Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Взаимодействие малого и крупного бизнеса

Информационно-аналитический сборник

Институт предпринимательства и инвестиций

Москва, апрель 2003 г.

ОРГКОМИТЕТ IV-й Всероссийская конференция представителей малых предприятий

При подготовке настоящего сборника были использованы официальные документы и материалы Торгово-промышленной палаты РФ, Российского Союза промышленников и предпринимателей (работодателей), Министерства РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства, Министерства промышленности, науки и технологий РФ, Федерального фонда поддержки малого предпринимательства, Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, Фонда Евразия, Экспертного Совета Комитета ТПП РФ по развитию частного предпринимательства, малого и среднего бизнеса, Ассоциации российских банков, некоммерческого партнерства “Национальное содружество бизнес-инкубаторов”, Российского агентства поддержки малого и среднего бизнеса, НОУ “Институт предпринимательства и инвестиций”, Межрегионального центра субконтрактинга, Ресурсного центра малого предпринимательства, Национального института системных исследований проблем предпринимательства.

Особую благодарность за представленные материалы редакционная группа выражает А.В. Орлову (“Малое предпринимательство в новых реалиях: проблемы глобализации, роста конкурентоспособности”); Е.М. Бухвальду, А.В. Виленскому (“Развитие кластерных форм организации производства и их государственной поддержки”); А.Н. Киселеву (“Субконтрактация”); П.О. Ореховскому, В.М. Широнину (“Роль градообразующих предприятий в развитии малого бизнеса и муниципальной экономики”), М.В. Шестаковой (“Развитие франчайзинга в России”); А. Н. Чепуренко (“Малый бизнес и большая промышленность должны взаимодействовать на рынке”).

Также использовались материалы В.А. Вандышева, Н.Е. Егоровой, Е.В. Калинкиной, Д.В. Крыловой, О.И. Лаптевой, М.А. Маренного, А.Г. Мурьянова, Л.Э. Слуцкого, Е.А. Сошниковой, А.В. Толоконникова, З.В.Шиповой.

Выражаем признательность за поддержку и содействие Е.В. Бобровой, С.М. Гаврилову, Л.С. Гальковой, Н.Н. Егорьковой, Н.А. Каллиной, Н.А. Остаркову, А.Е. Поденку, З.В.Шиповой, О.И.Хлынину, С.И. Федорченко.

Редакционная группа

Ващенко В.П., Васильева Е.Н., Ермаков В.П., Каганов В.Ш. (руководитель), Цыганов А.Г., Шипова З.В.

Составители

Ващенко В.П., Ермаков В.П., Каганов В.Ш.

Литературное и техническое редактирование

Заведеева В.Ю.

Оценки, выводы и предложения, опубликованные в сборнике, не обязательно совпадают с точкой зрения членов Оргкомитета IV Всероссийской конференции представителей малых предприятий.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Малый бизнес в России в контексте социально-экономического и научно-технического развития: количественные и качественные характеристики

2. Состояние и ключевые проблемы взаимодействия крупного и малого бизнеса в России в сопоставлении с мировой практикой

3. Промышленная политика и малый бизнес

4. Место и роль малого и крупного бизнеса в стратегии инновационного развития российской экономики

5. Подготовка к вступлению России в ВТО: проблемы конкурентоспособности и эффективности малых и крупных предприятий

6. Принципы и механизмы интеграции малого и крупного бизнеса

7. Малый бизнес в системе градообразующих предприятий

8. Бизнес-инкубирование в промышленной сфере

9. Финансово-кредитные организации и малый бизнес

10. Зарубежный опыт

Заключение

Введение

В настоящее время в России наблюдаются значительные диспропорции между крупным, средним и малым бизнесом, несмотря на то, что в основе их взаимодействия лежат не только взаимные интересы, но и единые цели. Подобное нерациональное, с позиций мировой практики, соотношение между крупными, средними и малыми предприятиями, характерное для всех отраслей российской экономики, имеет свои исторические корни. В советской плановой экономике приоритет был отдан крупным промышленным и сельскохозяйственным предприятиям, которым директивно устанавливались объемы производства и ассортимент выпускаемой продукции.

В рыночных условиях спрос определяет всё - объемы, ассортимент, качество и т.д. При этом интегральная эффективность производства товаров и услуг (затраты, качество, обновление ассортимента и др.), их доведение до потребителей во многом зависят от взаимосвязей малого и крупного бизнеса. Поэтому в структуре национальных экономик развитых стран постоянно увеличивается доля малых и средних предприятий, совершенствуются механизмы их взаимодействия с крупными корпорациями, вынужденными адекватно реагировать на глобальную дифференциацию рынков и возрастающую индивидуализацию потребительского спроса в эпоху постиндустриального развития.

Эффективное использование ресурсных возможностей национальной экономики, как и её отдельных региональных и отраслевых секторов, также зависит от рационального соотношения числа крупных и малых предприятий.

В установлении взаимодействия крупного и малого бизнеса особую роль играет государство, которое предоставляет льготы малому бизнесу, делая его привлекательным для крупного и среднего предпринимательства, поскольку размещение заказов на малых предприятиях позволяет сократить производственные издержки. Именно государство может стимулировать крупные фирмы, отдавая предпочтение при распределении государственного заказа тем из них, которые будут выполнять его с привлечением малого бизнеса, так как большинство малых предприятий производственной сферы вообще не может устойчиво работать без заказов крупных и средних предприятий. Во всех странах с рыночной экономикой каждая крупная производственная компания сотрудничает с десятками и даже сотнями мелких предприятий.

Кооперация малого и крупного бизнеса в основном осуществляется по отраслевому и территориальному признакам. Следовательно, достижение взаимного соответствия этих сфер предпринимательства во многом зависит от местных и центральных органов власти и негосударственных организаций (союзов, ассоциаций и др.), координирующих работу отдельных групп крупных, средних и мелких предприятий.

В российских условиях взаимодействие крупного и малого предпринимательства исключительно важно для перевода экономики на инновационный путь развития, что требует постоянных контактов участников инновационного процесса, позволяющих корректировать научные исследования, опытно-конструкторские разработки и производственный процесс. Такое взаимодействие имеет свои особенности, обусловленные корпоративными интересами, которые обеспечивают инновационную интеграцию любых организаций независимо от их величины.

Для существенного подъема российской экономики необходимо содействовать максимальному увеличению числа малых предприятий в производственной сфере, стимулировать развитие взаимосвязей между малым, средним и крупным промышленным бизнесом, творчески использовать соответствующий зарубежный опыт. Всё это должно стать составной частью общей политики в сфере реструктуризации отечественной экономики, поскольку предпринимательство в целом, независимо от своих масштабов, представляет собой единый и взаимосвязанный процесс.

1. Малый бизнес в России в контексте социально-экономического и научно-технического развития: количественные и качественные характеристики

Ход мирового экономического развития выявил два принципиально важных обстоятельства:

- решающим инновационным фактором материального производства становятся научные знания;

- непрерывно растет доля малых форм предприятий в предпринимательском секторе экономики, отражая тенденцию к расширению и децентрализации как наиболее соответствующим потребностям человека в его творческой самореализации, о чем свидетельствует следующее: сегодня в малом секторе мировой экономики заняты 60-75% всех работающих, а число малых и средних предприятий превышает 80% общего числа предприятий.

Место и роль малого предпринимательства (МП) в цивилизованной рыночной экономике определяют его функции. Сегодня во многих промышленно развитых странах малое предпринимательство (МП) обеспечивает следующее:

производство основной части ВВП (до 70% в среднем по странам ЕС, 61% в Японии, 40% в США);

создание рабочих мест для большинства трудоспособного населения (72% в среднем по странам ЕС, 78% в Японии, 75,3% в Южной Корее, 54% в США);

осуществление большей части всех инноваций, содействующих развитию научно-технического прогресса.

непосредственное воздействие на формирование “среднего класса”, являя собой важнейший фактор социальной и политической стабильности общества;

В России использование указанных выше возможностей МП пока еще не является реальным приоритетом государственной политики, которая не делает ставку на наращивание предпринимательского ресурса как одного из средств, определяющих ускорение экономического роста и улучшение социального климата в стране.

Сегодня состояние МП в России характеризуется следующими показателями.

Число малых предприятий, тыс. …………...

880

Численность работников в сфере МП, млн.

6,6 (8,6% всего занятого населения)

Численность занимающихся индивидуальной предпринимательской деятельностью, млн.

Около 5,0

Общий вклад МП в ВВП, %

10

Число малых предприятий в промышленности на конец 2001 г., тыс.

Всего……………………………………..

в том числе научно-технической сфере

125 (сократилось на 6,4% по сравнению с 2000 г.)

28 (сократилось на 7,4%).

Примечание. Число МП в России на тысячу жителей в 6 раз меньше, чем в Германии, и в 13 раз меньше, чем в США.

При этом не развивается малое инновационное предпринимательство, стимулирующее развитие научно-технической сферы. Характерно, что при удельном весе малых предприятий в промышленности 15% они производят 30% товаров и услуг от их общего выпуска, обеспечивая почти 21% среднесписочной численности занятых.

Формальные предпосылки для развития МП в России были созданы к концу 90-х годов: приняты соответствующие федеральные законы и многочисленные подзаконные акты о государственной поддержке МП, сформирована определенная инфраструктура обеспечения малого бизнеса, созданы многочисленные ассоциации и общественные объединения предпринимателей. На всех уровнях власти декларируются необходимость поддержки МП и намерения устранить барьеры на пути его развития.

Тем не менее, фактическое состояние МП оценивается всеми заинтересованными сторонами как неудовлетворительное. Более того, Минэкономразвития России прогнозирует снижение темпов прироста численности занятых в сфере МП в ближайшие 2-3 года, уменьшение числа малых предприятий на 2% (к концу 2004 г. оно не превысит 876 тыс.), при этом вклад в ВВП составит 10-12%.

Улучшение ситуации в МП, по мнению министерства, будет зависеть от “скорости построения новой модели государственной поддержки МП”. Следует заметить, что построение новой модели государственной поддержки МП и конкретных механизмов её реализации может дать положительные результаты только в том случае, если будет исходить из следующего принципиального положения: МП является целью и средством (инструментом) развития рыночной экономики, а не побочным или сопутствующим продуктом рыночных отношений. Это положение будет соответствовать приведенным выше функциям МП, отражая как бы два направления: целевое (1,2) и инструментальное (3,4).

Таким образом, обобщенной причиной критического состояния МП является, с одной стороны, отношение к нему как к неизбежному социальному иждивенцу, нуждающемуся в постоянной государственной помощи, а с другой, незаинтересованность государства в МП как в важнейшем ресурсе экономического и социального развития, средстве решения стратегических задач страны. Этим обусловлена хроническая неэффективность государственной политики поддержки и развития малого предпринимательства, выражающаяся в фактическом отсутствии какой бы то ни было реальной поддержки.

Никакого улучшения в этой сфере не произойдет до тех пор, пока властные структуры не изменят свою позицию, не осознают необходимость в обоюдной поддержке: малого бизнеса - государством и государства - малым бизнесом, поскольку, чем лучше власть будет содействовать малому бизнесу, тем эффективнее малое предпринимательство поддержит экономические и социальные преобразования в стране.

Исходя из этого, государственное содействие развитию МП должно носить комплексный и системный характер, используя механизмы как прямого, так и косвенного воздействия. Если механизмы прямого воздействия должны быть направлены непосредственно на субъекты МП, то косвенные - на создание благоприятных внешних условий для развития малого бизнеса, содействие структурам, обслуживающим малое предпринимательство, прежде всего, финансово-кредитным институтам и страховым компаниям, образовательным и консультационным организациям, другим субъектам поддерживающей инфраструктуры.

Анализируя меры государственной поддержки МП и оценивая их эффективность, в первую очередь, необходимо исходить из соблюдения следующих принципов:

а) непротиводействие - это уже содействие;

б) реальность мер и намерений, обеспеченная ресурсами;

в) адресная направленность и приоритетность;

г) взаимодействие с объединениями предпринимателей.

Таким образом, особенности состояния и развития малого бизнеса на нынешнем этапе определяются, прежде всего, результатами экономической политики государства, проводимой с 1992 г., и состоянием соответствующего хозяйственного права. Переориентация экономической реформы на поддержку производства и улучшение социального климата должна создать базисные условия развития малого производства и организации малого предпринимательства в различных хозяйственных сферах, ослабить тенденцию к теневому и криминальному характеру его развития, учесть социальные основы, на которых малый бизнес может развиваться.

Принятые в последнее время Правительством России решения по малому бизнесу носят в основном конструктивный и комплексный характер. Правительство существенно продвинулось в понимании сути экономических проблем малого бизнеса, основные формы его поддержки выявлены и обозначены, определены приоритеты - совершенствование налоговой системы, выделение кредитных ресурсов на приоритетное производство товаров и продовольствия, создание фондов поддержки из федерального бюджета, организация сети специализированных банков с участием государственных средств; страхование программ с высокой степенью риска из государственных фондов страхования, обеспечение гарантий для иностранных инвестиций, использование опыта зарубежных специалистов и их привлечение.

Большое внимание в вопросах поддержки и развития малого бизнеса уделяется финансово-кредитным отношениям. Однако правительственные документы практически не затрагивают проблемы кредитных перспектив малого предпринимательства, полагая эту задачу тривиальной: можно пойти в банк и взять кредит без проблем. Однако проблемы есть.

Формирование первоначального капитала для малого бизнеса - проблема номер один. Банковский кредит должен быть основным источником формирования первоначального капитала, однако, на практике это не так. Дело в том, что малые предприятия, предполагающие заниматься производственной деятельностью, рассчитывают на долгосрочные разовые кредиты под полное техническое оснащение производства. Однако для банков же в условиях нестабильности, трудностей с реализацией продукции, кризиса неплатежей, инфляции такие кредиты представляют большой риск. Поэтому они предпочитают крупных клиентов с государственными гарантиями, играют на ставках кредитов, давая кредит по более низким ставкам постоянным клиентам, получая недостающие в таком случае прибыли за счет более высоких ставок начинающим.

Выходом из положения могло бы служить создание специальных банков (местных, муниципальных) для предоставления кредита малым предприятиям на долгосрочной основе и при относительно низкой процентной ставке. Эти банки могут быть кооперативными, или создаваться при участии государства, или выступать как общества взаимного кредита. Во всяком случае, пока эта ниша в финансово-кредитной инфраструктуре малого бизнеса не занята.

Проблема защиты интересов малого предпринимательства, как и проблема использования его потенциала, усугубляется еще и тем, что на федеральном уровне пока не найдена эффективная управленческая структура для сферы малого бизнеса. Сначала поддержкой малого бизнеса занимался соответствующий комитет, который затем был упразднен. С 01.01.2001 г. его функции возложены на Министерство РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства, но и эта структура оказалась недостаточно эффективной, не сумев охватить всего многообразия проблем, а также форм и видов малого предпринимательства.

Однако проблема заключается не только в выборе эффективной государственной управленческой структуры и создании негосударственных координирующих или поддерживающих малый бизнес организациях, например, недавно созданная “ОПОРА”, призванная представлять и защищать интересы малого предпринимательства. В настоящее время в России отсутствуют условия для развития производства вообще - и малого, и среднего, и крупного. Поэтому любое решение, направленное на создание благоприятных условий для малого бизнеса, в такой ситуации может дать только кратковременный эффект или вообще не дать такового.

До тех пор, пока основой хозяйственного механизма в стране не станет производственное предпринимательство, а государство всеми доступными ему экономическими, правовыми, социальными, организационными мерами не создаст условия для формирования предпринимательской среды с приоритетом производственного предпринимательства, малый бизнес не сможет реализоваться в полной мере и будет развиваться однобоко (например, только в форме торгово-посреднической деятельности). А предприятия малых форм будут оставаться таковыми в буквальном смысле этого слова, они не перерастут в малое предпринимательство, в малый бизнес без изменения роли государства в социально-экономических преобразованиях.

Согласно новому Гражданскому кодексу (ГК) РФ, Закон РФ “О предприятиях и предпринимательской деятельности” утратил силу, в то же время в перечне организационно-правовых форм, утвержденном ГК РФ, вообще отсутствует определение статуса малого предприятия.

Для развития малого бизнеса в стране большее значение имеет разработка комплексной государственной программы осуществления намечаемых преобразований в экономической и правовой сферах.

В этой связи можно констатировать, что к настоящему времени, во-первых, накоплен всесторонний опыт создания условий развития малого предпринимательства, позволяющий обосновано выбрать наиболее эффективные направления и формы его развития. Во-вторых, создан производственный потенциал, который сейчас используется недостаточно, но может быть востребован малым предпринимательством не во всех, но в очень многих сферах хозяйства. В-третьих, многие отстающие сферы экономики могут успешно развиваться только на базе малого бизнеса. В-четвертых, созрел довольно значительный слой населения, способный и желающий заниматься малым бизнесом.

Таким образом, разрабатывая комплексные меры по поддержке малого предпринимательства (льготное налогообложение, кредитные преференции, формы и способы обеспечения его материальными ресурсами, разработка и принятие Законов РФ “Об инвестициях”, “О земле”, “О кооперации”, “О банках”, новый специальный раздел Налогового кодекса РФ о налогообложении субъектов малого предпринимательства, правовых программ борьбы с криминальными структурами и др.) государственные органы должны учитывать существующую в настоящее время социальную ситуацию в малом предпринимательстве, интересы занятых в нем работников, степень их приверженности к рыночным отношениям, характер ожидаемых ими перемен, предполагаемые перспективы.

Только в этом случае государственная поддержка малого предпринимательства окажется эффективной, будет способствовать его дальнейшему становлению и развитию в интересах экономики всей страны, а не каких-либо отдельных хозяйственных групп и структур.

Приоритет государственной политики в области экономики должен принадлежать дальнейшему расширению сферы предпринимательства (с учетом исторического опыта развития именно в России), укреплению и увеличению предпринимательской среды, формированию предпринимательского менталитета как формы хозяйственной идеологии. Становление предпринимательской среды предполагает не выбор отдельных сфер, где должно развиваться предпринимательство, и не предоставление отдельным предпринимательским структурам льгот и преференций, а создание многообразных предпосылок, позволяющих стать предпринимателем каждому, кто на это способен. Единственным приоритетом в современных условиях должно стать производство.

Сегодня в России необходимо поднимать производственную сферу, поэтому малое предпринимательство приобретает особую значимость, особенно для развития научно-технического потенциала. Естественно, большая часть научно-технического и технологического потенциала сосредоточена в крупных компаниях, но малые и средние фирмы практически всегда опережают их по части коммерциализации результатов НИОКР. Американские ученые, исследуя 500 значительных технологических нововведений и изобретений, зарегистрированных в последние двадцать лет в ведущих индустриальных странах, обнаружили важную роль малых фирм даже в группе “существенных технологических нововведений” (табл. 1.1).

Таблица 1.1

Доля технологических нововведений на различных фирмах

наиболее развитых стран в 80-е годы, %

Страна

Малые фирмы

Средние фирмы

Крупные фирмы

США

35

15

50

Великобритания

24

9

67

Германия

26

11

63

Япония

4

16

80

Франция

31

25

44

Канада

50

0

50

Всего

31

14

55

Столь значительную роль малого и среднего бизнеса в прикладной науке и технологических нововведениях можно объяснить следующими причинами. Углубление специализации в научных разработках привело к тому, что во многих случаях небольшие фирмы, даже при довольно скудных ресурсах, могут конкурировать с крупными концернами в узкоспециализированных направлениях. Они занимаются разработкой и освоением нововведений в тех отраслях, которые крупному бизнесу представляются или неперспективными, или слишком рискованными. Малые фирмы охотно берутся за освоение оригинальных нововведений, поскольку при выпуске принципиально нового изделия снижается значение крупных лабораторий. К тому же малые фирмы не держат свои разработки “под сукном”, а стремятся как можно скорее наладить массовое производство. Тем самым прикладное значение разработок, осуществленных малыми фирмами, оказывается гораздо важнее, прежде всего, с точки зрения расширения рынка предлагаемых товаров и услуг, что, в свою очередь, активно стимулирует процесс производства с целью наиболее быстрого удовлетворения вновь рожденного спроса, который мотивируется разработками малых и средних предприятий.

Такая устойчивая причинно-следственная связь между наличием в экономике довольно значительного сектора малых форм хозяйствования и степенью активизации научно-технического прогресса обусловлена также тем, что небольшие фирмы способны быстрее и с меньшими затратами перевооружаться, оперативно внедрять и апробировать новую технологию (а также частичную автоматизацию производства), достигать оптимального соотношения между механизированным и ручным трудом.

Кроме этого, малые фирмы играют значительную роль и в коммерциализации новой продукции. Так, данные о коммерциализации новой продукции на мировых рынках в 80-е годы (табл. 1.2) показывают, что доля 500 крупнейших компаний мира в освоении новой продукции создает менее 50% новой продукции по всем рассматриваемым группам.

Таблица 1.2

Доля новой продукции в предложениях фирм по отраслям в 80-е годы

Отрасль

Для новой продукции, %

крупные фирмы

Остальные фирмы

Различные подотрасли промышленной технологии, транспорт

16

84

Химические товары и продукция черной металлургии

43

57

Текстильные и бумажные товары

0

100

Машиностроение и электроника

16

84

Вооружение и взрывчатые вещества

47

53

Научные приборы

21

79

Электротехнические приборы

48

52

Товары первой необходимости

10

90

Но этим не ограничивается роль малого бизнеса в освоении достижений НТП. Например, товары длительного пользования конструктивно устроены так, что простой пользователь не сможет отремонтировать их самостоятельно, поскольку все детали (агрегаты) совершенно недоступны. Если даже что-то мелкое выходит из строя, потребителю приходится покупать услуги, т.е. производство товаров влечет за собой развитие индустрии услуг. И это создает необозримое поле деятельности для мелкого и мельчайшего бизнеса, укрепляет, расширяет взаимосвязь мелкого производства с крупным. Крупное производство, в свою очередь, создает предпосылки для развития малого. Если проследить путь изобретения, использованного крупными фирмами, то нередко оно оказывается результатом работы отдельных ученых или мелких фирм. Однако последующее внедрение осуществляется компаниями, обладающими необходимыми для этого финансовыми или материальными ресурсами, или тем и другим вместе.

Наконец, для развития малого бизнеса в индустриально развитых странах большое значение имеет социально-технологический аспект производства. Рынок в его наиболее развитой форме, характерной для этих стран, нацелен, прежде всего, на создание “общества потребления”. Поэтому усилия всех разработчиков, конструкторов и других специалистов направлены на сокращение срока жизни изделий, заставляя тем самым людей “потреблять” - как товары, так и услуги.

Наконец, как следует из мирового опыта, есть еще один (социально-экономический) аспект, заставляющий государство уделять внимание малому бизнесу.

Крупные предприятия широко привлекают на субподрядной основе мелкие узкоспециализированные предприятия, производящие для них отдельные детали и узлы. Вокруг крупных фирм, особенно в наиболее монополизированных отраслях (машиностроение, электронная промышленность и т.п.), группируются обычно тысячи мелких предприятий, которые пользуются финансовой и технической помощью монополий. Для хозяев монополистических объединений такие мелкие субподрядчики очень удобны и выгодны: они поставляют свою продукцию по довольно низким ценам, их производственные, социальные и другие проблемы не затрагивают монополии. Но в период неблагоприятной конъюнктуры и других осложнений монополии разрывают связи со своими мелкими поставщиками, оставляя их на произвол судьбы.

Это явилось одной из причин того, что во многих индустриальных странах усилилась тенденция к объединению мелких предприятий на основе кооперации и специализации производства в крупные отраслевые консорциумы, которые сейчас производят большие объемы разнообразной продукции, в том числе высокого технического и технологического уровня, и довольно успешно конкурируют на рынках с крупными компаниями и даже с монополиями.

Развитие самих форм и методов сосуществования в условиях ожесточенной конкурентной борьбы за место под солнцем можно считать еще одним достижением мелких предприятий, характеризующихся таким многообразием форм и конкурентных стратегий, которые мог изобрести только такой диалектически развивающийся и успешно адаптирующийся к текущим условиям хозяйствования сектор, как малый бизнес.

2. Состояние и ключевые проблемы взаимодействия крупного и малого бизнеса в России в сопоставлении с мировой практикой

Хозяйственная структура современного общества представляет собой систему, включающую государственный сектор экономики, корпорации и малые предприятия, взаимодействующие и дополняющие друг друга. Естественно, характер такого взаимодействия определяется экономическими условиями страны, своеобразием текущего этапа её развития. В последние годы, как подтверждает мировая практика, преобладают явно выраженные интеграционные тенденции.

Все крупнейшие зарубежные корпорации “выросли” из тех предприятий, которые сегодня именуют “малыми”. В настоящее время крупные предприятия все чаще создают вокруг себя малые, в том числе на основе бывших филиалов, отделений, дочерних фирм. Тем самым они повышают “рыночную гибкость”, избавляются от нерациональных накладных затрат, уменьшают налоговые платежи.

Будучи необходимым элементом рыночной экономики, малое предпринимательство берет на себя некоторые специфичные функции, определяющие его экономические особенности, одна из которых связана, например, с совпадением базовых функций предпринимательства как вида деятельности и предпринимателя как собственника. Отсутствие традиционного для крупных предприятий разделения прав и функций между собственниками и наемными менеджерами обеспечивает малому предпринимательству множество конкурентных преимуществ.

Другой экономической особенностью малых предприятий является способность быстро адаптироваться к изменяющейся конъюнктуре рынка, осваивать новые виды продукции, переориентироваться на другие категории клиентуры, а при необходимости осуществить полное перепрофилирование уставной деятельности. Для субъектов крупного бизнеса подобная модель рыночной стратегии неприемлема, поскольку предполагает значительные финансовые потери.

Правомерно также говорить о лучших возможностях малого предпринимательства в инновационном проектировании и экспериментальном внедрении инноваций. Например, в США на малое предпринимательство в целом приходится более половины создаваемых инноваций, а в пересчете на одно рабочее место на малых предприятиях внедряется в 2,5 раза больше инноваций, чем в крупном бизнесе.

Отмечена специалистами и такая экономическая функция малого предпринимательства, как сдерживание тенденции монополизации рынка крупными производителями. Сегодня правительства большинства государств осознали связанную с этой тенденцией угрозу и уделяют ей постоянное внимание. Например, недавно в США было вынесено судебное решение о принудительном разукрупнении корпорации “Microsoft”, а Правительством России были одобрены планы реорганизации РАО ЕЭС. Существование малого предпринимательства обеспечивает решение рассматриваемой проблемы с использованием механизмов децентрализованного регулирования экономики. Лишь в немногих отраслях (оборонная промышленность, энергетика, тяжелое машиностроение) малые предприятия не способны составить реальной конкуренции корпорациям. В остальных случаях по многим признакам они могут успешно конкурировать с ними, что подтверждается данными табл. 3.1.

Таблица 3.1

Сравнительные конкурентные преимущества малых предприятий и корпораций

Факторы конкурентных преимуществ

Малые предприятия

Корпорации

Оперативность реагирования на изменения рыночной конъюнктуры

+

-

Накладные издержки, отнесенные на себестоимость продукции

+

-

Затраты на содержание персонала

+

-

Возможности оперативного обновления технологий

+

-

Скорость осуществления инноваций

+

-

Доступность адресных поддержек

+

-

Возможности обновления основных фондов

-

+

Доступ к заемным финансовым ресурсам

-

+

Возможности системных маркетинговых исследований и активной рекламы

-

+

Указанными функциями не исчерпывается перечень специфичных экономических функций малого предпринимательства. Его субъекты способны оперативно “заполнять” те ниши рынка или целые отрасли, в которых крупный бизнес малоэффективен. Примером могут служить розничная торговля, сфера услуг, медицинское и научное обслуживание. Важным элементом технологического процесса в этих сферах предпринимательской деятельности является личное взаимодействие представителя предприятия - продавца и покупателя. Принципом работы субъектов крупного бизнеса всегда является ориентация на массовое производство “обезличенных” услуг. Поэтому малые предприятия в этих сферах всегда будут иметь конкурентные преимущества, обеспечивая индивидуальность подхода к обслуживанию клиента.

Малое предпринимательство является фундаментальной основой формирования “среднего класса”. Однако в России свой вклад в увеличение “среднего класса” малое предпринимательство вносит лишь путем формирования класса собственников, но не высокооплачиваемых наемных работников. Эту функцию принимают на себя крупные предприятия, способные содержать высокооплачиваемых менеджеров и специалистов необходимого им профиля. Значительное число малых предприятий в лице индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица и семейных фирм вообще не используют наемный труд.

Несомненным преимуществом малого предпринимательства является меньшая стоимость создания рабочих мест, что практическая подтверждается при реализации государственных социальных программ, направленных на снижение уровня безработицы. Создавая благоприятные условия для развития малого предпринимательства, государство может рассчитывать на появление большего числа рабочих мест, чем при содействии другим категориям работодателей. Так, в США компании с численностью работающих менее 100 человек создают два из каждых трех рабочих мест.

К числу социальных функций малого предпринимательства правомерно отнести содействие вовлечению в процесс общественного воспроизводства дополнительных трудовых ресурсов, практически не используемых другими группами работодателей. К ним относятся граждане, чей трудовой потенциал как носителей товара “рабочая сила” ограничен объективными факторами. Это пенсионеры, несовершеннолетние, инвалиды с ограниченной трудоспособностью, многодетные матери и т.п. В условиях рыночной экономики большинство работодателей не может рассматривать их в качестве полноценных работников и, следовательно, обеспечить им возможность постоянного трудоустройства. Малое предпринимательство предъявляет не столь жесткие требования. В семейных фирмах задействован труд всех минимально трудоспособных членов семьи. Малые предприятия, использующие наемный труд, лучше приспособлены для организации труда надомников, учащейся молодежи, граждан пожилого возраста. Учитывая, что доля последних двух групп в общей численности населения экономически развитых стран постоянно увеличивается, возрастает и практическая значимость рассматриваемой функции малого предпринимательства.

В развитых странах малые предприятия успешно взаимодействуют с представителями крупного бизнеса, рассматривающими их как стратегических партнеров. К ним относятся промышленные, торговые, строительные, транспортные, а также научно-технические и сервисные корпорации, использующие в своей деятельности франчайзинг, венчурное финансирование и лизинг.

Франчайзинг является специфической формой продвижения на рынок продукции и услуг крупных компаний путем передачи малым предприятиям соответствующих технологий и прав на производство услуг под торговой маркой компании. Венчурное финансирование предполагает создание крупными компаниями малых предприятий для реализации конкретных инновационных проектов. Наконец, лизинговая деятельность крупных промышленных и специализированных компаний, направленная на малое предпринимательство, осуществляется в форме передачи его субъектам соответствующего имущества (комплектного производственного оборудования, транспортных средств и т.п.) в аренду с правом или без права последующего выкупа. Все указанные направления взаимодействия с малым предпринимательством теоретически выгодны и крупному бизнесу. Однако они также должны специально стимулироваться государством, учитывая ограниченные финансовые возможности малых предприятий.

Большую роль в формировании российской модели взаимодействия малого и крупного бизнеса играли способы и экономические механизмы образования малых предприятий. Первоначально значительная доля малых предприятий (более 30%) образовывалась в результате непосредственного дробления крупных предприятий и означала, по сути, перетекание средств из государственного сектора в частный. На базе различных цехов производственного комбината возникало несколько автономных фирм с различной специализацией: столярный цех порождал малое предприятие по производству окон, дверей и другой столярной продукции; механический цех - малую фирму по оказанию услуг в ремонте машин и выпуску запасных частей и т.д.

Другая часть малых предприятий образовывалась путем создания дочерних фирм при крупном предприятии; их учредителем или одним из учредителей выступало само предприятие. Такие фирмы обычно создавались для решения конкретных задач, связанных с деятельностью “материнского” предприятия.

Третья группа малых предприятий образовывалась как автономные фирмы, которые в последствии становились аффилированными структурами крупных предприятий. Многие малые предприятия этой группы были созданы в ходе приватизации (полной или частичной) государственной собственности. Наиболее характерным способом организации таких предприятий стало создание трудового коллектива с последующим выкупом основных фондов. Таким путем прошли почти все предприятия розничной торговли, пищевой промышленности и другие предприятия, небольшие по количеству работающих и номенклатуре выпускаемой продукции.

Некоторые предприятия образовались в результате консолидации физических лиц (несколько будущих предпринимателей объединяли свои капиталы для совместной деятельности). Это была наиболее распространенная форма для мелкооптовых и розничных торговых, посреднических фирм, компаний, оказывающих услуги населению.

Однако, независимо от способов образования малых фирм, их взаимоотношения с крупным производством были многоаспектными, как правило, выходящими за рамки прямой профессиональной деятельности. Малые предприятия выполняли особые функции, становились фирмами-ширмами, “карманными” структурами для крупных предприятий, позволяющими лучше приспособиться к сложным условиям переходного периода.

Так, крупные предприятия, особенно из числа тех, которые финансировались в то время полностью или частично из бюджета, регулярно сталкивались с проблемой неплатежей. Не получая денег из бюджета или от заказчиков, связанных с бюджетом, они сами попадали в долговую зависимость от поставщиков сырья и энергии. Так как предприятиям разрешили взыскивать долги в безакцептном порядке, для них оказалось практически невозможным накопить деньги на развитие, а зачастую и на заработную плату. Выходом из положения тогда являлась организация всего сбыта через дочерние малые фирмы (в том случае, если малые фирмы были дочерними структурами); они же оплачивали зарплату рабочих и служащих основного предприятия, снимая тем самым социальную напряженность. Тем временем крупное предприятие могло спокойно ждать разрешения федеральным правительством проблемы неплатежей.

Используя дочерние малые фирмы как собственные “карманные” структуры, крупные предприятия осуществляли накопление капиталов с использованием экономических механизмов трансфертных цен (аккумуляция прибыли за счет разницы цен при покупке-продаже сырья и готовой продукции и ухода от налогообложения (неучтенный оборот); скупали через малые предприятия приватизационные чеки и акции приватизируемого предприятия и т.д.

Накопленные малыми фирмами капиталы рассматривались как финансовые источники будущего развития не только малого, но и крупного производства, отложенного до “потепления” российского инвестиционного климата. Однако в ряде случаев эти источники приходилось использовать до срока, например, в следующих ситуациях.

А. Крупное предприятие попадало в перечень неплатежеспособных (банкротов). Это свидетельствовало о том, что его руководитель не соответствовал занимаемой должности. Однако (поскольку он обычно являлся физическим или юридическим хозяином работающего малого предприятия), оказываясь под угрозой увольнения, он предпринимал меры по реанимации крупного производства (находились “утерянные” банковские счета, изыскивались ресурсы дочерних предприятий и т.д.).

Б. Как правило, иностранные инвесторы не приемлют и “двойную бухгалтерию второй экономики”, и ее “карманные” структуры. Поэтому, если руководитель крупного предприятия был заинтересован в иностранных инвестициях, он заблаговременно переводил средства “карманного” предприятия на счета крупного производства для создания благоприятной картины его развития.

Таким образом, малые предприятия несли значительное бремя проблем реформенного развития экономики.

Следует заметить, что наличие “второй экономики” не является прерогативой российских условий переходного периода. Многие из описанных выше экономических механизмов взаимодействия малого и крупного бизнеса в той или иной форме имеются и на Западе. Так, удобство использования “карманных” фирм для проведения финансовых манипуляций уже давно и по достоинству оценено западными бизнесменами. Отличие российской “второй экономики” от западной состоит, во-первых, в источниках средств (в России ее первоначальным источником является государственный сектор); во-вторых, в масштабах (отсутствие совершенного законодательства оставляет много “ниш” для действия объектов “второй экономики”); в-третьих, в задачах, которые она решает (для многих предприятий и даже для целых отраслей это выбор стратегии выживания в сложных условиях переходного периода); в-четвертых, в размещении в ее недрах основных потенциальных точек роста (накопление малыми предприятиями капиталов для развития производства в посткризисный период).

Второй период взаимодействия малых и крупных предприятий связан с процессами структурной перестройки промышленности и реструктуризации предприятий, избавляющихся от балласта и утяжеленной структуры (процесс аутсорсинга как способ выведения за границы предприятия функций, не имеющих прямого отношения к производственному циклу). Этот период характеризуется значительным разнообразием форм совместного функционирования малых и крупных структур, что соответствует более зрелым этапам развития всего предпринимательства в целом.

Одним из сдерживающих факторов развития малого и среднего предпринимательства, снижающим его эффективность, является спад производства в сфере крупного предпринимательства. Мировой опыт свидетельствует о том, что крупные фирмы как сфера объемного производства и распределения играют важную и даже определяющую роль в экономике страны и в формировании высоких стандартов жизни. Без них не могут существовать малые предприятия, получающие сырье, комплектующие изделия и готовую продукцию для реализации. Другими словами, крупные корпорации создают условия для функционирования малого бизнеса. Но, с другой стороны, крупные компании зависят от мелких. Они не могут организовать масштабное производство и реализацию своих товаров и услуг без участия мелких и средних фирм, которые занимают в этих процессах довольно значительное место. По данным американских исследователей Джона Берджеса и Дэна Штайнхоффа, каждая крупная производственная компания поддерживается приблизительно 500 мелкими поставщиками и реализаторами и 3000 различных торговцев. Крупные компании взаимосвязаны благодаря мелким компаниям и, тем самым, активно способствуют успеху и развитию мелких фирм.

В этой связи нам представляется неоправданным подход, при котором развитие малого предпринимательства рассматривалось, по сути, в отрыве от крупных и, прежде всего, государственных производственных структур. И те, и другие являются составными частями единого экономического механизма, а наличие определенной специфики делает их взаимосвязанными. Оптимальная их взаимосвязь обеспечивает получение сбалансированного экономического роста. Если крупные производственные предприятия являют собой ствол "экономического" дерева, то средние и мелкие - его крону. Следовательно, если ствол засыхает, то гибнут и его ветки. Именно это произошло с крупным производством, когда государство, доверившись "невидимой руке" рынка, ушло из экономики.

Крупные предприятия базовых отраслей оказались вне государственного регулирующего воздействия, резко сократили или совсем приостановили производство продукции. Это ухудшило среду функционирования малого бизнеса. Несомненно, сказалось и то, что крупные предприятия, базирующиеся преимущественно на государственной собственности, рассматривались как малоэффективные монополистические структуры, с которыми малые и средние предприятия обязательно ведут конкурентную борьбу. По сути, крупное производство противопоставлялось малому вопреки общепринятой мировой практике, рассматривающей эти структуры как взаимосвязанные звенья общественного производства. В результате такого подхода мелкое предпринимательство оказалось отсеченным от реального сектора экономики.

Не последнюю роль в сложившейся ситуации сыграл и тот факт, что в нашей отечественной экономической литературе, особенно при освещении мирового опыта, делался акцент на то, что малые и средние предприятия являются более эффективными и более значимыми для общества, чем крупные. По ряду параметров это соответствует действительности. Так, помимо такого общепризнанного преимущества, как обеспечение занятости, мелкие предприятия более гибко и оперативно реагируют на запросы рынка, легче перестраиваются, их техническое перевооружение менее капиталоемкое, норма прибыли на капитал больше, на единицу заработной платы они создают больше стоимости. На небольших предприятиях легче и дешевле осуществлять специализированное производство, что обеспечивает высокую рентабельность.

Но эти и другие положительные стороны малых и средних предприятий еще не дают основания для того, чтобы противопоставлять их крупным. Последние, о чем свидетельствует и наш прошлый опыт, и мировой, также имеют свои положительные стороны. Поэтому принимать за аксиому то, что мелкое производство эффективнее крупного, нет оснований. Предпочтение тому или другому может быть отдано с учетом конкретных условий и обстоятельств. Очевидно, что в России нельзя не учитывать того факта, что в силу многих причин основной формой производства являются крупные структуры, представляющие сложные народнохозяйственные комплексы. Целесообразность их разукрупнения должна быть всесторонне взвешена и оправдана. Волевое решение об их дроблении и образовании вместо них мелких организационных форм предпринимательской деятельности во имя так называемого создания конкурентной среды не может быть оправдано. Дело в том, что многие крупные промышленные гиганты, представляют собой не только единый технологический комплекс, но и являются градообразующими структурами. Их разрушение может иметь отрицательные социальные последствия.

В современной мировой практике возобладала позиция не противопоставления мелкого и крупного производства, а их разумного сочетания. Мелкие и средние предприятия, сохраняя свою экономическую и юридическую самостоятельность, органически входят в состав крупных корпораций. Причем последние часто сами инициируют образование мелких фирм, особенно на новых научно-технологических направлениях, оказывая им всестороннюю поддержку. Такие действия поощряются государством путем льготного налогообложения капитала, вкладываемого крупными фирмами в развитие малых предпринимательских структур.

Сдерживающим фактором во взаимодействии малых и средних предприятий с крупными является и то, что зачастую последние, владея недвижимостью, паразитируют на малых предприятиях, сдавая им площади в аренду по завышенным ставкам оплаты. Даже в Москве, где этот процесс находится под более строгим контролем городского правительства, цены остаются достаточно высокими. Несмотря на то, что в последнее время наблюдается тенденция падения спроса на аренду помещений, оплата их остается достаточно высокой и малодоступной для большинства субъектов малого бизнеса. Так, цена аренды офисов класса "А" (самый высокий уровень) остается в пределах 550-700 долларов за квадратный метр, класса "С" (близкий к европейскому) колеблется от 146 долларов в Юго-Восточном округе до 330 долларов внутри Садового кольца.

Целесообразно формирование региональных и межрегиональных связей предприятий малого бизнеса, основанных на взаимодействии крупных, средних и малых предприятий регионов. Для развития малых предприятий в сфере производства необходимо привлекать их к реализации приоритетных задач социально-экономического развития регионов и высокоэффективных проектов в области передовых технологий, требующих небольших материальных и финансовых ресурсов и окупающихся в течение одного-двух лет. Важным стимулом здесь могут стать гарантийные фонды, создаваемые в рамках региональных фондов поддержки малого предпринимательства, для финансирования инвестиционных проектов.

Коллективом исследователей Российского независимого института социальных и национальных проблем (РНИСиНП) по заказу и при координации ИСАРП проведено исследование, целью которого является подготовка целостной модели государственной и общественной поддержки малого предпринимательства на региональном уровне, в том числе путем активизации взаимодействия крупного и малого предпринимательства. Эта работа выявляет наиболее эффективные пути преодоления негативных факторов, препятствующих более активному экономическому взаимодействию крупного и малого предпринимательства как существенной предпосылке стабилизации и подъема регионального звена российской экономики.

3. Промышленная политика и малый бизнес

Промышленная политика, как следует из разработки Экспертного института Российского Союза промышленников и предпринимателей Модернизация России - главное направление реформирования”, будет, в первую очередь, определять дальнейшее развитие России.

Соотношение уровня развития среднего и малого бизнеса, а также структур крупного олигархического бизнеса - это важнейший вопрос политики. Зависимость бюджета всех уровней от отдельных ориентированных на экспорт предприятий создает угрозу нестабильности экономики всей страны в целом. Так, бюджетные кризисы 1996, 1997 гг. и сокращение доходной части бюджета в 2002 г. обусловлены мировыми тенденциями падения цен на нефть и сырье. Такая зависимость российского бюджета от этих предприятий, которые, по сути, образуют сегодня олигархическую структуру России, является довольно ущербной.

Именно средний и малый бизнес чаще всего создают стабильность в стране, обеспечивая налоговые потоки, которые гораздо меньше зависят от состояния и уровня всей мировой экономики. Средним и малым предприятиям гораздо проще приспособиться к изменению конъюнктуры, но крупные национальные и транснациональные компании, создающие огромные финансовые ресурсы, позволяют обеспечить долговременный стратегический маневр, весьма важный в проведении модернизации.

Сегодня понимание президентом Путиным того, что все-таки значительной движущей силой, обеспечивающей стабильность развития страны, каковой является средний и малый бизнес, видимо, достигнуто. Поэтому можно ожидать определенных ограничений для крупного бизнеса и либерализации условий для среднего и малого. Необходимость осуществления такого поворота подтверждает ситуация в Курганской области и Красноярском крае: изменения мировой конъюнктуры и резкое падение как спроса, так и цен на импортную продукцию, привели к тому, что бюджеты данных регионов начинают сокращаться на 50 и более процентов. Это свидетельствует об ошибочности курса руководства этих регионов на контролирование финансовых потоков и попытку управления и регулирования работы бюджетообразующих предприятий в своем регионе вместо приложения максимальных усилий для обеспечения стабильного развития среднего и малого бизнеса. Важно избежать противостояния этих разных сфер бизнеса, интересы которых не должны сталкиваться, превращаясь в объект постоянных конфликтов.

Великий риск - сделать ставку не на те отрасли промышленности, хотя анализ мировых рынков позволяет определить уже занятые отраслевые ниши производства. Причем речь может идти не об отрасли или подотрасли, а только об отдельных передовых технологиях, либо комплексах технологий, которыми обладает Россия. Необходимость проведения промышленной политики государством определяется тем, что именно оно сегодня является основным потребителем наукоемких технологий и техники либо участником продвижения российской научной продукции на западные и восточные рынки, либо собственником наукоемкого производства. Рассуждения о том, что те или иные вопросы по определению “точек роста” лежат вне сферы интересов государства, являются большой ошибкой.

Российский союз промышленников и предпринимателей разработал “Основы промышленной политики Российской Федерации”, избранные положения которой приводятся ниже (полный текст представлен на сайте www.opec.ru).

Актуализация промышленной политики и острая необходимость в ее скорейшей разработке и практической реализации обусловлены следующими обстоятельствами:

  • стремительно разрушается технологический потенциал страны;
  • технологическое отставание от передовых стран за последние годы приобретает общий характер;
  • технологическое отставание, достигшее критического предела, грозит утратой самой способности к созданию конкурентоспособной наукоемкой продукции;
  • мировому уровню соответствует лишь четвертая часть всех технологий, многие из которых никак не преобразуются в конкурентные преимущества на стадии промышленного производства.

Определение промышленной политики

В соответствии с назначением и целями данного документа, промышленная политика определяется как комплекс административных и финансово-экономических мер, направленных на обеспечение нового качества экономического роста страны за счет повышения инновационной активности, эффективности и конкурентоспособности производства с целью расширения доли отечественных компаний на внутреннем и мировом рынках в интересах повышения благосостояния граждан.

Целеустремленная организация поддержки и стимулирования инвестиционного и инновационного развития страны должна иметь системный характер и может дать ощутимые результаты только во взаимосвязи с соответствующей корректировкой государственного управления экономикой в налоговой, бюджетной и внешнеэкономической сфере, согласованными изменениями политики стандартизации, регулирования естественных монополий и т.д.

Основные подходы и принципы промышленной политики

Мировой опыт свидетельствует о том, что основными принципами разработки и реализации промышленной политики, обеспечивающей повышение национальной конкурентоспособности на основных направлениях социально-экономического развития современных обществ и государств, являются:

  • формирование промышленной политики как важнейшей составной части общенациональной стратегии с активным равноправным участием в ее разработке и реализации государства, бизнеса, научных и общественных организаций;
  • переход от сложившейся отраслевой промышленной политики к политике концентрации национальных усилий и государственной поддержки конкурентоспособных компаний;
  • смена приоритетов в выборе объектов промышленной политики в соответствии с общемировой тенденцией, возрастание значения высокотехнологичных отраслей с высокой добавленной стоимостью при снижении роли традиционных ресурсоемких отраслей промышленности;
  • создание условий перехода к наукоемкой экономике с определяющей ролью производства, распределения и использования знаний и информации в качестве главных факторов устойчивого экономического роста.

Современные экономические теории выделяют две базовые концепции государственной промышленной политики:

  • жесткая государственная промышленная политика с безусловным преобладанием методов прямого бюджетного субсидирования отраслей промышленности или отдельных амбициозных проектов на основе волевых, административных рычагов; эта модель применялась, как правило, на ранних стадиях индустриального развития;
  • современная национальная промышленная политика с безусловным преобладанием методов косвенного (финансово-экономического) стимулирования выпуска конкурентоспособных продукции и услуг.

Специфика геополитического положения и особенностей экономического развития России в ХХ веке не позволяет в настоящий момент перейти ко второй модели. Но и первый путь представляется неприемлемым, поскольку из экономической теории и практики известно, что определение “точек роста” исключительно государством, особенно на длительное время, часто ведет к разбалансированию хозяйства и, в конечном итоге, подрывает базу реализации этих приоритетов. Задачей выработки российской национальной промышленной политики является сочетание как прямых, так и косвенных методов государственного регулирования. В этих условиях принципиальное значение приобретает выбор критериев промышленной политики.

Выбор критериев промышленной политики

Переход от индустриальной к постиндустриальной организации социально-экономической деятельности общества и интенсивное развитие информационно-коммуникационных технологий ведет к тому, что эффективность современной экономики, включая прогресс материального производства, все более определяется интеллектуально-творческим потенциалом, нежели традиционными факторами экономического развития индустриального общества.

Становление постиндустриальной хозяйственной системы существенно изменяет сложившуюся для индустриального общества зависимость между объемом применяемых факторов производства и конечным результатом. По этой причине увеличение количества создаваемых материальных благ перестает служить наиболее адекватным измерителем экономического прогресса. В сегодняшней ситуации быстрое экономическое развитие оказывается вполне возможным при относительно низких темпах роста материального производства. Более того, традиционно исчисляемые показатели перестают отражать качественную сторону экономической динамики, а простой хозяйственный рост уже не может изменить положение страны в системе мирового разделения труда, обеспечить ее стабильное и комплексное развитие.

Усиление влияния информационных технологий на экономическое развитие находит отражение в появлении индекса перспективной конкурентоспособности, наряду с традиционным индексом текущей конкурентоспособности:

  • индекс текущей конкурентоспособности оценивает экономику страны в текущий момент и привязывается к объему, удельному весу и темпам роста ВНП;
  • перспективная конкурентоспособность определяется уровнем использования новых технологий в экономике, качеством государственных и общественных институтов, а также состоянием макроэкономической среды.

В этой связи целесообразно обратить внимание на то обстоятельство, что основой достижения мирового лидерства Соединенными Штатами Америки и Западной Европой в 90-е годы явилось использование интеллектуальных технологий и ускоренное развитие новейших отраслей.

В этих условиях основным критерием успешной деятельности современных промышленных предприятий является показатель роста произведенной добавленной стоимости (стоимости, добавленной обработкой), отражающий совершенствование отраслевой структуры компаний от простейших форм производства (с минимальными затратами человеческого капитала и высокой природной рентой) к все более сложным формам, выступающим в качестве одной из главных целей промышленной политики.

Другими критериями соответствия деятельности предприятий основным принципам промышленной политики могут выступать:

  • рентабельность и структура активов;
  • повышение транспарентности внутренних финансовых потоков;
  • создание новых рабочих мест;
  • своевременные платежи в бюджеты всех уровней;
  • ряд других показателей инновационной активности и социальной полезности научно-промышленной деятельности.

Определение критериев успешности промышленной политики и эффективности деятельности предприятий (с учетом отмеченной выше необходимости пересмотра экономических показателей) имеет принципиальное значение. Без приведения системы оценок социально-экономического развития страны и отдельных предприятий в соответствие с реалиями современного мирового развития не представляется возможным осуществить переход к инновационной стратегии и адекватной государственной политике качественного экономического роста.

Субъекты промышленной политики

В силу исторических обстоятельств в России сформировались два ведущих агента модернизации:

  • государство, инициировавшее экономическую реформу;
  • крупный бизнес, возникший в результате и в процессе социально-экономических преобразований в стране.

В современных российских условиях эти участники пока не могут быть равноправными, поскольку бизнес-сообщество как единая сила пока не сложилось (на право представлять интересы бизнеса претендуют Российский Союз промышленников и предпринимателей, Российский Союз товаропроизводителей и Торгово-промышленная палата Российской Федерации).

Западный опыт свидетельствует о необходимости участия в процессе разработки и реализации промышленной политики профессиональных союзов. При этом необходимо понимать, что в России профсоюзы в их современном понимании находятся пока в зачаточном состоянии. Однако их вовлечение целесообразно, поскольку, во-первых, это полезно само по себе, и, во-вторых, будет способствовать их трансформации.

Государство

Политический статус современных государств сегодня определяется в большей мере конкурентоспособностью наукоемкой продукции, чем их военной мощью. Поэтому вопросы необходимого технологического обеспечения национальных потребностей становятся приоритетной задачей государственного управления. Научно-техническое развитие требует все большей концентрации национальных ресурсов, так как усиление интеллектуального, профессионального и организационного потенциала страны невозможно в отрыве от социума и его духовной базы. По этой причине возрастает роль государства в вопросах разработки и реализации плана научно-технического развития современного уровня. Участие государства в инновационном процессе приобретает такие масштабы, что в США появился специальный термин "полугосударственная (semipublic) экономика", отражающий факт укрепления связей между частными фирмами и органами государственной власти. Данная тенденция обусловлена тем, что формирование национальных конкурентных преимуществ зависит сегодня не только и не столько от внешних инвестиций и активности компаний, сколько от целеустремленной политики государства на национальном и международном уровне.

В условиях резкого сокращения государственных закупок промышленной продукции, открытия экономических границ при неготовности отечественных товаропроизводителей к конкурентной борьбе с мощными зарубежными компаниями, а также переживаемых страной финансовых трудностей и развала прежнего народнохозяйственного комплекса, государственная поддержка российской промышленности приобретает исключительное значение и чрезвычайную актуальность. Сегодня вне связи с национальным государством не может быть рассмотрена и удовлетворительно решена проблема конкурентных преимуществ отечественного производства. Промышленная политика, ориентированная на стимулирование инноваций, невозможна без соответствующей социальной политики, направленной на формирование продуктивно-творческого человека как главный ресурс современной экономики. Ответственные государства не могут полагаться и не полагаются на автоматическое действие законов рынка.

Отсутствие разработанных принципов промышленной политики в России, как и концепции предоставления государственной помощи предприятиям, компаниям и регионам, приводило к бессистемному и чрезмерному вмешательству государства в дела бизнеса, нечеткости разграничения сфер ответственности государства и бизнеса. В силу этих обстоятельств критерии государственной помощи предприятиям в 90-е годы оставались внерыночными (“телефонное право”, кумовство, приятельские отношения и т.д., что получило название "дикого" капитализма) и, по существу, отражали влияние различных лоббистских групп ("непрозрачная" промышленная политика). Подобная государственная помощь не только нарушает справедливую конкуренцию, давая односторонние выгоды одним компаниям в ущерб другим компаниям и потребителям, но и дискредитирует саму идею государственного регулирования промышленно-технологического развития страны.

Интегрированные бизнес-группы

В России интегрированные бизнес-группы (ИБГ), вырастающие из энергетических и сырьевых компаний, фактически оказались не только пережившими кризис 1998 г. институтами, но и экономическими субъектами, способными аккумулировать необходимые для инвестиций финансовые потоки.

Особенностью формирования многоотраслевых холдингов в России является то обстоятельство, что этот процесс происходит на уже сложившейся масштабной индустриальной базе (в отличие от развивающихся стран), во многом предопределяющей создание крупных корпоративных структур. Только они способны в сложившихся условиях брать на себя технологические и финансовые риски нововведений, разрешить непреодолимую для плановой экономики проблему внедрения. ИБГ могут создать вокруг себя шлейф малого инновационного и производственного бизнеса, для которого они становятся источником платежеспособного спроса. В России, как и во многих странах с развивающимися рынками (Индия, Бразилия, Малайзия и др.), диверсифицированные компании выполняют сегодня роль тех отсутствующих стандартных институциональных и финансовых структур, функционирующих в развитых странах, на создание которых в России может уйти по разным оценкам от 10 до 30 лет.

По мере развития крупных отечественных компаний их роль в модернизации страны будет возрастать, поскольку именно в ИБГ концентрируются ресурсы общенационального развития: профессиональные кадры, управленческая компетенция, передовые технологии и финансовые ресурсы. Кроме того, именно ИБГ реально и достаточно успешно включаются в процессы глобализации, приобретая опыт достижения национальной конкурентоспособности на мировых рынках.

Признание крупного бизнеса в качестве важнейшего субъекта повышения конкурентоспособности страны - необходимая основа национальной промышленной политики.

Социальные силы новой экономики

Вместе с тем, отмечаются и негативные тенденции экономического и политического доминирования крупных ИБГ, сконцентрированных вокруг добычи и реализации сырьевых ресурсов. Сложившаяся экспортно-сырьевая ориентация национальной экономики не отвечает коренным интересам России, а также не соответствует уровню ее научно-промышленного и интеллектуального потенциала. Без перехода к инновационному развитию и постиндустриальной трансформации общества Россия в XXI веке не имеет шансов на равноправное участие в мировой экономике. Россия с ее колоссальными интеллектуальными ресурсами не может остаться в стороне от этих глобальных процессов. Только переход к инновационной экономике позволит России решить проблему низкой эффективности российской промышленности, создать новые рабочие места, получить доступ к инвестициям, интегрироваться в мировое информационное и экономическое пространство в качестве достойного партнера. Очевидно, что сырьевые ИБК не смогут возглавить этот процесс и служить социальной опорой для назревших преобразований.

Причина усиливающейся интеллектуальной маргинализации и технологического отставания России от развитых стран как раз в момент резкого повышения мирового спроса на ценные знания и научно-творческие кадры заключается в следующем:

  • основу нынешней экономики России составляют устаревшие структуры индустриальной эпохи, функционирование которых не требует ускоренного технологического развития и информатизации общества;
  • наиболее влиятельные сегодня социальные силы, формирующие экономическую политику страны, сформировались вокруг сырьевого экспорта и добывающих производств, не отличающихся высоким уровнем промышленных технологий и сложностью ведения бизнеса;
  • в политических партиях и государственных структурах пока не осознана в полной мере сущность инновационной экономики и не найдены адекватные ответы на вызовы постиндустриального развития.

Инвестиционная активность складывающейся "интеллектуальной экономики" концентрируется на "человеческом капитале" и информационных технологиях с осуществлением соответствующей перестройки организационных структур и систем управления. Движение к информационной экономике модифицирует отношения собственности в направлении преодоления экономического отчуждения работников от средств производства. В данном процессе заметна тенденция к размыванию понятия "модели продукции", стиранию грани между товарами и услугами, а также к организации массового производства по индивидуальному заказу.

Силы "новой экономики" формируют новый стиль промышленной деятельности, в которой в большей мере капитал управляется интеллектом, чем интеллект обслуживает капитал. В этих условиях самым конкурентоспособным ресурсом компаний и страны в целом становится высокая квалификация и совокупные знания ее работников. Однако интеллектуально-кадровый потенциал "новой экономики" формируется и развивается не в сырьевых ИБГ, а в наукоемких и информационно-технологических компаниях малого и среднего бизнеса. Вследствие этого нарождающиеся социальные силы "новой экономики", несмотря на свою слабость и незначительную долю в ВНП, могут и должны стать при целенаправленной поддержке государства политически влиятельными и наиболее заинтересованными субъектами разработки и реализации промышленной политики.

Конфликты интересов и политическая воля государства

В результате столкновения процессов информатизации и революции в управлении с устаревающими и жестко организованными индустриальными структурами пошатнулись базовые институциональные основы стран с высокой долей традиционной промышленности. В осознании этого принципиального обстоятельства кроется ключ к пониманию многих политических и общественных конфликтов, имеющих место в современном мире. Здесь же кроется и одна из наиболее существенных причин разрушения СССР как наиболее жестко организованной и централизованно управляемой индустриальной системы, которая первой и потерпела крах в историческом конфликте с новыми реалиями постиндустриального мира и информационной революции.

Вместе с тем, процесс постиндустриальной трансформации далек от завершения даже в технологически развитых странах. Не закончена и локальная борьба за власть между индустриальными элитами и силами "новой экономики" даже в самых передовых постиндустриальных странах. Тем не менее, общее направление разрешения конфликта сегодня уже вполне ясно. Глобальная гонка будет выиграна теми странами и структурами, которые первыми закончат свой переход к постиндустриальной организации, осуществив его с минимальными внутренними потерями.

Конфликтная ситуация сформировалась и в России. Основную прибыль получают сегодня сырьевые монополисты, в силу чего сохранение политического и экономического статус-кво - в интересах именно этого сектора. Необходимость поиска финансовых ресурсов для инвестирования в технологическую модернизацию национальной промышленности требует нарушения этого статус-кво, а, следовательно, и неизбежного конфликта с влиятельными экономическими силами страны. Этот конфликт будет связан с созданием механизма перевода финансовых ресурсов в развитие высокотехнологичных и наукоемких производств, а также целенаправленной политической и экономической поддержкой государства пока еще весьма слабых сил "новой экономики".

В связи с разработкой и реализацией активной промышленной политики, ориентированной на технологическую модернизацию, уже ведутся острые дискуссии, подвергающие сомнению целесообразность нарушения статус-кво в пользу наукоемкого сектора экономики. Однако не вызывает сомнений то, что именно научно-технический прогресс выступает сегодня основой экономического роста. Вклад научно-технического прогресса в экономический рост наиболее развитых стран составляет до 90%. Если изъятие природной ренты будет направлено на развитие высокотехнологичных производств, то экономика будет продвигаться вперед государственными усилиями за счет повышения национальной конкурентоспособности и стимулирования нового качества роста.

Вряд ли нужно упускать из виду и то обстоятельство, что рыночная сила была, есть и будет концентрированно выраженным стремлением к богатству и его символам. Вместе с тем, не может быть признана позитивной и сложившаяся практика государственной поддержки отечественного производства по следующим причинам:

  • значительная часть созданного в СССР промышленного потенциала изначально не была ориентирована на рынок и не в состоянии выпускать конкурентоспособную продукцию;
  • государственная поддержка традиционно сводится к бюджетной подпитке важных для народного хозяйства отраслей без перепрофилирования предприятий и их ориентации на рыночный спрос, переподготовки специалистов и резкого повышения уровня менеджмента;

Подобная практика проведения государством промышленной политики представляется тупиковым путем. В этих условиях содействие формированию движущей силы постиндустриальной трансформации общества и превращение ее в важную социальную базу структурных преобразований экономики должно определять основное общественно-политическое содержание деятельности высших должностных лиц государства по переводу страны на инновационную стратегию развития.

Цели и задачи промышленной политики

Государственная промышленная политика должна обеспечивать решение собственно государственных проблем, способствовать сохранению и развитию интеллектуально-кадрового и научно-технического потенциала национальной экономики, ориентироваться на удовлетворение потребительского спроса и повышение конкурентоспособности отечественных производителей, включая в себя следующее:

  • определение технологий и производств, обеспечивающих реализацию жизненно важных национальных интересов, обороноспособность и безопасность страны;
  • концентрацию государственных усилий на достижении приоритетов научно-технического развития, разработке критически важных технологий и мобилизации необходимых для этого политико-правовых, финансово-экономических и организационных ресурсов;
  • создание благоприятствующих условий для наиболее полной реализации национального научно-технического и образовательного потенциала, активизации и стимулирования творческой деятельности;
  • развитие инфраструктуры научно-технической деятельности и рынка технологий, в том числе его "мягкой" инфраструктуры;
  • стимулирование инновационной активности национальной промышленности, в том числе малого наукоемкого бизнеса;
  • содействие продвижению на мировой рынок отечественных технологических достижений и протекционизм по отношению к национальным научно-промышленным предприятиям;
  • разработку и реализацию национальных научно-технических программ, участие в долгосрочных рискованных проектах научных центров и промышленных корпораций.

Системообразующей целью промышленной политики в условиях вхождения России в мировое рыночное пространство является повышение национальной конкурентоспособности (т.е. способности производить и потреблять товары и услуги в условиях конкурентной борьбы с другими странами), соблюдение международных стандартов и расширение доли отечественных компаний на внутреннем и мировом рынках как основного источника повышения благосостояния граждан страны при непрерывном росте их жизненного уровня.

Основной задачей государства в этой сфере является создание целостной системы обеспечения развития наукоемкого производства России. Речь идет не о поддержке отраслей или подотраслей по канонам плановой экономики, а о поддержке отдельных производств и технологий, определяющих возможности технологических прорывов и значимых для мировой экономики.

Исходя из данных предпосылок основные задачи промышленной политики можно сформулировать следующим образом:

  • стимулирование научно-технического прогресса;
  • проведение структурной реформы научно-промышленной сферы;
  • создание институциональных основ и инфраструктуры экономики знаний, обеспечивающих практическое освоение научных достижений;
  • формирование стимулов для инвестирования в новые знания и новые технологии;
  • накопление, развитие и эффективное использование интеллектуального (человеческого и структурного) капитала новой экономики;
  • направление инвестиционных потоков в интеллектуальный капитал;
  • приоритетное развитие сферы образования;
  • перераспределение части доходов традиционных секторов экономики для решения задач научно-технического прогресса;
  • информатизация общества и проведение на этой основе реформы управления.

Модернизация производства - безальтернативное условие развития

Перспективы динамичного роста объемов промышленного производства и увеличения экспорта товаров с высокой степенью переработки напрямую зависят от темпов технологического перевооружения обрабатывающей промышленности. Это обусловлено следующим:

  • высоким уровнем износа производственных мощностей;
  • исчерпанием резервов дозагрузки неиспользуемых мощностей;
  • необходимостью резкого увеличения выпуска инновационной продукции для обеспечения конкурентоспособности продукции на внутреннем и внешнем рынках;
  • потребностью в снижении ресурсоемкости и энергоемкости производства.

Удельный вес активных в инновационном отношении предприятий в общем числе предприятий промышленности за последние годы существенно возрос - с 5% в 1997 г. до 14% в 2001 г., однако удельный вес инновационной продукции в общем объеме отгруженной продукции промышленности остается небольшим и в 2001 г. составил около 4,4% (для сравнения в 1999 г. - 2,7%) и даже в машиностроении и металлообработке достигал лишь примерно 10%.

Существуют различные оценки необходимого объема инвестиций для модернизации российской промышленности. Они иногда расходятся на несколько порядков, но их минимальный уровень оценивается в 100-200 млрд долл. в ближайшие пять лет. Очевидно, что собственных ресурсов предприятий обрабатывающего сектора промышленности для решения задачи обновления производственного аппарата явно недостаточно. В этих условиях закономерен вопрос о внешних источниках капитала и особенно о возможных механизмах трансформации сбережений в инвестиции.

Проведение модернизации основных фондов в обрабатывающей промышленности требует сочетания трех условий:

  • наличия источников масштабных финансовых ресурсов;
  • создания эффективных механизмов трансформации сбережений в инвестиции и межотраслевого "перелива" капитала;
  • обеспечения сопоставимой инвестиционной привлекательности обрабатывающих отраслей в сравнении с другими секторами экономики.

Повышение национальной конкурентоспособности

Основными статьями российского экспорта остаются сырьевые товары и полуфабрикаты: нефть и нефтепродукты, газ, сталь, алюминий, минеральные удобрения, круглый лес и пиломатериалы, целлюлоза, рыба и морепродукты и как исключение, вооружение и военная техника. Исследования конкурентоспособности российской промышленности, в том числе в ИМЭМО РАН, показывают, что основная часть продукции российской промышленности конкурентоспособна на рынках РФ и СНГ и только 3-5% продукции конкурентоспособно на рынках стран ОЭСР.

В постиндустриальном обществе доминирующими в ВВП и занятости становятся наукоемкие услуги. В России также отмечается расширение и качественное развитие сектора услуг. Ориентация на усиленное развитие наукоемких и высокотехнологичных услуг российских предприятий должна носить целенаправленный и последовательный характер, определять основное содержание стратегии постиндустриального прорыва. Важные факторы этой стратегии связаны с внешнеэкономической сферой. С учетом ограниченности внутреннего спроса на ценные знания и технологические достижения промышленная политика должна нацеливаться на постиндустриальный прорыв на мировых рынках, а не на бесперспективную защиту неконкурентоспособных отечественных товаропроизводителей индустриального технологического уклада.

Расширение рынков сбыта продукции отечественного производства

Если рассматривать структуру российской экономики как наличие рынков сбыта для наукоемкой продукции, то можно сделать следующий вывод:

  • слабое платежеспособное состояние населения (оно пока не вышло на уровень жизни 1990 г., не говоря уже о небывалой по глубине и массовости в российской истории социально-экономической дифференциации) не позволяет рассматривать его как реальную экономическую единицу, способную организовать спрос на изделия пятого технологического уклада и на наукоемкую продукцию (так, процент компьютеризации России или процент людей, имеющих доступ к интернету и умеющих работать с ним, процент телефонизации и ряд других показателей резко отстают от мирового уровня);
  • возможность сбыта наукоемкой продукции также ограничивается тем, что многие отрасли и системы потребления организуются и контролируются государством (прежде всего, оборона страны), а не частным сектором.

Государство сегодня отстраняется в значительной мере от своей собственности и ответственности в сфере образования (тогда как образование может стать именно той сферой, которая будет определять спрос на продукцию наукоемких технологий), медицины (хотя в этой области все шире применяются новые системы для исследования заболеваний, диагностики и лечения, определенная аппаратура для проведения операций) и науки, бедственное положение которой ограничивает возможность ее превращения именно в структуру, способную вызвать (и вызывает в развитых странах) спрос на продукцию нового технологического уклада.

Общая оценка внутреннего рыночного спроса заключается в констатации следующего:

  • инновационный спрос со стороны традиционных отраслей весьма слаб из-за отсутствия накоплений и “длинных” кредитов, что связанно с определенной монетарной политикой последнего десятилетия, отсутствием “длинных денег”, из-за слабости банковского и фондового рынка.
  • экспортный спрос на российские высокие технологии связан из-за высокой зарубежной конкуренции со значительными трудностями (даже в сфере военно-технического сотрудничества) и невозможен без косвенной поддержки либо прямого политического и экономического участия государства.

Названные ограничения являются наиболее существенными и будут в значительной мере влиять на экономическое развитие страны. В ближайшие годы не приходится ожидать резкого роста платежеспособности как со стороны государства, так и со стороны населения. По этой причине одним из основных направлений промышленной политики должна стать государственная поддержка экспорта наукоемкой продукции.

При разработке экспортной политики необходимо иметь в виду, что структура вывозимой продукции определяется сегодня уровнем технологического развития обществ и государств:

  • доиндустриальные страны производят сельскохозяйственные и минеральные ресурсы;
  • индустриальные страны обеспечивает дешевый труд и производство массовой продукции;
  • быстро растущие постиндустриальные страны использует новый способ мирового доминирования - производство, применение и распространение знаний.

Существенное значение имеет и то обстоятельство, что в современной экономике утрачивает первоначальный смысл понятие "национальная продукция", так как она приобретает вид составляющих компонентов транснационального производства.

При сложившейся сегодня иерархии видов интеллектуально-творческой и производственной деятельности принципиальное значение для национальных экономик приобретает не факт создания того или иного товара, а степень участия их предприятий в успешно действующих глобальных сетевых структурах, интегрируемых глобальными информационно-коммуникационными сетями. В этих "виртуальных корпорациях" характер исполняемых функций в международном разделении труда важнее факта окончательной сборки высокотехнологичных и наукоемких изделий. Именно по этой причине ставка на оказание наукоемких услуг в международной системе разделения труда представляется наиболее перспективным направлением экспортной составляющей промышленной политики.

Институциональные реформы и структурные преобразования

Важным моментом промышленной политики являются институциональные реформы и структурные преобразования. Сделать ставку не на те отрасли промышленности - это великий риск исторического масштаба. Хотя по анализу мировых рынков можно предположить, какие отраслевые ниши производства уже заняты, а какие только формируются или достаточно свободны, это вовсе не означает конструктивности отраслевого подхода к разработке структурной политики в научно-промышленной сфере. Более гибкий и рациональный подход - ориентация на развитие отдельных передовых технологий либо комплексных решений, которыми обладают или могут создать российские предприятия.

Необходимость разработки и реализации общенациональной промышленной политики определяется тем, что именно государство на сегодняшний день является:

  • основным потребителем наукоемких технологий и техники;
  • активным участником продвижения российской научной продукции на мировые рынки;
  • наиболее крупным собственником наукоемкого производства.

Существующие выводы о том, что определение точек экономического роста лежит вне сферы интересов, прерогатив и профессионально-технологических возможностей государства, представляются серьезной ошибкой.

При определении точек роста следует также учитывать складывающееся в современном мире разделение труда, которое происходит на очень высоком уровне. По этой причине попытка восстановления всего спектра наукоемких технологий (как это было в СССР а период "холодной войны") является финансово неподъемным и экономически нерациональным вариантом. Разработка структурных реформ и институциональных преобразований требует учета своеобразия сложившихся механизмов перевода капитала в развитие промышленности.

Следующая позиция - тарифы на товары и услуги естественных монополистов. Необходимо сразу отметить, что в силу климатических и географических условий установление тарифов на товары и услуги естественных монополий на мировом уровне приведет к неконкурентноспособности всей продукции российской промышленности. И именно эту позицию необходимо отстаивать на переговорах о вступлении в ВТО. Увеличение тарифов - это всегда увеличение одного из трех компонентов:

  • увеличение рентных платежей, которые поступают в бюджет государства и далее распределяются через его структуры;
  • перераспределение прибыли в энергопотребляющие отрасли за счет низких тарифов;
  • превращение полученной прибыли в инвестиционные средства самих естественных монополистов; в этой ситуации главным вопросом является направленность прибыли в те или иные сегменты российской экономики и способы их распределения.

Таким образом, вопросы тарифного регулирования связаны с решением проблемы прозрачности затрат естественных монополистов, а также с созданием реального механизма контроля над инвестированием получаемых средств и их рациональным использованием. Эта проблема не может быть решена без поиска определенного компромисса между государством и энергетическими монополистами с внятной политикой использования инвестиционных денег в модернизации и повышении конкурентоспособности национальной промышленности.

Соотношение уровня развития среднего и малого бизнеса, а также структур крупного олигархического бизнеса - это следующий вопрос. Зависимость бюджета всех уровней от отдельных ориентированных на экспорт предприятий создают нестабильность, угрожая экономике всей страны в целом.

Вопрос вступления в ВТО должен быть также оценен с точки зрения промышленной политики. Предпринимаемые меры должны защищать производителя только в случаях недобросовестной конкуренции со стороны зарубежных производителей или при наличии реальных возможностей создания конкурентоспособной продукции в течение ближайших трех-пяти лет. В иных случаях из-за слабого внутреннего спроса данная мера будет только консервировать отсталый уровень производства.

Информатизация бизнеса, общества и государства

Сегодня набирает темпы общемировой процесс смены технологических укладов с изменением характера и структуры общественного потребления, сдвигом потребительских предпочтений в пользу образования, информационных услуг и здоровой окружающей среды, а также с утверждением новых ценностей со сменой стереотипов "общества потребления" на ориентации "качества жизни" и творческой самореализации. Новейший технологический уклад приобретает отчетливый информационно-телекоммуникационный облик с ключевой ролью глобальных информационных сетей, систем искусственного интеллекта и интегрированных высокоскоростных транспортных коммуникаций при дальнейшем развитии энергосберегающих и экологических технологий, ядерной энергетики, космической техники, производства конструкционных материалов с заданными свойствами и гибкой автоматизации производства.

Информационные технологии играют все более важную роль в повышении конкурентоспособности национальных экономик, во многом определяют качество управления предприятиями и выступают в качестве инфраструктуры сетевой организации бизнеса. По мнению авторов специального доклада ООН, информационные технологии чрезвычайно выгодны для тех стран, которые с энтузиазмом использовали их как часть национальных стратегий и основной ресурс развития экономики, что подтверждает примеры таких стран, как Индия, Ирландия, Китай. Информационные технологии обеспечивают все возрастающую интеграцию стран в мировую экономику.

В российской отрасли ИТ в настоящее время работает около 10 тыс. предприятий. Россия располагает не до конца использованным стратегическим ресурсом в 1,3 млн программистов. В то же время по данным IDC, в США не хватает 850 тыс. программистов, Германия увеличила квоты на въезд программистов на 30 тыс. человек в год. Всего, по данным Европейской обсерватории информационных технологий, в Европе дефицит квалифицированных специалистов в сфере ИКТ составляет 1,2 млн человек, а к 2003 г. он может вырасти до 1,7 млн.

В 1999-2000 гг. российский сектор информационных технологий составил 1,16% от национального ВВП, что примерно соответствует среднему уровню развивающихся стран Восточной Европы и Латинской Америке.

Федеральная программа "Электронная Россия" предполагает увеличить к 2010 г. долю ИТ-сектора в ВВП России до 2%, что составит около 10 млрд долларов. В частности, ожидается, что масштаб российского рынка информационных услуг и программного обеспечения возрастет к 2005 г. в 2-3 раза, а к 2010 г. - в 5-6 раз по сравнению с сегодняшним уровнем.

Следовательно, промышленная политика должна уделять существенное внимание проблемам информатизации России и распространению информационных технологий в российском предпринимательском сообществе.

Повышение инвестиционной привлекательности промышленности

Сформировавшаяся в России модель экономического роста в целом неблагоприятна для обрабатывающего сектора. Уровень рентабельности и, соответственно, инвестиционной привлекательности отраслей, производящих продукцию высокой степени переработки, существенно уступает сырьевым секторам экономики. Изменить ситуацию могут только масштабные вложения в техническое перевооружение и модернизацию производства. На это у большинства предприятий не хватает собственных средств, а привлечение заемных ресурсов или инвестиций сдерживается их низкой инвестиционной привлекательностью.

Возникает замкнутый круг: "низкая эффективность производства - плохое финансовое положение предприятий - отсутствие инвестиций - дальнейшее снижение конкурентоспособности". Разорвать этот круг может федеральная промышленная политика, направленная на повышение инвестиционной привлекательности обрабатывающего сектора экономики. Здесь необходимо выделить следующие цели:

  • выравнивание налоговой нагрузки на сырьевой и обрабатывающий секторы промышленности;
  • защита российских и зарубежных инвестиций в развитие предприятий обрабатывающих отраслей промышленности путем разумного протекционизма в отношении отдельных внутренних рынков сбыта;
  • реформирование естественных монополий, учитывающее интересы развития всей экономики;
  • оптимизация непроцентных государственных расходов в целях развития производственной инфраструктуры и стимулирования конечного спроса.

Развитие малого и среднего бизнеса

Многие политики и экономисты считают стратегической ошибкой недостаточное развитие малого и среднего бизнеса. Для более эффективной работы крупных предпринимательских структур необходимо постоянное "дыхание в спину" со стороны вновь создаваемых энергичных и активных высокотехнологичных предприятий, которые на начальном этапе своего развития только и могут быть малыми или средними.

4. Место и роль малого и крупного бизнеса в стратегии инновационного развития российской экономики

В условиях трансформации экономической системы и перевода её на инновационный путь развития исключительное значение приобретают устойчивое взаимодействие всех субъектов научно-технической и производственной сферы, развитие единой инновационной инфраструктуры, обеспечение эффективного использования национального научного и технологического потенциалов.

Ядром научно-технического потенциала России сегодня является система государственных научных центров (ГНЦ), она же, по существу, образует основу инновационной инфраструктуры, призванную обеспечивать современными разработками и технологиями инновационный процесс в стране и взаимодействие в нем крупных, средних и малых предприятий.

В настоящее время на территории России функционируют 58 ГНЦ, расположенных в Москве и Московской обл. (39), Санкт-Петербурге (12) и ряде крупных промышленных центров Центрального и Западно-Сибирского округов (7).

Деятельность ГНЦ сосредоточена на четырех основных направлениях:

  • фундаментальные научно-исследовательские, опытно-конструкторские работы (НИОКР), в области приоритетных направлений развития науки и техники и критических технологий федерального уровня;
  • участие в разработке и реализации федеральных целевых программ (ФЦП);
  • участие в выполнении обязательств, предусмотренных межгосударственными, межправительственными договорами и другими документами о научно-техническом сотрудничестве;
  • подготовка и переподготовка высококвалифицированных научных кадров в области, относящейся к тематике исследований конкретного ГНЦ.

Инновационная деятельность является сложным процессом со многими участниками, от которых требуется высокая степень мобилизации финансовых, материальных, информационных, интеллектуальных и кадровых ресурсов для коммерческого использования результатов научных исследований и разработок и эффективного продвижения инновационной продукции на внутренние и зарубежные рынки.

Успешная деятельность всех участников инновационного процесса, как правило, основывается на реализации комплекса услуг, оказываемых субъектами инфраструктуры инновационного цикла по таким направлениям, как информационное обеспечение, защита интеллектуальной собственности и патентно-лицензионная работа, финансово-экономическое обеспечение, сертификация наукоемкой продукции и предоставление услуг в области метрологии и стандартизации, производственно-технологическая поддержка создания и освоения новой, наукоемкой, конкурентоспособной продукции, услуги по маркетингу, рекламной и выставочной деятельности, подготовка и переподготовка кадров в области инновационного менеджмента.

В реализации инноваций важнейшую роль приобретает взаимодействие ГНЦ с малыми и крупными промышленными предприятиями. Такое взаимодействие осуществляют 88% ГНЦ. В деятельности по разработке, модернизации и внедрению принципиально новых технологий с предприятиями стран дальнего зарубежья участвует 53,4% ГНЦ и в качестве партнеров выступают в среднем 11 предприятий.

Среди целей и направлений взаимодействия ГНЦ с зарубежными фирмами и организациями преобладали научно-техническое сотрудничество и выполнение заказов на научно-техническую продукцию (91% ГНЦ), совместное проведение НИОКР (40%). Необходимо отметить, что 41% ГНЦ имеет стратегического партнера в России и 36% - в странах дальнего зарубежья.

Отсутствие на внутреннем рынке платежеспособного спроса на научную продукцию, заказов от промышленности и нерешенные вопросы защиты объектов передаваемой интеллектуальной собственности сдерживают реализацию инноваций, особенно учитывая то обстоятельство, что 90% ГНЦ имеют готовые к использованию технологии, обладающие коммерческим потенциалом.

Для регионального, российского рынка и рынка стран СНГ наиболее значимым является разработка новых технологий, включая “ноу-хау”, а также модернизация существующих, а на рынках дальнего зарубежья - научные исследования (44,6% ГНЦ).

По степени перспективности регионов для экспорта результатов научно-технической и инновационной деятельности ГНЦ на первом месте - регионы России, на втором и третьем - Юго-Восточная Азия, Западная Европа и США, на четвертом - страны СНГ, на пятом - развивающиеся страны, на шестом - Восточная Европа.

С развитием международного сотрудничества, а также инновационной инфраструктуры, обеспечивающей внедрение передовых технологий и материалов, особое значение приобретает решение вопросов охраны интеллектуальной собственности. Пока же ГНЦ, как и многие другие субъекты инновационной деятельности, вступают в коммерческие контакты с зарубежными партнерами, не обеспечив в большинстве случаев ее правовую защиту.

В перспективе ГНЦ могут послужить ядром для формирования конкурентоспособных корпораций мирового уровня, способных при наращивании производственных мощностей для освоения новых поколений техники и технологий обеспечить взаимодействие с малыми и средними инновационными предприятиями в широкомасштабном производстве и продвижении на рынок новой техники и технологий.

В этом процессе исключительно важную роль играют малые предприятия научно-технической сферы. Как следует из приведенных в разделе 2 данных, из почти 880 тыс. малых предприятий 28 тыс. приходится на научно-техническую сферу. Мониторинг этих предприятий осуществляет Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере - государственная некоммерческая организация, образованная постановлением Правительства Российской Федерации от 3 февраля 1994 г. № 65, - один из трех государственных научных фондов России.

В январе-феврале 2002 г. Фондом было проведено обследование представительной выборки из 128 компаний-заявителей Фонда за три года - с 1 января 1999 г. по 1 января 2002 г. Анализ результатов этого обследования показал следующее.

В компаниях происходит устойчивый рост объемов выпущенной продукции, в том числе продаваемой на экспорт. Так, за 2000 г., по сравнению с 1999 г., объем производства на обследованных предприятиях удвоился, его прирост составил 1,38 млрд руб., а в 2001 г., по сравнению с 1999 г., объем выпускаемой продукции увеличился в 2,7 раза: его прирост составил 2,04 млрд руб. Однако приведенные данные показывают, что темпы прироста объемов выпускаемой продукции в 2001 г., по сравнению с 2000 г., существенно замедлились. Так, в 2001 г., по отношению к 2000 г., они составили 25% против 114 % в 2000 г. по отношению к 1999 г. Заметим, что такая динамика показателей характерна для темпов роста экономики России в целом, замедление которых особенно проявилось во втором полугодии 2001 г., что объясняется целым рядом макроэкономических процессов, происходящих в отечественном хозяйстве. Объем продукции, отправляемой малыми предприятиями на экспорт, вырос за три последних года на 169, 5 млн руб., или 330% при росте общих объемов выпускаемой продукции за аналогичный период только 167%. При этом удельный вес продукции, поставляемой за рубеж, в общем объеме производства вырос с 4% в 1999 г. до 7% в 2001 г., что свидетельствует о повышении конкурентоспособности малых инновационных предприятий на мировом рынке.

В целом поддержанные Фондом предприятия освоили в производстве свыше 1000 запатентованных изобретений, выпустили на их основе продукцию на десятки миллиардов рублей. Доля продукции малых инновационных компаний и выросших из них за эти годы средних компаний в общем объеме российской продукции по ряду изделий составляет десятки процентов, а по некоторым (программный продукт, научное и экологическое приборостроение) приближается к 100%.

Таким образом, развитие наукоемких технологий и их освоение всей производственной сферой являются ключевой задачей, решение которой поможет России в новом тысячелетии занять достойное место среди экономически развитых стран.

Определенный вклад в решение этой задачи вносит названный выше Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере - единственная пока государственная структура, имеющая рассматриваемую целевую направленность.

За 8 лет (до 15.03.2002 г.) в Фонд было подано 3357 проектов, свыше половины из них - из регионов России. Представительства Фонда активно работают в 25 регионах Российской Федерации. Проекты проходят независимую экспертизу на научно-техническую новизну, финансово-экономическую обоснованность, перспективу производственной и рыночной реализации продукции. В экспертизе проектов принимает участие более 2000 независимых экспертов, из них 572 - доктора наук, 872 - кандидаты наук. Профинансировано более 1500 проектов на сумму 1080 млн. руб.

Основные средства Фонда направлены на проекты НИОКР. Отраслевая тематика проектов отражает направленность малых инновационных компаний на решение социальных задач и создание наукоемких продуктов высокого уровня:

  • медицина, фармацевтика32,0%
  • машиностроение и приборостроение (в том числе экологическое и научное)25,0%
  • пищевая промышленность и сельское хозяйство11,0%
  • информатика (включая программный продукт), электроника15,0%
  • строительство, новые материалы и пр.17,0%

Более 70% проектов, реализуемых малыми предприятиями и профинансированных Фондом, имеют отношение к приоритетным направлениям развития науки и техники и критическим технологиям федерального уровня. Это информационно-телекоммуникационные системы, создание элементной базы микроэлектроники и наноэлектроники, лазерные и электронно-ионно-плазменные технологии, математические методы распознавания, прогнозирования и анализа изображений, эффективные строительные материалы и технологии, системы инженерного обеспечения жилых домов и многое другое.

Все это иллюстрирует реально возрастающую роль малых предприятий в инновационной практике. По некоторым оценкам, из 58 крупнейших изобретений XX века (США и Западная Европа) не менее 46 принадлежат мелким фирмам и одиночкам, не добившимся признания в крупных организациях. Велика роль малого бизнеса и в продвижении передовых достижений науки и технологии в практику, особенно на стадии единичной апробации этих достижений.

Малые инновационные предприятия в России стали появляться с конца 80-х годов. Они создавались при отраслевых и академических НИИ, чтобы связывать научные результаты с производством и напрямую продавать разработки, что позволяло ученым заработать. В Российской Федерации в 1991 г. около 500 тыс. человек было занято (постоянно и временно) в сфере малых инновационных предприятий, которые составляли 5% от всех малых предприятий в стране. В настоящее время в России в сфере инновационного предпринимательства зарегистрировано около 40 тыс. фирм с общим числом занятых 200-300 тыс. человек, из них в сфере наукоемких услуг реально работает, по имеющимся оценкам, до 4 тыс. фирм с общим числом занятых 20-30 тыс. человек.

В целом малые предприятия в научно-техническом секторе позволили России сохранить значительную часть высококвалифицированных кадров. Этому способствовали качественные изменения в практике взаимоотношений малых предприятий и крупных компаний. Во-первых, малые предприятия не ограничились работой на базе имевшихся научных разработок. Об этом свидетельствует, например, выполнение для них академическими институтами заказов на проведение целевых фундаментальных исследований, необходимых для разработки новых технологий, в наиболее перспективных направлениях. Во-вторых, малые предприятия стали менять свой статус в результате экстенсивного развития и увеличения числа занятых и уже сами организуют дочерние предприятия. В целом это способствует восстановлению на новых условиях распавшихся ранее крупных научно-исследовательских фирм и изменениям в их работе. В результате создаются предпосылки для формирования гармоничной структуры инновационного потенциала за счет стремления к взаимному соответствию малого, среднего и большого бизнеса в научной сфере.

Преимущества малых, в том числе, и даже особенно, инновационных предприятий - гибкость, способность быстро приспосабливаться к новым требованиям, выдвигаемым НТП. Это особенно важно в условиях углубления специализации и диверсификации производства, расширения номенклатуры выпускаемой продукции, индивидуализации производства и спроса. Малые предприятия в первую очередь осваивают выпуск мелкосерийной, уникальной продукции. С развитием НТП постоянно возникают рынки новых товаров и услуг, емкость которых на первых порах незначительна, не требует массового производства.

По мере насыщения рынка, удовлетворения первичного спроса на тот или иной вид потребительских товаров, у отдельных групп покупателей формируются специфические требования к тому или иному виду изделий. Это приводит к возникновению спроса на новые модели и модификации уже существующих товаров. Это происходит и в сфере производства средств производства. Диверсификация производимой продукции требует новых материалов, новых способов обработки. В результате перехода к мелкосерийному и штучному производству от массового, соответственно, и оптимальный размер предприятия уменьшается. Это также повышает шансы малых и средних предприятий на эффективную интеграцию в промышленные кластерные системы.

Строительство и перепрофилирование малых предприятий требуют меньших затрат, которые быстро окупаются. Малые предприятия имеют большие возможности в сжатый срок наладить производство новых изделий на современной технической основе. Соответственно, малые инновационные предприятия не имеют других средств для выхода на рынок или сохранения своего места на нем, кроме выпуска качественно новой продукции. Малые инновационные предприятия, как правило, идут на риск внедрения в производство новшеств без должного исследования рынка, основываясь лишь на опыте и интуиции. Небольшие масштабы накопления и выпускаемой продукции превращают процесс технического совершенствования производства практически в единственный способ выживания малых инновационных предприятий. Следует также отметить, что характерными чертами малых инновационных предприятий и фирм является узкая специализация (на разработках и продвижении одного-двух видов продукции в строго ограниченных сферах современной науки и технологии), наличие значительной доли высококвалифицированных специалистов в структуре занятых и высокая доля затрат на НИОКР.

Не случайно малые инновационные предприятия имеют более высокие показатели эффективности НИР. В частности, по некоторым оценкам, отношение числа нововведений к численности научного персонала в них выше в 4 раза, чем в больших организациях, а число нововведений на 1 доллар затрат на НИР - в 24 раза.

Финансируются малые инновационные предприятия, ориентированные, главным образом на разработку новой продукции и новых технологий, в стадии высокой производственно-коммерческой готовности. Формы предоставления малым инновационным предприятиям венчурного капитала весьма разнообразны - прямое финансирование, через специальные инвестиционные компании и в виде государственных субсидий. Венчурное финансирование разделяется на несколько этапов - в соответствии со стадиями реализации самих венчурных проектов:

1) финансирование команды исполнителей, подготовки детального предложения на основе первоначальной идеи;

2) финансирование создания прототипа продукта, формирование команды сбыта;

3) поступление средств из “нерисковых фондов”, в том числе и выход на фондовую биржу.

Важнейшей функцией венчурных фондов является финансирование начальных стадий рисковых проектов, связанных с максимальной неопределенностью отдачи затраченных финансовых средств. При этом вероятность неудач у подобных фирм очень велика - только примерно 20-25% подобных разработок доходит до последнего этапа - создания реально функционирующего и рыночно устойчивого (рентабельного) предприятия.

Во всех развитых странах государство оказывает малым инновационным предприятиям активную помощь. Ведущий инструмент такой помощи - государственные контракты на научные исследования и разработки. Разумеется, здесь не имеется в виду государственный заказ в его обычном понимании. Имеется в виду государственный заказ в области НИОКР, когда на конкурсной основе научно-технический коллектив получает заказ на необходимый результат по решению определенной проблемы в течение определенного срока. Контракт фактически содержит соглашения: о приобретении будущего результата, который обязуется создать исполнитель, о кредитовании исполнителя на период выполнения работы. Контракт, предполагающий согласование с заказчиком всех основных характеристик ожидаемого результата, требует высокой компетентности заказчика, игнорирует присущую инновационной деятельности неопределенность затрат, сроков и характеристик ожидаемых результатов. Обычно цена фиксируется до начала работы, оплата - по завершении. Авансовое субсидирование используется в основном для радикальных, рисковых проектов. Оценка заявок на гранты (субсидии) обычно основана на сведениях о творческом потенциале группы, опыте подобных работ, квалификации.

Большинство стран оказывает данной группе субъектов малого предпринимательства активную налоговую поддержку. Например, в соответствии с федеральным налоговым законодательством США, расходы фирм на НИР в полном объеме исключаются из сумм, подлежащих подоходному налогообложению. Длительное время в США действовали законодательно закрепленные нормы полного освобождения малого (венчурного) бизнеса от уплаты каких-либо налогов на 5-10 лет.

В Российской Федерации в основных налоговых законах малые инновационные предприятия как субъекты налоговых льгот вообще не упоминаются. По имеющимся оценкам, такие предприятия дают всего 0,05 % налоговых поступлений в стране - текущие потери бюджетов всех уровней были бы невелики, даже если совсем не брать налогов.

5. Подготовка к вступлению России в ВТО: проблемы конкурентоспособности и эффективности малых и крупных предприятий

В преддверии вступления в ВТО принципиальнейшее значение приобретает незамедлительная разработка национальных среднесрочных и долгосрочных программ повышения конкурентоспособности с целью обеспечения оптимальных темпов экономического роста. В этих программах упор должен быть сделан на поддержку малого и среднего предпринимательства. При разработке названных программ целесообразно использовать сводные индексы конкурентоспособности, измеряемые с помощью основных агрегатных факторов.

Удивительно, но только совсем недавно - в конце 2001 г., руководству страны стало понятно то, что для многих экономистов было очевидно уже много лет. Доминирование в экономической политике интересов олигархий и монополий, опирающееся на сырьевой потенциал, носит сугубо конъюнктурный характер и не отвечает стратегическим целям развития страны. Закономерность же такова: чем больше эффективно работающих на рынке конкурентоспособных малых и средних предприятий в промышленности, строительстве и инновационной сфере, тем больше вклад этого сектора в ВВП и выше темпы экономического роста сферы.

Вывод из этих “перевоплощений” таков. Необходимо срочно проявить политическую волю для резкого снижения налогового пресса, создания своих “силиконовых долин”, развития наукоградов и бизнес-инкубаторов. Это позволит на практике реализовать имеющийся потенциал повышения конкурентоспособности и экономического роста за счет интенсивного развития малого бизнеса в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

В 2001 г. и начале 2002 г. на разных уровнях, на международных и российских форумах широко обсуждались вопросы, связанные с вступлением России в ВТО. Большинство политически непредвзятых участников дискуссий, представляющих органы исполнительной и законодательной власти, объединения предпринимателей и научную общественность, считает, что вступление России в ВТО - объективная необходимость. Речь идет, скорее, об условиях и сроках этого вступления. Существенно то, что приобретет Россия при вхождении в число полноправных членов этой организации и что потеряет. Наиболее заинтересованной стороной в понимании “плюсов” и “минусов” этого были олигархии, монополии, крупные концерны и холдинги, ведущие банки. Постепенно радужные настроения относительно ВТО сменилось серьезным беспокойством. Интересы же малого и среднего предпринимательства отодвигались на второй план.

Опыт Финляндии, Канады, Италии, Мексики и других стран показывает, что необходимо заранее, а это значит для России - уже в 2002 г., - подготовить правовую основу и сами программы защиты позиций отечественного малого предпринимательства. Для этого необходимо оговорить и специальные условия и меры защиты МП на стадии предварительных переговоров, которые вели и ведут рабочие группы Правительства России. В первую очередь это относится к малым и средним предприятиям пищевой, швейной, текстильной, обувной, трикотажной, мебельной промышленности, сферы услуг.

Правительство России неоднократно заявляло, что будет стремиться к снижению средней ставки импортных пошлин до уровня Евросоюза и США в 3-4%. Но пока этот уровень составляет 16-17%, и лишь в отдельных странах 10-11%, что соответствует тому уровню, который требуется от России для вступления в ВТО. По некоторым же позициям импортные пошлины уже значительно снижены. Это касается, прежде всего, импорта технологического оборудования, который в 2001 г. увеличился на 30%. Получая такое оборудование в лизинг, выигрывают и многие МСП.

Банковский сектор и страхование в нашей стране еще сильно отстают от уровня своих зарубежных аналогов и потребностей. По возможностям в работе с малыми предприятиями и освоенным финансовым технологиям иностранные банки на порядок превосходят российские. С приходом иностранных банков на российский рынок отечественные банки могут быть существенно потеснены. Иностранные банки станут контролировать не только вешние, но и внутренние платежи, и если заранее не ввести ограничений по вывозу капитала, то это может повлечь за собой дальнейший отток значительных средств за границу.

В то же время иностранные кредитные организации могут привнести не только новые технологии, но и своей конкуренцией окажут стимулирующее воздействие на модернизацию российских банков.

Для подготовки МСП к работе в условиях глобализации, учитывая международный опыт, целесообразно, чтобы альянс государственных структур (Минэкономразвития России, МАП России, ФФПМП и др.) с ТПП России, Российским агентством МСП привел к созданию оперативно действующей справочно-информационной системы о состоянии потребностей в странах СНГ и т.п. Это можно сделать на базе действующих информационных систем типа СИОРА на основе систем ФФПМП, ТПП России и интернет-технологии. Малым предприятиям с трудом дается инвестиционное проектирование и оценки инвестиционных рисков. Для этого они должны знать конъюнктуру рынков, ожидаемый уровень инфляции, уровень конкуренции, свободные рыночные ниши и т.п. Улавливать же "сигналы мирового рынка" рядовому российскому бизнесмену еще долго будет не под силу. Но именно с целью защиты для отраслей пищевой и легкой промышленности необходимо выстроить надежную систему правового и информационного обеспечения (включая каталогизацию, стандартизацию, экологический мониторинг и др.). Эта система может быть отстроена по открытому принципу и совместима с другими государственными системами, которые станут частью федеральной целевой программы "Электронная Россия".

Для регионов с преобладанием отраслей пищевой и легкой промышленности необходимо разработать специальные программы поддержки с мерами защиты потребительского рынка от низкокачественной и фальсифицированной продукции, которая и ныне поступает из Турции, Китая и ряда других стран, а также ввести заслоны против ее нелегального, контрабандного ввоза.

Недостаток инвестиций в перерабатывающем секторе остается одной из острых проблем в малом предпринимательстве. Обновление производственных фондов и внедрение новых технологий в мясоперерабатывающей промышленности, обувной, швейной, трикотажной отраслях, требуют миллиардных вложений - от 30 до 50 млрд руб. Львиная доля всех инвестиций приходится на добывающие, экспортно-ориентированные отрасли. В итоге большинство отечественных малых и средних производителей товаров и услуг просто не в состоянии конкурировать с западными предприятиями (и это еще при невысоком уровне потребительского спроса). Импорт этой продукции в 2000-2001 гг. продолжал расти. По итогам же 2001 г. его объем увеличился почти на 20%. По мнению экспертов, тенденция роста импорта сохранится и в 2002-2003 гг.

Далека от решения проблема объема государственной поддержки сельского хозяйства, которая неоднократно поднималась на переговорах по вступлению России в ВТО.

Цена же решения этой проблемы - продовольственная безопасность страны. В техническом перевооружении сельского хозяйства наша страна отстала от развитых государств на 40-50 лет. До рациональной нормы в сельском хозяйстве не хватает почти 800 тыс. тракторов, примерно же 2/3 имеющихся в хозяйствах тракторов подлежит списанию. Государству придется и впредь дотировать сельское хозяйство. США это делали в течение последних 70 лет, а европейские страны - более 40 лет.

При вступлении в ВТО предусматривается увеличение импортных пошлин на сельскохозяйственную продукцию и технику, а также введение количественных ограничений на импорт. Без этого не обходилась ни одна страна, пока сельское хозяйство и агробизнес в целом становились конкурентоспособными.

Но поля и фермы - это лишь исходные звенья всей агропромышленной цепочки, завершающейся продажей продуктов в магазинах и их потреблением. России придется отстаивать экспортные субсидии в сельском хозяйстве, право на которые имеют все страны - члены ВТО.

Проблемы аграрного сектора, вероятно, долго еще останутся предметом острой дискуссии между нашей страной и Евросоюзом. Дело в том, что в Европе сельское хозяйство, мягко говоря, не совсем рыночное. Для этого в ВТО предусмотрены значительные дотации. Россия тоже требует дотации - до 15 млрд долларов в год. Дотации сельскому хозяйству в бюджете 2002 г. предусмотрены в сумме около 3 млрд долларов.

Большинство продовольственных транснациональных компаний, которые работают в России и готовы прийти на наш рынок (ТНК), проходят стадию очередной модернизации. Если раньше ТНК вынуждены были адаптировать свою продукцию и услуги к особенностям конкретных региональных рынков, то в результате глобализации населению придется, как это уже произошло во многих странах, адаптироваться к стандартизованным продуктам. Примером этого является ассортимент такой известной франчайзинговой системы, как “МакДональдс”. “МакДональдс” сдает свои позиции под напором экспансии других ресторанных сетей во многих странах, которые обновили набор продуктов и услуг с ориентацией на борьбу за снижение веса у многих людей, введя овощные и фруктовые низкокалорийные блюда.

Следует иметь в виду, что в ВТО действует правило “пока не согласовано всё, не согласовано ничего”. Условия же вступления России стремились согласовать уже к концу 2002 г.

Острым остается вопрос о тарифах естественных монополий. ВТО требует, чтобы Россия довела уровень внутренних тарифов на газ и электроэнергию до уровня экспортных, что вряд ли приемлемо для нас.

Наша страна не может развиваться по закрытой схеме отдельно от остального мира. Игнорировать процесс глобализации просто невозможно. Поэтому необходимо как можно скорее продумать стратегию развития страны с учетом включения в этот процесс, чтобы иметь возможность через ВТО влиять на правила игры, например, во всемирной торговле.

В заключение отметим, что до 40% ВВП России образуется в процессе внешней торговли (почти 96% мировой торговли приходится на страны - члены ВТО). Правила же игры на мировом рынке пока вырабатываются без участия России. Вступление в ВТО - это - переход российской экономики к новому статусу, который дает дополнительные инструменты для защиты своих интересов. В тарифной защите автомобилестроения и авиастроения, сельского хозяйства, легкой и пищевой промышленности, судостроения, рынка ценных бумаг, банковского сектора необходим прагматичный подход. Необходимо защищать эти секторы экономики, но на понятных принципах. Российские же малые и средние предприятия должны получить адаптационный период в 5-7 лет для подготовки к жесткой конкуренции при выходе на открытый рынок.

На первый план выходят реформирование естественных монополий (при ужесточении государственного контроля), перестройка бюджетной политики, преодоление административно-бюрократических барьеров на пути развития предпринимательства, борьба с коррупцией. Кроме того, необходимы налоговая революция в малом бизнесе, массовое освоение гибких механизмов доступа малых предприятий к финансовым ресурсам - микрофинансированию, гарантированию, лизингу, франчайзингу, а также поворот в банковском секторе к нуждам МП, его реструктуризация, создающая условия для эффективного взаимодействия крупного, среднего и малого бизнеса.

Весьма показательными являются основные положения доклада "Социальные последствия вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО)", подготовленного Международной организацией труда (МОТ) по заказу российского правительства. Международные эксперты считают, что положительный эффект от присоединения к ВТО российская экономика и социальная сфера ощутят только в "долгосрочной перспективе". В первые годы членства снижение барьеров на пути импорта приведет к падению производства в перерабатывающей промышленности, росту безработицы и экономическому кризису в ряде регионов.

Не случайно решение Правительства о России вступлению в ВТО на "стандартных условиях" уже в 2003 г. встретило жесткое противодействие промышленников. Право анализировать экономические "угрозы" Минэкономразвития России предоставило Высшей экономической школе (ВЭШ), а Бюро МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии занялось подготовкой отчета по социальной сфере.

Прошедшего года оказалось достаточно для уяснения того, что "стандартных условий" в ВТО не бывает, и государства, ранее вступившие в организацию, постараются добиться от последней крупной страны - "нечлена" максимальных уступок. Переговоры зашли в тупик, и присоединение к ВТО откладывается минимум на четыре-пять лет. Если, конечно, Россия не сдаст все переговорные позиции.

Выводы ВЭШ, привлекшей в соавторы Центр экономических, финансовых исследований и разработок (ЦЭФИР), и Международной организации труда совпадают: экономика и социальная сфера России не готовы к вступлению в ВТО. Открытие рынков для импорта продукции и услуг разделит участников экономической жизни на "победителей" и "побежденных", отмечается в докладе МОТ. Победителями по логике должны стать потребители, у которых появится широкий выбор качественных товаров, а жесткая конкуренция приведет к снижению цен. По расчетам ЦЭФИР, одежда подешевеет на 18%, обувь на 19%, мебель на 11%, транспортные средства - на 17%. Но приток дешевых импортных товаров отбросит десятки миллионов потребителей в стан побежденных вместе с предприятиями, на которых они работают.

По данным МОТ, только 9% российских предприятий ощущают свою готовность к конкуренции с западными компаниями. Остальные панически боятся вступления в ВТО. И это объяснимо. Благоприятные последствия членства - право на участие в выработке правил международной торговли, возможный приток инвестиций, доступ к высоким технологиям - производители ощутят только в "долгосрочной перспективе", если выстоят в конкурентной борьбе с западными производителями в условиях, когда амортизация основных фондов достигает 70%, а средств на техническое перевооружение нет.

Минэкономразвития России полагает, что вступление в ВТО увеличит ежегодный приток иностранных инвестиций в страну чуть ли не на $4 млрд, тогда как МОТ считает такой сценарий возможным, но в ближайшей перспективе маловероятным.

При этом подчеркивается, что зарубежные инвесторы ориентируются на собственный анализ рисков. Пока этот анализ и рекомендации рейтинговых агентств показывают, что риски инвестиций в Россию велики, а высокую отдачу обеспечивают только вложения в сырьевой сектор. Кроме того, международная практика доказывает, что инвестиции идут туда, куда не могут прийти товары. В Китае, лидирующем по объемам привлекаемого капитала, после вступления в ВТО высокими ставками импортных пошлин (от 30 до 299%) облагается 49% товарных позиций. Присоединение России к ВТО на диктуемых организацией условиях откроет внутренний рынок не для иностранных денег, а для иностранных товаров.

Средний уровень российских импортных тарифов по сравнению с другими странами совсем невысок - 7-15%, отмечается в докладе МОТ. Дальнейшее снижение тарифов может иметь "серьезное воздействие на объем производства, уровень занятости, безработицы и доходов населения". Сильнее всего пострадает легкая промышленность, где занято около 3 млн. человек. Производство в текстильной, обувной, мебельной промышленности в течение 5 лет снизится на 16-27%. Занятость сократится на 1,5-7,3%. Производство в пищевой промышленности упадет на 4,6-4,8%, в "других отраслях" - на 14-37%. "Низкий уровень производительности труда, низкое качество продукции", говорится в докладе, делают крайне уязвимыми машиностроение и другие отрасли тяжелой промышленности. По оценкам Всемирного банка, без поддержки государства погибнут авиационная и автомобильная промышленность.

Однако никто пока не задавался вопросом, насколько правила ВТО позволят оказывать прямую или косвенную государственную поддержку отдельным секторам промышленности. По вопросу об уровне государственной поддержки российских производителей сельскохозяйственной продукции страны ЕС, доплачивающие фермерам, чтобы они не полностью засевали поля и забивали "лишний" скот, занимают крайне жесткую позицию.

Россия, отмечается в докладе МОТ, по сути, является импортером сельхозпродукции, закупая за рубежом мясо, молочные продукты, сахар, и вступление страны в ВТО принесет производителям сельскохозяйственной продукции большие проблемы. В этом секторе занято около 8 млн. человек, не считая 30 млн. жителей села, зарабатывающих на жизнь приусадебным хозяйством, при этом 15 млн., по мнению МОТ, "можно считать бедными по всем меркам".

Ситуацию усложняют существенные различия в уровне развития российских регионов. Особого внимания правительства потребуют 40 монопромышленных городов, где проживает 24 млн. человек. Чтобы предотвратить рост безработицы, считают эксперты МОТ, необходимы свободный рынок труда и возможности переквалификации работников. В России этого нет. Зато есть гигантские диспропорции в доходах граждан и безработица на уровне 7,6% экономически активного населения, которая, по прогнозам Минтруда России, будет расти, даже если страна не вступит в ВТО.

6. Принципы и механизмы интеграции малого и крупного бизнеса

Рассматривая механизмы и экономическое содержание интеграционного взаимодействия малого и крупного бизнеса можно отметить следующее. На базе крупных предприятий реального сектора предпринимательская деятельность наиболее часто возникает в виде следующих форм:

1) интрапренерство (образование небольшого, часто временного коллектива для реализации некоторой цели или разработки некоторой идеи, необходимой для повышения технического уровня крупного предприятия);

2) инкубаторство (“выращивание” малой фирмы, оказание различной помощи на этапах ее становления);

3) сателлитная форма (организация малых фирм-сателлитов - различных дочерних фирм, сохраняющих “родственные связи” с “родителями”, образование малых фирм, юридически самостоятельных, но экономически существенно зависящих от коренной структуры и т.д.).

Если взаимодействие малой и крупной фирм базируется на получении взаимной выгоды и носит устойчивый характер, то между предприятиями образуется экономический симбиоз. Экономический симбиоз предприятий представляет собой союз малого и крупного предприятий - партнеров по бизнесу, взаимовыгодный для обеих сторон. Иными словами - это такое устойчивое (долговременное) экономическое взаимодействие, которое дает положительный эмерджентный эффект; в связи с этим величина эффекта от совместной деятельности оказывается больше, чем сумма экономических эффектов отдельно действующих предприятий.

Примеры эффективного взаимодействия малых и крупных предприятий различных форм и разновидностей можно наблюдать в нефтяной отрасли, являющейся лидером в сфере структурной перестройки и реструктуризации крупных предприятий. Функционирование этой отрасли основывается на рациональном взаимодействии малого и крупного бизнеса, предусматривающем самый широкий диапазон взаимоотношений - от переуступки прав на производственную деятельность до совместной производственной деятельности.

Крупные вертикально интегрированные компании организуют работу таким образом, чтобы иметь все условия и возможности для реализации крупномасштабных проектов по разведке и эксплуатации богатых месторождений как внутри страны, так и за рубежом, причем в любых по сложности природно-климатических и геолого-экономических условиях. В то же время в тесной связи с крупными компаниями в производственной сфере, технологическом обслуживании, консалтинге, сервисе, “обкатке” новых бизнес-схем, маркетинге, сбыте продукции работают малые и средние фирмы - сателлиты.

Одним из механизмов взаимодействия двух предприятий - малого и крупного на основе двустороннего контракта, в соответствии с которым крупной компанией выдается лицензия на производство или продажу товара под ее маркой малой фирме, является система франчайзинга.

7.1. Франчайзинг

Франчайзинг объединяет в себе преимущества крупного производства (экономия на управленческих расходах, рекламе, затратах на внедрение новых технологий и видов продукции, обучении персонала) и малого предпринимательства (высокая “проникающая” способность, возможность локальных контактов и знание местных условий). Оплачивая лицензию (франчизу) и “связывая” себя обязательствами по соблюдению установленных стандартов качества, малое предприятие получает взамен значительную поддержку от “родительской” фирмы - в сфере маркетинга, повышения квалификации кадров и их обучении опыту менеджмента, технического содействия (в том числе совместного использования части оборудования), в более широком доступе к сырью и т.д.

Имеется опыт успешного применения франчайзинга. Одним из первопроходцев в области активного использования франчайзинга в России стала НК ОАО “ЛУКойл”. Она передала в аренду на конкурсной основе ряд принадлежащих ей нерентабельных или малорентабельных объектов продуктообеспечения (АЗС, нефтебазы) коммерческим структурам, в том числе малым сбытовым компаниям, которые используют арендованную инфраструктуру и реализуют нефтепродукты под ее маркой. Подобным образом эта компания расширила реализацию своей продукции, избавилась от нерентабельных активов и регулярно получает дополнительные доходы в виде арендной платы, системы франчайзинговых отчислений (роялти и т.д.).

Франчайзинг в России не получил пока широкого распространения, но потенциальные возможности для его внедрения достаточно широки. Основные проблемы сдерживания развития франчайзинга в нашей стране можно классифицировать следующим образом.

Экономические проблемы. Франчайзинг - экономический инструмент, и для его внедрения необходимы соответствующие экономические предпосылки, которые в России не созданы вообще либо сформировались частично.

К экономическим проблемам можно отнести:

• франчайзинговые схемы требуют стабильности, прогнозируемости и предсказуемости экономического развития страны в целом;

• отсутствие у большинства предпринимателей - потенциальных франчайзи необходимого стартового капитала для вхождения во франчайзинговую систему;

• сложность, а порой и невозможность получения кредитов для создания стартового капитала из-за нежелания кредитных учреждений финансировать начальный бизнес, а отсутствие законодательства по франчайзингу не позволяет франчайзеру выступить гарантом прибыльности планируемого предприятия.

Социально-психологические проблемы:

• отсутствие отечественного опыта;

• отсутствие должного уважения к интеллектуальной собственности;

• опасение франчайзи потерять самостоятельность и собственное “лицо” предпринимателя и менеджера.

Организационно-правовые проблемы. Хотя франчайзинг - это экономический инструмент, и его проблемы, в первую очередь, следует искать в сфере экономики, в России развитие франчайзинга сдерживает, прежде всего, правовая сфера.

Отечественное законодательство практически не оперирует понятием “франчайзинг”. Отсутствие правовой базы существенно сужает возможность развития франчайзинга и, в первую очередь, значительно усложняет возможность кредитования франчайзи, так как при кредитовании франчайзинговой сделки франчайзер выступает гарантом франчайзи и должен показать банку прибыльность проекта.

При заключении международных договоров франчайзинга стороны должны руководствоваться законодательством принимающей стороны. По этой причине зарубежные франчайзеры не торопятся предоставить права использования своих технологий под своей торговой маркой и товарным знаком на территории Российской Федерации. Отсутствие российской нормативно-правовой базы, регулирующей франчайзинговые отношения, сдерживает становление малого предпринимательства и развитие его по технологиям опытных зарубежных франчайзеров, а также приток возможных инвестиций в нашу экономику (состоявшиеся франчайзеры частично финансируют деятельность франчайзи на начальном этапе - этапе становления бизнеса).

Франчайзинг - явление во многом специфическое. Особенность этой формы предпринимательства заключается в том, что предприятия, работающие по договору франчайзинга, несмотря на юридическую самостоятельность, являются частью единой системы. Таким образом, франчайзинг, по сути, с одной стороны, помогает избежать многих сложностей, связанных с функционированием независимого малого бизнеса, а с другой стороны, порождает проблемы, свойственные любой корпоративной структуре. Поэтому при необходимости выбора - обращаться к франчайзингу или нет - следует учитывать, что в силу подобной двойственности любой из плюсов франчайзинга может обернуться минусом, если рассмотреть его под несколько иным углом зрения.

Довольно редкие формы взаимодействия малых и крупных предпринимательских структур (инкубаторство, интрапренерство) демонстрирует такой российский гигант, как РАО “Газпром”. Наряду с громадными по величине российскими газовыми месторождениями, имеются и мелкие, которые практически не осваивались из-за нерентабельности и сосредоточения крупных предприятий на проблемах “большого газа”. В результате значительные запасы природных ресурсов оказывались не освоенными. Для отобранных малых месторождений в НИИ и проектных институтах “Газпрома” разрабатываются концепции их освоения, технологии обустройства и эксплуатации; осуществляется обоснование проектов, материально-технической базы, заказывается оборудование (обычно в блочно-модульном исполнении). Только после этого компанией принимается решение о создании самостоятельной малой фирмы по разработке газового месторождения с небольшими запасами и осуществляется ее финансовая и материальная поддержка. Аналогичный подход используется и в отношении отдельных месторождений, вступивших в завершающую фазу разработки. Отметим, что взаимодействия малых и крупных структур в нефтегазовом комплексе имеют, как правило, устойчивый, симбиотический характер.

Однако такие формы взаимодействия малого и крупного предпринимательства, как интрапренерство и инкубаторство, в российских условиях пока не получили должного развития. Сателлитные формы возникают более часто, особенно в последнее время, как результат реструктуризации предприятий, т.е. путем выделения малой фирмы из крупного предприятия. Они образуются также из самостоятельных хозяйственных субъектов, при этом обычно крупный объект является центром притяжения малого. Сателлитная форма взаимодействия малых и крупных структур реализуется преимущественно на основе субконтрактации.

7.2. Субконтрактация

Субконтрактация как разновидность делового партнерства предполагает такую кооперацию мелких и даже мельчайших предприятий (в том числе мини-фирм, семейного подряда, надомничества и т.д.), при которой крупное предприятие на основе договора (контракта) размещает заказ, определяет спецификацию изделий, предоставляет сырье или полуфабрикат для дальнейшей переработки и т.д., а исполнители (малые фирмы) осуществляют частичную или завершающую обработку предоставленного материала. При этом крупное предприятие может заключить контракт либо на производство готового изделия без собственного участия в его производстве (коммерческий вариант), либо на участие малых фирм в отдельных стадиях технологического процесса (производственный вариант). На условиях субконтрактации может осуществляться и работа малых предприятий на давальческом сырье (своего рода толлинг), и реализация продукции крупного предприятия.

Популярность субконтрактации обусловлена следующим:

  • более низкими издержками производства у субподрядчика;
  • временным недостатком производственных мощностей на крупной фирме при перегруженном портфеле ее заказов;
  • наличием так называемых маргинальных партий изделий (либо объем заказа недостаточно велик для большой фирмы, либо необходимо производство сугубо специализированных видов изделий);
  • потребностью в проникновении на рынок с малыми партиями товара без затрат на создание сбытовых систем;
  • обеспечением адаптации к “пиковым” ситуациям на рынке и т.д.

Cубконтрактация (субконтрактинг) - это вид производственной кооперации, способ организации производства, использующий разделение труда между контрактором - сборочным предприятием с минимально необходимыми собственными производственными мощностями (наиболее прибыльные производственные процессы, критически влияющие на качество продукции) и субконтракторами - специализированными предприятиями, производящими комплектующие, выполняющими работы, услуги, НИОКР.

Применение механизма субконтрактации позволяет головному предприятию - контрактору избавиться от непроизводительных издержек на содержание недозагруженных производств и сконцентрировать усилия на важнейших задачах - технологическом перевооружении, обновлении модельного ряда выпускаемой продукции.

Субконтракторы (как правило, малые и средние предприятия), выполняя работы по субконтрактам, достигают высокого уровня загрузки оборудования и высокой производительности. Обе стороны процесса заинтересованы друг в друге: контрактору нужны стабильные поставки, субконтракторам нужны долгосрочные заказы и постоянное сотрудничество.

Опыт развитых стран показывает, что предприятие-контрактор часто за свой счет осуществляет на предприятиях-субконтракторах внедрение и сертификацию системы управления качеством, предоставляет помещения и оборудование. Использование механизма субконтрактации способствовало промышленному росту таких стран, как Япония, Италия, Франция, Турция. В нашей стране подавляющее количество крупных предприятий располагает полным циклом производства. Это позволяет обеспечить высокий уровень надежности работы предприятия (в том числе в условиях военного времени), но совершенно не подходит для работы на открытом рынке.

Наличие не полностью загруженных производственных мощностей (особенно на нижних переделах - заготовительное, литейное производство) не позволяет добиваться конкурентоспособных цен на конечную продукцию предприятия. Недостаточная концентрация усилий на ключевых направлениях не позволяет предприятиям своевременно обновлять модельный ряд. Громоздкая система управления делает скорость прохождения решений совершенно неприемлемой. Попытки дозагрузки свободных производственных мощностей низших переделов кооперационными заказами за редкими исключениями себя не оправдывают.

Крупные предприятия, имеющие традиционную структуру, в большинстве своем существенно проигрывают на рынке кооперационных поставок не только предприятиям Китая и Восточной Европы, но и вновь созданным малым предприятиям. Предлагаемые поставки с уровнем накладных расходов, равным 1000-1200% (на практике встречается и 2000%), за исключением выполнения уникальных технологических операций, практически не пользуются спросом со стороны заказчиков.

Малые и средние специализированные предприятия, выполняющие субконтракты для крупных заказчиков, в нашей стране находятся, как правило, в невыгодном положении. Заказчик зачастую диктует чрезвычайно жесткие условия работы, например, навязывает обязательства по резервированию значительного объема производственных мощностей, а также неприемлемые условия оплаты, срывает графики оплаты и т.д.

В Российской Федерации механизм субконтрактации часто применяют малые и средние предприятия для организации собственного производства. В этом случае МСП самостоятельно производит только узлы, несущие в себе ключевые “ноу-хау” и осуществляет финишную сборку. Все остальные узлы и детали производятся на крупных предприятиях по субконтракту. Такой подход позволяет малым предприятиям производить качественную продукцию и не тратить средства на приобретение оборудования, аренду производственных площадей. Применение механизма субконтрактации позволяет оптимизировать процесс производства и существенно повысить конкурентоспособность как на уровне предприятия, так и на уровне региона.

Вновь созданные малые и средние предприятия хорошо ориентируются на рынке и моментально занимают свободные рыночные ниши.

Рыночная активность и эффективность работы таких МСП значительно выше, чем у большинства существующих крупных предприятий. Опыт работы Межрегионального центра промышленной субконтрактации и партнерства дает много примеров успешного развития подобных предприятий: развивая ключевое конкурентное преимущество (знание рынка и уникальная технология), малые предприятия основной объем работ заказывают по субконтрактам, в том числе через нашу информационную систему, и добиваются быстрого роста. Эти предприятия мобильны и способны быстро переориентироваться на выпуск новой продукции.

Тем не менее, невозможность предоставления полноценных гарантий не позволяет вновь созданным предприятиям привлекать в необходимом объеме заемные средства. Недостаток опыта и средств для маркетингового продвижения существенно ограничивают рынки сбыта этих предприятий. Недостаток средств не позволяет этим предприятиям внедрять и сертифицировать системы управления качеством. Очевидно, что такие предприятия недостаточно устойчивы и в случае массированного появления на Российском рынке зарубежных производителей, использующих дешевые финансовые ресурсы, без необходимой поддержки могут быть вытеснены с рынка.

Необходимой составляющей инфраструктуры рынка субконтрактации является центр субконтрактации - организация, способствующая развитию предпринимательства в промышленности и формирующая инфраструктуру промышленности на межрегиональном, региональном или локальном уровне (в соответствии с приведенной ниже классификацией).

Классификация центров субконтрактации (субконтрактинга)

В соответствии со сложившимися условиями, возможна следующая классификация центров субконтрактации.

  1. Межрегиональный центр субконтрактации.
  2. Региональный (областной, краевой) центр субконтрактации.
  3. Локальный (районный, отраслевой) центр субконтрактации.

В настоящее время на основании коллегиального решения, принятого на открытом совещании руководителей центров субконтрактации 28.11.2002 г. ведется работа по подготовке создания Ассоциации центров субконтрактации.

Декларируемые ныне такие формы кооперации крупного и малого предпринимательства, как привлечение малых предприятий к реализации государственного заказа, передача площадей и мощностей крупных предприятий малым фирмам и др., часто оказываются малоэффективными. Ситуация может быть изменена к лучшему, если на региональном и местном уровнях будут осуществляться специальные меры поддержки инвестиционной деятельности крупных и средних предприятий, а также целенаправленно предоставляться льготы (в том числе налоговые) тем из этих предприятий, которые осуществляют субконтракционные программы взаимодействия с малыми предприятиями. Такие программы - важный объект целевой поддержки со стороны профильных государственных структур.

Во многих странах с переходной экономикой меры, направленные на поддержку практики субконтрактации, имеют самостоятельное значение и являются одним из наиболее эффективных инструментов содействия развитию малого предпринимательства.

Большие возможности кроются в такой форме поддержки производственно-кооперационного и иного взаимодействия малых и крупных предприятий, как развитие практики прямого и косвенного (субконтракционного) привлечения малых предприятий к выполнению государственного и муниципального заказа.

К сожалению, развернувшаяся работа по законодательному закреплению (резервированию) для субъектов малого предпринимательства доли отдельных видов продукции (товаров, работ и услуг), поставляемых для государственных и муниципальных нужд, требующая координации с многочисленными государственными и муниципальными заказчиками, была практически сорвана. Это произошло из-за постоянной реорганизации структуры федеральных и региональных органов исполнительной власти, отвечающих за развитие и государственную поддержку малого бизнеса, частой смены исполнителей этой работы в соответствующих министерствах и ведомствах, отсутствия нормативных актов и методических документов о порядке участия малых предприятий в процедурах закупки товаров, работ и услуг для государственных и муниципальных нужд.

Для обеспечения выполнения положений статьи 14 Закона РФ “О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации”, необходимо на правительственном уровне установить, какие именно государственные заказчики и по каким видам продукции, товарам, работам и услугам должны резервировать долю государственного заказа для привлечения субъектов малого предпринимательства, утвердить правила и порядок участия малого бизнеса в проводимых конкурсах на поставку продукции для государственных нужд.

Следует, однако, заметить, что исправление создавшейся в этой сфере ситуации только за счет жесткого и повсеместного “продавливания” названной выше квоты для субъектов малого предпринимательства по всем без исключения каналам государственного потребления (или даже в рамках более четко обозначенных “приоритетных направлений”) все же почти нереально. В то же время нельзя не учитывать того, что всякая практика резервирования или установления квот в процессе государственной или муниципальной контрактации является а) отступлением от принципов рыночной конкуренции, обеспечивающей равный доступ всех хозяйствующих субъектов на все рынки, включая и рынок государственного потребления, и б) противоречит принципу экономии бюджетных средств в процессе реализации государственных и муниципальных заказов, так как всякое резервирование или квотирование заведомо ограничивает ценопонижающее действие свободной конкуренции.

Тем не менее, сказанное не означает, что названное выше направление государственной поддержки малого предпринимательства, в том числе его промышленного сектора, не имеет долговременной перспективы. Такая перспектива, несомненно, наличествует, однако для её успешной реализации важны следующие условия:

а) на “базовом” уровне государственной контрактации государственное содействие малым предприятиям будет, наряду с прямым резервированием их доли, учитывать актуальность содействия этим предприятиям (часто не имеющим необходимых кадров) в подготовке всего пакета документов, необходимых для участия в соответствующих конкурсах;

б) в сфере государственной контрактации резервирование доли малых предприятий непосредственно на базовом уровне контрактных отношений в практической реализации должно сводиться к резервированию их доли на уровне субконтрактных отношений, что более соответствует потенциальным возможностям малых предприятий как особой группы субъектов хозяйствования;

в) на уровне муниципальной контрактации содействие малым предприятиям включает комбинацию элементов прямого резервирования их доли, элементов субконтрактации, а также помощи, основанной на содействии этим предприятиям в подготовке всего пакета документов, необходимых для участия в соответствующих конкурсах.

7.3. Кластерные принципы организации производственного взаимодействия

В среде малого предпринимательства лидирующая роль в формировании системы производственно-кооперационных и иных взаимодействий с представителями крупного бизнеса, несомненно, принадлежит представителям малого промышленного бизнеса.

Между тем, в настоящее время приходится говорить о тенденции “деиндустриализации” российского малого бизнеса. Так, за последние 5 лет число малых предприятий в промышленности сократилось примерно на 10 тыс., среднее число занятых на малых промышленных предприятиях сократилось на 400 тыс. человек. Сократилась доля малых предприятий в общем объеме продукции промышленной сферы российской экономики. Наиболее существенные “потери” понес инвестиционный потенциал малого промышленного бизнеса: сейчас эти малые предприятия уступили свою традиционную роль крупнейшего инвестора в секторе малого предпринимательства малым предприятиям торговли и общественного питания.

Если не переломить данную тенденцию, то российский малый бизнес не сможет выйти на качественно новый уровень интеграции всей предпринимательской среды. В этой связи все более актуальной становится необходимость не просто расширять государственную поддержку промышленно-ориентированного малого бизнеса, но в рамках промышленной политики Российской Федерации оказывать содействие в формировании и динамичном росте целостных производственно-интегрированных систем, одним из типов которых являются промышленные кластеры, включающие и малый бизнес.

В современной промышленной политике промышленный кластер - это группа географически соседствующих и интеграционно взаимодействующих компаний и связанных с ним организаций, функционирующих в определенной отраслевой (многоотраслевой) сфере и взаимодополняющих друг друга.

Другими словами, кластер в общеэкономическом смысле представляет собой группу географически локализованных взаимосвязанных компаний, поставщиков оборудования, комплектующих, специализированных производственных услуг, инфраструктуры, научно-исследовательских центров, вузов и других организаций, взаимодополняющих друг друга в достижении конкретного хозяйственного эффекта и усиливающих конкурентные преимущества отдельных компаний и, следовательно, кластера в целом.

Таким образом, одним из отличительных признаков промышленного кластера в общей модели производственно-кооперационных и иных взаимодействий субъектов хозяйствования является принцип территориальной локализации.

В отличие от обычных форм кооперационно-хозяйственных взаимодействий малого, среднего и крупного бизнеса, кластерные системы характеризуются следующими особенностями:

* наличием крупного предприятия - лидера, определяющего долговременную хозяйственную, инновационную и иную стратегию всей системы;

* территориальной локализацией основной массы хозяйствующих субъектов - участников кластерной системы;

* устойчивостью хозяйственных связей хозяйствующих субъектов - участников кластерной системы, доминирующим значением этих связей для большинства ее участников;

* долговременной координацией взаимодействия участников системы в рамках её производственных программ, инновационных процессов; основных систем управления, контроля качества и пр.

Примерами наиболее известных систем кластерного типа являются кооперации компаний: в области компьютерной техники и информационных технологий - в Силиконовой долине (США); связи и телекоммуникаций - в Хельсинки (Финляндия), кинопроизводства - в Голливуде (США), аэрокосмической промышленности - в Московском регионе, а также формирующийся кластер химических производств в Пермской области и др.

Интересным примером кластерной организации группы высокотехнологических отраслей производства считается г. Сосновый бор (Ленинградская обл.). В настоящее время научно-производственный комплекс города представлен 29 предприятиями и организациями: Ленинградской атомной электростанцией им. В.И. Ленина; 8 государственными научными организациями, в числе которых Научно-исследовательский технологический институт им. А.П. Александрова (НИТИ), Федеральный научно-производственный центр Научно-исследовательский институт комплексных испытаний оптико-электронных приборов и систем (ФНПЦ НИИКИ ОЭП); 16 малыми предприятиями научно-технической сферы, Ленинградским специализированным комбинатом “Радон” и другими организациями.

Важной отличительной чертой кластера в общей модели производственно-кооперационных и иных взаимодействий субъектов хозяйствования является фактор инновационной ориентированности. Кластеры, как правило, формируются там, где осуществляется или ожидается “прорывное” продвижение в области техники и технологии производства и последующего выхода на новые “рыночные ниши”. В этой связи многие страны - как экономически развитые, так и только начинающие формировать рыночную экономику - все активнее используют “кластерный подход” в поддержке наиболее перспективных направлений и форм предпринимательской деятельности, в формировании и регулировании своих национальных инновационных систем (НИС).

В программе ОЭСР по НИС промышленные кластеры определяются как производственные сети тесно взаимосвязанных фирм, объединенных друг с другом в производственную цепочку, в рамках которой создается конечный продукт и добавленная стоимость. В некоторых случаях кластеры также включают в себя стратегические альянсы предприятий с университетами, исследовательскими учреждениями, потребителями, технологическими брокерами и консультантами. Определенные таким образом кластеры можно считать инновационными системами прикладного значения.

В рамках политики кластерного развития центральное внимание уделяется комплексу взаимосвязей между участниками процесса производства товаров и услуг и субъектами инновационной деятельности. При использовании кластерных систем формируются в том числе и горизонтальные сети, в которых осуществляется сотрудничество крупных и малых фирм, действующих на рынке одного и того же продукта или принадлежащих к одной промышленной группе. Современные кластеры, как правило, являются сетями, охватывающими несколько отраслей и включающими разнообразные фирмы, специализирующиеся на конкретном звене в цепочке создания конкретного конечного продукта. Отсюда еще один признак кластера в общей модели производственно-кооперационных и иных взаимодействий субъектов хозяйствования, а именно четко выраженный фактор лидирующего (интегрирующего) продукта или услуги. Часто этот принцип практически интерпретируется как необходимая роль лидирующего инвестора, “выстраивающего” кластер на базе вновь создаваемых, действующих и реструктурируемых предприятий, в том числе и из числа субъектов малого предпринимательства.

Современная политика стимулирования промышленно-инновационной деятельности использует различные подходы к идентификации промышленных кластеров. В большинстве случаев отрасли промышленности, входящие в кластеры, группируются, исходя из степени межотраслевой циркуляции продукции и знаний и включая:

а) потоки технологий, обусловленные приобретением продуктов и промежуточных товаров в других отраслях, а также взаимодействием между их производителями и пользователями;

б) техническое взаимодействие, выраженное в патентовании, освоении патентов, использовании научных результатов в нескольких смежных отраслях, а также в совместных исследовательских проектах;

в) мобильность персонала между сегментами кластера с целью распространения лучших достижений управления.

Какие уроки можно извлечь из имеющегося опыта функционирования промышленных кластеров? В модели кластерной организации наиболее полно учтены меняющиеся формы конкуренции и главные источники конкурентных преимуществ. Кластерный метод позволяет реализовать наиболее важные взаимосвязи в технологиях, навыках, информации, маркетинге и потребительских запросах, которые характерны для целого комплекса фирм и отраслей. Эти взаимосвязи оказывают определяющее влияние на направленность и темпы инноваций, а также на конкурентоспособность конечной продукции.

Не случайно во многих странах кластерный анализ (подход) стал активно использоваться при формировании и осуществлении национальной промышленной политики. Кластерный подход позволяет повысить эффективность взаимодействия частного сектора, государства, торговых ассоциаций, исследовательских и образовательных учреждений в инновационном процессе. Кластерный подход может послужить основой для конструктивного диалога между представителями предпринимательского сектора и государства с целью выявления проблем развития науки и производства, путей наиболее эффективной реализации имеющихся инвестиционных возможностей и необходимых мер государственной политики.

Кластерный подход, как показывает мировая практика, не только служит средством достижения целей промышленной политики (структурные изменения, повышение конкурентоспособности, усиление инновационной направленности и пр.), но и также является мощным инструментом для стимулирования регионального развития, которое в конечном итоге может состоять в увеличении занятости, заработной платы, отчислений в бюджеты различных уровней, повышении устойчивости и конкурентоспособности региональной промышленности.

Бизнес-сообщество, региональные и муниципальные власти, вузы и НИИ, профессиональные ассоциации и другие заинтересованные стороны могут играть существенную роль в процессе повышения конкурентоспособности региональных отраслевых кластеров. Ключевым фактором успеха при разработке и реализации стратегий развития кластеров является активная позиция лидеров бизнеса, а также продуктивное партнерство между интересами различных предпринимательских групп в регионе. В частности, в июне 2002 г. в Пермской области начался некоммерческий проект “Активация пилотного кластера в Пермской области”, реализуемый совместно консалтинговой компанией “Бауман Инновейшн” (“Bauman Innovation”), проектом МГТУ им. Баумана “Обзор конкурентоспособности российских регионов” и консалтинговой компанией “Экономик компетитивнесс групп” (“Economic Competitiveness Group)” при финансовой поддержке USAID и фонда IREX.

Возможности кластерного подхода для решения задач, направленных на подъем экономики отдельных отраслей и регионов, демонстрирует и зарубежный опыт. Так, полностью кластеризованы финская и скандинавская промышленность, даже в США больше половины предприятий работают по такой модели производства - предприятия кластера находятся в одном регионе и максимально используют его природный, кадровый и интеграционный потенциал. Как правило, продукция кластеров ориентирована на экспорт или импортозамещение. Страны Европейского Союза приняли шотландскую модель кластера, при которой ядром такого совместного производства становится крупное предприятие, объединяющее вокруг себя небольшие фирмы. Существует и итальянская модель - более гибкое и “равноправное” сотрудничество предприятий малого, среднего и крупного бизнеса. Специалисты считают, что для стран с переходной экономикой наиболее подходит именно такая форма кластерной организации производства.

Конкретная отрасль, привлекающая крупные отечественные и иностранные инвестиции, как объект инвестирования не может рассматриваться изолированно и должна развиваться внутри кластера вертикально взаимосвязанных секторов. Крупные и диверсифицированные экономики быстрее повысят конкурентоспособность, если сумеют улучшить состояние отраслей и предприятий-поставщиков. Для удовлетворения возросшего спроса вырастут новые формы распространения и реализации продукции. Становление базовой отрасли послужит толчком к развитию отраслей-поставщиков и отраслей-потребителей, а также сегментов услуг, “принадлежащих” кластеру. Внутри кластеров сильные предприятия могут повышать эффективность производства, только используя стратегии вертикальной интеграции, выражающиеся, в частности, и в приобретении мажоритарных пакетов акций предприятий-смежников, и в оказании им различных форм поддержки (финансовой, технической, управленческой и пр.).

Крупные развитые страны дают много примеров, высвечивающих социально-политическое и экономическое значение кластеров. С началом формирования ключевых промышленных кластеров в ведущих экономиках, как, например, в Германии (химия, машиностроение) и Франции (производство продуктов питания, косметики) в 50-60-е годы, целые группы отраслей стали взаимодействовать внутри кластеров, способствуя мультипликативному эффекту в отношении роста занятости, инвестиций и ускорения трансфертов передовых технологий в национальной экономике.

Американские “ноу-хау” в секторе производства потребительских товаров обеспечили лидерство страны в сельском хозяйстве, производстве упаковки и средствах механизации (отрасли-поставщики) наряду с успехами в области рекламы и финансовом секторе (отрасли-потребители). Японская мощь в секторе бытовой электроники позволила успешно развивать производство чипов памяти и микросхем, в то время как США сохраняли лидерство в изготовлении логических микрокомпонентов, используемых в компьютерах, телекоммуникационном оборудовании и военной электронике.

Высокую конкурентоспособность и стабильность кластерных хозяйственных систем определяют, прежде всего, факторы, стимулирующие распространение новых технологий, характер и структуру взаимодействия науки, образования, финансирования, государственной политики и промышленности. Наиболее жизнеспособные кластеры инновационной активности формируются на основе диверсификации межотраслевых связей. Разнообразие и относительная доступность внутри кластера различных источников технологических знаний и связей облегчает комбинирование факторов производства и становится предпосылкой эффективной инновации. Территориальные промышленные кластеры чрезвычайно важны для развития современного предпринимательства - малого, среднего и крупного.

Задача формирования и укрепления региональных инновационных кластеров в США была поставлена в число важнейших национальных приоритетов в докладе Совета по конкурентоспособности 2001 г. В нем говорится: “В эпоху, когда национальные границы становятся менее важными по мере глобального движения капитала, технологий и таланта, двигатели инноваций, как никогда, приобретают локальный характер”.

Ни одна страна не может быть конкурентоспособной во всех сферах. В развитых странах международная конкурентоспособность изначально обреталась и укреплялась в рамках отдельных кластеров. Конкурентоспособность Швеции в целлюлозно-бумажном секторе распространяется на оборудование по деревообработке и производству бумаги, конвейерные линии и некоторые смежные отрасли-потребители (например, производство спичек). Дания разработала специфические промышленные технологии для агробизнеса и пищевой промышленности. Подобным же образом немецкие машиностроители и автомобилестроители выигрывают от наличия в Германии высокоразвитого производства компонентов для этих отраслей. В Италии специальные кластеры сформировались в промышленных районах, в которых сложились отраслевые комбинации: металлообработка - режущий инструмент, мода - дизайн, кожа - обувь, деревообработка - мебель.

Сегодня в России существует несколько “спонтанных” кластеров, образованных вокруг ключевых отраслей промышленности (химической, нефтегазовой, автомобилестроения, металлургии, машиностроения и судостроении). Но эти структуры (если они пережили кризисные 90-е годы) еще очень “хрупки” и вряд ли сравнятся с настоящими кластерами с хорошо отлаженной системой множества конкурентоспособных поставщиков и клиентов. России понадобится много времени для создания в ключевых секторах конкурентоспособных на мировом уровне отраслей.

Формирование высокоэффективных индустриальных кластеров значительно ускорилось бы с помощью крупных целевых инвестиций, реализующих названный выше принцип инвестиционного лидера. Богатая сырьевая база - основа для интеграции многих важнейших отраслей, таких как машиностроение, химическая, производство транспортного оборудования, целлюлозно-бумажная и полиграфия.

Кластеры могут формироваться на региональной основе, где наблюдается высокая географическая концентрация взаимосвязанных отраслей (например, машиностроение в Москве и Санкт-Петербурге, автомобилестроение вокруг Тольятти, химическое производство вокруг Москвы, Тулы и Нижнего Новгорода). Это позволит увеличить прилив капитала и технологий при помощи прямых иностранных инвестиций.

Другой путь - придание основным экономическим регионам, городам или агломератам статуса особых зон, где иностранным инвесторам предоставят особые льготы, если они будут развивать специфические промышленные кластеры. Прямые иностранные инвестиции могут способствовать созданию в стране здорового соперничества между местными и иностранными фирмами, между отечественными и иностранными инвесторами, что зародит конкуренцию и промышленную модернизацию благодаря новым идеям, профессионализму, разнообразию стратегий и поддержке НИОКР. Как и во многих других случаях, здесь очень важно определиться с компонентой государственной поддержки - что конкретно в пределах ограниченных ресурсов можно выделить для формирования и развития промышленных кластеров.

Промышленный кластер как объект государственной поддержки - это комбинация названного выше “пакетного подхода” к решению задач, связанных с организацией кооперационного взаимодействия малых, средних и крупных предприятий (во взаимосвязи таких форм, как передача или аренда помещений; льготное кредитование переоборудования и дополнительного оборудования производства; поставки оборудования по лизингу/франчайзингу, поддержка инновационной деятельности и технологического трансферта; обучение, консультационное сопровождение и т.п.) с получающими специальную поддержку приоритетами, обозначенными в рамках национальной промышленной политики:

а) территориальной локализации,

б) нацеленности на решение узких производственно-технологических задач, ориентированных на выпуск конечной продукции на уровне, обеспечивающем ее высокую конкурентоспособность на внутренних и внешних рынках.

При формировании кластеров следует иметь в виду существующие внутри них вертикальные (поставщик/потребитель) и горизонтальные кооперационные и иные хозяйственные связи (общая база потребления производственных и иных ресурсов, единые или, как минимум, полностью совместимые технологии и пр.) на региональном уровне. На первом этапе надо привлекать важнейшие “ноу-хау” и способные к эффективной интеграции различных предпринимательств технологии из других стран. В России необходимо сформировать конкурентоспособные отрасли-поставщики вокруг промышленных “столпов” и секторов экономики (агробизнес, автомобилестроение, кораблестроение, машиностроение, здравоохранение, коммуникации, туризм, образование).

Китаю понадобилось почти 15 лет и огромные внешние инвестиции для создания конкурентоспособных кластеров вокруг ориентированных на экспорт текстильной промышленности, фабрик спорттоваров, одежды, игрушек, посуды и др.

Опыт показывает, что некоторые высококонкурентные ключевые отрасли в результате внутрикластерного взаимодействия в наибольшей мере способствуют развитию сети своих поставщиков и клиентов. Средние и мелкие предприятия формируют сателлитные образования вокруг крупных групп и становятся их поставщиками. Диверсификация ключевых предприятий кластера позволяет создавать все новые отрасли, используя технологии и “ноу-хау” материнских компаний.

В мировой практике появилась тенденция, характерная даже для крупных компаний, - концентрация на главных направлениях с делегированием производства промежуточных продуктов и сферы ключевых услуг другим, в том числе и малым, предприятиям. По этой причине создание кластеров оказывает мощное влияние на малый бизнес, способствуя его промышленно-инновационной ориентации и достижению им качественно нового уровня технологии, организации и управления производством во всех иных сферах хозяйственной деятельности.

Поскольку конкурентоспособность современных экономик связана с наличием тесных связей между их секторами, целесообразно системное формирование кластеров вокруг ключевых отраслей. Они должны включать в себя сферу услуг (современные дистрибьюторские и банковские системы), позволяющую приблизить продукцию и технологии к конечному потребителю.

Один из эффективных способов содействия инновационным процессам - укрепление взаимодействия между фирмами разного профиля, а иногда и между разными видами создателей знания - научными и технологическими НИИ, коммерческими службами некоторых категорий. Создаваемая ныне экономика с высокой интеллектуальной составляющей - это экономика на базе предпринимательских сетей, поскольку она обусловливает сотрудничество между специалистами разных областей, направленное на создание необходимых новых комбинаций. Даже крупным фирмам становится все труднее, да и невыгодно, заниматься всем. Кто пытается преуспеть во всем, рискует оказаться посредственностью во многих областях. Кроме того, с сокращением цикла развития технологии и продуктов сотрудничество должно становиться гораздо теснее, чем раньше, для того чтобы максимально ускорить выход на рынок. Сокращение цикла развития также создает дополнительные стимулы для сотрудничества между фирмами: они имеют возможность разделить на всех возможные риски, а иногда и внедрить родственные изделия и технологии значительно быстрее и на большей территории.

Впрочем, как ни важны мотивации к сотрудничеству и объединению в кластеры, для многих фирм, особенно небольших, организация такого сотрудничества - далеко не простое дело. Малые фирмы, как правило, процветают за счет индивидуализма и предприимчивости. Так что для них слишком тесное сотрудничество с конкурентами, поставщиками или клиентами может представлять реальную угрозу. Вот почему в таких предприятиях сотрудничество, несомненно, требует более высокого уровня стратегического мышления руководителей малых предприятий, чем обычно. Малым фирмам приходится решать, до какой степени они готовы идти на длительное тесное сотрудничество, какие знания придется им вносить со своей стороны, а какие они хотели бы придержать, - и все это требует высокого уровня внутренней организации.

Таким образом, сотрудничество становится все более необходимым, но оно же несет с собой известную опасность - возможность утраты если не формальной самостоятельности, то способности к проведению самостоятельной линии поведения на рынке, к самостоятельному освоению новых продуктов (услуг), новых технологий и пр. Вот почему в целом ряде стран в последние десятилетия приобрели такое значение эффективные “кластерные стратегии”, особенно с тех пор, как правительства стали уделять больше внимания сильным отраслям собственной страны и перестали копировать чужие достижения в сфере высоких технологий. Отправной точкой для реалистичной кластерной стратегии служат сильные стороны экономики. Такая стратегия строится на центрах деловой активности, уже доказавших свою силу и конкурентоспособность на мировом рынке. Но здесь имеются некоторые отличия от традиционных подходов, ориентированных на отдельные секторы.

Во-первых, подчеркивается взаимосвязь между сильными сторонами, свойственными разным отраслям, например взаимосвязь между некоторыми промышленными или даже сельскохозяйственными и обслуживающими специализациями.

Во-вторых, (частично в связи с этим), в этих “сильных” кластерах делается упор на активное использование знаний и на усиление конструктивного взаимодействия между разными участниками сети. Это может приводить к новым и перспективным комбинациям (как, например, в области мультимедиа), но такие комбинации всегда строятся на базе уже существующих сильных сторон.

Поскольку каждая страна или каждый регион имеет собственный профиль специализации, в кластерной стратегии основной акцент, как правило, делается на конкуренцию, построенную на дифференциации и специализации. Распространенность кластерных стратегий весьма неравномерна между странами; различна и практика их осуществления. Далеко не всегда используются одни и те же понятия, но большинство стран Европы выработало для себя ту или иную кластерную стратегию. Страны, в наиболее явной форме осуществляющие такую стратегию, - Дания, Нидерланды, фламандский район Бельгии, Квебек (Канада), Финляндия, а также Южная Африка (при новом правительстве). Франция и Италия могут служить примерами стран, в которых издавна практикуется своеобразная кластерная стратегия, хотя и под другим названием.

В настоящее время экспертами описаны семь аспектов (во многих случаях встречающихся в комбинациях), из которых состоят кластеры. Эти же аспекты составляют основу для формирования индивидуализированных стратегий. Вот эти аспекты:

* географический: построение пространственных кластеров экономической активности, начиная от сугубо местных (например, садоводство в Нидерландах) до подлинно глобальных (аэрокосмический);

* горизонтальный: несколько отраслей/секторов могут входить в более крупный кластер (например, система мегакластеров в экономике Нидерландов);

* вертикальный: в кластерах могут присутствовать смежные этапы производственного процесса (аналогично понятиям систем ценностей, сетей поставщиков). В этом вертикальном аспекте важно, кто именно из участников сети является инициатором и конечным воплощением инновационной деятельности в рамках кластера;

* латеральный: разные секторы, которые могут иметь общие возможности и способны обеспечивать экономию за счет эффекта масштаба, что приводит к новым комбинациям (например, формирующийся сейчас мультимедийный кластер);

* технологический: совокупность отраслей, пользующихся одной и той же технологией (как, например, биотехнологический кластер);

* фокусный: кластер фирм, сосредоточенных вокруг одного центра - фирмы, разветвленной семьи предприятий, НИИ или учебного заведения;

* качество предпринимательской сети: здесь существенен не только вопрос о том, действительно ли фирмы сотрудничают, но и то, каким образом им удается делать это так хорошо. Сеть - это далеко не всегда идиллическое собрание фирм, где автоматически стимулируется всяческое обновление. Бывает, что в сетях, напротив, подавляются инновационные процессы и поощряется защитное поведение. Взаимосвязи с поставщиками могут стимулировать инновационные процессы, но они же могут использоваться для перекладывания расходов на партнеров и ущемления их в финансовом отношении. В последнем случае сети не оказываются ни стабильными, ни стимулирующими.

В целом различаются три широких определения кластеров, каждое из которых подчеркивает тот или иной аспект (приоритет) его функционирования.

1. Регионально ограниченные формы экономической активности внутри родственных секторов, обычно привязанные к тем или иным учреждениям индустрии знаний (НИИ, университетам и т. д.).

2. Вертикальные производственные цепочки; довольно узко определенные секторы, в которых смежные этапы производственного процесса образуют ядро кластера (например, цепочка “поставщик - сборщик - сбытовик - клиент”). В эту же категорию попадают сети, формирующиеся вокруг головных фирм.

3. Отрасли промышленности, определенные на высоком уровне агрегации (например, “химический кластер”) или совокупности секторов на еще более высоком уровне агрегации (например, “агропромышленный кластер”).

Если исходить из “принципа филиальности”, кластерную стратегию лучше всего проводить, по-видимому, на том уровне, на котором достигается наибольшее преимущество в конкуренции, но при этом на самом низком, по возможности, уровне. Таким образом, для разных уровней подходят местные, региональные, национальные или международные стратегии. Наш опыт показывает: в условиях уже существующих кластеров местного уровня или при наличии “шефства” крупных предприятий над малыми и средними важны адаптация продуктов к местным рынкам или тесное сотрудничество между фирмами и их основными поставщиками (совместная разработка, совместное производство). Если же кластеры носят межнациональный характер (например, аэрокосмическая промышленность) или дают громадную экономию благодаря эффекту масштаба производства (некоторые направления в сфере фундаментальной науки и техники; ряд латеральных “новых комбинаций”, крупные показательные проекты, ориентированные на растущий спрос), то приемлем общеевропейский уровень сотрудничества.

Говоря о кластерах, можно выделить две альтернативные стратегии, которые дополняют друг друга:

* стратегии, направленные на повышение использования знаний в существующих кластерах;

* стратегии, направленные на создание новых сетей конструктивного сотрудничества внутри кластеров.

Как уже говорилось выше, усиление интеллектуальной составляющей имеет место отнюдь не только в сфере чистой техники, но охватывает очень многие области знания. Оно, например, имеет отношение также к “конкуренции в предвидении”, к созданию новых, привлекательных продуктов и рыночных идей и к формам применения передовых методов управления в разных сферах (на производстве, в параллельном конструировании, материально-техническом снабжении, коллективной работе, организации обучения). Разные признаки, по которым формируются кластеры, тоже привлекают внимание к разным аспектам усиления интеллектуальной составляющей и инновационной деятельности внутри кластеров:

* технологический признак: сохранение и развитие высокой технической квалификации;

* вертикальный, горизонтальный и латеральный признаки: взаимодействие разных действующих лицами в восходящем потоке (тесное взаимодействие с поставщиками, включая всевозможные учреждения индустрии знаний и специализированные коммерческие службы) и в нисходящем потоке (в частности, взаимодействие со сферой спроса - розничной торговлей и конечными клиентами);

* географический, фокусный и вертикальный признаки, а также качество сети имеют отношение к распространению знаний и новшеств среди малых и средних предприятий. Здесь важна и организационная сторона инновационной деятельности. Для стимулирования этой деятельности важно уметь организовывать сети как внутри фирм, так и вне их. Поэтому необходимо побуждать фирмы к тому, чтобы они задумывались о своем стратегическом положении внутри сетей.

Поскольку инновационные процессы в настоящее время все больше приводят к интенсификации интеллектуальной составляющей во всех отраслях производства, кластерный подход создает прекрасную основу для создания новых форм объединения знаний. Благодаря разнообразию видов знания, с которым приходится иметь дело, во многих случаях находится роль и для посреднических учреждений. Промышленная политика с ориентацией на кластеры могла бы стимулировать возникновение “новых комбинаций” и косвенным образом поддерживать их, особенно в сфере образования и НИР, а также через внедренческие посреднические центры.

Например, очень важную роль на европейском уровне играют такие программы кооперации, как “Эврика” (“Eureka”). Они сводят вместе потенциальных партнеров, не сумевших найти необходимые им дополнительные знания на местном уровне. Разумеется, определенную роль в формировании новых комбинаций играют и крупные показательные программы. Как говорилось выше, европейский уровень особенно уместен и обеспечивает добавленную стоимость в тех случаях, когда кластеры уже носят межнациональный характер или связаны с громадной экономией благодаря эффекту масштаба производства.

Можно выделить целый ряд уже апробированных практикой систем содействия формированию кластеров:

* программы, направленные на объединение деловых людей (иногда в определенной области техники) в расчете на то, что расширение сетей приведет к расширению сотрудничества;

* инициативы по подбору партнеров, например, создание баз данных, к которым могут обращаться фирмы, ищущие партнеров по своей сфере деятельности;

* финансирование посреднических (агентских) инициатив, здесь примером является программа, организованная DTI в Дании и впоследствии распространенная на другие страны;

* шефские инициативы, когда оплачиваются услуги консультантов, чтобы они следили за процессом формирования кластеров с начала до первых шагов сотрудничества. И в этом случае примером может служить инициатива DTI. Во фламандском проекте Платон (Plato), который появился в Бельгии и тоже был распространен на некоторые регионы Нидерландов, крупным фирмам выделяются государственные средства, чтобы они шефствовали над группой более мелких фирм;

* государственное финансирование некоторых кластерных проектов на конкурсной основе. В этом случае представители разных проектов сотрудничества могут подавать заявки на субсидии, причем государственные средства получают (частично) лишь самые лучшие проекты. При такой конкуренции чистый инновационный результат субсидирования может быть весьма высоким.

Однако необходимо подчеркнуть важность осознания самими фирмами этих возможностей кластерных стратегий в рамках своих собственных стратегий. Правительства всех уровней могут привлекать внимание к потенциальным опасностям и возможностям, а также в той или иной мере поддерживать инициативы в этом направлении. Они же могут оказывать помощь в устранении барьеров на пути сотрудничества, предоставляя консультационные услуги, а также распространяя передовой опыт формирования и функционирования кластерных промышленно-инновационных систем. Фирмам же надлежит брать на себя ответственность за те процессы, которые вытекают из этих мероприятий, и их успешное осуществление.

Разработка оптимальной модели промышленного кластера для России - это в значительной мере разработка и реализация мер поддержки инновационных малых предприятий, способных генерировать идеи и на тех или иных условиях предлагать предприятиям (инвесторам)-лидерам не только свою продукцию, изготовленную “по западным лекалам”, но и свои инновационные разработки в стадии, близкой к реальной коммерческой реализации.

В мировой практике сложились следующие основные формы стимулирования малых инновационных предприятий, в том числе и в рамках кластерных промышленных систем:

* прямое финансирование (субсидии, займы), которые достигают 50% расходов на создание новой продукции и технологий (Франция, США и другие страны);

* предоставление ссуд, в том числе без выплаты процентов (Швеция);

* целевые дотации на НИР (практически во всех развитых странах);

* создание фондов внедрения инноваций с учетом возможного коммерческого риска (Англия, Германия, Франция, Швейцария, Нидерланды);

* безвозмездные ссуды, достигающие 50% затрат на внедрение новшеств (Германия);

* снижение государственных пошлин для индивидуальных изобретателей (Австрия, Германия, США и др.);

* отсрочка уплаты пошлин или освобождение от них, если изобретение касается экономии энергии (Австрия);

* бесплатное ведение делопроизводства по заявкам индивидуальных изобретателей, бесплатные услуги патентных поверенных, освобождение от уплаты пошлин (Нидерданды, Германия).

Острая потребность в основательной переориентации основ экономического развития России с экспорта сырья и топлива на инновационный базис требует самого пристального внимания к этой позитивной мировой практике с целью оценки возможностей ее внедрения в России в самое ближайшее время.

Преимущества кластерного подхода для органов власти (федеральных министерств, региональных администраций и т.п.) состоят в том, что он позволяет комплексно, системным образом рассматривать ситуацию в группе взаимосвязанных предприятий, относящихся к разным отраслям. Кроме того, кластерный подход позволяет использовать в качестве “стержня” стратегии развития кластера инициативы, выдвинутые и реализуемые лидерами бизнеса, которые, таким образом, гарантированно будут успешно реализованы.

Достижение успеха при развитии кластеров является совместной задачей бизнеса и органов власти соответствующего уровня (федеральной, региональной и муниципальной - в зависимости от масштаба кластера и существующих задач по его развитию); только взаимопонимание и готовность к сотрудничеству между ними гарантируют получение положительных результатов. Важнейшим элементом кластерного принципа развития региона является установление постоянного диалога всех участников процесса - малых и крупных предприятий, соответствующих властных структур, сервисных и научно-исследовательских организаций, системы профессионально-технического образования, СМИ и др.

Этот подход, пользующийся признанием и активно применяемый для стимулирования экономического развития во многих регионах мира, предоставляет, таким образом, большие возможности как для повышения конкурентоспособности местного бизнеса, так и для повышения эффективности экономической политики региональной власти. В настоящее время подход к региональному развитию, основанный на кластерах, начинает входить в практику и в России.

Эффективная реструктуризация бывших “промышленных гигантов” требует глубокого взаимодействия и сотрудничества между крупным и малым бизнесом, властью, вузами, НИИ и т.п., и здесь кластерный подход предоставляет необходимые инструменты и аналитическую методологию. Применение кластерного подхода позволяет достигать расширенного развития малого и среднего предпринимательства.

В качестве примеров потенциальных российских кластеров можно привести авиакосмические кластеры в Москве и Самаре, информационно-телекоммуникационный кластер в Москве, пищевые кластеры в Москве, Санкт-Петербурге и Белгородской области, судостроительный кластер в Санкт-Петербурге и т.п. Кластерный подход хорош еще тем, что, будучи общепринятым в наиболее развитых промышленных странах, способствует достижению большего взаимопонимания с лидерами бизнеса в этих странах, позволяя говорить с ними на одном языке. Например, по информации Итало-Российской торговой палаты, итальянцы уже поделили Россию на крупные зоны, где будут осуществляться инвестиции в производство тех или иных товаров. Так, например, Липецкая область для итальянских инвесторов станет зоной производства электробытовых товаров, Екатеринбург - машиностроительной зоной, Санкт-Петербург, Москва и Московская область - зонами производства обуви и мебели. В настоящее время крупные международные компании, как правило, предпочитают инвестировать в те регионы и страны, где уже имеются сложившиеся кластеры в необходимых отраслях, или хотя бы есть предпосылки для их формирования.

7. Малый бизнес в системе градообразующих предприятий

Традиционно экономическое и социальное развитие многих российских малых и даже средних городов существенно зависело от находящихся на их территории основных градообразующих предприятий. Ряд городов обязан этим предприятиям даже своим возникновением. Сегодня же главные предприятия таких городов не только не стимулируют их развитие, но и сделали своими заложниками их экономику и население.

Многие прогрессивно настроенные и профессионально подготовленные руководители таких городов начинают связывать будущее своих территорий не только с крупными предприятиями, но и с массовым развитием малого и среднего предпринимательства. В то же время проблема развития малого и среднего предпринимательства и взаимодействия малых и крупных предприятий, особенно в малых городах или моногородах, неоднозначна и зависит от общей социально-экономической ситуации конкретной территории.

Стратегии экономического развития территории в этих условиях часто основываются на поиске возможностей возрождения и переориентации градообразующих и других предприятий. При наличии на территории города ресурсов, например, очень крупных (часто неиспользуемых) производственных мощностей, возникает потенциальная возможность создания практически новой градообразующей базы. При этом высокий административный статус подчиненности этих объектов (как, например, “союзное подчинение” в прошлом) может оказаться также очень значительным фактором развития. К сожалению, имеет место и эгоистическое, непрофессиональное, а иногда и хищническое отношение к городской собственности органов власти и других местных групп влияния, вся деятельность которых сводится к разворовыванию ресурсов.

Следует отметить, что социально-экономическая ситуация в городе далеко не однозначно определяется “объективными” параметрами. Проблемы очень большой зависимости города от градообразующих предприятий, например, в моногороде, не обязательно связаны с наличием одного-двух очень крупных предприятий. В тех случаях, когда многие предприятия города ориентированы в силу отраслевых и ведомственных связей “наверх”, проводя политику экстерриториальности, это приводит к разрушению социально-экономической структуры этой территории и выкачиванию из нее ресурсов. С другой стороны, имеются и обратные примеры “классических” моногородов с одним градообразующим предприятием, которое, однако, ведет не экстерриториальную политику, а всячески поддерживает развитие города.

Возможности развития как малых и средних, так и крупных градообразующих предприятий могут зависеть от деятельности органов местной власти и предпринимательского сообщества. В некоторых случаях развитие ограничивается, в первую очередь, вследствие изоляционистской политики власти. Другим аналогичным примером является распространение “силового” предпринимательства (или “квазипредпринимательства”) со стороны теневых силовых структур, заинтересованных не в производстве товаров и услуг, а в искусственном создании преимуществ для “своих” фирм и ограничений - для “чужих”, намеревающихся проникнуть на этот рынок.

Существенные различия в социально-экономическом положении в разных городах требуют разработки аналитического инструментария для сбора по каждому городу информации, необходимой для его диагностики и разработки программ городского социально-экономического развития, включая развитие предпринимательства. Ниже приводится один из таких возможных подходов, реализованный в виде аналитической формы паспорта города.

Задачи составления паспорта и диагностики территории

Паспорт территории позволяет получить ответы на следующие основные вопросы.

  1. Что происходит с экономикой города?
  2. Каковы особенные, характерные именно для этого города проблемы, сдерживающие развитие предприятий?

Для ответа на эти вопросы необходимо провести диагностику сложившейся ситуации. Динамика хозяйственной жизни проистекает из создания, использования и дележа (или борьбы за передел) ресурсов различными группами и группировками. Ответы на поставленные вопросы должны строиться так, чтобы отражать мотивы поведения и силу участников хозяйственной жизни в городе.

В связи с этим в структуре паспорта выделяются следующие крупные блоки.

1. Общие сведения о городе, определяющие контекст культуры и тематизацию города.

Тематизация города - это те обстоятельства и проблемы, которые жители города считают главными и определяющими. Так, Нефтеюганск - это столица нефтедобычи, которую многие жители воспринимают как свое временное пристанище. Соответственно, многие инвестируют не в Нефтеюганске, а, например, покупают жилье на “большой земле”. Напротив, Малоярославец воспринимается как древний русский город, который будет жить независимо от пребывания в нем тех или иных предприятий. Здесь сложившаяся городская культура способна заметно влиять даже на организационную культуру крупных компаний.

В этой связи важны такие показатели, как возраст города, причина его возникновения, наличие в нем культурных, религиозных, общественных и иных объектов и т.д.

2. Диагностика крупных предприятий - градообразующей базы. Следует заметить, что во многих случаях справедливее было бы говорить не о градообразующих, а градообразовавших предприятиях, сегодняшняя роль которых в жизни города либо неоднозначна, либо явно отрицательна.

3. Диагностика позиции органов местной власти и политической элиты, их видение будущего города. Это предопределяет их экономическую политику и типы взаимодействий с малым и крупным бизнесом.

4. Диагностика малого и среднего бизнеса. Характеристика влияния и поведения силовых и криминальных структур с учётом возможностей криминализации города и развития силового предпринимательства.

Среди различных видов теневого и незаконного бизнеса силовое предпринимательство играет особую роль. К нему относится разного рода рэкет, а также создание привилегированных условий для “своих” фирм и искусственных препятствий для “чужих”. Распространение в том или ином городе такого рода “предпринимательства”, в конечном счете, приводит к его застою и упадку.

Для понимания социально-экономической ситуации желательно также включить в паспорт города и некоторый набор основных объективных характеристик жизни города.

Общие сведения о городе

Социально-экономический паспорт города должен, очевидно, включать данные об истории создания города. Важно определить, когда данный населенный пункт получил статус города, каковы основные вехи его экономической истории. Психологический и культурный климат может характеризовать информация о том, есть ли в городе достопримечательности (культовые сооружения, памятники истории и культуры и т.п.) и когда они созданы. Наконец, важно понять, каковы главные обстоятельства и проблемы, определяющие жизнь в городе.

Необходимые данные о численности населения, как правило, можно ограничить укрупненной структурой по следующим категориям: пенсионеры; городские жители трудоспособного возраста; дети и молодежь от 0 до 16 лет. Необходимо также сравнить сегодняшнюю численность населения города с этим показателем 1991 г. по указанным категориям и причины изменений: какова доля естественного и механического прироста.

Занятость населения на сегодня, как правило, может быть охарактеризована укрупненной структурой по следующим категориям: крупные предприятия; малые и средние предприятия, индивидуальные предприниматели; работники бюджетных организаций. Важна также структура занятых по основным отраслям: промышленность, строительство, торговля, общепит и бытовые услуги, транспорт, ЖКХ, образование, здравоохранение, кредитная сфера, туризм и т.д.

Кроме официального уровня безработицы (зарегистрированные безработные), нужны данные и о реальном ее уровне (разность между трудоспособным и занятым населением).

Важно сравнение со структурой занятости до 1991 г. и знание основных причин изменений: в связи с передачей объектов соцкультбыта в муниципальную собственность, сокращением объемов производства на крупных предприятиях, развитием предпринимательства и др.

Показатели бюджета города включают доходы (собственные доходы и отдельно дотации или субвенции), а также данные финансового баланса: мог ли город иметь бездотационный бюджет при условии, что все собираемые доходы оставались бы в бюджете города.

Расходы могут быть охарактеризованы укрупненной структурой:

  • содержание социальной сферы,
  • содержание ЖКХ,
  • долги города, возникающие как результат разности цен на энергоносители для теплоснабжения и уровнем платы населения за тепло.

Муниципалитеты также заметно различаются по уровню платы населения в процентах от себестоимости потребляемых услуг, поэтому необходимо представить и эту характеристику в качестве справки к бюджету.

Итоговыми социальными индикаторами могут служить:

  • средняя заработная плата по городу,
  • стоимость потребительской корзины (взрослого мужчины), стоимость физиологического минимума,
  • средняя пенсия по городу,
  • рыночная стоимость 1 кв. метра жилья.

Безусловно, важны и приведенные ниже общие сведения о городе, однако в контексте анализа проблем предпринимательства и городского экономического развития их можно рассматривать в определенной степени как дополнительные.

Демографические показатели и здоровье населения (абсолютные значения и изменения по сравнению с периодом до 1991 г.), включая образовательный уровень и профессиональный состав населения; национальный состав населения; показатели здоровья населения; оценки экологической ситуации в регионе; состояние системы охраны окружающей среды.

Социальные показатели (с точки зрения дефицита/избыточности соответствующих возможностей, оценки их качества и основных проблем): состояние сферы среднего и высшего образования, медицины, положение социальной сферы, состояние предприятий и организаций, финансируемых из бюджета.

Возможности развития предпринимательства определяются (и характеризуются) состоянием экономической инфраструктуры, которая включает:

оптовую торговлю, транспорт, связь: основные особенности организации грузопотоков и пассажиропотоков на территории, состояние маркетингово-сбытовой инфраструктуры и наличие услуг связи;

финансовую инфраструктуру: наличие банков и других кредитно-финансовых учреждений, наличие услуг для малого предпринимательства;

отрасль бизнес-услуг: степень развития риелторского бизнеса, услуг в области бухгалтерского учета и финансов, услуги аудиторов, маркетологов, страховщиков.

Наличие и степень эффективности объединений предпринимателей. Показатели взаимодействия органов власти с предпринимателями: наличие совета по вопросам предпринимательства при администрации города, работа в области нормативно-правового обеспечения предпринимательства, в области поддержки предпринимательства.

Наконец, на развитие предпринимательства влияет и инфраструктура поддержки предпринимательства: деятельность государственных и муниципальных органов поддержки предпринимательства, обучение в области предпринимательства, научно-методическое и консультационное обеспечение предпринимательства, участие города в федеральных, региональных и городских программах малого бизнеса, международное сотрудничество в сфере малого и среднего бизнеса, роль и позиция СМИ.

Основные предприятия города

Зачастую на социально-экономическую ситуацию в городе (включая развитие малого и среднего бизнеса) влияют не только существующие основные предприятия, но фактически также и ликвидированные и реорганизованные градообразующие предприятия, существовавшие до 1991 г.

В результате реформ, приведших к резкому изменению среды, в которой существовали и действовали старые советские предприятия, их функционирование как целостных систем - “организмов”, как правило, серьезно нарушилось. Этот процесс можно представить себе как расщепление, дробление предприятий на элементарные “атомы” ресурсов, из которых, как из мозаики, затем стали складываться другие производственные и социальные картины. Этот процесс реинтеграции происходит частично в рамках старого предприятия, иногда он может иметь вид отделения “кусков” от старого целого, а зачастую ресурсы используются новыми деловыми структурами, не имеющими со старым предприятием ничего общего. Диагностику состояния старых крупных предприятий, также как и возможностей развития нового предпринимательства в городе, можно проводить путем анализа такой “мозаики” имеющихся ресурсов и способов ее реинтеграции в новые экономические цепочки.

Можно выделить следующие пять основных типов ресурсов.

1. Ресурс имеющегося спроса, рыночная ниша. Наличие этого ресурса означает существование известного спроса на данный вид продукции (услуг), что избавляет от необходимости исследования рынков, продвижения товаров, услуг и т.п.

Иногда данный ресурс используется не самим старым крупным предприятием, а новыми малыми предприятиями или индивидуальными предпринимателями. Так, например, когда спрос на продукцию одного из тракторных заводов резко упал, остался значительный спрос на запасные части. Руководство завода в этих условиях повело себя крайне консервативно, оказавшись неспособным - или не желая - организовать соответствующее производство на своих производственных мощностях или кооперироваться с малыми предприятиями. В результате этот спрос удовлетворяется за счет воровства и подпольного изготовления деталей сотрудниками завода на имеющемся оборудовании в цехах, а также путем кустарного изготовления за пределами предприятия (иногда даже на старых станках в гаражах и подвалах).

2. Предпринимательский и организационный ресурс: способность руководства предприятия приспособиться к изменившимся условиям и наладить нужную деятельность.

Предыдущий пример демонстрирует также ситуацию, в которой дефицитными оказались предпринимательские и организационные способности руководства предприятия. Разумеется, имеются и многочисленные положительные примеры, когда предприятие радикально перестраивает свою внутреннюю структуру и успешно осваивает новые рынки.

3. Ресурс квалифицированной рабочей силы и специалистов. Ситуации в городах значительно различаются в зависимости от профиля и отраслевой принадлежности размещенных на их территориях старых предприятий и, соответственно, от профиля и уровня квалификации их персонала. Известный радиозавод “Вега” в городе Бердске оказался неспособным выжить в рыночных условиях как единое целое и прекратил свое существование. Тем не менее, одним из основных факторов, определяющих нынешнюю ситуацию и потенциальные возможности развития предпринимательства в городе является наличие специалистов и рабочих высочайшей квалификации. В городе работают созданные бывшими специалистами “Веги” новые предприятия, поставляющие на российский рынок и за рубеж наукоемкую продукцию, которая не имеет ничего общего с продукцией старого завода. Более того, имеются примеры размещения в городе предприятий из других регионов России специально с целью использования высококвалифицированной и относительно дешевой рабочей силы.

4. Материальные ресурсы различных видов:

земельные ресурсы,

помещения,

оборудование,

объекты ЖКХ,

наличие транспортной инфраструктуры,

наличие инфраструктуры связи и др.

5. Ресурсы лоббирования. Важно подчеркнуть, что в нынешних российских условиях экономическая деятельность в “классическом” смысле, т.е. ориентирующаяся, в конечном счете, на удовлетворение спроса, тесно переплетается с силовой борьбой за ресурсы. Поэтому и анализ ситуации на старых предприятиях, и анализ возможностей предпринимательства невозможны без диагностики “силового взаимодействия” на территории.

К ресурсам лоббирования можно отнести, в первую очередь, следующие.

Электоральный ресурс: способность предприятия (особенно крупного) заметно влиять на результаты голосования на выборах мэра города, городского совета, депутатов совета (соответствующего органа) субъекта Федерации и т.п.

Пример ситуации, в которой основным для старого крупного предприятия оказывается его электоральный ресурс: старый машиностроительный завод сократил свою численность занятых с 25 до 10 тыс. человек, средний возраст которых приближается к пенсионному, а оставшиеся работники заняты всего один день в неделю и получают мизерную зарплату. Тем не менее, влияние предприятия на исход голосования при выборах мэра города огромно, мэр фактически назначен директором завода, и едва ли не главной задачей городской администрации оказывается лоббирование с целью выделения дотаций из бюджета субъекта Федерации ресурсов на отопление города. Выделенные средства в основном перечисляются данному предприятию как владельцу главной в городе котельной, что и поддерживает предприятие на плаву. При этих условиях не удивительно, что в городе слышны постоянные жалобы на низкий профессиональный уровень городской администрации и ее нежелание поддерживать новое предпринимательство.

Протестный ресурс: способность предприятия отстаивать свои интересы, используя не институционализированные формы выражения настроений населения.

Связи в вышестоящих органах власти.

Возможность использования государственных и неформальных (криминальных) силовых структур.

Таким образом, при составлении паспорта территории по каждому крупному предприятию должна быть собрана следующая информация.

  • Первоначальная отраслевая принадлежность.
  • Изменение общего объема спроса на продукцию предприятия. Удовлетворяет ли предприятие имеющийся спрос на его продукцию, или это делают другие (например, малые предприятия, нелегально занятые сотрудники предприятия).
  • Занятость: а) сейчас, б) до 1991 г. Изменение уровня квалификации и среднего возраста персонала.
  • Доля в общем объеме оборота данной территории (показатели выручки).
  • Доля в суммарном налоговом вкладе территории (в бюджеты всех уровней).
  • Осуществляются ли инвестиции.
  • Кому принадлежат предприятия (большой группе сотрудников предприятия, высшим руководителям, другим частным лицам, другой компании и т.п.). Являются ли они местными или иногородними собственниками?
  • Сегодняшнее финансовое состояние, основные источники средств (например, от продаж продукции, от эксплуатации объектов ЖКХ, от вновь созданных торговых фирм).
  • Изменение ассортимента производимой предприятием продукции и услуг.
  • Изменение организационной структуры предприятия. Имеет ли место превращение его в холдинг, выделение подразделений и других частей предприятия в малые предприятия. Являются ли такие малые предприятия зависимыми или независимыми от основной структуры. Имеет ли место создание “подставных” фирм. Имеет ли место воровство (использование) ресурсов сотрудниками втайне от руководства.
  • Использование помещений (кем используется: самим предприятием, его дочерними фирмами, сдается в аренду малым предприятиям и предпринимателям).
  • Состояние оборудования, кем оно используется (самим предприятием, его дочерними фирмами, сдается в аренду, было продано).
  • Объекты ЖКХ: были ли переданы городу, в какой степени влияют на финансовое положение предприятия.
  • Степень влияния предприятия (его руководства) на руководство города.
  • Степень влияния предприятия на результаты голосования избирателей.
  • Наличие связей с руководством субъекта Федерации.
  • Степень влияния на силовые и криминальные структуры.

Городская администрация и городской Совет

Для диагностики ситуации важно понять, из какой среды попал в своё кресло мэр, а также вице-мэры, принимающие решения. Если руководители города пришли из бизнес-структур, то важно понять, на чём, на каких рынках специализируются последние. Следует учесть также длительность периода, в течение которого они руководят городом.

Необходимо проанализировать также состав городского Совета: влияние в нем политических партий, малого и крупного бизнеса, бюджетной сферы на принимаемые решения.

Наконец, каковы отношения Совета и городской администрации: влияет ли Совет на администрацию и насколько слабо (сильно). Есть ли в городе структуры, которые оказывают более сильное влияние на принимаемые решения.

Малое и среднее предпринимательство

Составление паспорта территории должно включать оценку общего количества малых предприятий и индивидуальных предпринимателей, их удельного веса в численности занятых, общем объёме продукции и услуг города, их доли в общем объеме налоговых поступлений.

Отдельно необходима оценка деятельности малых и средних предприятий, поставляющих продукцию и услуги за пределы города (что, согласно мировой практике, является признаком градообразующих предприятий). Имеются в виду те же показатели: удельный вес в общем объеме предпринимательства, в численности занятых, общем объёме продукции и услуг города, доля в общем объеме налоговых поступлений. Важна также качественная оценка респондентами общей перспективы их развития.

Следует оценить также степень монополизации местного рынка:

  • насколько ограничен круг малых и средних предприятий, имеющих доступ к муниципальному заказу;
  • легко ли иногороднему предпринимателю создать в городе малое или среднее предприятие (включая получение помещения, землеотвод, различные согласования, установление отношений с контрольными организациями, криминальными структурами и т.д.). Известны ли такие примеры;
  • сколько в городе крупных бизнес-структур, контролирующих фирмы малого и среднего бизнеса (в строительстве, розничной торговле, общепите, бытовом обслуживании).

Общие выводы о перспективах и возможных вариантах экономического развития города

На основе собранной таким образом информации можно подвести итог проделанного анализа, выстраивая возможные сценарии развития событий. Например, это может быть представлено в виде следующих вариантных сценариев развития.

  1. Инерционный сценарий: что будет происходить с городом при сохранении существующих тенденций и сложившейся политической и социально-экономической ситуации?
  2. Оптимистический сценарий: какова вероятность позитивного влияния внешней среды (региональных, федеральных властных и хозяйственных элит)? Что можно было бы сделать для развития предпринимательства и привлечения инвесторов в город? Почему это не делается сейчас? Оценка вероятности реализации такого сценария.
  3. Пессимистический сценарий: какова вероятность резкого и быстрого ухудшения положения города? Возможное негативное влияние внутренних и внешних факторов. Насколько реально такое ухудшение, что необходимо сделать, чтобы предотвратить это? Почему не предпринимаются все необходимые меры, чтобы этого избежать?

8. Бизнес-инкубирование в промышленной сфере

Бизнес-инкубатор - организация, которая предоставляет начинающим малым предприятиям на льготных условиях помещения, средства связи, оргтехнику, необходимое оборудование. Кроме того, бизнес-инкубатор оказывает предприятиям целый спектр услуг - секретарских, бухгалтерских, юридических, помогает получению финансовых средств на развитие дела и выходу на местный рынок.

По определению Национального содружества бизнес-инкубаторов, бизнес-инкубатор - это организация, которая создаёт наиболее благоприятные условия для стартового развития малых предприятий путём предоставления комплекса услуг и ресурсов, включающего обеспечение предприятий площадью на льготных условиях, средствами связи, оргтехникой, необходимым оборудованием, а также обучение персонала, консалтинг и т.д. Комплекс услуг - секретарских, бухгалтерских, юридических, образовательных, консалтинговых - это одно из самых главных условий, потому что именно комплексность имеет значение для стартового развития малых предприятий.

В рамках технологии бизнес-инкубирования может развиваться и партнерство между крупными и малыми компаниями.

Значительная часть крупных предприятий и производственных объединений независимо от формы собственности испытывает трудности, связанные с неэффективностью производства и реализации производственной продукции. Причин такого положения множество, однако, практически всегда отмечается отставание технологии, отсутствие платежеспособного спроса на производимую продукцию, неэффективность использования производственных мощностей, избыточность персонала, и в то же время неподготовленность большей части работающих к деятельности в условиях рыночной экономики.

Для повышения эффективности деятельности крупных и средних производственных предприятий, как правило, требуется глубокая реструктуризация, предусматривающая определение новых видов продукции, технологии и производства, коренное изменение структуры управления, переподготовка кадров, создание более эффективных коммерческих структур, что сопровождается высвобождением большого количества работников предприятия. В свою очередь, малые предприятия не имеют недостатков, свойственных крупным предприятиям, но в то же время они испытывают сложности из-за отсутствия помещений, оборудования и производственной базы, оборотных средств, испытывают потребность в консалтинговой, информационной и инфраструктурной поддержке.

Создание на базе крупных предприятий и при их поддержке бизнес-инкубаторов (производственно-технологических центров), на площадях которых будут инкубироваться малые предприятия, решает следующие задачи.

  • Развитие новых технологий для крупных предприятий.
  • Выполнение субподрядных работ.
  • Оказание маркетинговых и консалтинговых услуг.
  • Оказание сервисных услуг.
  • Создание новых производств с целью создания новых рабочих мест.

Малые предприятия отбираются на конкурсной основе на основании критериев, утвержденных учредителями БИ.

Критерии отбора зависят от потребностей крупного предприятия. Вместе с тем, во всех случаях должны отбираться предприятия, доказавшие свою жизнеспособность (либо жизнеспособность бизнес-идеи), предлагающие услуги или товары, необходимые базовому предприятию, либо потребляющие производимое сырье или комплектующие, либо оказывающие услуги работающим.

Отношения между малыми и крупными компаниями при организации бизнес-инкубатора могут иметь и следующие цели:

  • разделение своей доли риска, связанного с инновациями;
  • “выращивание” новых производственных возможностей;
  • более эффективное использование имеющегося опыта и ресурсов обеих сторон;
  • более быстрое и эффективное достижение целей.

Все компании, большие и малые, ставящие перед собой цель развития, должны концентрироваться на разработке новой продукции, поиске новых рынков, создании новых возможностей для бизнеса.

В крупных компаниях процесс использования инноваций и роста основывается на программах исследований и разработках, устойчивом присутствии на рынке и усилении позиции самой компании. Это эволюционный процесс, основанный на тонком балансе между риском и наградой, и финансируется он в основном из внутренних фондов. В малых фирмах инновационные процессы основываются на быстром реагировании на изменения рынка, поиске и быстром внедрении новых технологий и предпринимательских способностях команды менеджеров.

Взаимодействие позволяет соединить предпринимательское чутье малых предприятий с менеджментом, коммерческими и техническими навыками крупных компаний, что в итоге дает те возможности, которые могли бы быть потеряны в ином случае.

Такое сотрудничество привлекательно в финансовом плане. Для крупных фирм - это эффективный способ для увеличения инвестиций в развитие бизнеса и сохранение возможности принятия решения относительно будущего проектов на более поздней стадии их развития. Крупная компания принимает более гибкие решения: какой проект остается в ее структуре, а какой - отойдет как дочернее предприятие? Продать или оставить свою долю в малом предприятии, в какое время?

Для малых предприятий это обеспечивает доступ к финансовой поддержке со стороны крупных предприятий, но также позволяет привлекать партнеров через сеть контактов крупных предприятий и дополнительное финансирование. Например, в Ланкашире (Великобритания) по специальной программе было создано 48 успешных фирм, из которых 46 являются дочерними предприятиями крупных компаний.

На Западе, и в частности, в США широко распространены специальные фирмы-инкубаторы, где “выращиваются” малые предприятия. Созданные местными органами власти и крупными ассоциациями промышленников, фирмы-инкубаторы помогают “встать на ноги” малому бизнесу. До поры до времени малым предприятиям оказывают бесплатную правовую помощь, консультации, дают помещения для офиса, экономически их поддерживают. Однако, как только они оказываются способными себя содержать, им предоставляется полная свобода. В случае неудачи экзамен “по бизнесу” считается не сданным, и “двоечникам” предлагается свернуть свою деятельность.

В России также появляется опыт плодотворного сотрудничества малого и крупного бизнеса через бизнес-инкубирование. Так, при ОАО “ Московский станкостроительный завод им. Серго Орджоникидзе” более 6 лет существует бизнес-инкубатор, используя площади предприятия и сотрудничая с ним. Многие предприятия в бизнес-инкубаторах имеют долгосрочные договоры поставок для крупных компаний, например, одно из предприятий бизнес-инкубатора “Воронеж” сотрудничает с предприятиями автомобилестроения, изготавливая детали, устойчивые к агрессивным средам. Объем поставок исчисляется миллионами рублей в месяц.

В “Российской газете” от 28 марта 2003 г. было опубликовано интервью с Ю. Лужковым, где сообщается о проекте создания мощного бизнес-инкубатора на площадях ЗИЛа в г. Москве (около миллиона квадратных метров).

Особого внимания заслуживает начавшийся процесс поддержки малого предпринимательства известными крупными компаниями. Так, ЮКОС через Фонд Евразия финансирует в настоящее время развитие инфраструктуры для поддержки малого предпринимательства на территориях своего присутствия в Сибири (Нефтеюганск, Ангарск, Стрежевой Томской области и др.), решая, таким образом, и проблему экономического развития территорий, и социальные проблемы.

Однако несомненным фактором сдерживания является то, что многие крупные предприятия обладают площадями (зданиями, сооружениями) из числа федеральной собственности. В случае размещения на этих площадях малых предприятий возникают непростые имущественные отношения. Ставка арендной платы, которая продиктована свыше и не может быть изменена на местном уровне, непосильна для начинающегося бизнеса, стартующего предприятия, особенно в промышленном секторе, где отдача от производства продукции происходит не так быстро, как в торговле, требуя значительных затрат на начальном этапе (на покупку оборудования, сырья, подготовку персонала и пр.).

Министерство имущественных отношений РФ и его территориальные органы в 2002 г. при содействии Национального содружества бизнес-инкубаторов (Ассоциации бизнес-инкубаторов России) завершило подготовительные работы по разработке и реализации пилотного проекта создания ряда бизнес-инкубаторов на базе федерального имущества. Для его реализации с учетом предложений глав администраций субъектов Российской Федерации по конкурсу были отобраны 17 регионов (Республика Марий Эл, Республика Дагестан, Красноярский край, Ростовская, Калининградская, Кировская, Ленинградская, Московская, Нижегородская, Новгородская, Рязанская, Томская, Тульская, Самарская, Сахалинская, Тверская области, г. Санкт-Петербург). Необходимо сосредоточить усилия всех заинтересованных сторон на государственном, региональном и муниципальном уровне и в 2003 г. продолжить этот чрезвычайно необходимый проект.

Действующие на территории РФ бизнес-инкубаторы различны по организационно-правовой форме, составу учредителей, профилю, комплексу услуг, предоставляемых предпринимателям. Тем не менее, основной задачей всех бизнес-инкубаторов является создание условий для становления МП и организация новых продуктивных рабочих мест в секторе малых производственных и инновационных предприятий.

Создано и действует "Национальное содружество бизнес-инкубаторов России" (НСБИ), насчитывающее по состоянию на 1 марта 2003 г. 70 организаций-членов. Возникшее в 1997г., оно стало решать комплекс проблем, с которым пришлось столкнуться каждому бизнес-инкубатору в отдельности. На сегодняшний день к направлениям деятельности НСБИ относится:

  • выполнение консультационных, внедренческих, маркетинговых, проектных, социологических, аналитических и научно-исследовательских работ;
  • содействие в организации подготовки и переподготовки кадров, повышения квалификации и управленческого уровня руководителей, специалистов и работников БИ;
  • обеспечение информационного обмена между своими членами, содействие в решении проблем региональных бизнес-инкубаторов, создание рынка технологий малого бизнеса, обобщение и распространение опыта работы бизнес-инкубаторов;
  • защита прав и законных интересов членов Партнерства и всех заинтересованных лиц, представление их интересов на всех уровнях гос. и негосударственного управления;
  • издательская деятельность.

По своей сути НСБИ играет роль накопителя технологий поддержки малого предпринимательства, и каждый член НСБИ становится активным участником этого процесса, делясь с коллегами своими проблемами и достижениями и имея доступ к коллективному опыту.

Сегодня НСБИ изучает и систематизирует накопленный в России опыт развития предпринимательства с использованием механизмов бизнес-инкубации, подводит промежуточные итоги практической деятельности и решения ряда теоретических, методических и организационных проблем. Национальным содружеством бизнес-инкубаторов России частично решается задача изучения и создания методик адаптации наиболее интересного западного опыта в создании БИ с целью выработки единого подхода и практических рекомендаций, которые позволяют существенно сократить риски, повысить эффективность работы новых инкубаторов бизнеса и тиражировать удачный российский опыт в разные регионы страны.

9. Финансово-кредитные организации и малый бизнес

Разновидностью крупного бизнеса, взаимодействующего с малым бизнесом, являются банковские структуры. Это взаимодействие имеет особый характер и отличается исключительной ролью в реализации финансовой поддержки малого и среднего предпринимательства.

На поддержку малого предпринимательства из года в год выделяются крайне незначительные объемы государственных финансовых средств. Если судить о сумме, выделяемой в 2003 г. по федеральной программе государственной поддержки (2,5 млрд руб. из всех источников), то на каждое малое предприятие (из расчета 880,6 тыс. на 01.01.03 г.) пришлось бы всего 2839 руб. Но и эти деньги тратятся неэффективно.

Объемы финансирования и кредитования малого бизнеса из государственных источников остаются несущественными в общегосударственном масштабе. Поэтому необходимы принципиально иные подходы. Стимулирование надо осуществлять в основном на базе эффективного налогообложения в сочетании с банковской реформой, чтобы у малых предприятий появился доступ к кредитным ресурсам.

Основной задачей государства в экономической сфере является все-таки, по возможности, не прямое вмешательство, а создание такого правового и экономического механизмов, которые обеспечили бы стимулирование тех или иных макроэкономических процессов, представляющих общенациональную важность.

Финансовые источники поддержки малого бизнеса

Основными внешними источниками финансирования малого бизнеса являются средства коммерческих банков, небанковских кредитных организаций, фондов поддержки малого предпринимательства, организаций кредитной кооперации и лизинговых компаний. Внешними финансовыми ресурсами пользуется не более 13-15 тыс. предпринимателей (около 1,5-2% предприятий). Более всего предприниматели стремятся к следующим источникам получения средств:

- государственные фонды малого предпринимательства (около трети предпринимателей, намеревающихся привлекать внешнее финансирование),
- партнерский кредит,

  • банковский кредит,
  • привлечение кредитов международных организаций,
  • получение займов в кредитных кооперативах.

Кредитные отношения с малыми предприятиями и кредитование реального сектора экономики России в 2001-2002 гг.

После августовского (1998 г.) кризиса произошли кардинальные перемены на рынке банковских услуг: переход от вложений в государственные ценные бумаги (ГКО-ОФЗ) к вложениям в кредиты в экономику.

Объем кредитов, предоставленных предприятиям и организациям реального сектора экономики в рублях и иностранной валюте, составил на 1 января 2003 г. 1,6 трлн руб. ($50,72 млрд). В структуре кредитования по отраслям экономики на 1 января 2003 г. лидером является промышленность ($20,26 млрд) и торговля ($11,94 млрд). Динамику роста объемов кредитования реального сектора экономики можно охарактеризовать положительно, особенно на фоне уменьшения и сохранения на невысоком уровне кредитных рисков (доля просроченной задолженности в общем объеме кредитования реального сектора в 2002 г. невелика - 1,75%). Объем кредитов на 1 января 2003 г. вырос по сравнению с 1 января 2002 г. в долларовом выражении на 29,6%. Однако этот показатель ниже роста объемов кредитования реального сектора экономики в 2001 г. - 46,9%.

В этих условиях поворот банков к малому бизнесу обеспечит увеличение их клиентской базы и сохранит высокие темпы роста кредитных вложений. Для этого имеются объективные предпосылки. Если сегодня в малом предпринимательстве занято около 8% трудового населения, то оптимальная его доля - около 60% Соответственно и доля этой сферы экономики в ВВП, составляющая сегодня около 11% , должна повыситься в 4-5 раз.

Уже сегодня малые предприятия составляют значительную долю клиентов банков. Так, в Оренбургской области доля этих предприятий в общем количестве обслуживаемых предприятий колеблется в региональных банках от 15 до 76%, причем в 7 из 11 банков она превышает 50%. По филиалам иногородних предприятий этот показатель варьируется от 19 до 86%.

Процесс сокращения числа кредитных организаций приостановился. Число действующих кредитных организаций, снизившись за 1999-2000 гг. с 1476 до 1311, увеличилось до 1329 на 1 января 2003 г. В структуре кредитных организаций основную долю занимают банки (1282 банка или 96,6% на 1 января 2003 г.). При этом количество небанковских кредитных организаций выросло на 1 января 2003 г. по сравнению с 1 января 1999 г. с 29 до 47, или в 1,6 раза.

Финансовое состояние банков улучшается. В результате реструктуризации удельный вес финансово стабильных банков в общем количестве и активах действующих кредитных организаций, по оценке Банка России, составляет на начало 2003 г. более 90% (89,9% - на 1 января 2001 г.).

Восстанавливается доверие к банковскому сектору со стороны инвесторов и кредиторов. Депозиты и вклады физических лиц (в рублях и иностранной валюте) становятся все более важным источником ресурсной базы банковского сектора. Сумма депозитов и вкладов физических лиц на 1 января 2003 г. составила 1046 млрд руб., что больше чем на 1 января 2002 г. на 51%. Доля этого источника в ресурсах банков увеличилась с 21% на 1 января 2002 г. до 25% - на 1 января 2003 г. Удельный вес доходов, доверяемых населением банковской системе, также выше предкризисного уровня и составляет 13,2% общей суммы доходов населения, против 11,9% до кризиса.

Стабилизации депозитной базы будет способствовать и скорейшее принятие Закона РФ “О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации”. Становится все больше банков, которые не только восстановили, но и наращивают утраченный в августе 1998 г. капитал. Номинальная величина капитала кредитных организаций составила на 1 декабря 2002 г. - 570,6 млрд руб., что 3,4 раза больше, чем на 1.01.2000 г.

Вместе с тем, российская кредитная система еще не имеет необходимого экономике ссудного капитала, цена кредита находится на высоком уровне. Необходимо повышение эффективности механизмов кредитования, краткосрочного рефинансирования банков. Существенные проблемы остаются в решении задачи повышения роли кредита в развитии малого предпринимательства. Нужны оптимальные процессы его кредитования, позволяющие оперативно и с малыми затратами готовить и проводить большую массу сделок, обеспечивая в то же время приемлемое качество кредитного портфеля.

Условия кредитования малых предприятий (прежде всего, процентная ставка и сроки), как правило, более жесткие. На увеличение цены кредита заемщиков этой категории влияет не только высокий риск, но и рост издержек на обслуживание большого количества ссудозаемщиков. Банки сталкиваются с проблемой возврата кредита из-за негибкости законодательства. Высокая цена кредита является важнейшим сдерживающим фактором развития кредитных отношений с малым предпринимательством. Удешевлению кредита и расширению возможностей малых предприятий для привлечения заемных средств могло бы послужить восстановление ранее действовавшего исключения из налогооблагаемой базы банков доходов от кредитов, предоставленных малым предприятиям.

Учитывая, что предприятия малого бизнеса нуждаются, в первую очередь, в льготных кредитах, актуально решение совместно с налоговыми органами вопроса о неприменении к банкам, осуществляющим кредитование малых предприятий, статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации, касающейся уплаты в бюджет налогов банками, осуществляющими выдачу кредитов по ставке ниже средневзвешенной, сложившейся на рынке банковских услуг. Этот вопрос уже прорабатывается в Правовом департаменте АРБ.

Для удешевления кредита на практике используется схема субсидирования разницы в процентных ставках. Положительные результаты этого опыта дают основания поддержать предложения о поручении Правительству Российской Федерации, региональным и муниципальным администрациям предусматривать выделение в бюджетах всех уровней средств на реализацию программ субсидирования и оптимизации процентных ставок по банковским кредитам, предоставляемым малым предприятиям, в первую очередь, через систему государственных и муниципальных фондов поддержки малого предпринимательства.

Компенсация предпринимателям части процентной ставки важный, но недостаточный момент для развития кредитных отношений с этой категорией заемщиков. Проблема глубже и во многом объясняется неразвитостью банковской системы, недостатками банковского надзора и регулирования. Негативное влияние на уровень процентной ставки по кредитам, предоставляемым малым предприятиям, оказывает цена ресурсов, по которой банки могут их получить. Банки сталкиваются с дефицитом средств, прежде всего, для осуществления долгосрочного кредитования. Ломбардные аукционы в прошлом часто признавались не состоявшимися, так как ресурсы предлагались там по неприемлемым для заемщиков ценам.

Ставка рефинансирования сегодня 21%, а рентабельность большинства проектов не превышает 15-17%. Чтобы поддерживать текущую ликвидность банков кредитные организации нуждаются в хорошо организованной системе рефинансирования. Банки, кредитующие малый бизнес, должны гарантированно иметь возможности по рефинансированию по пониженной ставке. АРБ предложил Банку России увеличить срок кредита банкам на инвестиционные цели до трех лет и предоставлять его по ставке на 50% ниже ставки рефинансирования. В настоящее время вопрос находится на рассмотрении.

Возможности у банков увеличить собственные капиталы ограничены из-за недостаточности внутренних источников. При этом рядом находятся громадные неиспользуемые ресурсы - средства пенсионной системы, системы медицинского страхования, сбережения населения, которые хранятся вне банков. По примерным расчетам на руках у населения находится около 40 - 50 млрд. долларов. Если привлечь в банки хотя бы половину этих накоплений, то мы смогли бы повысить пассивы банков примерно на 600-700 млрд руб. Соответственно объем выдаваемых кредитов мог бы быть увеличен на 50-60%. Дорабатываемый Правительством Российской Федерации проект Закона РФ “О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации” будет способствовать решению этой проблемы.

Доступ малого бизнеса к источникам финансовых средств, необходимых им для развития, в том числе кредитным ресурсам, ограничивает сохраняющаяся неразвитость сети кредитных организаций в отдельных регионах и их неравномерное расположение на территории страны (сосредоточены главным образом в центральных районах и крупных городах России). Из общего числа кредитных организаций 1334 на 1 октября 2002 г. основное их количество - 1107, или 83,0%, сосредоточено в Европейской части России, в Центральном, Северо-Западном, Южном и Приволжском федеральном округах. В Уральском, Сибирском и Дальневосточном федеральных округах действует 227, или 17%, общего количества кредитных организаций.

Наряду с банками кредитование малых предприятий осуществляют небанковские кредитные организации, федеральный и региональные фонды поддержки малого предпринимательства, организации кредитной кооперации, лизинговые компании. Число небанковских кредитных организаций (НКО) сравнительно невелико, и деятельность таких организаций затруднена из-за недостаточности ресурсов и несовершенства правовой базы их деятельности. Между этими организациями пока еще нет достаточной координации действий. Но увеличение общего числа кредитных организаций само по себе не расширит доступа малых предприятий к ссудному капиталу. Необходимо обновление структуры банковской системы.

В разработанных АРБ “Концептуальных основах развития банковской системы России” предлагается исходить из принципа многоукладности, многообразия форм собственности и сфер деятельности кредитных организаций (как наиболее целесообразного). В реформированной банковской системе должны быть обозначены финансовые организации, специально занимающиеся кредитованием малого бизнеса. Со стороны Банка России для них нужно установить льготный режим регулирования и надзора. Принципиальной позицией АРБ является необходимость сохранения в обновленной структуре отечественной банковской системы тех малых кредитных организаций, которые способны удовлетворять общественные потребности и имеют свою нишу, работают прибыльно, соблюдают экономические нормативы.

Необходимо развивать сеть кредитной кооперации на основе Закона РФ от 7 августа 2001г. “О кредитных потребительских кооперативах граждан”. Реализацию государственной политики в области кредитования малых предприятий должны осуществлять не только фонды поддержки предпринимательства, но и, возможно, отдельные банки с участием государства. Функцией этих банков должно быть кредитование коммерческих банков, предоставляющих кредиты малым предприятиям, а также предоставление гарантий по кредитам малых предприятий. Ресурсная база этих банков должна пополняться за счет специальных государственных ассигнований.

В “Стратегии развития банковского сектора” Правительством Российской Федерации и Банком России признано, что “одним из инструментов выявления рисков операций банков с предприятиями является создание системы раскрытия информации о добросовестном исполнении заемщиком обязательств перед банками”.

Деятельность бюро кредитных историй должна быть подкреплена законом, регламентирующим формирование информационной базы кредитных историй заемщиков как на федеральном, так и на региональном уровнях. Этот вопрос важен для развития кредитных отношений с малыми предприятиями, имеющими недостаточную прозрачность. Чтобы сегодня обеспечить доступ к кредитам жизнеспособным предприятиям, которые не могут получить кредит из-за отсутствия обеспечения, кредитной истории или показателей работы требуется развитая система гарантирования кредитов, получаемых малыми предприятиями.

Для создания такой системы предлагается принять следующие меры:

- образовать гарантийные фонды с использованием средств, предусматриваемых в бюджетах всех уровней на развитие малого бизнеса;

- путем изменения налоговой и экономической политики стимулировать создание объединениями мелких предпринимателей собственных страховых фондов по гарантированию возврата кредитов и займов;

- законодательно разрешить размещение бюджетных средств на депозитных счетах в коммерческих банках для государственных фондов поддержки малого предпринимательства в целях предоставления гарантий по кредитам для малых предприятий;

- провести консультации с организациями-донорами и международными финансовыми институтами о координации деятельности по созданию системы кредитных гарантий в России.

В интересах развития малого бизнеса больше внимания следует уделять использованию финансового лизинга в качестве важного ресурсного источника. Лизинг позволяет предприятиям обходить два самых распространенных препятствия на пути к источникам финансирования при прямом банковском кредитовании: высокие процентные ставки по ссудам и жесткие требования к обеспечению. Кроме того, лизинг позволяет получить средства на более длительные сроки, чем могут и предоставляют сегодня коммерческие банки. В целях более эффективного использования лизинга необходима корректировка нормативно-правовой базы в направлении финансово-налоговых и кредитных стимулов и льгот для предпринимателей, включая коммерческие банки, занимающихся этим видом бизнеса. В частности, целесообразно освободить кредитные организации от уплаты налога на прибыль, получаемую ими как непосредственно от лизинговой деятельности, так и от предоставления кредитов на срок 3 года и более для реализации операций финансового лизинга.

Активизации инвестиционного процесса будет способствовать формирование банка инвестиционных предложений малых предприятий и инвестиционных программ исполнительных органов власти для малых предприятий. Поэтому целесообразно рекомендовать региональным органам власти создать информационную базу для взаимовыгодного сотрудничества и упрощения поиска партнеров, заемщиков и кредиторов, обслуживающих малый бизнес.

Разумеется, в центре внимания банковского сообщества остаются вопросы организации и совершенствования норм банковского надзора и регулирования. АРБ, в частности, считает, что Банк России должен сместить акценты денежно-кредитной политики от использования в качестве инструмента и метода норматива обязательных резервов в сторону кредитных и депозитных механизмов, не имеющих сегодня достаточного распространения.

Большинство центральных банков экономически развитых стран склоняются если не к полной отмене, то, по крайней мере, к минимизации роли механизма обязательных резервов. Поэтому вполне обоснованным было бы решение о предоставлении банкам, кредитующим инвестиционные проекты предприятий малого бизнеса, права уменьшать отчисления в фонд обязательных резервов.

Стимулированию предоставления кредита предприятиям малого бизнеса служит и предложение Банку России полностью исключить из налогооблагаемой базы банков отчисления в резерв на возможные потери по ссудам. Неоправданно затянулось решение комплекса конкретных юридических вопросов, связанных с упрощенным порядком кредитования предпринимателей, осуществляющих деятельность без образования юридического лица, и физических лиц при небольших размерах кредитов. Следует полностью поддержать тезис А.А. Козлова о том, что “массовые кредиты должны быть технологически простыми”. Можно было бы ввести такой упрощенный порядок кредитования по регионам уже с 2003 г.

Опыт прошедших лет показал, что кредитование малых предприятий при умелой организации работы представляет собой меньший риск, чем кредитование крупных. По опыту ЕБРР и КМБ банка, не менее 99% заемщиков - малых предприятий возвращают кредиты полностью и в срок. Программы микрофинансирования малых предприятий показали свою жизненность и безусловную полезность.

В настоящее время с участием Федерального фонда поддержки малого предпринимательства разработаны финансово-кредитные механизмы, которые, при условии проведения последовательной поддержки со стороны государства, должны обеспечить более свободный доступ малых предприятий к источникам финансирования. И что особо важно, дать возможность многим стартующим предприятиям начать с нуля свой собственный бизнес. Перечень этих механизмов включает следующее:

  1. Гарантийные механизмы.
  2. Субсидирование процентной ставки.
  3. Микрофинансирование.
  4. Лизинг.
  5. Предоставление льготных займов для малого предпринимательства через систему фондов поддержки малого предпринимательства.
  6. Венчурное финансирование.
  7. Внебюджетные финансовые ресурсы.

1. Гарантийные механизмы. Одним из перспективных направлений для малого бизнеса является решение проблемы гарантийного обеспечения и страхования первоначальных вложений в предпринимательство. Предоставление государственных гарантий и поручительств по кредитам, запрашиваемым субъектами малого предпринимательства в коммерческих банках, позволяет значительно увеличить количество проектов и программ, получающих государственную поддержку, по сравнению с прямым предоставлением ссуд из государственных источников и вовлечь в финансирование малого бизнеса значительные ресурсы коммерческих банков.

Российские банки не очень заинтересованы в сотрудничестве с малыми предприятиями в связи с высокой степенью риска и незначительностью занимаемых сумм. Банки, даже обладая достаточными финансовыми средствами, не рискуют вкладывать их в малые предприятия, им нужны надежные гарантии возврата. Отсутствие стартового капитала и ликвидного обеспечения под банковский кредит у предпринимателей ставят малый бизнес в России в разряд одного из самых рискованных секторов финансовых вложений. Банки вынуждены переносить стоимость риска на кредитный процент, что, в свою очередь, не позволяет малым предприятиям воспользоваться кредитами. В связи с этим малые предприятия испытывают трудности в привлечении средств, и недостаток обеспечения по кредитам остается одним из наиболее серьезных препятствий развития малого предпринимательства в Российской Федерации.

Для решения этой проблемы необходимо развивать такую форму содействия развитию малого бизнеса, как выступление государства гарантом по кредитам, полученным малыми предприятиями от кредитных организаций на коммерческой основе. Как показывает мировой опыт, на государственном уровне только правительство способно задействовать и поддерживать в работоспособном состоянии эффективную систему кредитных гарантий для малых и средних предприятий. Гарантированные займы являются наиболее распространенной формой государственной поддержки малого предпринимательства во многих государствах.

В соответствии с Концепцией государственной политики поддержки и развития малого предпринимательства в Российской Федерации, одним из направлений финансово-кредитной поддержки является разработка действенного механизма государственных гарантий, обеспечивающих разделение рисков между государством, кредитными организациями и малыми предприятиями и апробация такого механизма в пилотных субъектах Российской Федерации с последующим анализом эффективности и выработкой предложений по внедрению на всей территории Российской Федерации.

В настоящее время при участии Федерального фонда прорабатывается ряд различных вариантов гарантийных механизмов для субъектов малого предпринимательства (на примере Тульской и Ленинградской областей).

Тульская область

Сущность системы заключается в следующем: в бюджете Тульской области на очередной год отдельной строкой в перечне получателей гарантий предусматривается определенный размер гарантий для Тульского областного ФПМП. Государственная поддержка малого предпринимательства осуществляется в форме предоставления Банку-кредитору поручительства ТОФПМП за исполнение субъектом малого предпринимательства - Заемщиком обязательств перед Банком-кредитором. По Договору поручительства ТОФПМП несет субсидиарную ответственность по основной сумме кредита дополнительно к ответственности Заемщика, который самостоятельно обеспечивает не менее 40% обязательств по основной сумме кредита и в полном объеме по процентам и иным платежам.

Решение о предоставлении государственной поддержки принимается конкурсной комиссией, действующей на основании нормативного документа. На рассмотрение конкурсной комиссии представляются оформленные в полном объеме и прошедшие предварительный отбор заявки заемщиков. Каждая заявка сопровождается экспертным заключением ТОФПМП и актом проверки специалистом ТОФПМП производственной базы и имущественного состояния заемщика. Нормативными документами устанавливаются сроки рассмотрения заявки и принятия решения конкурсной комиссией.

Экспертное заключение должно содержать выводы:

  • о платежеспособности заемщика и устойчивости его финансово-хозяйственной деятельности;
  • о реальности и перспективности проекта;
  • о корректности оценки маркетинговой ситуации и финансово-экономических расчетов;
  • о наличии у заемщика собственного имущества, достаточного для обеспечения 40% обязательств по кредиту и процентам;
  • о рисках и оценке ожидаемого социально-экономического эффекта, а также рекомендации по условиям заключения договора поручительства либо отклонения заявки.

В первое время функционирования системы гарантий для обеспечения ее жизнедеятельности поручительства планируется предоставлять по кредитам с низким уровнем риска невозвращения денег. В дальнейшем при получении положительного эффекта от действия гарантийной системы и роста заинтересованности Банков-кредиторов в работе с малыми предприятиями государственная поддержка в форме поручительства ТОФПМП будет предоставляться для более рискованных проектов малых предприятий, находящихся на начальных этапах своего развития.

При наступлении гарантийного события возмещению за счет средств регионального бюджета подлежит не более определенной части (например, 60%) суммы основного долга, не погашенной после исполнения обязательств Заемщиком, в т.ч. и из стоимости заложенного имущества, но не более установленного Договором поручительства объема обязательств. В случае неисполнения Заемщиком своих обязательств, согласно условиям Договора поручительства, Кредитор предъявляет требования к ТОФПМП о погашении просроченной задолженности по кредиту не ранее 30 календарных дней после наступления срока возврата кредита. ТОФПМП в течение 10 календарных дней со дня получения требования банка о погашении долга, направляет в Финансовое управление Администрации Тульской области заявку на финансирование из бюджета Тульской области расходов по исполнению обязательств по выданной ТОФПМП государственной гарантии.

Федеральным фондом подготовлено соглашение с ТОФПМП по реализации пилотного проекта “Апробация системы гарантийных механизмов в Тульской области”, а также разработаны “Порядок предоставления гарантий (поручительств) ФФПМП в рамках реализации пилотного проекта в Тульской области и “Порядок исполнения обязательств по гарантиям (поручительствам), предоставляемым ФФПМП”. Согласно указанным документам, Федеральный фонд поровну разделит с ТОФПМП ответственность перед Банком-кредитором.

В настоящее время проект постановления об утверждении “Порядка предоставления финансовой поддержки субъектам малого предпринимательства в форме частичного гарантирования исполнения обязательств по кредитам банков” рассматривается руководством области. В бюджете Тульской области на 2003 г. предусмотрено предоставление государственных гарантий ТОФПМП.

Ленинградская область

Разрабатывается проект, в основе которого заложены принципы создания специализированной организации смешанной формы (государственно-частной) собственности с условным названием ОАО “Общество кредитных гарантий Ленинградской области” с долей Администрации Ленинградской области в размере 50% плюс одна акция, оплачиваемых за счет средств бюджета области. В качестве акционеров планируется привлечь кредитные организации Ленинградской области и Санкт-Петербурга, ОАО “Финнвера”. Предложения по участию в уставном капитале ОАО направлены частным инвесторам.

ОАО предполагается выдача гарантий в размере до 50% объема кредита, что позволит расширить возможность доступа малых предприятий к кредитам коммерческих банков. Предоставление гарантий предусматривается на платной основе. Инициаторы создания такой структуры основываются на опыте западных стран, где банки-партнеры проявляют заинтересованность в сотрудничестве с административными органами при кредитовании малого бизнеса, даже когда доля государственного гарантирования в выдаваемом кредите составляет всего 20%. Разработаны основные положения учредительных документов ОАО, определены основы его взаимодействия с коммерческими банками и потенциальными заемщиками - субъектами малого предпринимательства, выработаны критерии предоставления поручительств.

В настоящее время Комитетом по развитию малого, среднего бизнеса и потребительского рынка Администрации Ленинградской области подготовлен и направлен на согласование проект распоряжения Губернатора Ленинградской области “О создании в Ленинградской области открытого акционерного общества “Общество кредитных гарантий”. Планируется в первый год функционирования акционерного общества обеспечить поручительствами и реализовать порядка 50 инвестиционных проектов малых предприятий области.

2. Субсидирование процентной ставки. Одним из решений проблемы доступа предпринимателей к финансовым средствам должно стать субсидирование процентной ставки по банковским кредитам. Это обуславливается тем, что банки устанавливают достаточно высокий уровень процентной ставки по выдаваемым ими кредитам. Вполне естественно, что такой уровень ставок совершенно неприемлем для малого бизнеса, а тем более для начинающих предпринимателей. Поэтому кредитование субъектов малого предпринимательства должно осуществляться на льготных условиях с компенсацией разницы части процентных ставок за счет бюджетных средств через систему фондов поддержки малого предпринимательства. Но, следует заметить, что данная схема требует большого объема бюджетных средств, поэтому должна использоваться для поддержки определенных проектов, критерии отбора которых необходимо четко определить и обосновать.

3. Микрофинансирование. Одним из наиболее эффективных механизмов финансово-кредитной поддержки малого предпринимательства является развитие системы микрофинансирования. Логика услуг микрофинансирования обращена к потребностям малых и средних предприятий, индивидуальных предпринимателей, постоянно нуждающихся в финансовых ресурсах, но не имеющих возможности пользоваться услугами банков и других кредитных организаций, не заинтересованных в работе с мелкими заемщиками.

Цель микрофинансирования состоит в создании высокодинамичной и эффективной системы финансирования малых предприятий для дополнительного стимулирования производства и распределения товаров и услуг, а также для оказания помощи начинающим предпринимателям в приобретении опыта получения прибыли и накопления капитала. Микрокредит представляет собой гибкую форму классического банковского кредита, позволяющий беспрепятственно начать бизнес без наличия стартового капитала и кредитной истории.

Микрофинансирование способствует решению как минимум трех задач:

  1. увеличению количества предпринимателей без образования юридического лица;
  2. росту налоговых поступлений;
  3. созданию кредитной истории для дальнейшего развития субъектов МП через банковский сектор.

Программы микрофинансирования наиболее популярны в государственных и муниципальных фондах поддержки малого предпринимательства, которые в соответствии с действующим законодательством предоставляют субъектам малого предпринимательства кредиты без получения банковской лицензии. Типовые схемы в развитии технологии микрофинансирования, положительный опыт которых широко распространяется в настоящее время, можно отметить в следующих регионах:

  • Свердловская область (Центр содействия предпринимательству);
  • Смоленская область (Женский потребительский кооператив финансовой помощи “Содействие”);
  • Оренбургская область (Оренбургский областной фонд поддержки малого предпринимательства).

Механизм микрофинансирования малого предпринимательства практикуется более чем в 30 субъектах Российской Федерации. Так, в Свердловской области микрокредиты выдают 16 муниципальных фондов. С июля 1998 г. по февраль 2000 г. они предоставили 1388 займов на сумму 15 млн. руб. Ставка кредита составляет 8-9%, срок его возврата - 3 месяца. Для получения кредита не требуется залог. Возвратность кредитов - 98%.

В Смоленской области в 1999 г. кооперативом финансовой помощи “Содействие” было выдано 637 микрозаймов на общую сумму 9636,16 тыс. руб. при стартовом кредитном фонде 2200 тыс. руб. Таким образом, коэффициент оборачиваемости средств составил 4,81. За 8 месяцев 2000 г. был выдан 1321 заем на сумму 18600 тыс. руб. при кредитном портфеле 3500 тыс. руб. Коэффициент оборачиваемости ресурсов в микрокредитовании составил 5,3.

Широкое распространение микрокредитование получило в Хабаровском крае. В рамках программы “Кредитование малого бизнеса” Европейским банком реконструкции и развития совместно с Хабаровским банком Сбербанка России осуществляются микрокредитование для увеличения оборотного капитала в сумме от 100 до 30000 долл. США на срок до 6 месяцев и выдача инвестиционных кредитов в сумме до 125000 долл. США на срок до 2 лет под 18-19% годовых.

В 2001-2002 гг. Федеральный фонд поддержки малого предпринимательства совместно с Фондом Евразия осуществлял реализацию программы микрофинансирования малого бизнеса в 5 субъектах Российской Федерации: в Мурманской, Новгородской, Орловской, Тульской областях, Республике Хакасия. В рамках этой программы выделено более 1,5 тысяч микрозаймов субъектам малого предпринимательства объемом от 1 тыс. до 100 тыс. руб. каждый. На реализацию программы Федеральный фонд направил 4 млн. руб., а также привлек 6,4 млн. руб. средств региональных фондов поддержки малого предпринимательства и 151,8 тыс. долл. США средств Фонда Евразия.

4. Лизинг. Как уже отмечалось выше, лизинг - один из ключевых инструментов привлечения инвестиционных ресурсов в малый бизнес. Для малых и средних предприятий лизинговые операции иногда представляются единственным способом для проведения переоснащения и модернизации производства, не имея собственных достаточных средств на это и не прибегая к привлечению кредитов.

Использование лизингового механизма обеспечивает эффективный и экономически выгодный способ привлечения инвестиций в реальный сектор экономики, альтернативный банковскому кредитованию. Несомненным плюсом является и простота совершения лизинговых процедур. Отсутствие необходимости использовать свой собственный капитал для закупки оборудования, а также оплата услуг по лизингу отдельными платежами, источником которых являются доходы от использования оборудования, позволяют осуществлять планирование потоков наличных средств и обеспечивать надежную защиту от инфляции. Именно лизинг как средство обновления основных фондов в малом предпринимательстве дает наиболее быстрый инвестиционный доход, снижает сроки окупаемости проекта и повышает эффективность использованных финансовых средств.

Вместе с тем, в этом направлении имеются проблемы. Достаточно много примеров, когда просчеты при реализации лизинговых проектов приводили к банкротству малых предприятий. В этом случае на первый план выдвигаются задачи, связанные с реализацией имущества лизингополучателя, поэтому оптимальной является разработка схемы “лизинга под ключ”. Для решения этой и некоторых других важных проблем, во-первых, необходимо устранить существующие противоречия в действующих законодательных документах: привести в соответствие с нормами Гражданского кодекса РФ Закон РФ “О лизинге”, внести изменения по ряду вопросов в Таможенный кодекс РФ, в Закон РФ “О валютном регулировании и валютном контроле” и Налоговый кодекс РФ. Во-вторых, для развития лизингового механизма в сфере малого предпринимательства необходимо обеспечить содействие специализированных структур, предоставляющих в лизинг неиспользуемое или нерационально используемое имущество (в том числе - имущество предприятий-банкротов).

Значительная часть лизинговых компаний осуществляет деятельность за счет собственных средств. Например, Нижегородская лизинговая компания только за последние два года заключила лизинговые сделки объемом 8,1 млн. руб. и свыше 1704 тыс. долл. США более чем с 50 предпринимателями. Лизинговой компанией “Кубаньлизингмаш” Краснодарского края в 1999 г. было проведено 10 лизинговых операций на 4 млн. руб. Использование оборудования, поставляемого по лизингу, позволило в 1,5 раза увеличить объем производства лизингополучателями, дополнительно внести в бюджеты всех уровней около 1 млн. руб.

В Смоленской области в 1999 г. ОАО “Смоленский центр делового развития” по программе лизинга закупило оборудование на 3879,8 тыс. руб., получило доход в сумме 287,2 тыс. руб., уплатило 334,4 тыс. руб. налогов. По отношению к стартовому капиталу - 1,5 млн. руб. рентабельность вложений составила 191%.

5. Предоставление льготных займов для малого предпринимательства через систему фондов поддержки малого предпринимательства. Предоставление субъектам малого предпринимательства льготных займов за счет активов фондов поддержки малого предпринимательства, а также региональных и муниципальных бюджетов, является необходимым фактором развития малого предпринимательства.

Льготные займы выдаются за счет активов фондов поддержки малого предпринимательства, а также региональных и муниципальных бюджетов, в соответствии с федеральной, региональной и муниципальной программами поддержки малого предпринимательства.

Появился ряд фондов поддержки малого предпринимательства с объемами работающих активов около 100 млн. руб. (среди них Красноярский, Ханты-Мансийский, Тюменский, Орловский, Удмуртский), что ставит перед региональными фондами принципиально новые задачи по управлению финансовыми потоками, а также ужесточает контроль над целевым использованием средств, выделяемых субъектам малого предпринимательства как со стороны региональных фондов, так и проверяющих органов (региональные КРУ Минфина России, финансовые департаменты и др.).

6. Венчурное финансирование. В настоящее время насчитывается около 40-50 тыс. малых инновационных предприятий. Это менее 5% от общего числа всех малых предприятий в России. В сфере науки и научного обслуживания работает около 3% от общего числа малых предприятий.

Венчурное финансирование должно стать приоритетным направлением в стимулировании деятельности малых предприятий, работающих в сфере инновационных разработок и высоких технологий. Недостаток собственных средств, высокие налоговые ставки, неприемлемые условия кредитования - вот только некоторые проблемы, с которыми столкнулось в последнее время инновационное предпринимательство. Венчурное финансирование - это именно то направление, с помощью которого Россия сможет обеспечить конкурентоспособность отечественной продукции на мировых рынках и подъем экономики страны.

Федеральный фонд поддержки малого предпринимательства работает над этим направлением во взаимодействии с региональными фондами, Фондом поддержки малых форм предприятий в научно-технической сфере и международными организациями. Так, в 2001 г. Фонду поддержки малых форм предприятий в научно-технической сфере было выделено из федерального бюджета на поддержку соответствующих проектов около 150-170 млн.. руб.

Для реализации этого направления необходимо создание специальных венчурных фондов и поворот к этой проблеме коммерческих банков. Здесь также активнее должны работать агентства, технопарки, бизнес-инкубаторы и бизнес-центры, занимающиеся отбором, экспертизой и продвижением на рынок инвестиционных проектов малых инновационных предприятий. В комплекс услуг, которые бы оказывали эти структуры, должно входить консультирование на всех этапах подготовки бизнес-планов с расчетом рисков и реализации проектов. Но самое главное - это привлечение инвестиций и кредитов, обеспечение экспериментальной базой и оборудованием с помощью лизинга, управление проектами и т.д.

В настоящее время насчитывается свыше 10 венчурных фондов, работающих в области инновационного предпринимательства. В качестве примера можно привести финансирование проекта ЗАО “Котодел” (г. Воронеж), осуществленное региональным Венчурным фондом ЕБРР и РАБО “Черноземье”. Объем финансирования составил 1250 тыс. долл. США в качестве вклада в уставный капитал. Венчурное финансирование осуществлено для ТОО СКЦ “Даве” ООО “Адонис-Прим” в Приморском крае.

7.Внебюджетные финансовые ресурсы. Основной целью поддержки малого предпринимательства в данной сфере является формирование группы банков, финансовых компаний, инвестиционных фондов, работающих с субъектами малого предпринимательства, а также создание условий для удешевления кредитных ресурсов, направляемых на развитие малого предпринимательства, содействие вовлечению средств частных инвесторов в развитие малых предприятий.

Для привлечения и аккумулирования внебюджетных финансовых ресурсов необходимо инициировать создание кредитных кооперативов, обществ и союзов взаимного кредитования и страхования инвестиций в малый бизнес на местах с одновременным обеспечением условий для централизованной закупки кредитных ресурсов на рынке с последующим их распределением по умеренным ставкам между этими кредитными кооперативами, союзами и т.п.

10. Зарубежный опыт

Евросоюз

Экономика Евросоюза представляет собой симбиоз крупного, среднего и малого бизнеса. Несмотря на происходящие процессы концентрации и централизации производства и капитала, именно он играет ныне решающую роль в создании новых рабочих мест, держит на себе часть сферы услуг, является, хотя и в меньшей степени, чем в США, лабораторией освоения новой техники в лице своих венчурных предприятий.

Крупные предприятия ЕС привлекают мелкие и средние в основном как а) субпоставщиков и субподрядчиков различных уровней, б) провайдеров специализированных услуг (ремонт, наладка, информатика, дизайн, маркетинг, консультирование, обслуживание социальной сферы и. т.д.), в) пилотных предприятий по доводке новой техники.

При этом их отношения остаются, как правило, договорными, а не акционерными, без присущего России переплетения собственности и директоратов. Такие связи закрепляются благодаря тому, что по законодательству ЕС крупные предприятия не имеют права на владение более 25% капитала мелких и средних фирм, претендующих на государственную поддержку, во избежание присвоения крупным бизнесом льгот, предоставляемых государством мелкому бизнесу. Кроме того, в ряде стран закон обязывает крупные фирмы, выполняющие государственные заказы, передавать до 20% их объема независимым мелким и средним фирмам как субподрядчикам, субпоставщикам, консультантам, инспекторам и. т.д.

В Евросоюзе принят обязательный для всех стран-членов (а теперь и кандидатов) Регламент прямого действия № 70/2001 от 12.1.2001 г., устанавливающий рамки государственного содействия малым и средним предприятиям.

Основные его положения сводятся к следующему:

а) к числу средних предприятий могут быть отнесены деловые структуры с числом занятых до 250 чел. и годовым оборотом до 40 млн. евро и балансом до 27 млн. евро; малых - 50 чел., 7 млн. и 5 млн. соответственно. Фирмы с числом занятых менее 10 чел. считаются “микропредприятиями”, но именно они составляют свыше 90% общего числа анализируемых участников хозяйственной деятельности. Под занятостью, во избежание махинаций, понимаются как постоянные, так и сезонные и временные рабочие и служащие. Эти последние, как правило, не могут работать, даже временно, параллельно и на крупной, и на мелкой (средней) фирме, находящихся между собой в деловых отношениях без риска лишиться государственной поддержки и даже государственных заказов;

б) государственная поддержка мелкому и среднему бизнесу может оказываться из бюджетов любого уровня и во всех секторах хозяйства (кроме угледобычи, черной металлургии, сельского хозяйства, рыболовства и судостроения, где действуют специальные схемы), но лишь по проектам стоимостью до 25 млн. евро и в объеме до 15 млн. евро. Содействие может иметь форму налоговых, амортизационных, кредитных, инвестиционных, консультативных, инфраструктурных, тарифных и иных льгот (субвенций), направляемых как в основной капитал, так и в иные активы фирм-бенефициаров (земля, строения, оборудование, приобретение технологии, подвижной состав и т.д.). Не разрешается, однако, использовать эти средства для субсидирования экспорта или для искусственного создания преимуществ при сбыте отечественных товаров перед импортными (что запрещено правилами ВТО);

в) “грант-элемент” поддержки (т.е. чистые субсидии) не может превышать 15% стоимости проекта для малых и 7,5% для средних фирм. Для районов, которые ЕС официально рассматривает как отстающие в своем развитии от среднеевропейского уровня, этот показатель при определенных условиях может увеличиваться на 10-15 процентных пунктов. Решающим при выборе проектов и размеров государственной поддержки считается число вновь создаваемых рабочих мест, и потому ее основной объем реализуется в сфере среднего бизнеса. Расчет новых рабочих мест производится на трехлетний период после осуществления инвестиции, а сами новые рабочие места должны сохраняться минимум 5 лет при общем росте занятости на поддерживаемом предприятии;

г) затраты на внешний консалтинг для мелких и средних предприятий могут возмещаться в размере 50%, на участие в выставках - в том же размере, но только для первого участия в какой-то определенной выставке и применительно лишь к стоимости аренды, монтажа стенда и его обслуживания.

В странах Евросоюза качественно новый уровень взаимодействия большого и малого бизнеса проявляется при создании региональных центров поддержки малого бизнеса. Здесь консолидируются усилия практически всех сторон, заинтересованных в успешной работе малых предприятий и увеличении их числа. Центральные и региональные органы власти заинтересованы в повышении занятости населения и рост поступления налогов от малого бизнеса, а крупные компании - в наиболее полном использовании потенциальных возможностей малых предприятий для решения своих корпоративных задач.

Органы власти участвуют в создании центров через различные фонды поддержки малого бизнеса, которые они финансируют. Одновременно используются формы финансовой поддержки центров через налогообложение и субсидии. Крупные компании берут на себя часть затрат центров, помогают в организационной работе и т.д. Примером может служить центр поддержки малых предприятий в бельгийском городе Генте. Он организован 18 акционерами, среди которых компании “Volvo”, “Хонда”, пять крупнейших банков, администрация города, различные организации с государственным финансированием.

Партнерами малых предприятий могут быть не только крупные компании производственного профиля. Или могут стать, например, высшие учебные заведения. Уже есть опыт создания при них малых предприятий по оказанию образовательных услуг, консультированию и др. В этом случае решаются две важные задачи: во-первых, появляется возможность осуществлять на коммерческой основе профессиональную переподготовку специалистов или повышение их квалификации; во-вторых, эффективно использовать потенциал вузов.

На базе Гентского университета создан “Инкубатор - инновационный центр”. В числе его 13 учредителей - Правительство Восточной Фландрии, Мэрия г. Гента, Женераль банк, федеральные и региональные организации поддержки малого бизнеса, крупные фирмы и ряд других. Все они представлены в руководстве центра, что позволяет им вести согласованную в общих интересах политику. Общее руководство Центром осуществляет фламандское правительство, что свидетельствует о его большой значимости. Центр одновременно решает две задачи: оказывает помощь малым предприятиям и реализует через них нововведения, разработанные в университетских лабораториях или с участием научно-педагогических сотрудников университета. Причем, интересы университета прослеживаются в процессе решения обеих задач, поскольку в этом центре могут начинать малый бизнес выпускники университета, его преподаватели и научные сотрудники. Именно они доводят многие нововведения до конкретных технологий и изделий. Последнее весьма интересует крупные компании, которые способны организовать серийное производство или масштабное внедрение результатов работы малых предприятий. Вместе с тем, центр не является чисто университетским, поскольку студенты и преподаватели составляют меньше 25% от всех предпринимателей в этом центре. Однако их присутствие, высокая степень интеграции центра с университетом существенно повышают статус всех предпринимателей центра, служат им хорошей рекламой. Кроме того, центр помогает малым предприятиям устанавливать контакты с крупными фирмами, пользуясь своей известностью в деловых кругах. Значимость и привлекательность центра для начинающих предпринимателей предопределена и конкретной помощью, которая оказывается малым предприятиям со стороны университета в целом. Так, молодые предприниматели, работающие в центре, могут учиться в университетской бизнес-школе, получать в ней консультации, находить среди ее слушателей своих будущих партнеров.

Италия

Представляет интерес опыт Италии по созданию экономической модели "промышленных округов" (ПО) как формы развития и совершенствования малых и средних предприятий и их "интернационализации" - выхода на внешние рынки.

В ПО довольно часто средние и малые фирмы группируются вокруг крупной ведущей фирмы ("наседки"), которая снабжает их заказами и содействует выходу на другие рынки.

Промышленными округами (ПО) в Италии называют однородные “местные производственные системы”, характеризующиеся высокой концентрацией промышленных предприятий (отношение количества предприятий к населению данного района), являющиеся в основном мелкими или средними и имеющие высокую специализацию производства (отношение между занятыми в данной отрасли и общим числом занятых в обрабатывающей промышленности). Указанные выше особенности, в сочетании с некоторыми другими признаками, позволяют обозначить границы ПО на территориальном уровне, совпадающие, как правило, с границами одной или нескольких итальянских коммун.

В последние десятилетия итальянские ПО развивались значительно свободнее и действовали в конкретных секторах экономики, в которых добились чрезвычайно высокой конкурентоспособности. Необходимость соответствовать все более строгим стандартам качества и надежности продукции заставила фирмы, составляющие ПО, занимать на рынке конкретные “ниши”, о чем свидетельствует высокое качество и современность их продукции.

Структура “промышленных округов”

Предприятия, входящие в промышленные округа, являются, как правило, мелкими или средними и обладают глубокими традициями ремесленного производства. Почти во всех случаях эти фирмы представляют собой частный семейный капитал, причем производство “географически” расположено поблизости от местожительства “главы семейства”.

На эволюцию ПО также оказала большое влияние либерализация рынков и усиление конкуренции в национальном и международном масштабе. Более крупные фирмы, представляющие признанные торговые марки, в свою очередь, сочли целесообразным вынести часть своего производства в существующие промышленные округа или создать новые ПО для создания инновационных продуктов и технологий, прежде всего, через укрепление сети субподрядчиков на территориях, уже отмеченных конкретной производственной специализацией.

Схема функционирования “промышленных округов”

Развитие ПО обуславливается, главным образом, тесным взаимодействием между различными структурами как в рамках ПО, так и на неформальном уровне. На уровне конкретного округа данное взаимодействие основано на личных контактах и коммуникации между руководством общественных или частных организаций и владельцами компаний, входящих в ПО. Взаимная координация позволяет эффективно реализовывать меры в области политики развития ПО.

Отношения между заказчиками и субподрядчиками характеризуются двумя аспектами. Это, с одной стороны, сотрудничество на техническом уровне, а с другой - “конкуренция” на коммерческом уровне. Что касается технического сотрудничества, то субподрядчики дают свои клиентам рекомендации по повышению качества полуфабрикатов на последующих стадиях обработки. Новые разработки в рамках ПО динамично развиваются благодаря высокой конкуренции между предприятиями. Именно конкуренция заставляет их непрерывно повышать собственные стандарты качества и модернизировать производство для лучшего соответствия запросам рынка.

Кратко сущность ПО можно изложить следующим образом: на всех уровнях, от рядовых работников до руководства и на всех направлениях имеют место встречные информационные потоки, обмен информацией и “ноу-хау”. Кооперация развивается параллельно с высочайшей конкуренцией. Динамика, присущая ПО, определятся наличием баланса между потенциальными возможностями и стимулами к росту.

Операторы ПО ощущают свою социально-экономическую общность, открывающую перед ними ряд вполне определенных преимуществ, и это заставляет все новые фирмы размещаться на территории ПО, принося в него собственный опыт и инициативы.

Подготовка кадров и исследования

Для обеспечения своих потребностей в высококвалифицированной рабочей силе ПО установили тесные связи со специализированными центрами подготовки специалистов, университетами, “технологическими парками” и исследовательскими центрами, расположенными на территории ПО. Промышленные предприятия нередко финансируют данные структуры и оказывают им поддержку в виде поставок оборудования для лабораторных испытаний или предоставления фирменного “ноу-хау” по используемой в производстве технологии.

Качество выпускаемой продукции является жизненно важным условием существования предприятий ПО и достигается благодаря способности предприятий сочетать традиционные производственные механизмы с привлечением специалистов высочайшего уровня и использованием самых передовых технологий.

В условиях не совсем благоприятной экономической конъюнктуры 2002 г. итальянские промышленные округа вновь продемонстрировали свою “привычную” устойчивость и значительно поддержали торговый баланс страны.

В последнее время появляется все больше запросов из-за рубежа с просьбой “клонировать” итальянский опыт по созданию промышленных округов и перенести его на территорию других стран. В частности, российское руководство ведет активные переговоры по организации в России четырех ПО при участии итальянцев и на основе их опыта: в Липецке - производство электробытовой техники, головное предприятие - крупный концерн "Мерлони" в качестве "наседки" и все их МСП из существующего в Италии ПО в качестве субпоставщиков и предприятий по оказанию услуг; в Екатеринбурге - машиностроение; в Москве и Санкт-Петербурге - производство обуви. Общественное мнение склоняется в пользу возможности “экспорта” итальянских промышленных округов в свете последних правительственных инициатив, направленных на содействие выходу ПО на международные рынки, посредством большей согласованности между промышленной и внешней политикой.

Особенностью ПО Италии является уникальное сочетание практически ручного творчества и новейших разработок, при этом 4 рабочих из 10 заняты в ПО, которые обеспечивают одну треть оборота внешней торговли Италии.

Самым свежим примером “экспорта” ПО является проект создания в Тунисе агропромышленного округа по образцу Фонди (Латина, область Лацио). Начало реализации проекта положил визит в Тунис заместителя министра производственной деятельности Италии Адольфо Урсо. За первым проектом, возможно, последует второй, в сфере текстильного производства (ПО Прато).

Что касается вопроса занятости, то по данным ИСТАТ (Институт итальянской статистики), в 1991-2002 гг. занятость в двадцати провинциях с наибольшей концентрацией промышленных округов выросла на 62000 рабочих мест (прежде всего, в сфере услуг), в то время как в итальянской промышленности вообще произошло их сокращение более чем на 600000. В провинциях данного типа новые рабочие места создаются легче не только в сфере услуг, но и на производстве. С 1991 по 2002 г. больше всего увеличилась занятость в следующих провинциях: Тревизо (+15115 рабочих мест), Модена (+10374), Пезаро - Урбино (+6.896) и Порденоне (+5070). Успехи ПО в обеспечении занятости представляются очень важными, учитывая, что промышленно развитым странам свойственно общее сокращение занятости в промышленности, вызванное увеличением сферы услуг и ростом производительности труда благодаря применению нового оборудования и технологий. Можно сделать вывод: итальянские промышленные округа растут, модернизируются и, возможно, представляют собой будущее экономики “made in Italy”.

Относительно России, учитывая ее отдаленность от Италии, ближайшей задачей могли бы стать, прежде всего, разработка ТЭО производственного округа в конкретно выбранной географической зоне (вместо непосредственного перевода в страну производства одного из итальянских ПО), определение механизмов финансовой поддержки этой экспансии, в которой заинтересованы малые и средние предприятия (САЧЕ, Симест, Финест и пр.), а также принципов и механизмов возможного льготного налогообложения со стороны российских государственных органов, консультационная помощь по реальному взаимодействию фирм одного ПО по обмену опытом, “ноу-хау” и т.д., которые при этом по многим вопросам остаются коммерческими конкурентами. Пилотным проектом, судя по всему, явится Липецк, где давно и успешно работает фирма “Мерлони” (холодильное оборудование “Стинол”), призванная стать своеобразным центром прообраза ПО, вокруг которого будут группироваться серия сопутствующих производств, субпоставщики, отраслевые сервисные услуги.

Финляндия

Финляндия весьма эффективно использует интернационализацию рынка технологий, капитала и труда, являя собой уникальный образец бережного сохранения традиций и умения освоить инновационную культуру как стратегический ресурс развития в XXI веке.

Динамичное развитие экономики, позволившее Финляндии достойно встретить вызовы XXI века, опиралось на эффективное взаимодействие крупного, среднего и малого бизнеса. Для этих целей создана гибкая система государственно-общественной и частной поддержки малых и средних предприятий (МСП). Финансовые механизмы этой поддержки, разработанные и реализуемые такой государственной структурой, как “Финвера”, а именно гарантирование, микрокредитование, венчурное финансирование, являются примером пионерных решений. Не случайно, что на международной конференции по проблемам доступа малого бизнеса к ресурсам (15-16 апреля 2002 г. в Москве), организованной ТПП России, МАП России, Федеральным фондом ПМП и другими организациями, опыт “Финверы” по гарантированию и распределению рисков, практически осваиваемый в Тульской области, получил всеобщее признание.

Еще одним результатом глобализации по-фински стало превращение малых городов и деревень в инновационные бизнес-инкубаторы.

В условиях глобализации отчетливо проявляет себя один из законов современного бизнеса - закон гравитации, который можно сформулировать так: “Чем лучше дела идут у крупной компании, тем больше сила притяжения к ней финансовых и интеллектуальных ресурсов, которые она направляет для перехода на новую фазу развития и модернизации, а также поддержку малых и средних предприятий”. Результатом действия этого закона является мультипликативный инновационный эффект.

Глобализация требует превращения не одной, а многих отраслей в конкурентоспособный на мировом рынке комплекс. В 2001 г. Финляндия по рейтингу конкурентоспособности Всемирного экономического форума обогнала США. По объемам ВВП, около 181 млрд. долларов, приблизилась к самой “свободной экономике” мира - Гонконгу. Это явилось результатом разработки и реализации на государственном уровне стратегии инновационного развития.

Объединяющая интересы крупного, среднего и малого финского бизнеса философия предельно проста. Укрепление экономического и инновационного потенциала государства начинается с местных, локальных рынков, способствуя росту благосостояния людей и авторитета страны в мире. В результате на каждого жителя Финляндии в 2001 - 2002 гг. приходилась величина ВВП в сумме более 23 тыс. долларов ВВП. (Для сравнения: в России этот показатель, в зависимости от методов расчета, в 10-15 раз меньше.) Честность и прозрачность - определяющие черты нравственного предпринимательства - являются составляющими не только человеческого бытия, но и правил ведения бизнеса в Финляндии. Страна занимает первое место в рейтинге наименее коррумпированных государств.

Турция

В целях содействия развитию малого бизнеса, а также обеспечения оптимальных условий его взаимодействия с крупными компаниями и корпорациями, в Турции принимаются государственные меры, направленные на решение стоящих перед малыми и средними предприятиями (МСП) проблем. При этом заинтересованные крупные корпорации и фирмы также участвуют в реализации государственных программ.

В последние годы одной из наиболее действенных форм развития и поддержки малого предпринимательства в Турции стало создание так называемых Организованных промышленных зон (ОПЗ).

Смысл создания таких зон состоит в том, чтобы обеспечить поддержку МСП путем объединения их в мощные промышленные комплексы, не затрагивая при этом их юридической и экономической самостоятельности.

ОПЗ представляют собой отраслевые территориально-промышленные объединения, в которые входят сотни МСП, осуществляющие свою деятельность на определенной территории (а иногда также и в определенном промышленном секторе). Основная задача ОПЗ - предоставить располагающимся на их территории предприятиям широкий спектр организационно-технических услуг, за счет чего достигается решение многих проблем МСП.

Создание ОПЗ обычно происходит при участии заинтересованных крупных компаний и холдинговых структур, выступающих в качестве инвесторов данного проекта.

Созданием подобных зон турецкое государство также намерено решить сложные экологические проблемы Турции, поскольку ОПЗ позволяют вынести за пределы крупных жилых массивов имеющиеся производства и сконцентрировать их в определенных местах, обеспечив необходимыми очистными сооружениями и лабораториями.

Политика, проводимая в настоящее время турецким правительством, направлена на постепенное объединение в ОПЗ подавляющего большинства действующих в Турции МСП. В числе принимаемых с этой целью мер - льготное налогообложение предприятий, создаваемых в ОПЗ или переносящих сюда ранее действовавшие производства, льготное кредитование государственными банками, а также пропаганда ОПЗ как перспективной формы объединения предприятий малого бизнеса.

Наряду с объединением МСП в организованные промышленные зоны, экономическая политика турецкого руководства направлена на формирование и укрепление их экспортного потенциала. Одной из ключевых структур Турции, занимающихся вопросами экспорта, - Центром развития экспорта (ИГЕМЕ) - летом 1997 г. на основании имеющегося в Турции опыта была предложена концепция создания отраслевых внешнеторговых объединений, или так называемых Совместных экспортных компаний (СЭК).

По мнению экспертов ИГЕМЕ, такие компании должны объединить разрозненные предприятия малого бизнеса с целью создания для них оптимальных условий для укрепления и наращивания экспортного потенциала. Таким образом, малые предприятия становятся интегрированными подразделениями крупного субъекта хозяйственной деятельности.

Принципы формирования и источники финансирования СЭК могут различаться в соответствии с тем, какие конкретно задачи и цели выдвигают те или иные МСП, нуждающиеся в решении стоящих перед ними проблем. Так, возможно создание СЭК с целью организации сбыта однотипной продукции, производимой на различных МСП, которые в силу тех или иных проблем не в состоянии решить данную задачу в одиночку. Возможно также создание СЭК для организации сбыта разнотипной продукции, но на каком-либо конкретном рынке.

В соответствии с тем, какие задачи и проблемы предполагается решать, формируется структура СЭК, осуществляется подбор кадров и пр. Однако в любом случае СЭК призваны решать те задачи, непосильные для отдельных малых предприятий или же связано с большими для них расходами, на которые они, как правило, не идут. К числу таких задач турецкие эксперты относят:

- анализ производственно-сбытовой деятельности МСП и подготовка на его основе соответствующих рекомендаций по организации производственной и сбытовой деятельности;

- профессиональный маркетинг производимой МСП продукции;

- взаимодействие от лица МСП с финансовыми учреждениями;

- защита коллективных интересов МСП перед государственными структурами;

- предоставление комплекса организационно-технических услуг, информационное обслуживание;

- таможенные услуги, транспортировка грузов, страхование, сертификация продукции и др.

Немаловажным также представляется и то, что участие в СЭК позволяет малому предприятию преодолеть своеобразный психологический барьер во взаимоотношениях с крупными предприятиями и государственными структурами, почувствовать способность быть с ними "на равных", воздействовать на них через те рычаги, которые предоставляет СЭК.

Финансирование СЭК на основе имеющегося в Турции опыта возможно за счет:

- продажи акций создаваемой СЭК заинтересованным МСП;

- взимания платы за предоставляемые услуги или комиссионного вознаграждения от объема реализуемых продаж или же полученного для МСП кредита;

- государственного финансирования СЭК, намеренных действовать в одной из приоритетных с государственной точки зрения отраслях или территориальных регионах.

Примером успешно работающей в Турции СЭК является фирма ЕGS (сокращенно от "Производство одежды в Эгейском регионе"), объединяющая 358 компаний, которые занимаются пошивом готовой одежды и расположены на Эгейском побережье Турции (район г. Измира). Созданная в 1994 г., в первую очередь, для наращивания экспорта эгейских производителей одежды совместная экспортная фирма EGS за несколько лет многократно увеличила число своих соучредителей, став для них эффективным инструментом реализации их экспортного потенциала, гарантом их стабильности и укрепления имиджа. Постепенно в структуре EGS были созданы фирмы, занимающиеся транспортировкой и таможенной очисткой грузов, рекламной и туристической деятельностью, производством и торговлей оборудования для текстильной промышленности, лизингом, инвестиционной деятельностью.

Индия

В условиях либерализации индийское правительство сделало ставку на привлечение инвестиций транснациональных компаний (ТНК), которые стали обрастать в Индии периферийной структурой малых предприятий, работающих по субподрядной системе. Но инвестиции ТНК направляются чаще всего туда, где можно получить быструю прибыль (линии по производству безалкогольных напитков, мороженого, "отверточных" технологий и др.) и осуществляются в форме "коротких" денег, изымаемых при первом сигнале рынка.

Транснациональные компании, которым выгоднее вкладывать капитал не абстрактно в экономику Индии, а в конъюнктурные отрасли и конкретные предприятия, стали постепенно обрастать периферийной структурой.

Самой распространенной формой сотрудничества крупных иностранных инвесторов и мелких производств стали так называемые франчайзинговые договора. По этим договорам мелкие предприятия получали лицензию на право выпуска продукции под товарным знаком знаменитой компании. Взамен этого ей отчислялся определенный процент от прибыли производства. При этом франчайзеры обеспечивали своих партнеров современными технологиями, сырьем, необходимыми материалами и т.п., предоставляли специалистов и обучали персонал. Они осуществляли контроль над деятельностью франшиза в течение периода действия соглашения, чтобы выпускаемая продукция соответствовала установленным стандартам.

По такому принципу известная фирма "Леви Страус" развивала партнерские отношения с малыми индийскими предприятиями. В 1993 г. она заключила с рядом небольших фирм договор на пошив джинсовой одежды под ее маркой. Спустя 4 года ей пришлось расторгнуть контракты с некоторыми производителями из-за несоответствия качества выпускаемой продукции установленным стандартам. Как выяснилось, до 30% конечной продукции выбраковывалось, чтобы не подорвать марку знаменитой фирмы. "Леви Страус" пришлось усилить контроль над соблюдением технологии производства на остальных предприятиях и увеличить им техническую помощь.

Другим видом сотрудничества иностранного капитала и индийского малого бизнеса стало открытие венчурных компаний. Некоторые небольшие индийские фирмы, имея интересные и заманчивые идеи, осуществление которых обещало значительную прибыль, искали себе крупного финансового партнера. Чтобы осуществить такой проект, требовались определенный риск и крупные вложения. В этой ситуации важно было заинтересовать венчурного, т.е. "рискового" капиталиста и убедить его, что отдача инвестиций будет достаточно высокой.

Интересна история появления на индийском рынке немецкой компании "Фишер" - известного в мире производителя строительных материалов. Изучая перспективы развития мелкой промышленности Индии, специалисты компании неожиданно обнаружили, что под маркой "Фишер" несколько мелких индийских фирм незаконно выпускают качественно новые нейлоновые строительные материалы. Дела предприимчивых дельцов шли хорошо. Этому способствовало увеличение капитального строительства в Индии. "Фишер", заинтересовавшись выгодой производства, решила не обращаться в суд с жалобой на эти фирмы. В 1996 г. она предложила им свой капитал для расширения производства под своей маркой, но уже на законных основаниях.

Иностранный капитал с охотой шел на сотрудничество с индийскими мелкими предприятиями, предоставляя им инвестиции, в которых малый бизнес начал особо нуждаться в 90-е годы. От этого немонополистический сектор Индии в первой половине 90-х годов ощущал нечто вроде эйфории. Судя по результатам социологического исследования, проведенного Конфедерацией индийских промышленников в 1994 г., среди 400 владельцев малых промышленных предприятий подавляющее большинство (82% опрошенных) считало, что ситуация в малом бизнесе улучшилась, либерализация экономики продвинула позиции их компаний на рынке. Однако спустя 2 года меньше половины (40%) предпринимателей положительно относилось к проводимым реформам.

Оптимизм малого бизнеса начал уменьшаться по мере того, как разыгрывались аппетиты ТНК. Индийские предприниматели стали опасаться того, что их небольшие фирмы потеряют рынки сбыта и обанкротятся.

"Спасательным кругом" стало межрегиональное кооперирование малого бизнеса, которое, с одной стороны, являлось субъектом глобализации, а с другой - опорой и поддержкой для сектора мелкой промышленности в жестком мире конкуренции.

Ассоциация малого бизнеса налаживала международные контакты. В середине 90-х годов Федерация ассоциаций мелкой промышленности Индии (ФАМПИ) выступила за активное использование опыта японской субконтрактной системы, которая стала главным фактором конкурентоспособности японских малых предприятий среди американских и европейских компаний. В основном это были коммерческие научно-технические фирмы по разработке и внедрению новых технологий и продукции в малом производстве с неопределенным заранее доходом.

Сами индийские предприниматели самостоятельно отправлялись в страны Европы и США для поиска зарубежных партнеров. Представители малого бизнеса Северной Индии совершили целый тур, посетив Великобританию, Голландию, Финляндию, Италию. Итогом этого коммерческого путешествия стало подписание договора об инвестировании мелкой промышленности Индии европейским малым бизнесом.

Аналогичные связи и контакты были налажены с представителями малого и среднего бизнеса США. В результате этого индийские малые предприятия получили возможность использовать в производстве новейшие достижения науки и техники.

Индийское правительство активизировало действия по подписанию соответствующих двусторонних и многосторонних договоров на международных саммитах. На встрече руководителей государств-членов Ассоциации регионального сотрудничества стран Южной Азии (СААРК) в конце прошлого века было подписано соглашение о взаимодействии в области малого и крупного бизнеса.

Международное кооперирование малого бизнеса вышло за рамки региона. В конце 1997г. было подписано соглашение между Индией, Сенегалом и Зимбабве о взаимовыгодном сотрудничестве мелких промышленных предприятий по различным параметрам - финансам, сырью, технологиям и т.д.

В штате Хариана (север Индии), который занимает пятое место по количеству малых производственных предприятий, было решено большую часть средств направить на развитие сектора мелкой промышленности. В 1999 г. было выделено 85% из всего финансового фонда, приходящегося на промышленность штата. Благодаря этому удалось снизить процент "заболеваемости" мелких производств. А в 2000 г. около 6,5 тыс. мелких производств получило инвестиций на сумму более 400 тыс. долларов.

Малый бизнес, прежде всего, зависит от государственной поддержки, хотя неверно понимать ее буквально как поддержку чуть ли не на каждого предприятия. Речь идет, в первую очередь, о создании соответствующего климата для малого бизнеса. Государство и крупные предприятия прокладывают в экономическом плане путь к модернизации мелких производств, поскольку последние не способны самостоятельно вписаться в современное экономическое пространство. Рост числа малых предприятий и их формы прямо зависят от промышленной политики.

Заключение

Приведенные информационно-аналитические материалы позволяют сделать вывод о том, что между развитием крупного и малого предпринимательства существует более жесткая связь, чем это принято считать. Поскольку крупное производство только лишь начинает возрождаться после длительного экономического кризиса в России, то и востребованность малого предпринимательства со стороны крупного бизнеса не могла быть значительной. Поэтому и явно выраженная стагнация в динамике роста числа малых предприятий, начавшаяся в 1998г. и продолжающаяся по сей день, не случайна. По сути, она свидетельствует о “псевдонасыщении” экономики малым предпринимательством, обусловленном недостаточно благоприятным экономическим климатом, который сложился вокруг него, слабой государственной поддержкой и, конечно же, низким уровнем развития крупной промышленности.

Рациональное соотношение между крупным и малым предпринимательством зависит от целого ряда факторов, включая культурно-исторические традиции, менталитет общества, природно-климатические особенности и др.

Российская модель взаимодействия малого и крупного бизнеса имеет свою специфику, обусловленную ходом развития экономических реформ, которая заключается в том, что в складывающемся экономическом симбиозе предприятий значительная доля нагрузки на первоначальном этапе ложилась на малые предприятия, которые зачастую обеспечивали “выживание” крупных фирм. Эта тенденция не преодолена полностью и до сих пор.

Следовательно, роль малого бизнеса в России нельзя оценивать традиционным образом, как это происходит в стационарной экономике, например, только по количественным показателям. Такая оценка будет поверхностной. Малое предпринимательство как особый сектор общественного производства имеет в нем весьма незначительный удельный вес. Его большая часть находится в теневой экономике и не отражается официальной статистической отчетностью, хотя и определяет условия выживания значительной части общественного производства.

Малые фирмы, взаимодействуя с крупными предприятиями, сыграли значительную роль в первоначальном накоплении капитала и в процессах приватизации, взяли на себя тяжелое бремя проблем реформенного развития экономики.

Сегодня необходим поиск новых резервов для успешного развития малого бизнеса. Значительная часть из них находится в сфере создания условий для органичного взаимодействия, сотрудничества и кооперации малого, среднего и крупного бизнеса в интересах участников сотрудничества, государства и общества в целом.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости