Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Терроризм как зеркало северо-кавказской коррупции

Файлы

Москва, 2009 г.

Подготовил А. Сухаренко,
Центр изучения новых вызовов и угроз при ПИГМУ

По мнению большинства исследователей-террологов, питательной средой терроризма является коррупция. Используя коррупцию, террористы легко приобретают оружие, перемещаются по стране и городам, скрываются, пересекают границы, обеспечивают информационную поддержку, подкупают сотрудников правоохранительных органов. Без тотального распространения коррупции не было бы ни Буденновска, ни Кизляра, ни взрывов домов в Москве и Волгодонске, ни захвата театра на Дубровке, ни Беслана, ни взрывов самолетов и т.д. «Победа над коррупцией в России постепенно приведет к победе над терроризмом», - считает заместитель Председателя Совета Федерации РФ, председатель парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств теракта в Беслане А. Торшин.

Многие эксперты причинами всплеска терроризма на Северном Кавказе назвали коррупцию и нестабильную экономическую ситуацию. Коррупционная практика на Кавказе имеет более глубокие корни, чем в России в целом. Тут играют роль традиции. Практика кумовства изначально исторически присутствовала в отношениях между представителями этносов. Кроме того, контроль государства в сфере образования и правоохранительных органов намного слабее, естественно, на Северном Кавказе. Проведенные исследования выявили очень большой разрыв между Россией и Северным Кавказом в оценках коррупции в целом. В процентном соотношении на Кавказе большее число людей отмечают, что они лично сталкивались с коррупцией. Оценка отношения к самому институту взяточничества на Северном Кавказе чуть-чуть другая. Многие вещи не воспринимаются, как коррупция. Допустим, взять родственника на работу не считается элементом коррупции. Перспективы коррупции в регионе оцениваются населением довольно пессимистично - прежде всего, потому, что это уже устоявшийся институт. Коррупцией пронизаны почти все ветви власти, все структуры. Это система отношений между людьми.

Информационное агентство "Caucasus Times" провело в столицах 6 республик Северного Кавказа серию экспресс-опросов, освященных детальному анализу коррупции в регионе и отношению населения к этой проблеме. В результате более 80 процентов респондентов признались, что лично сталкивались с коррупционной практикой.

Результаты опросов в столицах шести республик Северного Кавказа (Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Чечни, Дагестана, Северной Осетии и Ингушетии) показали: наиболее коррумпированными структурами в своих республиках население северокавказского региона считает местные правоохранительные органы (об этом заявили 53 % респондентов), а также систему образования (51 %) и здравоохранение (49 %). Именно эти структуры респонденты указывали чаще всего, отвечая на вопрос: "Где, на ваш взгляд, проблема коррупции в вашей республике стоит наиболее остро?". К числу коррумпированных опрошенные отнесли также судебную систему (39 %), органы социального обеспечения (30 %) и налоговые органы (28 %). Лишь 8 % опрошенных затруднились с ответом на данный вопрос. Примечательно, что только правоохранительные органы вошли в тройку наиболее коррумпированных, по мнению опрошенных, структур во всех шести республиках Северного Кавказа. Однако число тех, кто отнес правоохранительные органы к самым коррумпированным структурам, серьезно отличается в зависимости от республики. Если в столице Чечни 44 % опрошенных считают, что в правоохранительных органах проблема коррупции стоит наиболее остро, то в столице Кабардино-Балкарии Нальчике число тех, кто придерживается такого же мнения, составило 64 %, а в столице Северной Осетии Владикавказе – 65 %.

* * *

Исследование проводилось с декабря 2008 по май 2009 года. Размер выборки в каждом из опросов составлял 400 респондентов старше 16 лет. Всего в ходе исследовательского проекта было опрошено 2400 респондентов. Анкеты состояли из нескольких тематических блоков. Интервью проводились интервьюерами, которые прошли специальный тренинг под руководством корреспондентов ИА "Сaucasus Times". В полевой части исследования приняло участие 36 интервьюеров. Средняя длительность интервью составляла около 15-20 минут; во всех северокавказских республиках интервью проводились на русском языке.

ГЛАВА 1. КОРРУПЦИОННАЯ СИТУЦИЯ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ: ОБЩИЙ ОБЗОР

Результаты опросов в столицах шести республик Северного Кавказа (Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Чечня, Дагестан, Северная Осетия и Ингушетия) показали, что наиболее коррумпированными структурами в своих республиках население северокавказского региона считает местные правоохранительные органы (53%), а также систему образования (51%) и здравоохранение (49%). Именно эти структуры респонденты указывали чаще всего, отвечая на вопрос о том, «где, на Ваш взгляд, проблема коррупции в Вашей республике стоит наиболее остро?». К числу коррумпированных опрошенные отнесли также судебную систему (39%), органы социального обеспечения (30%) и налоговые органы (28%). Только 8% опрошенных затруднилось с ответом на данный вопрос. (См. таблицу в конце данной главы).

Примечательно, что только правоохранительные органы вошли в тройку наиболее коррумпированных, по мнению опрошенных, структур во всех шести республиках Северного Кавказа. В то же время, число тех, кто отнес правоохранительные органы к самым коррумпированным структурам, серьезно отличается в зависимости от республики. Так, если в столице Чечни 44% опрошенных считает, что в правоохранительных органах проблема коррупции стоит наиболее остро, то в столице Кабардино-Балкарии Нальчике число тех, кто придерживается данного мнения, составило 64%, а в столице Северной Осетии Владикавказе – 65%.

В целом население столиц северокавказских республик продемонстрировало определенные различия во взглядах на то, в каких сферах проблема коррупции в их республике стоит наиболее остро. Так, подавляющее большинство опрошенных жителей столицы Кабардино-Балкарии Нальчика отнесло к наиболее коррумпированным структурам сферу образования (78%), за которой последовали правоохранительные органы (64%) и налоговые органы (56%). Жители столицы Карачаево-Черкесии г. Черкесск наиболее коррумпированой структурой своей республики считают здравоохранение (49%), а также правоохранительные органы (43%) и образование (31%). Население столицы Дагестана г. Махачкала также полагает, что самой коррумпированной структурой в их республике является сфера образования (63%), за которой следуют правоохранительные органы (58%) и суды (44%). Жители столицы Северной Осетии г. Владикавказ на первое место по степени коррумпированности поставили правоохранительные органы (65%), на втором и третьем местах оказались образование (54%) и суды (51%). В столице Чечни г. Грозном опрошенные в качестве наиболее коррумпированных структур указали образование (61%), а также здравоохранение (55%) и правоохранительные органы (44%). В самом крупном населенном пункте Ингушетии г. Назрань опрошенные на первое место по степени коррумпированности поставили правоохранительные органы (45%), за которыми последовали образование (41%) и здравоохранение (38%).

* * *

Ответы жителей столиц северокавказских республик на вопрос о том, «сталкивались ли Вы лично с проявлениями коррупции и если да, то в какой сфере?», создают более предметную картину коррупционной ситуации в северокавказском регионе, свидетельствующую о значительно большей распространенности коррупционной практики в республиках Северного Кавказа по сравнению с Россией в целом.

Только 19% опрошенных в республиках Северного Кавказа заявило о том, что они не имеют личного опыта столкновения с коррупцией. Наибольшее число опрошенных в столицах республик Северного Кавказа отметило, что они сталкивались с проявлениями коррупции в здравоохранении (43%), а также в сфере образования (37%) и в правоохранительных органах (28%). (См. таблицу в конце данной главы). Следует подчеркнуть, что по данным опроса в России в 2008 г., проведенного по заказу международной организации Transparency International, 14% опрошенных россиян заявили о том, что им пришлось давать взятку в сфере образования; при этом 19% давало взятки в сфере здравоохранения и 30% - в правоохранительных органах. Таким образом, данные цифры позволяют предположить, что коррупционная практика в сфере образования и здравоохранения распространена на Северном Кавказе в значительно большей степени, чем в среднем по России. Вместе с тем, столкновение с проявлениями коррупции в правоохранительных органах находится на примерно одинаковом уровне.

Любопытной тенденцией, зафиксированной в ходе исследования, является то обстоятельство, что в половине столиц республик Северного Кавказа большинство опрошенных лично сталкивалось с проявлениями коррупции в области здравоохранения, которая опередила по этому печальному показателю остальные структуры. В трех из шести столиц республик Северного Кавказа (в Черкесске, Махачкале и Грозном) большинство отметило наличие личного опыта столкновения с коррупцией именно в сфере здравоохранения.

Так, в Черкесске 41% опрошенных имеет опыт столкновения с коррупцией в здравоохранении и 37% - в правоохранительных органах.

В Махачкале 75% респондентов заявило о личном опыте столкновения с коррупцией в здравоохранении и 50% - в сфере образования.

В Грозном 44% имеет личный опыт столкновения с коррупцией в здравоохранении и 33% - в образовании. Вместе с тем, в столице Кабардино-Балкарии и в столице Северной Осетии большая часть опрошенных указала на личный опыт столкновения с коррупцией в сфере образования (47% опрошенных в Нальчие и 45% опрошенных во Владикавказе).

Общей чертой подавляющего большинства республик Северного Кавказа является то обстоятельство, что количество заявивших об отсутствии личного опыта столкновения с коррупцией обычно оказывается в несколько раз меньше, чем число тех, кто непосредственно сталкивался с какими-либо проявлениями коррупции. Число заявивших об отсутствии личного опыта столкновения с коррупцией варьируется от 9% в Карачаево-Черкесии до 21% в Кабардино-Балкарии, что значительно меньше количества тех жителей данных республик, кто указал на наличие личного опыта столкновения с проявлениями коррупции в различных инстанциях. Особняком здесь стоит ингушская Назрань, где рекордно высокое число опрошенных (31%) заявило о том, что они не сталкивались с проявлениями коррупции, в то время как 26% указало опыт столкновения с коррупцией в здравоохранении и 25% - в образовании, что значительно ниже показателей в других республиках Северного Кавказа. Возможной причиной данного явления может быть нежелание некоторых респондентов в Назрани признать наличие личного коррупционного опыта в силу различных обстоятельств, прежде всего опасений за собственную безопасность. Следует отметить, что в ходе опроса в Назрани интервьюеры отмечали настороженное поведение и обеспокоенность значительной части респондентов, а также их нежелание давать ответы на некоторые вопросы.

* * *

Ответы жителей столиц северокавказских республик на вопрос о том, «как, на Ваш взгляд, изменился масштаб коррупции в Вашей республике за последние несколько лет?» продемонстрировали, что в оценках изменений в коррупционной ситуации в регионе местным населением доминирует пессимизм. Общее количество пессимистов в республиках Северного Кавказа, считающих, что масштаб коррупции в их республике увеличился или «скорее увеличился», составило 45% (из них 23% заявило, что масштаб коррупции увеличился и 22% - «скорее увеличился»). Общее число оптимистов, которые полагают, что уровень коррупции в их республике за последние годы уменьшился или «скорее уменьшился», составило только 17% (из них 12% полагает, что коррупция «скорее уменьшилась» и лишь 5% - уменьшилась). Таким образом, общее число тех, кто склонен к негативной оценке происшедших изменений в сфере коррупции (45%) почти в три раза превышает общее количество оптимистов (17%). При этом 23% опрошенных полагает, что уровень коррупции в их республике не изменился, а 15% затруднились с ответом на данный вопрос.

Опрошенные в разных республиках демонстрировали значительно расходящие оценки изменений, происшедших в регионе в сфере коррупционной активности. Наиболее позитивно происшедшие изменения оценили опрошенные в столице Карачаево-Черкесии г.Черкесск, где число оптимистов несколько превысило число пессимистов. Так, 23% респондентов в Черкесске полагают, что уровень коррупции в их республике увеличился или «скорее увеличился», в то время как 27% считают, что коррупция в Карачаево-Черкесии уменьшилась или «скорее уменьшилась».

В отличие от столицы Карачаево-Черкесии, в столицах всех остальных республик Северного Кавказа пессимисты заметно преобладают над оптимистами. Наиболее негативные оценки изменениям в сфере коррупции дали респонденты в г.Владикавказ и в г. Грозный.

Так, в столице Северной Осетии 71% считает, что коррупция в их республике увеличилась или «скорее увеличилась», в то время как противоположного мнения придерживается лишь 5% опрошенных. В столице Чечни 62% полагает, что уровень коррупции в их республике возрос или «скорее возрос», в то время как только 5% опрошенных считает, что коррупция уменьшилась или «скорее уменьшилась». Разрыв между пессимистами и оптимистами в пользу пессимистов достаточно велик также в Кабардино-Балкарии (43% пессимистов и 8% оптимистов) и в Дагестане (43% пессимистов и 29% оптимистов).

* * *

Ответы респондентов на вопрос о том, как, по их мнению, может измениться масштаб коррупции в их республике в ближайшие годы, также продемонстрировали заметное преобладание негативных ожиданий. В целом в столицах республик Северного Кавказа 40% опрошенных ожидает, что уровень коррупции в их республиках увеличится или «скорее увеличится» (из них 17% считает, что коррупция увеличится и 23% - «скорее увеличится»). Число тех, кто полагает, что масштаб коррупции уменьшится или «скорее уменьшится», составило лишь 17% (из них только 5% считает, что коррупция уменьшится и 12% - «скорее уменьшится»). 26% полагает, что уровень коррупции останется прежним и 17% затруднилось дать ответ на данный вопрос.

Общей чертой большинства северокавказских республик является то, что негативные ожидания в вопросе о возможных изменениях в коррупционной сфере в ближайшие годы характерны для половины или почти половины опрошенных. Наибольшее число пессимистов и скептиков, предсказывающих рост коррупции в своих республиках, было зафиксировано в столице Северной Осетии Владикавказе (в целом 53%, из них 26% считает, что коррупция возрастет и 27% - «скорее возрастет») и в столице Кабардино-Балкарии Нальчике (в целом 51%, из них 22% считает, что уровень коррупции возрастет и 29% - «скорее возрастет»). Пессимисты полностью доминируют и среди опрошенных в Чечне, где 49% считает, что коррупция в их республике увеличится или «скорее увеличится». Число оптимистов, ожидающих уменьшения коррупции, колеблется от 9% в Чечне до 15% в Кабардино-Балкарии и 17% в Дагестане, в несколько раз уступая числу пессимистов в этих республиках.

Единственной республикой, где количество оптимистов существенно превысило число пессимистов, стала ингушская Назрань. Только 8% опрошенных жителей Назрани ожидает, что коррупция в их республике возрастет или «скорее возрастет», в то время как 38% полагает, что уровень коррупции в Ингушетии снизится или «скорее снизится». Одной из возможных причин подобного нехарактерного для региона в целом оптимизма могут быть ожидания перемен к лучшему, связанные с недавней сменой руководства в республике, когда Ю-Б. Евкуров сменил на посту президента Ингушетии малопопулярного в республике М. Зязикова.

Вместе с тем следует отметить, что 30% опрошенных в Назрани полагает, что уровень коррупции в республике не изменится. Аналогичной точки зрения по поводу развития коррупционной ситуации в своих республиках придерживается 36% опрошенных в дагестанской Махачкале, 31% в североосетинском Владикавказе и 24% в столице Кабардино-Балкарии Нальчике.

* * *

Реакция опрошенных на вопрос о том, «что, на Ваш взгляд, является основным источником коррупции в Вашей республике?» показала, что большая часть населения почти всех республик Северного Кавказа склонна усматривать истоки коррупционной деятельности в первую очередь в местных властях. Так, 62% всех опрошенных в столицах северокавказских республик назвало основным источником коррупции в своей республике местные власти и 42% - федеральные власти. При этом 27% опрошенных усматривает главный источник коррупции в самом населении и 11% затруднилось с ответом на поставленный вопрос.

Наиболее критическое отношение к местным властям продемонстрировали жители североосетинского Владикавказа, где 81% опрошенных указал в качестве основного источника коррупции местные власти, 43% - само население республики и 36% - федеральные власти.

Весьма критически к местным властям относятся также в столице Дагестана Махачкале и в столице Кабардино-Балкарии Нальчике. Так, в Махачкале 74% опрошенных считает основным источником коррупции местные власти, в то время как 59% указали в этом качестве федеральные власти и 19% - само население. В Нальчике 65% опрошенных усматривает основной источник коррупции в деятельности местных властей, 41% - в самом населении и 29% - в федеральных властях.

Единственной республикой Северного Кавказа, где большинство опрошенных назвало главным источником коррупции не местные, а федеральные власти, стала Карачаево-Черкесия. По мнению 54% опрошенных жителей Черкесска, федеральные власти представляют собой основной источник коррупции в Карачаево-Черкесии, в то время как 46% указало в этом качестве местные власти.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости