представляется, что малое предпринимательство может добиться каких-то значимых изменений своего положение, если удастся правильно описать не то общее, что все три этих уровня объединяет, а то различное, что их разъединяет. Потому что только играя на этих различиях, можно чего-то добиться. Апелляции к “государству вообще” наивны и приводят чаще всего к противоположному эффекту


  8. Что же их различает?

    (а) Государство в целом, абстрактно говоря, не против того, чтобы малый бизнес плодился и размножался. Потому что теоретически это приводит в среднесрочной перспективе к росту налогооблагаемой базы, занятости и т.п. замечательным вещам. Государство в целом возражает только против теневой активности малого предпринимательства – потому что снижается налогооблагаемая база. Поскольку МЭРТ функционально более всего сосредоточено на выработке некоторых идеальных целей государственной политики и не имеет никаких специальных рычагов для “доения” малого бизнеса, постольку оно на уровне министерств-корпораций наиболее адекватно отражает эти средневзвешенные государственные цели и интересы в отношении малого бизнеса.

    (б) Министерства-корпорации и функциональные звенья региональных администраций, наделенные правами администрирования и контроля, гораздо менее дружелюбны. В условиях бюджетных ограничений, которые противоречат их потребностям, диктуемым законами Паркинсона, они видят в малом предпринимательстве прежде всего дойную корову. Вопрос для них - лишь в том, как надоить побольше. С этой целью им нужно (1) сопротивляться попыткам благодушествующих реформаторов сократить их соответствующие полномочия, (2) под любым предлогом доказать, напротив, необходимость расширения их полномочий – в том числе, путем перераспределения функций за счет задремавших или ослабевших во внутрибюрократической конкуренции ведомств. Особняком здесь стоит – или лежит – Минфин. Это – ярчайший пример того, как логика жизни и административные сдержки и противовесы переформировывают сознание бывших реформаторов-рыночников.

    (в) Отдельные чиновники, которым хочется кушать. Они заинтересованы не только в том, чтобы существовало как много больше процедур контроля и администрирования, хороших и разных, но чтобы они по возможности были плохо прописаны и противоречили друг другу. В этих условиях они могут легко путать “свою личную шерсть в государственной”. Кроме того, они не очень заинтересованы в наличии публичного контроля за своей деятельностью – отсюда непрописанность регламентов, “засекречивание” любой информации о своей деятельности и т.п.

  9. Как человек их эпохи исторического материализма, я в данной связи вспоминаю рецепт Ленина относительно того, как победившему рабочему классу вести борьбу в деревне. Борьба с кулаком при нейтрализации середняка и опоре на бедняка, говорил он. Полагаю, эта схема может пригодиться – хотя мы не в деревне и малый бизнес отнюдь не победил. Каким образом?


  10. Необходима опора на бедняка, которому нечего терять, т.е. на МЭРТ. Необходимо с ним сотрудничать, что, собственно, ОПОРА России и делает. Но только этого мало.


  11. Необходимо, далее, добиться нейтрализации чиновника. Этого можно добиться, одновременно применяя кнут и пряник. Кнут – в виде присуждения разного рода анти-премий самому могучему строителю барьеров на пути малого предпринимательства, стимулированию (спонсированию) журналистских расследований и проч. Пряник – в виде просчитанного обещания об увеличении размеров официальной зарплаты в случае реализации альтернативной, выдвигаемой бизнес-сообществом политики в отношении малого бизнеса и соответствующей реорганизации всей инфраструктуры поддержки. (Об этом – ниже.)


  12. Необходимо, наконец, вести решительную борьбу с министерствами-корпорациями. Каковы могут быть методы этой борьбы? Прежде всего, организация публичных конкурсов на самое тормозящее развитие малого бизнеса (в регионе, городе, отрасли и т.п.) ведомство – это вполне по силам объединениям малого бизнеса. Это отчасти уже делается ОПОРОЙ в ряде регионов. Но этого мало. Потому что недостаточно колоть глаза – нужно еще разработать альтернативу. С этой целью необходима инвентаризация государственной машины с точки зрения цены и качестве выполняемых ею в отношении малого предпринимательства функций. И выработка предложений по снижению связанных с этим общественных затрат – при направлении полученной экономии на финансирование программ поддержки малого бизнеса.


  13. Кто и как то должен сделать? Мне кажется, инициативу должен взять на себя крупный бизнес. Он вполне может – в лице своих групп интересов – сформулировать внятное техническое задание одному из крупных консалтинговых агентств на разработку бизнес-плана оптимизации подсистемы управления политикой в отношении малого предпринимательства и приватизации этой сферы. Прецеденты есть: помню, лет 7-8 тому назад много шуму наделало аналогичное исследование, выполненное на материалах ФРГ, в ходе которого было выработано много дельных предложений и обнародовано огромная сумма возможной экономии бюджетных средств при передаче соответствующих функций в виде государственного заказа частным управляющим компаниям.


  14. Почему – крупный бизнес? Нечем ему, что ли, заниматься? Крупный бизнес – по следующим причинам. Во-первых, сейчас он озабочен своим имиджем – пора что-то не просто продекларировать, а сделать не для себя любимого, а для экономически активного населения (экономически неактивное население его все равно никогда не полюбит). Во-вторых, если начнется постепенный переход на интенсивный путь развития (а в некоторых крупных российских корпорациях он уже начинается), то нужно будет думать о социальных последствиях – в том числе, о высвобождении работников и т.п. Создать в стране условия для развития малого бизнеса – сложнее, но зато дешевле, чем выплачивать всякие социальные пакеты. В-третьих, крупный бизнес располагает соответствующими аналитическими и лоббистскими возможностями.


  15. Я не питаю иллюзий, что на этом пути “все у нас получится”. Просто других путей и других влиятельных групп интересов, которые могли бы не просто предложить концепцию осмысленной политики в отношении малого предпринимательства, но и добиться ее реализации, в обозримом будущем я в России не усматриваю.
Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости