Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Александр Чепуренко: Малое предпринимательство

В странах мировой "семерки" на долю малого бизнеса приходится от 50 до 62 процентов внутреннего валового продукта! На всех уровнях власти, начиная от правительства и заканчивая местными чиновниками, в развитых странах уделяется огромное внимание развитию и всяческому поощрению предпринимательской деятельности. Вступив на путь экономических преобразований, Россия также заявила о поощрении предпринимательства, но увы, за семнадцать лет "перестраивания" и реформирования дальше номинальных заявлений российский малый бизнес продвинулся незначительно.

Именно малый бизнес способен оптимально справляться с важными задачами экономики государства. Огромные рынки услуг как населению, так и более крупному бизнесу, торговле, малому производству - все эти ниши ждут своих бизнесменов, причем чаще всего ждут безрезультатно.

Сравним данные о развитии малого бизнеса в России и в ряде экономически развитых стран. (смотри таблицу 1). Невзирая на столь плачевные результаты сравнения, российский малый бизнес занял значительное место в экономике государства. На начало 2002 года в Российской Федерации зарегистрировано 5601,9 тысяч субъектов малого предпринимательства, из них: 4496,9 тыс. ПБОЮЛ; 842,9 тыс. малых предприятий; 262,1 тыс. фермерских хозяйств. На начало 2001 года в сфере малого бизнеса было занято около 24% от общей численности занятого населения, что составляет 15 млн. человек. На долю малых предприятий в 2001 году пришлось около десяти процентов всех налоговых поступлений России.

По территории Российской Федерации МП распределены крайне неравномерно. Почти треть из них сосредоточена в последние годы в Центральном районе, причем в Москве - примерно 20-21% всех российских малых предприятий, а в Санкт-Петербурге - 10-12%. Этот факт является самым убедительным свидетельством различия, весьма заметного, в темпах и даже направленности преобразований в экономике между отдельными субъектами Федерации и территориями России.

По основным показателям развития МП, большинство российских регионов находится на крайне низком уровне. Так, почти во всех регионах на тысячу жителей приходится не более 9 малых предприятий. Только в Северо-западном районе этот показатель выше - 16 МП на тысячу жителей, что также недостаточно для создания полноценной конкурентной среды (если исходить из опыта стран Центральной и Восточной Европы). Лишь две российские столицы, Москва и Санкт-Петербург, по плотности распространения МП приближаются к уровню стран, членов ЕС и лидеров рыночной трансформации: Польши, Чехии, Венгрии, где на тысячу жителей приходится от 30 до 50 МП.

Нельзя не видеть очевидного: именно в тех странах Восточной Европы, где малый бизнес расцветает, темпы роста, при всех трудностях трансформационного периода, достаточно высоки и устойчивы, особенно в Польше, что позволяет правительствам этих стран ставить уже не только задачи выживания, но и догоняющего развития за счет иного качества роста и на базе консенсуса в обществе, обеспеченного растущим благосостоянием населения.

Как отмечается в Федеральной программе развития и поддержки малого предпринимательства на 2000-2001 гг., после августа 1998 г. от 25 до 35% МП прекратили свою деятельность. В наиболее сложном положении оказались малые фирмы производственного профиля, не выдержавшие конкуренции с более крупными производителями.

Влияние финансового кризиса на характер и степень остроты проблем текущей деятельности МП видно из данных таблицы 2. Из сопоставления ответов видно, что все проблемы текущей деятельности МП можно разделить на три группы: те, степень остроты которых практически не изменилась (сюда относятся набор квалифицированных кадров, получение лицензии, вымогательство чиновников, нехватка знаний и навыков ведения бизнеса, ведение бухгалтерии, правовая незащищенность); те, степень остроты которых возросла (поиск оборотных средств, привлечение инвестиций, сбыт, уплата налогов, аренда помещения, приобретение оборудования, уплата процентов по кредитам и возврат самих кредитов, приобретение сырья и материалов), и, наконец, проблема, степень остроты которой в результате кризиса снизилась - рэкет (!).

Правовая база развития и налогообложение малого бизнеса

Законодательная база для развития малого предпринимательства на сегодня весьма слаба, неполна и противоречива. Так, по сей день нет некоторых весьма важных законов, таких, например, как закон о кредитных союзах малого бизнеса, или о гарантийных фондах в малом предпринимательстве, или о социальной защите малого предпринимателя (мы не говорим здесь о тех брешах в законодательстве, которые препятствуют развитию любого бизнеса: как крупного, так и малого; в противном случае этому перечню не было бы конца). Сохраняется неурегулированность вопросов, связанных с частной собственностью на землю, которые не позволяют развивать залоговые операции, и отсутствие законодательной базы для развития кредитных союзов МП. Так и не внесен в Думу закон о ремесленничестве, не приняты поправки в указанный выше рамочный закон. Эти законы могли бы конституциировать понятия "микропредприятие", "среднее предприятие".

В целом правовое поле, в котором развивается малое предпринимательство, в России за последние годы существенно изменилось, но не всегда - в лучшую сторону. Большинство новаций было связано с налогообложением малого бизнеса. В частности, введение Налогового кодекса РФ (часть I) с 01.01.99 г. продолжило тенденцию "вымывания" из федерального законодательства льгот и преференций для МП. Провозглашенный принцип "социальной налоговой справедливости" унифицирует налогоплательщиков всех категорий, не подразделяя их на "малые" и "большие" предпринимательские структуры. Статья 56 НК РФ прямо указывает, что "нормы законодательства о налогах и сборах, определяющие основания, порядок и условия применения льгот по налогам и сборам, не могут носить индивидуальный характер". При этом понятие "малое предприятие" как особая категория налогоплательщика в НК РФ не применяется, что фактически снимает саму возможность постановки вопроса о налоговых преференциях и льготах со стороны федеральной власти для малого бизнеса. А в целом
в соответствии с новым Налоговым кодексом предпринимателю придется отдавать с рубля дохода 60 коп. в качестве налогов. Тогда как в тех странах, где малый бизнес гораздо прочнее стоит на ногах - в тех же США или Турции - совокупная доля налоговых изъятий в 1 долл. дохода составляет от 20 до 30 центов!

В связи с введением специальной части НК РФ государство во имя абстрактной налоговой справедливости уравняло всех налогоплательщиков. Но ведь во имя той же социальной справедливости субъектам МП необходимо помочь уравнять свои стартовые позиции на рынке инвестиций и заказов по выгодным ценам со средними и крупными предпринимательскими структурами.

Опыт ЕС, США, Японии показывает, что с момента появления первых законодательных актов о государственной поддержке МП до создания комплексной правовой системы проходит 18-20 лет. Например, в США закон о мелком бизнесе был принят в 1953 г., закон об инвестициях в малую экономику - в 1958 г., а закон о реформе, направленной на развитие возможностей предпринимательства, - только в 1986 г. (правда, в указанные законы постоянно вносились прогрессивные поправки и издавались дополнительные законодательные акты о защите прав и создании условий для развития МП).

Очевидно, настало время разработки и принятия (подобно США) закона о реформе малой экономики в лице субъектов МП, а также изменения форм, методов и условий антикризисного управления государственной поддержкой и развитием малого (а затем и среднего) бизнеса.

На сегодня же законодательство о малом бизнесе в России пока не является надежной правовой базой для его функционирования. К тому же на деле государство в своей реальной политике, а еще больше - в деятельности отдельных представителей государства, наделенных властно-распорядительными функциями, не только нарушает свои обязательства перед МП, но и стремится управлять, диктовать свою волю самостоятельным субъектам рыночной экономики.

Государственное регулирование как барьер на пути МП

Государственное регулирование - необходимый и неизбежный процесс, задачами которого в развитых рыночных экономиках являются поддержание и обеспечение равного доступа субъектов МП к необходимой им инфраструктуре, защита конкуренции от попыток монополизации и защита потребителя от недобросовестных продавцов и поставщиков товаров и услуг. Для того чтобы такое регулирование было эффективным и не сопровождалось отрицательными моментами, необходимо наличие факторов, сдерживающих неизбежные тенденции к бюрократизации всякого государственного регулирования и превращению его из эффективного элемента государственной политики в чиновничью "кормушку".

Внесенный правительством в Думу после ожесточенных подковерных схваток между представителями различных ведомств так называемый антибюрократический пакет Г. Грефа в целом создает предпосылки для значительного сокращения тягот, выпадающих на долю МП, поскольку становится возможной система "единого окна" (когда предприниматель сможет получить весь пакет необходимых разрешений и согласований в одном-единственном ведомстве; плохо только, что этим ведомством окажется фискальное...), а число видов деятельности, подлежащих обязательному лицензированию, сокращается с более чем 2000 до 104, причем региональным и местным органам запрещается устанавливать свои списки лицензируемых видов деятельности. Кроме того, в строгие рамки вводится практика различного рода административных проверок, доставляющая головную боль каждому действующему МП.

Теневая активность малого бизнеса как следствие тягот бытия

Наиболее распространенным ответом малого бизнеса на многочисленные барьеры и препятствия, которые чинят ему власти, является уход в "тень". Обычно под теневой - в отличие от сугубо криминальной - подразумевают деятельность, которая либо не подпадает под действие существующих законов, либо связана с сокрытием оборота или доходов от учета и налогообложения.

Реальных объемов "теневой" экономики в сфере малого предпринимательства не знает никто. РНИСиНП попытался в ходе ряда своих опросов собрать мнения самих малых предпринимателей. Разумеется, отдавая себе отчет в известной - и понятной - приблизительности ответов "экспертов". Однако некоторые осторожные оценки, основываясь на знании ситуации в малом бизнесе "изнутри", все-таки сделать можно. В целом полученные в ходе того же опроса данные свидетельствуют по меньшей мере о следующем:

- реальная численность занятых в малом бизнесе занижена на четверть;

- заработная плата персонала МП занижена на треть;

- оборот МП занижен на 20 - 30%;

- число действующих на рынке фирм занижено официальной отчетностью примерно на 10 - 20%.

По оценкам экспертов, процесс ухода малого бизнеса в теневую экономику нарастал на протяжении всех лет реформ. Если в 1993 г. в "тени" осуществлялась примерно половина хозяйственного оборота МП, то к 1999 г. этот показатель перевалил за 90%.

Что же, по мнению самих предпринимателей, можно и нужно сделать, чтобы малый бизнес смог легализоваться, выйти из "теневой" экономики (смотри таблицу 4)?

Для того чтобы создать условия для выхода МП из "теневой" экономики, необходимо снизить налоговое бремя. Но это нереально в условиях, когда страна балансирует на грани дефолта и в бюджете хронически не хватает средств для финансирования первоочередных расходов. Пересмотреть структуру и порядок взимания платежей и сборов с субъектов МП (имея в виду не только налоговое законодательство, но и подзаконные нормативно-правовые акты федерального правительства и инструкции федеральных ведомств)? Но это едва ли возможно в условиях, когда Налоговый кодекс уже принят, а его общая часть отрицает саму возможность предоставления каких-либо преференций отдельным категориям налогоплательщиков. Перераспределить пропорции налоговых поступлений между центром, регионами и местным самоуправлением в пользу последнего? Едва ли реалистично в нынешних условиях, ибо местное самоуправление в России - под нажимом региональных администраций и при попустительстве федерального центра по-прежнему находится в стадии зарождения и не имеет ни четкой правовой базы, ни традиций.

Может быть, побудить малые фирмы выводить свой оборот из "тени", перенеся центр тяжести социальных налогов и отчислений с предприятий на работников и одновременно снизив совокупные размеры этих отчислений (за счет лучшей собираемости эти потери могли бы быть покрыты)? При этом, разумеется, следовало бы обеспечить ощутимый рост заработной платы. Нет рычагов и политической воли, да и профсоюзы возразят.

Ввести налоговые каникулы по прибыли для стартующих МП, дабы увеличить долю начинающих предпринимателей с ничтожных долей процента до приемлемой величины (а за счет этого несколько ослабить напряжение на рынке труда)? Опять-таки камнем преткновения становится Налоговый кодекс.

А проблемы миллионов индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица - челноков, ремесленников? Как решать их, если законопроект о ремесленничестве уже который год разрабатывается...

Направить, наконец, определенные средства на оживление Федерального фонда поддержки малого предпринимательства за счет "бюджета развития"? Но для этого нужно сначала изменить статус государственных фондов поддержки малого предпринимательства. Кроме того, в условиях хронического недофинансирования бюджетных назначений возросла "жесткость" бюджетной системы. Это вызывает боязнь со стороны государственных фондов поддержки МП и мешает им разрабатывать и применять нестандартные финансовые технологии. Вследствие этого государственные институты кредитно-инвестиционной поддержки МП предлагают мизерный по объему и убогий по ассортименту набор финансовых услуг, хотя и на достаточно выгодных (по сравнению с коммерческими заимодавцами) условиях. Опросы владельцев малых предприятий показывают, что финансовые услуги государства практически незаметны для подавляющей массы субъектов МП, испытывающих острую потребность в заемных ресурсах, а также гарантийно-залоговом обеспечении.

Возможно, необходимо добиваться снижения административных препон на пути малого бизнеса: сокращения перечня лицензируемых видов деятельности, упрощения процедуры регистрации, введения в какие-то рамки вакханалии различного рода "проверок"? Но можно ли всерьез рассчитывать, что мздоимцы, коррупционеры, вымогатели смирятся с утратой гарантированных "левых" доходов? Да и можно ли полагать, что власть, социальной базой которой является только чиновничество, пойдет войной на интересы значительной части этой касты?

Одним словом, вопросов и сомнений возникает слишком много. Пожалуй, сложившаяся более или менее стихийно политика государства в области малого предпринимательства себя исчерпала. А что может прийти ей на смену?

Возможные сценарии развития российского малого бизнеса в обозримой перспективе

По всей видимости, в развитии российского малого бизнеса на ближайшую перспективу возможны три основных сценария: оптимистический, пессимистический и реалистический.

Оптимистический сценарий предполагает, что российское государство, наконец, переходит от обещаний к практическим делам: реальному снижению и упрощению налогообложения малого бизнеса, решительной борьбе с коррупцией (мы имеем в виду не столько репрессии против отдельных чиновников, сколько ликвидацию многочисленных пробелов в законодательстве и всевластия ведомственных инструкций, зачастую полностью извращающих благие намерения законодателей), снижению административных барьеров при входе на рынок (сегодня регистрация нового малого предприятия занимает в среднем около месяца и стоит несколько тысяч долларов). Благодаря укреплению правового режима частной собственности, включая собственность на землю, государство дает возможность малому бизнесу кредитоваться под залог недвижимости. Кроме того, должна прекратиться искусственная поддержка "лежачих" крупных предприятий и их реструктуризация должна проводиться таким образом, чтобы доступ к их активам и площадям для малого бизнеса был возможно более прямым и легким.
Для этого необходимы, помимо политической воли и соответствующих приоритетов в экономической политике, определенные внешние предпосылки: сохранение в среднесрочной перспективе относительно высоких цен на основные экспортные товары России (нефть и газ), перераспределение налоговых поступлений от экспорта на стимулирование несырьевых отраслей и инноваций, минимально благоприятный режим реструктуризации внешних долгов страны.

При этих условиях сектор малого предпринимательства начнет стремительно развиваться; допускаем, что темпы его развития приблизятся к тем, что наблюдались в начале 90-х гг., когда численность МП от года к году примерно удваивалась. Пытаясь оценить возможные масштабы развития малого предпринимательства при максимально благоприятном варианте социально-экономической ситуации в России, мы исходим из следующих гипотез. Во-первых, социологические исследования, проводившиеся в странах с развитой рыночной экономикой, свидетельствуют, что доля потенциальных предпринимателей обычно составляет в обществе около 4-6% от взрослого населения. Аналогичные исследования, проводившиеся в последние годы в России, в целом подтверждают, что таков же порядок этой цифры и в российском обществе. Таким образом, реализация оптимистического сценария могла бы дать осуществить свои предпринимательские наклонности практически всем потенциальным предпринимателям (причем подавляющему большинству из них, разумеется, именно в малом бизнесе) и с
пособствовала бы доведению числа действующих МП до 2,8-3 млн., а численности занятых в малом бизнесе только на постоянной основе при нынешних средних размерах постоянной занятости на малых предприятиях России (7-8 чел.) - до 18-24 млн. человек. Во-вторых, реструктуризация крупных предприятий и санация финансовой системы страны неизбежно приведет к значительному высвобождению рабочей силы. Следовательно, не может не возрасти и численность самозанятых, а также малых предпринимателей "поневоле". Если в конце 90-х гг. их доля среди опрашиваемых МП составляла около 10%, то в таких условиях она неминуемо возрастет и составит еще не менее четверти из числа. Разумеется, возрастет и численность занятых.

Предположительно, в 2005-2006 гг. число зарегистрированных МП в России могло бы составить в первом приближении до 4 млн., численность занятых - до 32-35 млн., а вклад в ВВП увеличиться с нынешних 10-12% как минимум до 35%.

Пессимистический вариант предполагает, что продолжается политика косметического реформирования российской экономики и социальной сферы. При этом лозунги в поддержку малого предпринимательства на деле оборачиваются дальнейшим усилением налогового пресса, вследствие чего малый бизнес все стремительнее переносит свою активность в теневую экономику. Государство реагирует на это усилением репрессий (оборотной стороной чего становится дальнейший расцвет коррупции на низовом уровне), ужесточением регистрационно-лицензионных процедур. В результате малое предпринимательство, конечно, не погибнет вовсе хотя бы в силу того, что крупные предприятия, как государственные, так и квазичастные, не в состоянии поглотить все рабочие руки. В лучшем случае малое предпринимательство продолжит стагнировать примерно на нынешнем уровне, когда число МП во всей России примерно сопоставимо с численностью малых предприятий в одной Варшаве.

Реалистический сценарий - примерно посередине. Государство упрощает налогообложение, но не может его заметно снизить (в силу ли отсутствия политической воли или неблагоприятных внешнеэкономических и макроэкономических условий). Совершенствование законодательства ведется медленно, вяло, чиновничество успевает отреагировать на каждое улучшение закона изощренными подзаконными актами, что в значительной мере нейтрализует положительный эффект законотворчества. Фирму становится легче зарегистрировать, но предпринимателю по-прежнему трудно получить лицензию на ведение определенного вида деятельности. Борьба за Земельный кодекс заканчивается очередной ничьей: частная собственность на землю продекларирована, но механизм ее реализации законодательно не установлен; в результате практически невозможны ни ипотека, ни различные варианты залогового обеспечения кредитов. Государственная политика в отношении малого бизнеса начинает проводиться более решительно и целеустремленно, но носит скорее дирижистский и развращающий характер (малому бизнесу помогают, во-первых, в определенных "приоритетных" сферах, исходя из оценки мудрым чиновничеством федерального и регионального уровня "социальной значимости" определенного вида товаров и услуг; во-вторых, механизмом такой помощи становятся льготные кредиты, выдаваемые напрямую государственными или полугосударственными специализированными кредитными учреждениями за счет бюджетных средств, как это уже отчасти было в 1993-1995 гг.).

При таких условиях возможен вялый рост численности МП и работающих в секторе малого предпринимательства в 1,5-2 раза по сравнению с нынешним скромным уровнем, т.е. до 1,5-2 млн. МП и 12 -15 млн. постоянно занятых, доля же его в ВВП может возрасти до 18-20% и даже в несколько большей мере, поскольку в крупной промышленности, скорее всего, существенного роста наблюдаться не будет.

На каких путях возможен прорыв?

Системная трансформация в России при всех зигзагах, ошибках и проволочках на этом пути все же неотделима от движения к рыночному хозяйству. Следовательно, стратегической целью политики государства должно быть создание рамочных условий, переводящих этот процесс в режим развития на собственной основе, т.е. в режим самовоспроизводства.

Для достижения данной цели экономическая политика государства должна быть, как минимум, нейтральной для формирующихся субъектов рыночной экономики, которые и являются мотором рыночного хозяйства, - частных предпринимателей.

Принципы политики, наилучшим образом обеспечивающей общие условия для развития основанной на частном предпринимательстве рыночной экономики, сформулировал еще в середине прошедшего века немецкий экономист Вальтер Ойкен. Семь принципов хозяйственного порядка, которые он обосновал, размышляя о путях возможного вывода германского общества и экономики из того тупика, в который его загнала тоталитарная система нацистов, при сопоставлении с реалиями экономической политики российского государства последних 8-10 лет наилучшим образом объясняют, насколько благоприятной для развития малого бизнеса как основы рыночной экономики эта политика могла бы быть.

Основной принцип по Ойкену - комплексность механизма регулирования, основанная на понимании взаимозависимости всех экономических явлений и процессов. Критерий того, насколько этот принцип реализуется, - дееспособность механизма конкурентных цен.

Становление механизма конкурентного ценообразования, как показывают приводившиеся выше данные опроса владельцев малых предприятий, в секторе малого бизнеса идет полным ходом. В своем ценообразовании они гораздо больше, чем, например, крупные промышленные предприятия, руководствуются ценами конкурентов и спросом, нежели собственными издержками. Следовательно, содействуя развитию малого предпринимательства, государство способствовало бы укреплению конкурентных начал в экономике в целом. Разве не это является наилучшим показателем успешности рыночных реформ в целом?

Второй важнейших принцип экономической политики, благоприятствующий развитию частного, в том числе малого предпринимательства - принцип валютного стабилизатора, т.е. определенной стабильности стоимости денег.

В условиях высокой инфляции (1992-1995 гг.) предприниматели просто не могли просчитать эффективность инвестиций. Финансовые институты зарабатывали деньги на обслуживании государственных займов и программ, а также на высокодоходных спекулятивных операциях; они были не готовы к тому, чтобы "поднимать" капитал для частнопредпринимательских структур и нести связанные с этим риски. Инфляция в 1996-1997 гг. была приглушена, но не подавлена, а переведена из открытой в скрытую форму (задолженность по зарплате и т.п.). Это со всей очевидностью обнаружилось, когда осенью 1998 г. острейший финансовый кризис отбросил Россию на несколько лет назад с точки зрения развития денежно-финансовой системы. В результате у малых предприятий вновь исчезла возможность просчитывать свои финансовые и инвестиционные действия наперед, резко сократились возможности одних потенциальных инвесторов (банков, населения), в страхе бежали с рынка другие инвесторы (иностранные), до предела сузился горизонт деловой инициативы. Поэтому предсказуемость политики денежных властей и динамики курса национальной валюты (вовсе не обязательно - ее стабильность) являются важным направлением... поддержки малого предпринимательства.

Третий важнейший принцип по Ойкену - открытые рынки. Он означает свободу перелива капитала, товаров и рабочей силы, способствующую созданию подлинно конкурентной среды. Борьба против внутренних границ и таможен, против чиновничьих рогаток и попыток монопольного диктата не требует значительных финансовых затрат, а предполагает только наличие политической воли и слаженность усилий соответствующих ветвей власти и государственнх структур. В то же время такая борьба в условиях России могла бы серьезно улучшить предпринимательский климат для малого бизнеса.

Четвертый принцип прорыночной хозяйственной политики - незыблемость частной собственности. Для малого бизнеса это тем более важно, что в современной экономике классическая частная собственность, не "замутненная" корпоративными и другими коллективными формами, существует только в этом секторе народного хозяйства. Завершившийся в основном к началу 1997 г. этап массовой приватизации способствовал разгосударствлению экономики. И все же говорить о том, что институт частной собственности в России окончательно оформился, пока не приходится. Отсутствует эффективный механизм контроля со стороны собственника за действиями наемных управляющих, нет должной правовой защиты интересов мелких акционеров, целый ряд важнейших ресурсов (например, земля) все еще не является в полной мере предметом частной собственности. Отсюда - невозможность осуществления залога недвижимости, ипотечных операций, сдерживающая развитие кредитного финансирования предпринимательских проектов в реальном секторе.

Это особенно ощутимо влияет на МП, поскольку отсутствие возможности передать в залог или ипотеку имеющиеся в их распоряжении квартиры, автомобили, дачные участки приводит к практическому закрытию для них легальных рынков кредитных ресурсов. Конечно, в одночасье здесь трудно что-либо изменить: законотворческий процесс имеет определенную инерцию, но если, например, наконец заработает лизинг, то механизм поддержки малого предпринимательства, даже в отсутствие многих необходимых для обеспечения стабильности прав собственности звеньев, начнет давать реальное облегчение положения имеющих перспективу роста МП, причем на саморасширяющейся основе.

Пятый принцип по Ойкену - свобода заключения договоров. Его реализация предполагает эффективную конкуренцию на обеих сторонах, возможность выбора как для покупателя, так и для продавца. Нужно сказать, что соблюдение данного принципа хозяйственной политики в условиях переходной экономики (с высокой монополизацией народного хозяйства и большой долей ВВП, перераспределяемого через государственный бюджет и региональные бюджеты) предполагает, в первую очередь, структурную реформу естественных монополий, реструктуризацию предприятий, а также внедрение конкурсных начал при формировании государственного заказа, в том числе с участием малого бизнеса, в рамках различного рода целевых программ.

Реализация этих мер может способствовать преодолению ситуации ценового и внешнеэкономического диктата в отношениях между государством и крупными монополиями, с одной стороны, и малым бизнесом, с другой.

Шестой важный принцип - хозяйственная ответственность: тот, кто принимает оперативные решения, должен нести за них имущественную ответственность. Российская модель приватизации в 1992-1996 гг. предполагала в первую очередь быстрое разгосударствление, освобождение государства от непосильной нагрузки по управлению гигантским имущественным комплексом и финансовыми ресурсами. Сложилась во многом "ничья" собственность, чему в немалой степени способствовало распространение такой организационно-правовой формы, как закрытое акционерное общество.

Поэтому важным направлением экономической политики, напрямую обращенным на стимулирование предпринимательства, должны быть институциональные реформы, нацеленные на укрепление прав собственности: выполнение контрактных обязательств, четкое разделение ролей собственников и менеджеров, повышение информационной прозрачности и инвестиционной привлекательности предприятий. Нарушение на каждом шагу прав собственности малого бизнеса со стороны властей (вроде массового принудительного "переселения" множества московских МП на задворки без реальной компенсации в связи с отчуждением территории вдоль проектируемой трассы третьего автомобильного кольца в столице) или крупных банков - вещь обыденная, не воспринимающаяся как ЧП.

Малый бизнес особенно уязвим, ибо не имеет столь мощных оборонительных редутов, как собственная юридическая служба и служба безопасности, которые до некоторой степени помогают минимизировать издержки правового беспредела крупным предпринимательским структурам. Значит, и здесь не обойтись без усиления государственных гарантий прав собственности.

Последний, седьмой, принцип - неизменность экономической политики, необходимая для того, чтобы предприниматель в своей хозяйственной деятельности мог руководствоваться долгосрочными, а не сиюминутными соображениями.

Угнетающе действует на предпринимательскую активность прежде всего постоянно реформируемая, но все еще громоздкая и внутренне противоречивая налоговая система. Крайне негативное влияние на конкурентоспособность продукции оказывают платежи и сборы, исчисляемые с выручки от реализации товаров и услуг (налог с оборота и др.). Поэтому весьма важно внесение разумных изменений и поправок в уже действующие части Налогового, Земельного, а также принятие Трудового, Таможенного кодексов, которые в сочетании с Гражданским кодексом заложили бы четко очерченные и стабильные рамки для текущей деятельности, а главное - для хозяйственного планирования субъектов малого предпринимательства. Не менее важно добиться, чтобы заложенные в них нормы на практике выполнялись, причем всеми и одинаково: и олигархами, и "челноками".

Необходимо, наконец, сформулировать и долгосрочную концепцию государственной поддержки малого предпринимательства, провести "инвентаризацию" ее методов. В качестве ближайших задач определены следующие: разработка механизмов привлечения частных кредитов в регионах под гарантии специально создаваемых гарантийных фондов (агентств), создание центров финансового лизинга, а также отработка "вменяемого" механизма упрощенного налогообложения и обложения по вмененному доходу. Все это должно способствовать упрощению доступа потенциальных предпринимателей к заемному капиталу для открытия и расширения бизнеса, облегчить управление и учет на вновь создаваемых предприятиях.

Только выработка и последовательное осуществление простой, понятной и предсказуемой политики в отношении малого бизнеса может способствовать ускоренному развитию стагнирующего ныне сектора МП, а значит - и расширению социальной базы реформ.

Кроме того, отнюдь не только мерами непосредственно экономической политики ограничивается роль государства в формировании благоприятной среды для развития малого бизнеса. Во-первых, государство должно научиться видеть в малом предпринимательстве и ассоциациях, его представляющих, равного и достойного партнера. Это можно продемонстрировать на деле не столько эпизодически проводимыми пышными съездами "передовиков малого бизнеса", созданием сервильных малопредпринимательских объединений (типа ОПОРА), сколько привлечением их представителей в постоянно действующие органы - экспертные советы и т.п., где они могли бы участвовать в формировании политики в области малого бизнеса.

Далее, необходимо дать простор самоорганизации малого предпринимательства в области кредитования и страхования, осуществления других финансовых услуг, которых оно не может получить по тем или иным причинам ни от государства, ни от существующих ныне институтов финансового рынка. Общества взаимного кредитования и страхования, которые уже возникают на местах и в ряде регионов, имеют достаточный положительный опыт, могли бы подставить свое "кредитное плечо" в первую очередь микрофирмам, начинающим предпринимателям. Для этого Думе нужно лишь укрепить правовую базу их существования, приняв, наконец, соответствующие законы.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости