Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Оценка потребностей и нужд делового сообщества, представляющего Российский малый бизнес

ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННАЯ ПАЛАТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Проект Центра международного частного предпринимательства
(CIPE) и Торгово-промышленной палаты Российской Федерации
при финансовой поддержке Агентства международного развития
США (USAID)
(Обзор подготовлен в рамках реализации Программы
представления и защиты интересов малого бизнеса)

Москва, февраль 2003 года

СОДЕРЖАНИЕ

ВСТУПЛЕНИЕ

ОЦЕНКА ПОТРЕБНОСТЕЙ ЧЛЕНОВ МЕСТНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ И ПАЛАТ

ОЦЕНКА ПОТРЕБНОСТЕЙ БЫВШИХ ЧЛЕНОВОБЪЕДИНЕНИЙ И ПАЛАТ

ОЦЕНКА ПОТРЕБНОСТЕЙ УЧАСТНИКОВ ДЕЛОВОГО СООБЩЕСТВА

ОЦЕНКА ПОТРЕБНОСТЕЙ РУКОВОДИТЕЛЕЙ БИЗНЕС-ОБЪЕДИНЕНИЙ И ПАЛАТ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ВСТУПЛЕНИЕ

В первые годы нового, ХХI столетия в российской политике и экономике наметились положительные тенденции, внушающие надежду на улучшение общей среды деятельности субъектов малого предпринимательства.

Эту надежду укрепляет и отношение Президента Российской Федерации к малому бизнесу, как важному сектору экономики, которому необходима реальная государственная поддержка, Характерно в этой связи, что проблемы малого бизнеса заняли самостоятельное и весьма значительное место в Послании Президента Российской Федерации В.В.Путина Федеральному Собранию Российской Федерации 18 апреля 2002 года.

Необходимо отметить также определенные меры по дебюрократизации предпринимательства, осуществленные в 2001-2002 годах Федеральным Собранием и Правительством Российской Федерации. Здесь имеется в виду, прежде всего, принятие трех федеральных законов – “О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)”, “О лицензировании отдельных видов деятельности”, и “О государственной регистрации юридических лиц”.

Принятые законы из пакета по дебюрократизации позволили снизить контроль при “входе на рынок”, но сам “контроль на рынке” остается запретительно высоким. Многочисленные декларации о поддержке предпринимательства, снятии с него чрезмерного фискального пресса обернулись на практике еще более жестким налоговым обременением, что свидетельствует о живучести потребительского подхода властей к предпринимательскому корпусу вообще и к малому бизнесу в частности.

И не случайно, премьер-министр М.Касьянов, выступая на заседании Правительства Российской Федерации 19 декабря 2002 года, пообещал, что “Правительство не оставит без внимания малый бизнес”, а поскольку принятые законы “не решают полностью проблем малого бизнеса”, то необходимо “еще раз вернуться к этому вопросу в первые месяцы 2003 года и детально рассмотреть возможные дополнительные меры, которые необходимо принять для поддержки малого предпринимательства в России”.

Первым шагом в этом направлении стало то, что в феврале 2003 года Правительство РФ рассмотрело и в целом одобрило поправку Министерства экономического развития и торговли к закону о защите прав предпринимателей при проведении проверок. В первую очередь, это позволит реформировать систему контроля на потребительском рынке, резко сократив количество контролирующих инстанций. Правительство предлагает ввести трехлетний мораторий на проверки малых предприятий, в течение которого контролирующие органы смогут проверять эти предприятия только при наличии жалоб потребителей.

С учетом нынешнего состояния и предполагаемых тенденций развития российского предпринимательства, несомненную значимость имеет изучение и оценка актуальных потребностей субъектов малого бизнеса и степень удовлетворения или неудовлетворения их посредством деятельности предпринимательских объединений федерального, регионального, отраслевого и местного уровней. С этой целью в конце 2002 – начале 2003 годов в восьми регионах страны – Краснодарском, Приморском и Хабаровском краях, Волгоградской, Иркутской, Самарской и Саратовской областях Торгово-промышленной палатой Российской Федерации было проведено специальное исследование с использованием методики, рекомендованной Центром международного частного предпринимательства при Торговой Палате США.

Федеральный закон № 88-ФЗ от 14 июня 1995 года “О Государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации” определил круг хозяйствующих субъектов, относящихся к категории малого предпринимательства. В этот круг входят три основные формы малого бизнеса, а именно: предприниматели без образования юридического лица (ПБЮЛ), крестьянские (фермерские) хозяйства и малые предприятия – юридические лица.

Общая динамика развития субъектов малого предпринимательства, относящихся к таковым по российскому законодательству, за период 1998-2002 годов характеризуется следующими показателями.

В Российской Федерации на вторую половину 2002 года действовало около 5800 тысяч субъектов малого предпринимательства, что на 22 процента больше, чем в 1998 и на 10 процентов больше, чем в 2000 году. Таким образом, налицо общая тенденция к увеличению количества субъектов малого предпринимательства.

Однако, следует иметь в виду, что этот рост происходит в основном за счет увеличения численности индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица (ПБЮЛ). Динамика развития малых предприятий, - юридических лиц не столь однозначна и в целом имеет некоторую тенденцию к сокращению. Так, в 2002 году их число составило 840 тысяч, что на 5 процентов ниже соответствующего показателя двухлетней давности.

В некоторых из исследованных регионов сокращение числа малых предприятий - юридических лиц имело гораздо более впечатляющие масштабы. Так, в Саратовской области, по состоянию на 1 января 1999 года насчитывалось 23125, а на 1 июля 2002 года только 12427 малых предприятий, то есть их количество уменьшилось почти в два раза.

Сокращение числа малых предприятий – юридических лиц обусловлено как их ликвидацией, так и, преимущественно, перерегистрацией в другую юридическую форму – в предпринимателей без образования юридического лица. Переход в иную форму организации бизнеса в секторе малого предпринимательства обусловлен рядом льгот и существованием у индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица некоторых преимуществ в организации управления и формирования отчетности, отсутствием ограничений на число наемных работников. В упоминавшейся выше Саратовской области, например, число предпринимателей без образования юридического лица за 1998-2002 годы увеличилось более чем на 40 процентов, в результате чего общее количество субъектов малого предпринимательства в данном регионе не претерпело существенных изменений.

В расчете на 1000 человек населения страны в 2002 году приходилось в среднем 38,9 зарегистрированных субъектов малого предпринимательства (из них 31,3 индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица, 5,8 малых предприятий и 1,8 крестьянских (фермерских) хозяйств).

Вместе с тем, численность занятых на малых предприятиях, имеющих статус юридического лица, не достигла уровня, характерного для периода, предшествовавшего августовскому кризису 1998 года. В 2002 году численность занятых на малых предприятиях составила 7,4 млн. человек, включая все категории работников, что ниже показателя 1997 года на 13,7 процента. С учетом зарегистрированных предпринимателей без образования юридического лица, предприятиях, общее количество граждан, занятых в малом предпринимательстве составило 17 млн. человек, что составляет около 26 процентов в общем количестве экономически активного населения.

В течение трех последних лет происходит закрепление положительных тенденций наращивания объемов производства в малом бизнесе. Немаловажным является то обстоятельство, что темпы роста производства значительно превышают темпа роста занятых, то есть увеличение объемов происходит за счет роста производительности труда, и, следовательно, это свидетельствует об увеличении эффективности функционирования субъектов малого предпринимательства.

Показательно и то, что субъекты малого предпринимательства вовлекаются в важнейшие сферы экономики, ранее характерные только для крупных и средних предприятий: производство нефтепродуктов, пиломатериалов, добыча драгоценных материалов и т.п.

В рамках настоящего обзора несомненный интерес вызывает оценка уровня развития и актуальной проблематики малого предпринимательства в Краснодарском, Приморском и Хабаровском краях, Иркутской, Пермской, Самарской и Саратовской областях.

Из-за ограниченности статистических сведений, собираемых Госкомстатом России по всем субъектам малого предпринимательства, к настоящему времени наиболее полная и достоверная информация имеется лишь по малым предприятиям - юридическим лицам. Поэтому в рамках данного исследования мы будем в основном оперировать результатами функционирования данной категории субъектов малого бизнеса в восьми регионах Российской Федерации.

По данным официальной статистики на 1 июля 2002 года по числу субъектов малого предпринимательства из рассматриваемых регионов абсолютным лидером является Краснодарский край – 234682 единицы, что составляет 4,1 процента от общего числа субъектов малого бизнеса в России. На втором месте – Самарская область, здесь число субъектов малого предпринимательства ниже по сравнению с лидером практически в два раза и составляет 134493 единицы (2,3 процента). Примерно на том же уровне по данному показателю находится Пермская область – 130616 единиц. Отметка в 100 тысяч хозяйствующих субъектов из числа малого бизнеса преодолена в Волгоградской и Иркутской областях.

Следует отметить, что лидером Краснодарский край остается и при рассмотрении динамики числа субъектов малого предпринимательства. В 2001 году по сравнению с 2000 годом здесь зафиксирован максимальный темп прироста числа субъектов малого предпринимательства- 14,9 процента. На втором и третьем местах за аналогичный период по росту сектора малого бизнеса находятся Волгоградская область и Хабаровский край. Здесь число субъектов малого предпринимательства увеличилось на 8,4 и 7,3 процента соответственно.

Изменение числа малых предприятий за 2000 и 2001 год было неоднозначным. Так, в 2001 году по сравнению с 2000 годом их число было стабильным во всех без исключения исследуемых регионах, в отличие от периода 1999-2000 годов, когда в одних субъектах Российской Федерации наблюдался резкий рост (Приморский край), а в других регионах (Пермская область) – падение числа малых предприятий.

Определенный интерес представляет региональная структура субъектов малого предпринимательства. Во всех регионах на 1 июля 2002 года в структуре субъектов малого предпринимательства доминировали ПБЮЛ, чья минимальная доля была зафиксирована в Самарской области – 73,8 процента, а максимальная в Иркутской – 89,4 процента. Доля малых предприятий – юридических лиц колеблется от 6,4 процента (Пермская область) до 21,5 процента (Самарская область). Структурный вклад крестьянских хозяйств в большинстве из рассматриваемых регионов не превышает 5 процентов, что соответствует общероссийскому показателю и лишь в Волгоградской области он составляет 10,6 процентов.

Как показало исследование, субъекты малого предпринимательства создаются людьми в возрасте в среднем от 19 до 28 лет (32, 9 процента опрошенных). Далее следуют возрастные группы от 39 до 48 лет (23,1 процента), от 29 до 38 лет (22,8 процента) и от 49 до 58 лет (18,4 процента). Пожилые люди в возрасте от 59 до 68 лет малые предприятия создают достаточно редко. Создателями предприятий являются и мужчины (49,9 процента) и женщины (50,1 процента) почти в равных пропорциях, но, чаще всего, работавшие ранее на руководящих должностях (45,5 процента опрошенных) и в качестве служащих (31,8 процента опрошенных).

Представляются важными также показатели вовлеченности работников в сектор малого предпринимательства. По малым предприятиям – юридическим лицам картина следующая – среди рассматриваемых регионов наибольшее число занятых, равно и максимальная положительная динамика отмечается в Самарской области. Лидерство данного региона абсолютно как в 2001, так и в 2002 годах. Увеличение числа работников в 1 полугодии 2002 года по сравнению с 1 полугодием 2001 года происходило еще в четырех российских регионах: в Пермской области, Краснодарском крае, Волгоградской и Саратовской областях (темпы прироста, соответственно: 28,5; 27,4; 26,4; 25,0 процентов). Ощутимую положительную тенденцию столь значимого показателя с точки зрения сглаживания социальной напряженности общества следует особенно отметить в ситуации, когда темп прироста данного показателя в целом по России составил 7,2 процента. В то же самое время в Хабаровском крае и Иркутской области произошло сокращение числа занятых, причем в Иркутской области темп падения составил 23,3 процента.

О том, как малый бизнес участвует в решении проблем безработицы, можно судить по доле работников малых предприятий в общем числе занятых в региональных экономиках. Среди субъектов Российской Федерации, ставших предметом исследования в данном обзоре, можно назвать два, где этот вклад превышал 10-процентную отметку – это Хабаровский край (11,1 процента) и Самарская область (10,2 процента). В остальных регионах доля малых предприятий в занятости была ниже общероссийского уровня.

В соответствии с российским законодательством в зависимости от вида деятельности одним из критериев отнесения хозяйствующего субъекта к числу малых предприятий является ценз по численности занятых, который не должен превышать 100 человек. В реальности средний размер российских малых предприятий составляет 9 человек. В рассматриваемых регионах малые предприятия с наибольшим числом занятых работают в Пермской области и Краснодарском крае.

По объему произведенной продукции наибольший вклад в общероссийский показатель внесли малые предприятия Краснодарского края и Самарской области (3,5 процента и 3,4 процента соответственно). В остальных рассматриваемых субъектах Российской Федерации эта доля не превышала 1,5 процента.

В условиях рыночной экономики важно не просто произвести продукцию, но и успешно ее реализовать. Бесспорным лидером по формированию выручки малых предприятий России стала Самарская область – 4,5 процента от общероссийского показателя.

Как известно, основным показателем производственно-финансовой деятельности предприятия является прибыль. Во всех 8 регионах малые предприятия закончили 1 полугодие 2002 года с положительным финансовым результатом.

Показателем эффективности использования такого важного для малых предприятий ресурса, как труд, является выработка на одного занятого. По итогам деятельности в первом полугодии 2002 года практически во всех исследуемых регионах результативность живого труда была выше, чем в среднем по России. Максимальное значение данного показателя было зарегистрировано в Иркутской области – 92,2 тыс. рублей на человека. Его уровень был высок также в Хабаровском крае и Пермской области.

Хотя в структуре доходов населения доходы от предпринимательской деятельности не столь велики – 15,9 процента, что находится почти на одном уровне с объемом социальных пособий – 14,4 процента, тем не менее в России потенциал для развития малого предпринимательства имеет достаточно внушительную величину.

Как выяснили специалисты Российского независимого института социальных и национальных проблем, число россиян, желающих заниматься предпринимательством, существенно больше, чем в индустриально развитых западных странах. В определенной мере социологи связывают это с тем обстоятельством, что россиянам “нечего терять” и желанием стать “яркой индивидуальностью”. Так, не менее 14 процентов россиян хотят открыть собственный бизнес, а 6 процентов в течение последнего года даже предпринимали для этого конкретные шаги. Показательно, что главным препятствием для начинающих предпринимателей, по их мнению, является “отсутствие связей” во властных структурах, из-за чего фирмы терпят огромные поборы и вынуждены сворачивать свою деятельность. На это, в частности, сослались почти 80 процентов тех, кто пробовал заниматься предпринимательством, но потерпел неудачу. Второй по значимости причиной неуспеха оказалась нехватка финансовых ресурсов и отсутствие доступа к кредитным средствам.

Следует подчеркнуть, что за годы рыночных реформ претерпело существенную трансформацию само отношение общества к предпринимательству. Так, если в середине 90-х годов прошлого столетия положительное отношение к бизнесу как таковому высказывали не более 15 процентов взрослого населения страны, то в 2002 году, например, в Волгоградской области, где традиционно очень сильно влияние коммунистов, 63 процента опрошенных жителей заявили о положительном отношении к предпринимателям.

Во всех исследуемых субъектах Российской Федерации имеются специализированные органы, занимающиеся проблемой развития предпринимательства, а также действуют региональные программы поддержки и развития малых предприятий.

В Приморском крае, например, действенным органом, обеспечивающим выполнение Концепции государственной политики поддержки и развития малого предпринимательства в Российской Федерации, является Совет по малому предпринимательству при Губернаторе края. В состав Совета вошли наиболее авторитетные представители общественных объединений предпринимателей, руководители департаментов Администрации, депутаты Законодательного собрания, представители Приморской торгово-промышленной палаты и ее членских организаций.

В представлении и защите интересов малого предпринимательства определенную роль играют бизнес-объединения, которые имеют преимущественно отраслевой характер. За годы рыночных реформ в России было создано свыше двух тысяч объединений предпринимателей федерального, межрегионального, регионального и муниципального уровней, однако большинство из них не сумело занять достойного места в деловом сообществе. Многие сохранившиеся организации, как правило, не ведут интенсивной деятельности и ограничиваются проведением формальных мероприятий. В Пермской области, например, за последние 4 года ни одно из предпринимательских объединений (за исключением торгово-промышленной палаты) не проводило общих собраний своих членов. Всего же в каждом из исследуемых регионов России зарегистрированы и действуют от 30 до 50 предпринимательских объединений.

Своеобразной реакцией на низкую активность отраслевых ассоциаций предпринимателей в защите и лоббировании интересов малого бизнеса явилось учреждение в 2002 году Объединения предпринимательских организаций России “ОПОРА”.

Исследование в восьми регионах Российской Федерации показало, что на сегодняшний день наиболее последовательные и целенаправленные действия в защите интересов малого бизнеса предпринимают торгово-промышленные палаты.

Следует отметить, что действующие во всех исследуемых регионах палаты занимают лидирующие позиции во всей системе торгово-промышленных палат Российской Федерации и располагают поучительным опытом конкретных действий на благо развития малого предпринимательства.

Динамично и эффективно развивается в течение последних пяти лет торгово-промышленная палата Самарской области. Ее членская база выросла с 348 организаций в 1998 году до 1030 хозяйствующих субъектов в 2002 году.

По итогам 2001 года ТПП Самарской области вышла на первое место в России по общему объему предоставленных услуг, обойдя даже таких признанных лидеров как Московская и Санкт-Петербургская палаты. Причем, объем услуг ТПП Самарской области сопоставим с объемом услуг палат всего Уральского федерального округа вместе взятых.

Среди заслуживающих внимания начинаний и сфер деятельности палаты, поддержанных областной администрацией, выделяются следующие:

- Создание специализированного долгового учреждения “Губерния” при палате, которому областным фондом имущества были делегированы некоторые функции по расшивке долгов предприятий-должников;

- Официальное признание за палатой функций координатора выставочной деятельности в области, благодаря чему структура формирования и реализации единой региональной выставочной политики была приведена к стандарту, принятому в странах с развитым выставочным рынком;

- С 2002 года Самарская палата проводит независимую экспертизу инвестиционных проектов, координируемых Фондом Конверсии и Департаментом по экономике и инвестициям Администрации Самарской области. Ни один хозяйствующий субъект не может получить инвестиционный кредит без соответствующей экспертизы палаты.

Устойчиво развивается система торгово-промышленных палат Краснодарского края, которая охватывает всю территорию этого субъекта Федерации и включает в себя 23 межрегиональные палаты и 12 представительств. Торгово-промышленные палаты края сотрудничают со всеми ветвями власти и принимают активное участие в мероприятиях законодательной и исполнительной властей, участвуют в законотворческом процессе в масштабах всего края и отдельных городов и районов.

Торгово-промышленные палаты Иркутской и Пермской областей в последнее время придают первостепенное значение развитию малого предпринимательства в отдаленных от областных центров муниципальных образованиях и сельских районах.

Как уже указывалось выше данное исследование проводилось в восьми регионах России. Опрашивались следующие группы респондентов:

- активные члены (платящие взносы) местных объединений и палат (первая категория);

- бывшие члены объединений и палат, то есть предприниматели, которые прежде состояли на платной основе в бизнес-ассоциациях или союзах, но затем по ряду причин покинувшие данные объединения (вторая категория);

- представители делового сообщества – предприниматели, которые на момент опроса официально ни разу не оформляли своего членства в каких-либо деловых объединениях (третья категория);

- руководители бизнес-объединений и палат (четвертая категория).

Следует подчеркнуть, что состав опрошенных предпринимателей отражает структуру бизнеса, сложившуюся на сегодняшний день в России. более 40 процентов участников опроса осуществляют розничные и оптовые операции; 11 процентов занимаются бытовым обслуживанием или общественным питанием населения, 4 процента продвигают социальный бизнес, например, в сфере медицины, образования и близких с ними отраслях. Порядка 19 процентов занимаются производством промышленной продукции, 13 процентов респондентов связаны со строительным бизнесом, 6 процентов оказывают транспортные услуги и услуги связи. Остальные предприниматели работают на рынке информационно-аналитических услуг, занимаются обеспечением рынка посредством оказания консалтинговых, рекламных услуг, проведением PR-компаний и т.п.

В представленном обзоре доминируют мнения так называемых “первых лиц”. Примерно одну треть (30 процентов) опрошенных составляют владельцы фирм и предприятий. Вторую треть – руководители, директора предприятий, компаний и организаций (порядка 9 процентов из них являются, одновременно, владельцами или совладельцами фирм), 29 процентов являются менеджерами среднего звена или ведущими сотрудниками в своих фирмах. Часть респондентов – 12 процентов – представлена индивидуальными предпринимателями, имеющими законодательный статус в России – “предприниматели без образования юридического лица” (“ПБЮЛ”).

Ценность и достоверность результатов представленного обзора состоит также в том, что к участию в исследовании проявили интерес предприниматели, имеющие разнообразны деловой опыт. У 18 процентов такой опыт не превышает трех лет. Около 40 процентов опрошенных занимаются бизнесом от 3 до 7 лет. Сохранить свои позиции в развивающихся рыночных условиях удалось 15 процентам опрошенных. Еще 27 процентов остаются по российским меркам “рыночными долгожителями” и продолжают развивать свой бизнес на протяжении более 9 лет. Усредненные данные по показателю “предпринимательский стаж” в каждой из указанных выше категорий опрошенных предпринимателей представлены в таблице 1.

Таблица 1

Предпринимательский стаж респондентов

  Члены местных объединений и палат Деловое сообщество Бывшие члены объединений и палат Руководители объединений и палат
Предпринимательский стаж (в среднем) 5,8 лет 4,3 года 6,3 года 7,6 лет

Актуальность и значимость полученных результатов по изучению мнений предпринимателей для планирования и проведения последующих мероприятий возрастает также в силу того, что они были получены на основе первых впечатлений от итогов прошедшего 2002 года, и с учетом ожиданий в 2003 году. В этом плане можно констатировать перспективность избранной исследовательской программы и востребованность реализации задачи по расширению опыта в осуществлении политики защиты объединениями и палатами предпринимательских интересов. Так, “баланс неудовлетворенности” (рассчитанный как разница между ответами “удовлетворены” - “не удовлетворены” итогами работы в 2002 году) для членов местных объединений и палат имеет положительный результат на уровне – 25 процентов, для делового сообщества (не имеющего официальной практики членства в местных объединениях и территориальных торгово-промышленных палатах – (+ 12,5 процента), а для бывших членов бизнес-объединений отрицательный знак – (минус 5 процентов). Таким образом, можно констатировать на предварительном этапе наличие положительного эффекта от влияния совместной деятельности предпринимателей, официально оформивших свое членство в составе местных торгово-промышленных палат и других предпринимательских объединений.

Наконец, достаточно удачным оказался исследовательский выбор конкретных российских регионов. Результаты опроса зафиксировали, что между предпринимателями в отобранных краях и областях устанавливаются довольно активные партнерские отношения. Например, краснодарские предприниматели начинают работать на рынках в Саратовской, Волгоградской и Самарской областях. Развиваются деловые связи между Пермской и Иркутской областями с Приморским и Хабаровским краями. В результате накопленный деловой опыт в отдельно взятых регионах получает распространение на значительных российских территориях. При этом распространяется не только непосредственная деловая практика, но и опыт защиты интересов малого и среднего бизнеса. Как показало проведенное исследование, свыше 70 процентов членов местных палат и объединений в той или иной мере интересуются тем, как их коллеги из других регионов консолидируют свои усилия для выстраивания программ и стратегий защиты. Не безразличны к подобным сведениям и предприниматели, не являющиеся членами бизнес-объединений. Все это вселяет определенную надежду, что в будущем развитие малого предпринимательства в России будет происходить более быстрыми темпами и носить более гармоничный и цивилизованный характер, а сам малый бизнес сможет превратиться в локомотив устойчивого экономического роста России, как это случилось, например, в странах Восточной Европы.

ОЦЕНКА ПОТРЕБНОСТЕЙ ЧЛЕНОВ МЕСТНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ И ПАЛАТ

По экспертным оценкам члены торгово-промышленных палат и предпринимательских объединений составляют не более 5 процентов всех хозяйствующих субъектов, отнесенных российским законодательством к малому бизнесу. Но в то же время – это наиболее стабильные и динамично развивающиеся организации, во многом определяющие сам облик и внутренние противоречия, присущие российскому малому предпринимательству в первые годы ХХI века. Характерно, что почти 70 процентов предпринимателей этой категории предполагают расширение и развитие своего дела, а еще 10 процентов намерены диверсифицировать бизнес.

Прежде всего следует отметить, что 37,7 процента опрошенных членов торгово-промышленных палат и 44,9 процента опрошенных членов местных объединений и палат оценили влияние малого предпринимательства на экономическое развитие своих регионов как “значительное” и “заметное”. Причем в Хабаровском крае подобную оценку разделают 78,8 процента опрошенных предпринимателей данной категории, а в Волгоградской области 66,7 процента. Самые низкие результаты получены в Иркутской области, здесь мнение о значительном и заметном влиянии малого бизнеса придерживается всего 5,8 процентов респондентов, а противоположный взгляд, - о скорее незначительном и слабом влиянии малого предпринимательства присущ 82,3 процента членов палат и местных объединений. На наш взгляд, это объясняется скорее всего тем, что погоду в Иркутской области делают несколько очень крупных предприятий, - “Иркутскэнерго”, Братский алюминиевый комбинат, Усть-Илимский целлюлозно-бумажный комбинат, принадлежащие в основном московским финансово-промышленным холдингам.

С другой стороны – довольно высокая доля положительных ответов на вопрос о роли малого предпринимательства в определенной степени стыкуется с тем, что в последнее время на основании более глубокого и предметного анализа происходит некоторая переоценка уровня развития российского малого предпринимательства и его вклада в экономику государства. Так, поставлено под сомнение широко распространенное утверждение о том, что основные показатели, характеризующие степень развития малого бизнеса, в России в несколько раз ниже, чем в ведущих странах Запада. На самом деле, это утверждение базируется исключительно на существующих различиях в определении круга учета хозяйствующих субъектов, относимых к категории малых в нашей стране и к категории малых и средних – за рубежом.

В проекте “Российское обозрение малых и средних предприятий”, подготовленном Ресурсным центром малого предпринимательства в рамках проекта Тасис СМЕРУС приводятся следующие сравнительные данные: вклад предприятий с численностью занятых до 250 человек по отношению к соответствующей суммарной величине для всех предприятий стран Европейского Союза по доле в общий численности предприятий составляет 99,8 процента, по доле в общей занятости – 65,8 процента, по доле в общей сумме продаж – 56,7 процента.

Эти же показатели по Российской Федерации, выведенные на основании экспертных оценок, выглядят следующим образом: доля предприятий с численностью занятых до 250 человек в общей численности предприятий составляет не менее 90 процентов, доля в общей занятости – не менее 45 процентов, доля в общей сумме продаж – около 40 процентов.

Однако, если брать во внимание параметры эффективности, то следует признать, что по этим показателям малое предпринимательство в России еще не приблизилось к тому положению, которое занимает этот сектор в индустриально развитых странах. Так, в странах Европейского Союза вклад малых предприятий в выпуск продукции промышленности составляет 20 процентов, тогда как в Российской Федерации только 4,3 процента. Аналогичная ситуация и с налоговыми платежами. Сейчас малый бизнес обеспечивает не более 10 процентов общей суммы налоговых поступлений в консолидированный бюджет Российской Федерации.

На другой вопрос исследования – удовлетворены ли вы тем, как развивается малый бизнес в регионе, положительный ответ дали 40,4 процента опрошенных членов торгово-промышленных палат и 32,2 процента членов местных объединений и палат. Показательно, что и здесь в “лидерах” оказалась Волгоградская область, где этого мнения придерживается каждый второй респондент данной категории. На втором месте по числу положительных ответов – Краснодарский край. Эти результаты, на наш взгляд, во многом обусловлены тем, что в последние годы в этих регионах резко активизировалась совместная деятельность торгово-промышленных палат и других предпринимательских объединений с органами государственной власти и управления по поддержке и развитию малого предпринимательства. В настоящее время в Волгоградской области и Краснодарском крае число зарегистрированных субъектов малого предпринимательства, в расчете на 1000 человек населения, превышает общероссийский показатель (38,9).

Обращает на себя внимание крайне низкое число положительных ответов в двух регионах Дальнего Востока – Приморском и Хабаровском краях. В последнем, например, более или менее удовлетворены развитием малого предпринимательства всего 9,1 процента респондентов. Закономерность такого положения вещей подтверждается и тем, что в том же Хабаровском крае на 1000 жителей приходится 33 малых предприятия, а численность занятых на них работников еще не достигла уровня, предшествовавшему августовскому кризису 1998 года.

Дальневосточные регионы держат первенство по числу отрицательных ответов на вопрос исследования: “отличаются ли условия для малого бизнеса в регионе от российских?”. Вариант ответа “хуже” выбрали 53,3 процента респондентов в Приморском и 63,6 процента респондентов в Хабаровском крае.

Следует, однако, иметь в виду, что в Дальневосточном регионе, куда входит Приморский и Хабаровский края, рождение малого предпринимательства изначально не имело равных стартовых условий и происходило в более неблагоприятной обстановке в сравнении с западными регионами страны, где были лучше развиты такие привлекательные для предпринимателей отрасли, как пищевая и легкая промышленность, сфера услуг, имелась развивая производственная инфраструктура, сеть автомобильных дорог, более дешевые источники электрической и тепловой энергии, позволяющие производить и реализовывать конкурентоспособную продукцию.

Члены местных объединений и торгово-промышленных палат в исследуемых регионах отметили, что в 2002 году их бизнес-сообществам удалось усилить свое влияние в развитии малого предпринимательства (38,8 процента). Еще более заметной стала роль региональных торгово-промышленных палат, - возрастание влияния палат на развитие бизнеса констатировали 63 процента респондентов и только 2 процента посчитали, что местные палаты сдают свои позиции.

Опрос выявил большую потребность малого бизнеса в диалоге с властными структурами и явную неудовлетворенность состоянием этого процесса. Среди причин этого 90,9 процента опрошенных членов палат в Хабаровском крае назвали ставку властей на крупный бизнес, а 87,9 процента отметили в качестве главной причины противоречия во взглядах на роль малого бизнеса, 69,7 – неразработанность форм и технологий взаимодействия.

В этой связи, опрошенным предпринимателям представляется важным расширение практики привлечения членов местных объединений и палат и выработке стратегических и текущих планов развития регионов и муниципальных образований. На сегодняшний день в обследованных регионах о своем участии в экспертизе или обсуждении на официальном уровне проектов программ регионального развития заявили только 27 процентов респондентов.

Примечательно, что предприниматели самокритично оценили и собственную роль в налаживании диалога.

Так, более 60 процентов опрошенных членов палат назвали такие причины как инертность со стороны малого бизнеса, неосознанность малым бизнесом своих интересов, отсутствие единства в требованиях к властям, слабые навыки предпринимателей к самоорганизации, низкая общественная активность большинства мелких бизнесменов.

По мнению более 70 процентов членов бизнес-объединений лоббировать предпринимательские интересы следует активно в обоих ветвях власти – в законодательной и исполнительной. Кроме участия в рабочих и совещательных группах, комитетах и комиссиях по подготовке и экспертизе законопроектов, проектов решений исполнительных органов, предприниматели рекомендуют широко использовать и другие формы работы.

Так, 32,6 процента опрошенных членов бизнес-объединений считают важным выдвижение своих представителей в органы власти, 30,4 процента – проведение форумов предпринимателей с участием руководителей органов власти; 33,0 процента видят большой смысл в персональных контактах с руководством властных структур, 30,1 процента – в создании инициативных совещательных органов при властных структурах, 18,8 процента отмечают необходимость и полезность представления докладов, аналитических материалов в органы власти, 18,5 процента – воздействия на органы власти через средства массовой информации. Еще 12,7 процента считают целесообразным налаживание постоянных контактов с представителями полномочного представителя Президента РФ по федеральному округу.

В числе важнейших потребностей членов палат и местных бизнес-объединений – кардинальное улучшение законодательства, регулирующего предпринимательскую деятельность. Каждый второй респондент этой категории указал на необходимость активизации сотрудничества палат и бизнес-объединений с законодательной и исполнительной властью в деле совершенствования нормативно-правовой базы.

Опрошенным представляется важным расширение практики привлечения членов местных палат и объединений к выработке регионального или местного законодательства о предпринимательстве. На сегодняшний день в обследованных регионах о своем участии в экспертизе или обсуждении на официальном уровне проектов местного законодательства по предпринимательству заявили только 29 процентов респондентов.

Отмечается общая неудовлетворенность действующим Федеральным законом о государственной поддержке малого бизнеса. Четверть опрошенных в Саратовской и Волгоградской области выступают за то, чтобы разработать и принять новый закон, а 12,1 процента полагают, что достаточно скорректировать и усовершенствовать старый закон с учетом новых реалий. В то же время, разуверившись в способности отечественных парламентариев, преодолеть сложившиеся стереотипы и принять действительно революционные меры по стимулированию малого предпринимательства, более 30 процентов членов бизнес-объединений и палат наиболее продуктивным шагом считают вариант замены старого Закона специальным Указом Президента Российской Федерации.

Исследование зафиксировало заинтересованность малого предпринимательства к установлении прочного взаимодействия с крупным бизнесом. 34,7 процента членов бизнес-объединений отнесли эту задачу к одной из самых приоритетных в деятельности торгово-промышленных палат, предпринимательских ассоциаций и союзов. Они совершенно справедливо подчеркивали, что обоюдная заинтересованность в тесном сотрудничестве со стороны и малого и крупного бизнеса имеет большую значимость для социальной устойчивости общества. Ибо реальная опора нормального крупного собственника – это развитая и опосредованная система отношений собственности, в которой каждый гражданин – в той или иной степени собственник. Такой собственник не смотрит с завистью в чужой карман или бумажник, а старается максимально интегрироваться в существующую экономическую и политическую систему, тем самым укрепляя ее и стимулируя развитие.

Многие респонденты прямо указывали, что в 2002 году крупный бизнес мало чем помог становлению малого предпринимательства, зато с немалой пользой для себя использовал некоторые льготы, данные малому бизнесу. Здесь имеется в виду то обстоятельство, что существовавший до января 2003 года порядок налогообложения позволял крупному бизнесу конструировать договорные схемы, в рамках которых через организации, использующие упрощенную систему налогообложения, проводились миллиардные обороты с уплатой налога по льготному порядку, предусмотренному для малых предприятий. С началом действия главы 26.2 Налогового кодекса РФ значительно сократились возможности для крупного бизнеса на легальных основаниях уходить от налога на имущество, оформляя дорогостоящие активы на компании, использующие упрощенную систему налогообложения. Также действовавший в 2002 году порядок налогообложения индивидуальных предпринимателей, использующих упрощенную систему налогообложения, и регрессивная шкала единого социального налога позволяли физическим лицам минимизировать свои налоговые отчисления до 1,5-2 процентов от величины получаемого дохода, что практически соответствует ставкам налогов в отдельных оффшорных юрисдикциях.

В ходе исследования выяснилось, что крупные организации-монополисты не прочь использовать опыт российской бюрократии в части возведения всевозможных барьеров на пути малого предпринимательства. В “Хабаровскэнерго”, например, озаботившись внедрением научно-технических новинок, обязали все малые предприятия приобрести электронные счетчики. Причем предписали и то, в какой фирме следует закупать эти счетчики, обосновав столь явное нарушение законов о конкуренции исключительной оригинальностью счетчиков, якобы считающих днем по одному тарифу, а ночью – по другому. Цена прибора – до тысячи долларов США. Любые доводы, что на предприятии одна лампочка и она ночью не горит, что потребитель вправе самостоятельно выбирать средства измерения определенных типов и марок из перечня приборов, имеющих соответствующий сертификат, монополисты не воспринимают.

С другой стороны, исследование выявило низкую заинтересованность крупных предприятий в субподрядных отношениях с малым бизнесом. Так, 73,4 процента респондентов дали отрицательный ответ на вопрос “Имеете ли вы субподрядные договоры с крупными предприятиями?”. В то же время известны и поучительные примеры налаживания такого сотрудничества.

Показателен в этой связи опыт взаимодействия ОАО “АвтоВАЗ” (Самарская область) и предприятий малого и среднего бизнеса в сфере инновационных технологий. Хорошие результаты дала совместная деятельность “АвтоВАЗа” и Поволжского отделения Российской инженерной академии с малыми предприятиями Саратова, Москвы, Зеленограда, Санкт-Петербурга, Новосибирска по разработке и запуску в серийное производство системы впрыска для автомобилей Волжского автозавода.

Крайне отрицательную реакцию представителей малого бизнеса вызывает еще сохраняющаяся практика предоставления региональными властями крупным предприятиям незаконных преференций в виде разрешений накапливать де-факто долги перед бюджетом или производителями энергоресурсов. Более двух третей опрошенных респондентов считают, что обеспечение равных условий деятельности для всех хозяйствующих субъектов важнее, чем предоставление особых льгот малому и среднему бизнесу.

Учитывая все эти факторы, представляется удачным выбор намеченной на апрель 2003 года IV Всероссийской конференции представителей малых предприятий по теме “Взаимодействие малого и крупного бизнеса”.

Изучение насущных потребностей предпринимателей, входящих в бизнес-сообщества, подтвердило чрезвычайную актуальность для них проблем финансово-кредитной и инвестиционной поддержки. Между тем результаты опросов в восьми регионах засвидетельствовали следующую картину. Среди членов торгово-промышленных палат сдвиги в лучшую сторону в финансово-кредитном обеспечении малого бизнеса отметили 17,4 процента опрошенных, о том, что все осталось без изменений, заявили 52,0 процента респондентов, а еще 27,0 процентов участников опроса посчитали, что произошло ухудшение. Эти же результаты применительно к опрошенным членам предпринимательских объединений выглядят таким образом – 18,6, 53,5 и 27,9 процентов соответственно, то есть среди этой категории лиц число скептиков находится примерно на том же уровне, как и в случае с членами палат. Особенно много отрицательных ответов получено в Волгоградской области – их выразили 34,2 процента и в Приморском крае – 40,0 опрошенных членов палат и предпринимательских объединений.

Предприниматели полагают, что огромные трудности в деле доступа малых предприятий к финансово-кредитным ресурсам, необходимым для создания и развития бизнеса, обусловлены, в частности, следующими причинами: а) высокими процентными ставками по кредитам; б) чрезмерно жесткими требованиями к гарантированному обеспечению кредитов; в) неэффективным использованием бюджетных средств, направляемых на финансово-кредитную поддержку субъектов малого предпринимательства; г) неблагоприятным налоговым режимом по отношению к кредиторам и заемщикам.

О реальной ситуации с кредитованием свидетельствуют результаты опроса руководителей малых предприятий в Самарской области. Более половины респондентов (54,5 процента) заявили, что они даже не обращались в банк за кредитом, 36,4 процента обращались и получили его, а 9,1 процента получили на свою просьбу отказ.

Особые трудности с получением необходимых финансовых ресурсов испытывают малые предприятия, действующие в производственной и научно-технической сферах, хотя именно эти предприятия аккуратно соблюдают свои кредитные обязательства. Согласно результатам опроса, за последние 5 лет лишь 1,1 процента из общего числа малых предприятий-заемщиков, пользовавшихся ссудами для модернизации и расширения производства, допустили просроченную кредиторскую задолженность.

Изучение условий кредитования малых предприятий в восьми регионах России подтвердили их идентичность условиям, которые существуют в целом по стране. Так, все категории предпринимателей отмечают достаточно жесткие условия кредитования. В 50 процентах случаев кредитная ставка для малых предприятий является рыночной, в 30 процентах – даже выше рыночной и только в 20 процентах случаев – льготной. Банки чаще всего кредитуют малые предприятия на срок 3-6 месяцев; на срок от 6 до 12 месяцев кредитуется только каждый десятый заемщик, а на срок свыше одного года – менее 5 процентов ссудополучателей.

Кредитование малого бизнеса во многом осложняется вследствие того обстоятельства, что удельные операционные расходы банков на единицу кредитных вложений при кредитовании малого бизнеса выше, чем аналогичные затраты при кредитовании крупного бизнеса. Немаловажное значение имеет и фактор чисто потребительского отношения к малому бизнесу со стороны многих кредитных учреждений. Так, среди услуг, предлагаемых малым предприятиям банками, на первом месте стоит предложение о расчетно-кассовом обслуживании. Обращает на себя внимание и тот факт, что 18 процентов опрошенных руководителей банков вообще не представляют себе, какие услуги они могли бы оказать малому бизнесу.

Опрошенные члены бизнес-объединений убеждены, что именно палаты и предпринимательские объединения должны взять на себя инициативу в создании действенной системы, обеспечивающей субъектам малого предпринимательства доступ к финансовым ресурсам, причем 40,2 процента респондентов назвали это главным направлением деятельности бизнес-объединений в современных условиях. В первую очередь, речь идет о разработке механизмов, обеспечивающих разделение рисков между государством, кредитными организациями и малыми предприятиями, принятии Правительством Российской Федерации документа о порядке возмещения из федерального бюджета разницы в процентных ставках, полученных в кредитных организациях и создании институтов долгосрочного кредитования и инвестирования субъектов малого бизнеса.

По мнению подавляющего большинства членов региональных объединений и палат (на уровне 70 процентов) имеют место явные тенденции к росту спроса на услуги бизнес-объединений и предложений требующихся услуг. Вместе с тем, на первый взгляд, несколько парадоксальным кажется тот факт, что по мнению респондентов этой категории наибольшим спросом в 2003 году будут пользоваться не традиционные услуги торгово-промышленных палат, такие, как, например, обеспечение экспертизы, оценки, сертификации продукции и услуг, содействие выставочно-ярмарочной деятельности и т.д., а услуги, находившиеся ранее на втором плане: информационное обеспечение малого бизнеса, содействие развитию межрегионального и международного сотрудничества, инвестиционной деятельности малых предприятий.

Однако этот парадокс не кажется столь очевидным, если более внимательно вникнуть в запросы, которые российское малое предпринимательство начинает предъявлять в современных условиях, имея за плечами уже более чем десятилетнюю историю своего становления.

В рейтинге актуальности услуг, оказываемых бизнес-объединениями, их члены на первое место поставили информационное обеспечение. Это вполне согласуется с нынешними представлениями об информации, которую, наряду с капиталом и законом, причисляют к тем трем китам, на которых держится современный цивилизованный мир. Исследование выявило и такую закономерность – чем крупнее малое предприятие, чем солидней у нее оборот, тем большую потребность испытывают учредители и менеджеры предприятия в объективной информации о рынках и возможных партнерах.

Следует отметить, что за последние годы в России в целом сформировался рынок информационных продуктов и услуг, наиболее развитым сектором которого является сектор деловой информации. Вместе с тем, несмотря на принятые решения и неоднократные попытки, пока еще не создана единая система в области информационного обеспечения малого предпринимательства. Это подтверждают и результаты нашего исследования, - оценивая состояние информационного обеспечения в 2001/2002 году 36,7 процента опрошенных членов торгово-промышленных палат и 35,1 процента опрошенных членов местных объединений и палат, отдали предпочтение варианту ответа об отсутствии каких-либо существенных изменений по сравнению с предшествующими годами. Около 40 процентов респондентов отметили определенные улучшения в этой сфере, а ответы “хуже” и “явно хуже” избрали менее 10 процентов респондентов.

Полученные результаты отражают, на наш взгляд, те позитивные перемены, которые наметились в последнее время в вопросе информационного обеспечения малого бизнеса. Так, в рамках Федеральной программы государственной поддержки малого предпринимательства Российским агентством поддержки малого и среднего бизнеса была создана “Сеть электронного информационного обмена малого и среднего бизнеса” (СИОРА) на основе глобальной сети Интернет. В составе СИОРА созданы и продолжают создаваться десятки межрегиональных, региональных, городских и отраслевых комплексных сервисных, торговых и рекламно-информационных площадок, ориентированных на российский и международный рынки. По данным статистики посещений, ежемесячно информационными ресурсами сети СИОРА пользуются около 50 тысяч человек. Активно разворачивает свою работу Центр деловой информации и консультаций, созданный в апреле 2002 года в структуре Торгово-промышленной палаты Российской Федерации. Его деятельность направлена на координацию федеральных, региональных и международных проектов и программ, затрагивающих информационные интересы предпринимателей, защиту “информационных прав” предпринимателей, а также помощь в развитии ресурсов качественной, актуальной и достоверной информации для российского малого бизнеса.

Более 42 процентов опрошенных респондентов заявили о своем ожидании увидеть в перечне услуг, оказываемых им бизнес-объединениями, реальное содействие развитию межрегионального сотрудничества. Это позволило данному направлению оказаться в рейтинге актуальности услуг на втором месте. Участники опроса постоянно подчеркивали высокую степень регионализации рынков и обращали внимание на барьеры, препятствующие расширению сферы деятельности в соседних территориях.

На наш взгляд, из восьми исследованных регионов проблема – освоение новых рынков, успешнее всего решается торгово-промышленной палатой Самарской области. В ее структуре создан Отдел межрегиональных связей, который в 2002 году, например, организовал бизнес-миссии руководителей многих предприятий области во многие регионы России, в частности в Санкт-Петербург, Краснодар, Омск, Ростов-на-Дону, Екатеринбург, Астрахань, Уфу. Результативность этих мероприятий не вызывает сомнений. Так, благодаря поездке в Санкт-Петербург, руководители 16 предприятий области не только достигли конкретных договоренностей по продвижению своих товаров и услуг, но и смогли подписать соглашения по вопросам кооперации с местными предприятиями и малым бизнесом.

В то же время многие предприниматели обращали внимание на то, что и внутри самих регионов имеется большая потребность в налаживании деловых контактов, особенно между малыми предприятиями из областных и краевых центров и их коллегами из периферийных районов. В этой связи заслуживают одобрения инициативы Пермской торговой промышленной палаты. Она организовала “круглый стол” по теме “Предприниматели Перми – предпринимателям городов и районов Пермской области”, который явился прологом к целой серии мероприятий по налаживанию сотрудничества между предпринимателями областного центра и районов.

На одно из первых мест в рейтинге актуальности услуг, оказываемых бизнес-объединениями, члены палат и местных объединений поставили “Содействие международному сотрудничеству”. Так считают 37,0 процента респондентов.

Опросы и беседы с представителями малого бизнеса свидетельствуют о их особой заинтересованности в налаживании сотрудничества с иностранными венчурными фондами. Это закономерное явление, учитывая огромный опыт и большие достижения венчурной индустрии на Западе и слабое развитие национальных институтов венчурного капитала в России. Вместе с тем практика показывает, что вследствие недоверия к официальным структурам, в стране возник институт так называемых неформальных инвесторов, которые продолжают финансировать венчурные сделки, но масштабы их деятельности трудно поддаются оценке, так как они предпочитают не афишировать свои вложения.

Наибольший вклад в создание венчурного капитала в России внес Европейский Банк Реконструкции и Развития и Всемирный Банк. Региональные венчурные фонды Европейского банка служат в России важным источником финансирования средних предприятий путем покупки доли в капитале предприятия.

Расчет на содействие торгово-промышленных палат и других бизнес-объединений в выходе на международные венчурные фонды продиктован в основном тем, что у малых предприятий России сейчас практически нет ни устойчивых отношений с источниками венчурного капитала, ни системной информации о таких институтах и их требованиях. Вследствие этого руководителям малых предприятий весьма непросто вступить в деловой контакт с венчурными капиталистами для рассмотрения предложений о сотрудничестве. С другой стороны, зарубежным венчурным фондам для проникновения в Россию придется построить довольно широкую сеть, покрывающую всю страну или ее часть на “розничном” уровне и таким образом выходить непосредственно на малые предприятия. А решить эти вопросы без участия и помощи палат и предпринимательских объединений в условиях российской действительности практически невозможно.

Исследование подтвердило наличие и чисто психологических барьеров на пути соединения российского малого бизнеса с зарубежным венчурным капиталом. Представители отечественного малого предпринимательства с недоверием относятся к совместному владению предприятиями с поставщиками венчурного капитала и далеко не всегда готовы поступиться частью своих прав собственности. Не следует упускать из виду и то обстоятельство, что в России, точно также как и в Западной Европе в начале 80-х годов прошлого века, когда венчурный капитал только начинал развиваться, большинство руководителей малых инновационных предприятий – это в большей степени “технари” чем менеджеры и бизнесмены и они еще не умеют представить привлекательные бизнес-планы, демонстрирующие благоприятные перспективы реализации их проектов.

В последнее время отмечается поворот к венчурной проблематике и на уровне законодательной и исполнительной власти Российской Федерации.

В Государственной Думе к первому чтению готовится новая программа “Основных направлений развития венчурного финансирования высокотехнологичных отраслей на период до 2005 года”.

В ней можно отметить следующие положения:

- Подготовка и принятие специальных законов, регулирующих деятельность венчурных фондов в России;

- Разработка мер государственной поддержки венчурных проектов, предусматривающих внесение изменений и дополнений в налоговое и таможенное законодательство и предоставление государственных гарантий под венчурные проекты;

- Развитие вторичного фондового рынка, на котором будут размещаться акции компаний, являющихся объектами финансирования для венчурного капитала.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 10 марта 2000 года создан и начал действовать Федеральный венчурный инновационный фонд, который намерен участвовать в капитале федеральных, региональных и отраслевых венчурных институтов. Такие институты будут создаваться по всей России и привлекать средства частных отечественных и зарубежных инвесторов. Сам же головной Фонд будет кроме всего прочего заниматься вопросами обучения менеджеров, разбирающихся в венчурном капитале и знающих как использовать его в инвестиционных проектах. Фонд финансируется за счет 1,5 процентов отчислений от налога с продаж крупных компаний.

Структура и размер региональных и отраслевых венчурных фондов будет зависеть от возможностей местных властей и бизнес-сообщества. Так, в Перми областная администрация уже выделила на эти цели 1 млн. долларов США, а еще 4 млн. долларов США дали местные банки и компании. С другой стороны, в Волгоградской области и Приморском крае создание такого рода фондов находится еще на уровне идеи.

Вместе с тем совершенно очевидно, что индустрия венчурного капитала в России не сможет стать сколь-нибудь значимой до тех пор, пока в стране не будет задействованы три основных источника финансирования: пенсионные фонды, страховые компании и банки. Об этом, в частности, свидетельствует и опыт Западной Европы, где на эти источники приходится две трети всего имеющегося в наличии венчурного капитала.

Одной из важнейших целей исследования предпринимательских потребностей в восьми регионах России было выявление эффективности принятых в 2001-2002 годах шагов по устранению всевозможных административных барьеров по пути развития предпринимательства. Как известно, эта проблема заняла центральное место на состоявшейся в апреле 2001 года II Всероссийской конференции представителей малых предприятий.

О некотором уменьшении административного давления сочли возможным заявить от 11,6 до 15,4 процентов респондентов (в зависимости от регионов). Никаких перемен не прочувствовали – от 46,5 до 58,0 процентов респондентов. В то же время 24,5 опрошенных членов торгово-промышленных палат, 41,9 членов предпринимательских объединений и 25,0 процентов членов местных объединений и палат посчитали, что административные барьеры стали еще выше и изощреннее.

По мнению предпринимателей, наибольшие притеснения они испытывают со стороны органов внутренних дел, отмечая при этом и многократность проверок, и отсутствие четкого разъяснения причин наложения штрафов. Как показывает практика, органы внутренних дел предпочитают руководствоваться Законом “О милиции”, и считают, что имеют право беспрепятственно проверять любые хозяйственные субъекты в любое время суток и с любой периодичностью.

Выступая за разработку нового, более либерального и демократичного механизма контроля деятельности малых предприятий и принятии решений о его правовом закреплении, члены палат и предпринимательских объединений считают, что эти меры должны базироваться на серьезном обосновании, в том числе на комплексной оценке ситуации, сложившейся после принятия “пакета” антибюрократических законов в 2001-2002 годах.

ОЦЕНКА ПОТРЕБНОСТЕЙ БЫВШИХ ЧЛЕНОВОБЪЕДИНЕНИЙ И ПАЛАТ

Воссоздать объективную и всестороннюю картину жизненно важных потребностей малого предпринимательства России на современном этапе, адекватно оценив при этом возможности, имеющие недостатки и перспективы деятельности бизнес-объединений – этой цели, на наш взгляд, как нельзя лучше способствовал проведенный в восьми регионах Российской Федерации опрос бывших членов местных объединений и палат.

Естественно, нас в первую очередь интересовал вопрос о причинах прекращения их членства в предпринимательских объединениях. Более половины респондентов (52,0 процента) главной причиной назвали разочарование в дееспособности объединений и палат представлять и защищать интересы предпринимателей перед властями. В этом контексте не вызывает удивления тот факт, что только данная категория опрошенных предпринимателей при выборе ответа – повысилось или понизилось в 2002 году влияние палат и объединений на развитие малого бизнеса, - отдала предпочтение второму варианту (19,7 процентов против 18,0 процентов за первый вариант). Причем, перевес отрицательных ответов над положительными имеет в Краснодарском крае двукратный, в Пермской области семикратный, а в Саратовской области даже шестнадцатикратный показатель.

Несомненный интерес представляют те варианты ответов бывших членов палат и объединений, которые существенно отличаются от мнения других категорий респондентов. Так, бывшие члены палат и объединений дали в суммарном отношении больше иных участников опроса положительных ответов на вопросы, где требовалось оценить сам процесс совершенствования нормативно-правовой базы малого предпринимательства, изменений в учете и отчетности.

В то же время в сравнении с другими категориями участников опроса, бывшие члены палат и бизнес-объединений наиболее скептически оценивают роль и возможности палат и других общественных организаций в плане дальнейшего совершенствования нормативно-правовой базы малого предпринимательства. Подтверждением этого может служить и следующее обстоятельство – только 37,7 процентов респондентов данной группы причислили данную проблему к числу наиболее злободневных для текущей деятельности палат и предпринимательских союзов.

Характерно, что часть предпринимателей откровенно заявила, что их позиция по поводу законотворчества для малого бизнеса сформировалась вовсе не от удовлетворенности работой законодателей, а от той очевидной данности последнего времени, когда широковещательные декларации о намерениях улучшить положение малого бизнеса оборачиваются для него новыми “удавками”. Показательно в этой связи, что “бывшие члены” в сравнении с другими категориями опрошенных, отдали значительно больше голосов за сохранение Закона о государственной поддержке малого бизнеса в нынешней редакции, опасаясь его ухудшения в процессе корректировки. В частности, такой точки зрения придерживаются 27,9 процента опрошенных “бывших членов”. Для сравнения – аналогичное мнение присуще 14,3 процентам членов торгово-промышленных палат, 16,3 процентам членов других предпринимательских объединений и 15,7 процентам руководителей этих союзов. “Бывшие члены” высказывали и более резкие суждения: “Если помочь малому бизнесу никак не получается, государство может сделать одно: не мешать этому бизнесу работать. Это будет лучше всякой помощи”, “Сегодня власть представляет реальную угрозу для малого бизнеса”, “У нас в стране малый бизнес существует вопреки власти”.

Отдельных комментариев требует тот факт, что фактически никто из опрошенных бывших членов палат и объединений не дал однозначно утвердительного ответа на вопрос об эффективности работы инфраструктуры поддержки малого бизнеса и только 16,4 процента респондентов выбрали вариант ответа “скорее да”, против 65,6 процента респондентов, ответивших “нет” и “скорее нет”.

Такие результаты говорят о наличии двух проблем. Во-первых, о том, что количественные параметры созданной в последние годы в России сети базовых объектов инфраструктуры поддержки малого предпринимательства, - а это 75 региональных и 170 муниципальных фондов поддержки малого предпринимательства, 52 агентства поддержки малого и среднего бизнеса, более 50 бизнес-инкубаторов, более 70 научных и технологических парков и т.д., - еще не достигли надлежащего качественного состояния, способного удовлетворять повседневные потребности предпринимателей на требуемом уровне.

Во-вторых, сказывается неравномерность распределения объектов инфраструктуры малого бизнеса в различных регионах страны. Известны регионы, и в их числе – Саратовская область, Приморский и Хабаровский края, где таких объектов явно недостаточно, тогда как в других регионах наблюдается определенная “перенасыщенность” ими, что приводит к дублированию функций, неполной загрузке. По нашему мнению, оптимальная структура институтов поддержки малого предпринимательства может в ближайшие годы сложиться в Краснодарском крае, Пермской и Самарской областях.

Российским агентством малого и среднего бизнеса совместно с Торгово-промышленной палатой Российской Федерации разработаны предложения по государственной сертификации и аккредитации объектов инфраструктуры малого предпринимательства при федеральных и региональных органах исполнительной власти. проведен анализ зарубежного и отечественного опыта формирования и развития системы контроля за качеством услуг, представляемых объектами инфраструктуры субъектам малого предпринимательства. Разработаны предложения по формированию перечней объектов инфраструктуры и стандартных видов услуг, оказываемых ими субъектам малого предпринимательства, а также методика оценки качества предоставления этими структурами услуг.

Все это позволяет надеяться на дальнейшее совершенствование инфраструктуры поддержки малого предпринимательства и повышение эффективности работы всех ее составляющих элементов.

Мировая и российская практика показывают, что одной из самых эффективных форм поддержки зарождающихся предприятий является бизнес-инкубирование. Вместе с тем надо признать, что из более чем 50 бизнес-инкубаторов, имеющихся на сегодняшний день в России, большинство пока не работает в нужном режиме по причине отсутствия серьезной финансовой поддержки. Многое здесь будет зависеть от активизации деятельности Национального содружества бизнес-инкубаторов, которое уже сумело организовать полезную работу в плане решения таких вопросов, как организация информационного обмена между регионами, консультационная работа, международное сотрудничество, научно-методическое обеспечение и подготовка кадров для бизнес-инкубаторов. Особенно удачным оказался проект по подготовке региональных групп консультантов, осуществленный в 2001 году совместно с Фондом Евразия.

Изучение причин и временных интервалов, когда наблюдается наиболее интенсивный отток субъектов малого предпринимательства из бизнес-объединений позволяет сделать однозначный вывод – это происходит всякий раз, когда в максимальной степени проявляется цинизм властей и беспомощность предпринимательских объединений повлиять на ситуацию. Так, многие из опрошенных бывших членов в Краснодарском крае, Саратовской и Иркутской областях прямо и откровенно указывали, что их решение о прекращении членства было во многом спровоцировано принятием в последних числах декабря 2002 года новых законов о налогообложении. “Впечатление от этих законов таково, - сказал один из респондентов в г.Новороссийске (Краснодарский край), - что премьер с правительством сидели под Новый год под елкой и размышляли, какую бы еще гадость придумать для граждан России”.

“Вторая волна” выхода предпринимателей из бизнес-объединений пришлась на лето 2002 года и была связана с принятием Федерального закона “О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, а также о признании утратившими силу отдельных актов законодательства Российской Федерации о налогах и сборах”. Предприниматели были крайне огорчены тем, что законодательная власть не прислушалась к аргументам Торгово-промышленной палаты РФ, которые были изложены Президентом ТПП РФ Е.М.Примаковым в обращении в Совет Федерации РФ накануне решающего голосования по законопроекту. “По мнению Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, - говорилось в Обращении, - указанный федеральный закон не решает многие ключевые проблемы налогообложения субъектов малого предпринимательства и в целом не окажет стимулирующего воздействия на развитие в стране малого бизнеса. Например, вводимое законом ограничение по применению упрощенной системы – не свыше 15 млн. рублей годового дохода от реализации, а также сохранение обязательности перехода на уплату единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности приведет к тому, что упрощенной системой налогообложения для субъектов малого предпринимательства не смогут воспользоваться малые предприятия, оперирующие в производстве. За “чертой” оказываются и так называемые венчурные предприятия, создаваемые в научно-технической области. Кроме того, указанный федеральный закон содержит ряд норм, ухудшающих положение субъектов малого предпринимательства по сравнению с действующим законодательством, например, устанавливающих повышенные фиксированные размеры показателей базовой доходности, или ликвидирующих патентную систему уплаты налогов для индивидуальных предпринимателей, а также усложняющих систему налогового учета и отчетности”. Не было поддержано и предложение Торгово-промышленной палаты РФ о создании согласительной комиссии с участием депутатов Федерального Собрания и ведущих бизнес-объединений для доработки вышеуказанного Федерального закона.

Как уже указывалось выше, значительную часть бывших членов местных палат и объединений составляют люди, разочаровавшиеся в общих перспективах реализации идеи цивилизованного предпринимательства в России.

Характерно, что по мнению многих представителей данной бизнес-группы главным препятствием на пути развития малого предпринимательства является чиновничество, погрязшее во мздоимстве и бюрократическом рвении. Около 42 процентов опрошенных назвали коррупцию в органах власти, осуществляющих контроль за предпринимательской деятельностью, ее лицензирование тем фактором, который в наибольшей степени влияет на развитие преступности в сфере малого предпринимательства. Весьма показательно, что другие факторы, на первый взгляд, оказывающие более существенное влияние на криминализацию малого бизнеса, а именно – вовлечение в предпринимательскую деятельность лиц, имевших в прошлом преступный опыт, и вмешательство в хозяйственную деятельность малых предприятий организованных преступных групп, - оказались на значительном удалении от первого, - их отметили, соответственно, 27 и 24 процентов респондентов.

Опрошенные предприниматели поддержали высказанные в средствах массовой информации мнение о наличии в России трех видов экономической коррупции: административная, то есть простое вымогательство, причем степень вымогательства у работников государственных структур гораздо выше, чем у криминальных, далее, - “захват государства”, когда бизнес покупает власть и, наконец, “захват бизнеса”, когда чиновники, зачастую в сговоре с силовиками, осуществляют “наезд” на предпринимателей. Лидерами по административной коррупции принято считать кроме Москвы и Московской области также Краснодарский и Приморские края, первенство в части “захвата государства” разделяют тот же Приморский край, Самарская область и Татарстан, на первых позициях в части “захвата бизнеса” опять-таки находятся Приморский, Краснодарский края, Саратовская и Ростовская области. Вот конкретный пример на эту тему из г.Владивостока (Приморский край). Местная фирма, имевшая собственное производство и сеть магазинов, приглянулась краевому начальству. Затем последовало невыдача очередной лицензии без объяснения причин и при наличии безукоризненной работы, что, естественно, привело к закрытию и производства, и магазинов. Истинная подоплека дела вскрылась после того, как некие “посредники” предложили уступить приличную долю в капитале фирмы родственникам и друзьям чиновников из краевой администрации. Кстати, “захватить бизнес” помешали не предпринимательские объединения, а местная пресса.

По экспертным оценкам более половины предпринимателей сталкиваются с нарушениями их прав и интересов со стороны государственных служащих. Во многих регионах России сложилась ситуация, когда применение уголовного и административного права по должностным правонарушениям ограничено до минимума. За долгие годы своей бесконтрольной деятельности чиновники, а также лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих и иных негосударственных организациях, выработали такой механизм совершения должностных правонарушений, который позволяет им не попасть на скамью подсудимых, то есть речь идет о том, что повседневные проявления коррупции трансформируются в неотъемлемую часть социальной реальности.

Разуверившись в возможности воплощения своих предпринимательских устремлений с помощью бизнес-объединений, многие бывшие члены палат и предпринимательских объединений избрали путь индивидуализации своего взаимодействия с властными структурами, добившиеся в этом определенных успехов. Мировоззрение этой группы предпринимателей очень точно передал автор статьи в еженедельнике “Россия” за 18 сентября 2002 года: “…налогоплательщик–бизнесмен сегодня подозревает, что его налоговый рубль целиком или частично достается нечестному чиновнику или криминалитету. Значит, лучше заплатить им напрямую, адресно, требуя за это с чиновника, скажем, скорейшего землеотвода, а с “крыши” - отвращения конкурентов от мысли о поножовщине”. В ходе данного исследования 47,5 процента опрошенных “бывших членов” заявили, что в случае возникновения конфликтной ситуации с “ретивым” чиновником, они предпочли бы обращаться не в суд, не в правоохранительные органы и не в предпринимательские объединения, а постарались бы договориться “по-хорошему”, то есть дать взятку.

Но что особенно тревожно и неприглядно – 56 процентов предпринимателей-взяткодателей (результаты опроса по г.Перми) не испытывают при этом никаких комплексов и угрызений совести. Причем меньше всего озабочены морально предприниматели молодого возраста, то есть подношение, подкуп чиновничества стал для них привычным, будничным явлением.

В процессе изучения потребностей малого предпринимательства буквально в каждом исследуемом регионе приходилось сталкиваться с конкретными примерами чиновничьего беспредела и бюрократического удушения бизнеса. Так, например, в г.Новокуйбышевске (Самарская область) местные налоговики потребовали, чтобы в частном автосервисе обязательно фиксировались домашние адреса клиентов, в Хабаровском крае энергетики, вопреки закону, заставляют платить за электричество за месяц вперед по 7-8 тысяч рублей с торговой точки, а в другом месте районная администрация повесила на маленькую фирму из 5 человек, арендующей офис в 17 кв. метров, уборку громадной территории у пожарной части, требуя своим инвентарем косить траву и подметать асфальт. Дело доходило до прямо-таки анекдотических случаев. В том же Хабаровском крае, по сообщению газеты “Молодой дальневосточник”, перед зданием региональной энергетической компании стоят одни джипы, но, поскольку, рядовому инспектору служебный джип не положен, то проверяемому предпринимателю приходится самому приезжать за инспектором, везти его на фирму, угощать, задабривать и отвозить обратно. Автор справедливо замечает, что в правовом государстве любую фирму, столь бесцеремонно нарушающую закон, давно бы разорили судебными исками, а в России вместо этого предприниматели пишут челобитные во властные инстанции, то есть опять-таки обращаются за разрешением конфликта к чиновничеству.

Опрошенные бывшие члены примерно также как и другие респонденты оценили результаты усилий властей бизнес-объединений по дебюрократизации предпринимательства. Уменьшение административного давления сочли возможным отметить 19,7 процентов, все осталось на прежнем уровне – считают 54,1 процента, стало хуже – ответили 16,4 процента, явно хуже – 6,6 процента респондентов. Наибольшее число отрицательных ответов получено в Краснодарском крае и Самарской области, которые, кстати говоря, наряду с Московской областью, г.Санкт-Петербургом и Приморским краем попали в список регионов, где по данным Центра экономических и финансовых исследований и разработок (ЦЭФИР) число проверок в 2002 году даже увеличилось.

Острой критике со стороны предпринимателей подверглась деятельность Комиссии Правительства Российской Федерации по сокращению административных ограничений в предпринимательстве и оптимизации расходов федерального бюджета на государственное управление, а также деятельность межведомственных комиссий по устранению административных барьеров, созданных в большинстве субъектов России. Предприниматели подметили характерную особенность этих комиссий – в них зачастую входят те же самые люди, которые эти барьеры и создавали. “Все это, - с иронией говорили предприниматели, - сильно напоминает старую шутку из КВН советских времен, - Завтра всем выйти на субботник! – Что будем делать? Зарывать ямы, которые вырыли в прошлый субботник!”. Тем не менее “бывшие члены” не отрицают саму необходимость существования таких Межведомственных комиссий, но считают, что они должны быть образованы при Полномочных представителях Президента РФ в Федеральных округах.

В то же время предприниматели положительно воспринимают главную идею, которую Правительство намерено заложить в корректируемый в настоящее время Закон “О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)”, - плановые проверки субъектов малого предпринимательства проводить только по истечении трех лет с момента их государственной регистрации.

Многие респонденты подчеркивали, что контроль за малым бизнесом – тоже бизнес, причем весьма доходный и выгодный.

По подсчетам заместителя председателя Государственной Думы, сопредседателя партии “Союз правых сил” Ирины Хакамады на подношения чиновникам разного уровня за содействие в решении тех или иных вопросов малый бизнес затрачивает ежегодно около 3,3 миллиардов долларов США. Издержки по преодолению высоких административных барьеров в виде многочисленных контрольно-разрешительных процедур и иных форм прямого воздействия государства на малый бизнес оцениваются в 800-850 миллионов долларов. Кроме того, малый бизнес выплачивает приблизительно 400 млн. долларов в год на подлинные или мнимые нужды властей. Все это – прямой вычет из доходов малого бизнеса, которые могли бы быть направлены на расширение объемов производства, повышение заработной платы, инвестиции в настоящее и будущее (охрану здоровья, образование и т.п.). Характерно, что столкнувшись с ограничениями, которые появились после вступления в силу законов о защите предпринимателей при проведении проверок, бюрократия поспешила найти новые, более оригинальные способы государственного рэкета. Так, Волгоградская областная станция санэпидемнадзора предложила всем малым предприятиям застраховать продаваемую или произведенную продукцию, обещая в этом случае беспокоить предприятия с проверками 1 раз в 2 года.

Подавляющее большинство участвовавших в опросе бывших членов палат и бизнес-объединений скептически оценивают возможности общественных организаций предпринимателей по противодействию коррупции. В то же время они положительно отзываются о попытках внедрения в предпринимательскую среду принципов честного, открытого бизнеса, норм и правил деловой этики. В Самаре, например, многие предприниматели подписали Декларацию ведения честного бизнеса, основными принципами которой провозглашены открытость, социальная ответственность, этичное отношение к деловым партнерам, отказ от подкупа и дачи взяток. Некоторые респонденты не исключают возможности своего обращения по поводу вхождения в Реестр надежных партнеров, который ведут торгово-промышленные палаты.

Категория предпринимателей, - “бывшие члены”, в принципе немногочисленная, но тем не менее, является наиболее “неподъемной” для повторного привлечения в ряды бизнес-организаций. И все же результаты исследования говорят о том, что более трети “бывших членов”, испытывая чувство “усталости от хождения по коридорам властей”, склоняется к мысли об отнюдь не бесполезности своего обращения за помощью в местные объединения и палаты. Несомненный интерес вызывает и оценка со стороны данной категории респондентов нынешнего уровня деятельности палат и предпринимательских объединений. Так, более 50 процентов опрошенных предпринимателей разделяют мнение о росте спроса на услуги бизнес-объединений. Фактически столько же (54,1 процента) респондентов подмечают, что и предложение услуг со стороны бизнес-объединений также имеет тенденцию к росту, а 36,1 процента респондентов отметили возрастание роли торгово-промышленных палат на развитие малого бизнеса в их регионах.

В числе важнейших причин, побудивших данную категорию предпринимателей прекратить свое членство в бизнес-объединениях, респонденты назвали свою неудовлетворенность финансово-кредитной поддержкой малого бизнеса и неспособностью общественных структур сколь-нибудь серьезно повлиять на ситуацию. Показательно, что ни один из опрошенных “бывших членов” во всех восьми регионах не счел возможным отметить явное улучшение с ресурсным обеспечением малого бизнеса в 2001-2002 годах.

Особенно много нареканий было высказано в адрес специализированных фондов. Как известно, Федеральный закон “О поддержке малого предпринимательства” предусмотрел создание фондов поддержки на федеральном и региональном уровнях. Однако эти фонды, число которых уже перевалило за две с половиной сотни, располагают ограниченным бюджетом и ориентируются пока в основном на прямые формы поддержки (субсидии, льготные кредиты).

Не меньше претензий было предъявлено и к банковским учреждениям. Как выяснилось, в Приморском крае в принципе не дают кредитов вновь образованным малым предприятиям. Сами банкиры признают, что сейчас процедура оформления кредитов малому бизнесу, особенно предпринимателям без образования юридического лица, граничит с абсурдом – из-за инструкций Центробанка России банки вынуждены собирать сведения о внуках, правнуках, учредителях заемщика и аффилированных с ними лиц.

Фактически безрезультатно завершился “круглый стол”, состоявшийся 23 января 2003 года в Торгово-промышленной палате РФ, где главы 15 крупнейших российских банков обсуждали вопрос отказа от административных ограничений при кредитовании физических лиц и малого бизнеса, что позволило бы банкам существенно снизить процентные ставки. Основная причина неудачи “круглого стола” состояла в отсутствии единства взглядов у руководящих лиц Центробанка, которые не могут договориться между собой о сокращении массива инструкций, регламентирующих порядок кредитования малого бизнеса. Разочаровавшись в Центробанке, банкиры решили напрямую обратиться в Государственную Думу, где им была обещана поддержка в принятии специального закона.

Вместе с тем, участники исследования из категории “бывшие члены” положительно оценили практику работы в их регионах зарубежных институтов микрофинансирования. Например, Фонда помощи международному сообществу (ФИНКА), который с 1999 года осуществляет программу микрокредитования в Самарской области. ФИНКА применяет групповой метод микрокредитования, а также выдачу индивидуальных займов. Группы заемщиков объединяют 5-10 предпринимателей, которые сообща гарантируют получаемые друг другом ссуды, контролируют накопление сбережений и оказывают взаимную помощь. В 2002 году ФИНКА обслужила около 2000 клиентов, а сумма выданных ссуд составила около 4 млн. долларов США.

В Саратовской области разворачивает свою работу “Фонд Оппортьюнити России” (ФОРА), созданный международной организаций “Оппортьюнити Интернешнл” и ее российскими партнерами. ФОРА провозгласила своей целью стать ведущей организацией микрофинансирования в России, оказывающей качественные финансовые услуги предпринимателям, желающим развивать свое дело, но не имеющим обеспечения.

Еще одна международная организация – “Каунтерпарт интернэшнл” осуществляет Хабаровскую региональную программу микрокредитования. В ее рамках ссуды уже получили 1600 предпринимателей.

Продолжается процесс становления Сибирской международной ассоциации микрофинансирования (СМАМ), которая занимается созданием институтов микрофинансирования в ряде регионов, в том числе в Иркутской области.

Следует, однако, заметить, что сами институты финансирования сталкиваются в России с огромными трудностями, так как пока не существует правовой базы их деятельности. Официально ни одна из таких организаций не получала никакого разрешения на выдачу займов, вследствие чего даже в наиболее прогрессивных регионах существует риск того, что деятельность этих учреждений будет толковаться неблагоприятным образом с позиций Гражданского и Налогового кодексов и выдвигаться требования получения лицензии от Центрального Банка России.

Участвовавшие в опросе предприниматели выразили пожелание, чтобы одним из важнейших направлений работы бизнес-объединений стало содействие созданию кредитных кооперативов, обществ взаимного кредитования и других небольших кредитных институтов, представляющих на возвратной основе средства на реализацию инвестиционных проектов малого бизнеса. С учетом уже имеющегося опыта выдвигались предложения о расширении масштабов и форм бюджетного финансирования. В частности, предлагалось тиражировать опыт Саратовской области, где проводятся конкурсы инвестиционных проектов малых предприятий с их последующим финансированием за счет бюджета развития области. Средства, выделяемые под эти проекты, в несколько раз превышают ассигнования, выделяемые областному Фонду поддержки малого предпринимательства.

Повторное вступление в ряды торгово-промышленных палат и других предпринимательских объединений бывшие члены увязывают с освоением бизнес-объединениями новых направлений и сфер деятельности, нацеленных на практический результат. Наиболее предпочтительным в этом плане, по мнению самих предпринимателей, является участие общественных организаций предпринимателей в конкурсах и тендерах по закупке продукции и услуг для государственных и муниципальных нужд.

Поучительный опыт решения этой задачи имеют в России более 50 торгово-промышленных палат. В первую очередь следует отметить Самарскую палату, где создан и успешно работает Центр по проведению торгов и конкурсов на поставку товаров, работ и услуг для нужд бюджетных организаций.

В Приморском крае вся информация о конкурсах, проводимых на территории края федеральными, краевыми и муниципальными заказчиками в 2002 году, размещалась на сайте краевой администрации и Приморской торгово-промышленной палаты. Вкупе с более прозрачным проведением самих тендеров это позволило дать существенную экономию для бюджета и значительно (на 92,5 процента) увеличить число поставщиков и производителей продукции в выполнении государственных заказов. Причем, из 1575 участников, выигравших конкурсы в 2002 году, 863 организации являются субъектами малого предпринимательства. С ними были заключены контракты на сумму 751,5 млн. рублей, а общая доля малых предприятий в выполнении краевого государственного заказа превысила 60 процентов.

В свою очередь Министерство Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства заявило о намерении разработать предложения по внесению изменений и дополнений в законодательные акты с целью обеспечить реальную возможность участия субъектов малого предпринимательства в конкурсах на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд и нужд местного самоуправления путем установления соответствующих требований к условиям таких конкурсов.

Еще одно направление работы бизнес-объединений, способное дать бывшим членам новые стимулы для возврата в ряды предпринимательских организаций, - это деловое образование. Подавляющее большинство опрошенных предпринимателей признали, что постоянно сталкиваются при ведении бизнеса с нехваткой знаний. С другой стороны, за последнее десятилетие в стране создана определенная база для комплексного развития системы подготовки предпринимателей и менеджеров. В настоящее время подготовкой специалистов по вопросам предпринимательства и менеджмента занимаются многие образовательные организации, в том числе негосударственные учебные заведения, созданные при ассоциациях, агентствах, палатах, фондах и сориентированные на переподготовку кадров и оказание образовательных и консультационных услуг в сфере малого и среднего бизнеса. По инициативе Института предпринимательства и инвестиций Академии менеджмента и рынка совместно с Торгово-промышленной палатой РФ разработан проект Концепции национальной системы подготовки кадров для сферы малого предпринимательства, прошедший общественное обсуждение на федеральном и региональном уровнях.

На наш взгляд, росту авторитета бизнес-объединений будет активно способствовать их включение в создание по всей территории страны опорных пунктов системы дистанционного обучения при ведущей роли Российского государственного университета инновационных технологий и предпринимательства. Это позволит осуществить массовую подготовку, переподготовку и повышение квалификации кадров, работающих в сфере малого предпринимательства, без их отрыва от основной деятельности.

ОЦЕНКА ПОТРЕБНОСТЕЙ УЧАСТНИКОВ ДЕЛОВОГО СООБЩЕСТВА

Исследование показало, что у торгово-промышленных палат и других предпринимательских объединений имеются неплохие шансы для значительного увеличения своей членской базы, прежде всего за счет субъектов хозяйственной деятельности, которые ранее не состояли ни в каких объединениях и союзах. Именно эта категория предпринимателей, именуемая в нашем исследовании как “деловое сообщество”, все чаще задумывается о своем возможном членстве в местных палатах или предпринимательских объединениях.

Для осуществления подобных планов имеется целый ряд побудительных мотивов, которые могут, при умелом их использовании, стать действенными стимулами для притока новых членов в объединения и палаты. Благоприятную основу создает и то, что более половины респондентов (55,6 процента) из категории “деловое сообщество” уже пользуются услугами объединений в части экспертизы и сертификации товаров и услуг, выставочно-ярмарочных мероприятий, бизнес-образования, разрешения экономических споров. При этом, около 14 процентов делают это систематически, а остальные – по мере необходимости.

Показательно, что около трети опрошенных членов делового сообщества считают, что в 2002 году повысилось влияние палат и предпринимательских объединений на развитие малого бизнеса и решение его конкретных проблем. В Хабаровском крае такой точки зрения придерживаются 36,0 процента. В Иркутской области 43,8 процента, а в Приморском крае - даже 85,7 процента респондентов. Напротив, в Пермской области подобную оценку разделяют 9,3 процента, а в Краснодарском крае – всего лишь 2,2 процента опрошенных членов делового сообщества.

Большинство респондентов из категории “деловое сообщество” (59,1 процента) зарегистрировали свою деятельность еще до августовского кризиса 1998 года и действуют на сегодняшний день, что свидетельствует о высоком умении малых структур приспосабливаться к меняющейся конъюнктуре рынка. Тем не менее, в отличие от своих коллег, входящих в предпринимательские объединения, “индивидуалисты” с заметно большим скепсисом оценивают свои бизнес-перспективы. Некоторые из респондентов из Краснодарского края принимали участие в пикетировании краевой администрации с требованиями обуздания чиновничьего беспредела, другие поставили свои надписи под открытым письмом представителей малого и среднего бизнеса Президенту Российской Федерации В.В.Путину, где содержится требование “защитить бизнес от государства”. “Президент должен знать, - писали предприниматели, - недоплата налогов, уклонение от них справоцировано правительством, бюрократией и контрольным аппаратом, это не мы не хотим платить налоги, а нам не дают возможности честно платить прозрачные налоги”.

Характерно, что именно представители делового сообщества отдали больше, чем другие категории респондентов голосов в пользу точки зрения о главенствующей роли в деле развития малого бизнеса стабильных, четких и понятных правил игры, которые позволят предпринимателям заниматься бизнесом, а не перманентным изучением изменений в законодательстве и ведомственных инструкциях. И, соответственно, гораздо меньше, чем в других группах опрошенных, среди членов делового сообщества оказалось сторонников стимулирования предпринимательства путем поддержки его через объединения и госпрограммы.

Большинство респондентов подчеркивали важность создания равных условий деятельности, скорейшего устранения таких препятствий на пути цивилизованного бизнеса как ассиметричность налоговой и регулирующей политики региональных и местных администраций в отношении определенных фирм, включая дифференцированные цены на электроэнергию, индивидуальные налоговые льготы, реструктуризацию задолженности по бюджету, гарантии по коммерческим кредитам.

Во всех исследуемых регионах представители делового сообщества в числе главной проблемы, не позволяющей им ощутить благоприятные перемены в деловых условиях, назвали существующего практику налогообложения. Это вполне стыкуется с итогами опроса руководителей малых предприятий, проведенного Агентством исследования и развития Торгово-промышленной палаты Российской Федерации в масштабе всей страны. Среди отвечавших на вопрос о наиболее существенных препятствиях для развития бизнеса в России безусловное лидерство принадлежит “налоговому прессу” - его отметили 88 процентов респондентов. По мнению участников нашего исследования из категории “деловое сообщество” в 2002 году, несмотря на декларации правительства, налоговый пресс не только не уменьшился, но даже возрос. Разница или “баланс” между совокупностью ответов “лучше-хуже” по сравнению с 2001 годом составила менее 10,6 процента.

Предприниматели справедливо указывают, что запредельная налоговая нагрузка вынуждает мелкий бизнес уходить в “тень”, принимать различные способы “оптимизации” налогообложения. Чрезмерное налоговое бремя лишает малый бизнес возможности своевременно формировать необходимый запас оборотных средств, отвлекая значительную часть финансовых ресурсов на покрытие налоговых обязательств.

Все без исключения опрошенные представители делового сообщества подчеркивали свою неудовлетворенность самим процессом совершенствования налогового законодательства для малого бизнеса и особенно принятым 24 июля 2002 года Федеральным законом “О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных актов законодательства Российской Федерации о налогах и сборах”. Причем большинство респондентов склоняются к мысли, что новый закон “скорее навредит, нежели поможет развитию субъектов малого предпринимательства”. Аналогичного мнения предприниматели придерживаются и относительно вступившего в силу с 1 января 2003 года Закона “О системе налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности”.

Безусловно, новое налоговое законодательство имеет положительные моменты. В частности – отменен единый социальный налог, который теперь входит в перечень платежей, заменяемых для малых предприятий единым налогом. Тем самым устранена явная несуразица, с которой столкнулись предприниматели в 2002 году, когда введение на федеральном уровне единого социального налога вкупе с увеличением местными законодателями базовой ставки единого предпринимательского налога, поставила многих представителей малого бизнеса на грань разорения. Еще один плюс нового закона – если в 2002 году предприниматели платили единый налог на вмененный доход авансом – и это всегда вызывало у них негативную реакцию, - то в 2003 году им предстоит рассчитываться с государством в конце каждого квартала.

Но новая система налогообложения принесла малому бизнесу немало неприятных сюрпризов. В частности, сокращен перечень видов предпринимательской деятельности, облагаемых единым налогом. В этот урезанный список теперь не входят медицинские, косметологические, консультационные, бухгалтерские, аудиторские, юридические услуги, обучение, репетиторство, преподавание и т.д. Кроме того, новый вариант налогообложения малого бизнеса практически не оставляет региональным законодателям поля для маневра, так как большинство показателей для расчета вмененного налога спущено “сверху”.

Результаты исследований показали – опасения предпринимателей, что в итоге новшеств фискальное ярмо окажется еще более удушающим, не лишены оснований. По расчетам финансово-казначейского управления Волгоградской области в 2003 году по единому предпринимательскому налогу в бюджет поступит 769 миллионов рублей. Для сравнения – в 2002 году эта сумма составила 497 млн. рублей. Заверение финансистов, что эта разница есть не что иное, как поправка на коэффициент инфляции, воспринимается предпринимателями как банальное лукавство.

Предприниматели обращают внимание на то, что целый ряд положений в Законе о едином налоге на вмененный доход практикуется расплывчато. Определяется, например, что налог платится с одного работающего в сфере бытового обслуживания. Но с одного работающего в каком качестве: парикмахера или уборщицы, работающий по трудовому контракту? Ответа нет. Схожие вопросы возникают, когда вникаешь в формулировку закона, где говорится, что налог с малых транспортных предприятий платится по числу используемых машин. Но что такое “используемые машины”? Ведь они в один день могут быть в одном, а в другой – в совершенно ином количестве.

Еще одна нестыковка закона привела в замешательство малые предприятия, работающие в сфере торговли и общественного питания. Буквально во всех городах исследуемых регионов обнаружилось, что абсолютное большинство предприятий торговли и общепита, в том числе рабочие, студенческие и школьные столовые построены в 70-80-х годах по типовым проектам с площадью торговых залов более 150 квадратных метров. В Налоговом кодексе предписано, что перейти на единый налог на вмененный доход смогут только предприятия с площадью торговых залов до 70 кв.метров. Остальным же придется вернуться на общепринятую систему налогообложения, что, по экспертным расчетам, увеличит их налоговую нагрузку в 2,5-4 раза.

Резкое неприятие у делового сообщества вызывает и нынешнее состояние тарифной политики. Около 25 процентов респондентов не заметили здесь за последние 2 года никаких обнадеживающих перемен, а более 50 процентов респондентов оценили ситуацию с тарифами как “ухудшившуюся” и “явно ухудшившуюся”. В упомянутом выше открытом письме Президенту Российской Федерации В.В.Путину бизнесмены прямо заявили: “Президент обязан пресечь дискриминацию тарифов коммунальных служб для предпринимателей – наши ставки и тарифы в 10 раз выше установленных для первой категории пользователей. Созданная предприятиями прибыль часто практически не доходит до стадии налогообложения, поскольку из-за оттока средств к коммунальщикам налогооблагаемая база сводится к нулю”.

Многие представители делового сообщества свое вступление в члены предпринимательских объединений обусловливают более активным содействием со стороны этих объединений решению насущных проблем финансово-кредитной поддержки малого бизнеса.

Вопросам ресурсной поддержки малого и среднего бизнеса была посвящена состоявшаяся в апреле 2002 года Третья Всероссийская конференция представителей малых предприятий, организаторами которой выступили Торгово-промышленная палата Российской Федерации, Министерство Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства и Федеральный фонд поддержки малого предпринимательства.

Расширение доступа малого бизнеса к источникам финансирования названо одним из приоритетных направлений в “концепции” государственной политики поддержки и развития малого предпринимательства, одобренной на заседании Государственного Совета Российской Федерации 19 декабря 2001 года.

Однако, радикальных перемен на этом участке пока не происходит. Это подтвердили и результаты нашего исследования. Так, предприниматели, планирующие в будущем вступить в члены палат или других бизнес-объединений, дали такую оценку нынешнему состоянию финансово-кредитного обеспечения малого бизнеса: варианты ответа – “явно лучше” и “лучше”, -избрали 25,0 процента, вариант ответа – “так же” - 45,9 процента, вариант ответа – “хуже” и “явно хуже” - 24,4 процента респондентов. А опрошенные предприниматели-“скептики”, то есть те, кто вообще не собирается вступать в какие-либо объединения, высказались в еще более категоричном духе – никаких перемен к лучшему не обнаружили 52,9 процента, а ухудшение условий финансовой поддержки отметили 28,2 процента респондентов.

Примечательно, что представители категории “деловое сообщество” самым распространенным способом привлечения финансовых ресурсов для субъектов малого предпринимательства назвали не банковские кредиты, а так называемое неформальное финансирование (партнерский кредит). Наиболее значимым преимуществом такого рода кредитов перед банковскими займами являются меньшие процентные ставки и высокая оперативность. Партнерский кредит, выдаваемый в виде займов друзей и родственников, может предоставляться без оформления каких-либо документов, что существенно снижает уровень налогообложения по сравнению с банковским кредитом. С другой стороны, если кредит предоставляет предприятие-партнер, то оно значительно лучше банка представляет производственные риски, наиболее реально информировано о реальном финансовом положении партнера, и обладает дополнительными рычагами воздействия на заемщика благодаря наличию хозяйственных связей.

Вместе с тем, партнерский кредит в силу его неофициального кредитования не может в полной мере рассматриваться как полноценный источник для финансирования инвестиционных проектов, ввиду того, что если он и оформляется, то как заем, а в этом случае с момента передачи заимодавцам денег (вещей) на него не могут быть возложены какие-либо дополнительные обязанности, что, как правило, необходимо для реализации долгосрочного инвестиционного проекта.

В условиях, когда российские банки мало заинтересованы в малых предприятиях в связи с высокой степенью риска и незначительностью занимаемых сумм, предприниматели категории “деловое сообщество” активно выступают за развитие системы международных и отечественных институтов микрокредитования. Особенно отчетливо это проявилось в процессе проведения исследования в Иркутской области, где система микрокредитования малого бизнеса начала создаваться только в 2001 году, вызвав резкое недоумение и неприятие бизнесменов. И это вполне объяснимо, если учесть, что в том же году было выдано только 4 микрокредита на общую сумму 60 тысяч рублей по ставе 96 процентов годовых, тогда как учетная ставка Центробанка России составляла 25 процентов.

Высокую активность и заинтересованность в процессе исследования показали члены делового сообщества, представляющие сектор малого инновационного предпринимательства. Это вполне оправданно, особенно если принять во внимание тот общеизвестный факт, что на рубеже ХХ и ХХI веков экономический рост характеризуется ведущей ролью научно-технического прогресса и интеллектуализацией основных факторов производства. На долю новых или усовершенствованных технологий, продукции, оборудования, содержащих новые научные решения в ведущих странах мира приходится от 70 до 85 процентов валового внутреннего продукта.

В этой связи несомненный интерес представляет собой оценка инновационной поддержки малого бизнеса в исследуемых регионах России. Результаты опроса свидетельствуют, что только каждый седьмой респондент находит таковую более или менее удовлетворительной.

Это закономерное следствие общего низкого уровня инновационной активности в России. В настоящее время разработку и освоение инноваций осуществляют только 6,2 процента промышленных предприятий. Не растет, а наоборот, снижается число малых предприятий в промышленности, науке и научном обслуживании. Всего же в 2002 году в промышленности функционировало 125,1 тысяча малых предприятий (14,8 процента от их общего числа), в науке и научном обслуживании – 28,6 тысяч (3,4 процента).

Особенность сегодняшней ситуации состоит в наличии значительной научно-производственной базы в сочетании с крайне недостаточной реализацией конкретных инноваций, связанных с отсутствием у предприятий собственных, заемных и привлеченных средств, низким платежеспособным спросом на научно-техническую продукцию. С другой стороны, имеющиеся примеры выпуска высококачественных товаров в целом не решают проблему низкой конкурентоспособности основной продукции малых предприятий. В решении данного вопроса ключевая роль принадлежит созданию механизмов, обеспечивающих разработку и реализацию мер, необходимых для формирования национальной инновационной системы России, включающей в себя инновационное малое предпринимательство.

Определенные предпосылки для этого видятся в том, что в условиях ограниченных финансовых ресурсов всех институционных инвесторов продолжается количественное наращивание объектов инновационной инфраструктуры. В регионах России при долевом вложении средств федерального бюджета, региональных бюджетов и внебюджетных фондов уже создано около 50 инновационно-технологических центров (ИТЦ), в которые входят сотни малых технологических предприятий. На базе ряда ИТЦ продолжают формироваться инновационно-промышленные комплексы (ИПК), включающие в себя успешно действующие малые предприятия, интегрированные с крупными региональными научными и учебными институтами и промышленными предприятиями, на основе которых создается полномасштабное производство конкурентоспособной инновационной продукции.

С 1994 года в России действует Фонд содействия малым формам предприятий в научно-технической сфере. Эта некоммерческая государственная организация создана решением Правительства России для проведения государственной политики в вопросах развития и поддержки малых инновационных предприятий. Фонд оказывает финансовую и другие виды помощи малым инновационным предприятиям и проектам, направленным на выпуск высокотехнологической продукции. В институциональном плане Фонд участвует в выдвижении и формировании законов и законодательных актов, регулирующих вопросы федеральной помощи малому инновационному бизнесу.

Правительством России установлено, что в Фонд ежегодно направляются 1,5 процента средств федерального бюджета, выделяемых на гражданскую науку. Дополнительными источниками средств Фонда являются возвратные средства от ранее профинансированных проектов, целевые взносы предприятий, привлеченные средства международных программ. Фонд поддерживает проекты НИОКР малых инновационных предприятий, если доля средств Фонда в проекте не превышает 50 процентов.

Конкурсная комиссия Фонда выявила более 1 тысячи проектов, имеющих право на финансирование в таких отраслях, как машиностроение и приборостроение, электроника, медицинская техника и лечение, информационные и компьютерные технологии и т.д.

Около 20 процентов средств Фонда расходуется на создание инновационно-технологических центров. В настоящее время такие центры объединяют более 300 малых предприятий с объемом реализации продукции на сумму свыше 2,5 млрд. рублей.

При всем этом финансирование инновационной должности малых предприятий из отечественных источников остается очень скудным. В действительности инновационные и технологические центры в Волгоградской области, Хабаровском и Приморском краях до сих пор изыскивают необходимый стартовый капитал.

В ближайшем будущем можно ожидать существенных подвижек в поддержке малого инновационного предпринимательства в Поволжском федеральном округе, куда входят Пермская, Самарская и Саратовская области. В ноябре 2002 года представители федеральной власти округа и Координационный совет региональных объединений предпринимателей создали Межрегиональный фонд содействия инновациям, который формирует базу данных инновационных проектов. В свою очередь в Самарской области разработана и принята в качестве закона областная целевая программа “Инновации - Производство – Рынок”, рассчитанная на 2003-2006 годы. Торгово-промышленная Самарской области взяла на себя инициативу формирования банка данных по инновационным бизнес-планам. Определяется механизм, позволяющий малым предприятиям получать под свои инновационные проекты инвестиции и кредиты по наиболее простым схемам. Однако, как считают в Самарской палате, ресурсы должны направляться только в отрытые, прозрачные хозяйствующие субъекты, строго соблюдающие нормы деловой этики.

Результаты исследования позволяют сделать вывод о том, что предприниматели по-прежнему испытывают острую потребность в продолжении работы по снятию административных барьеров. Федеральный закон “О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)” не в полной мере оправдал их надежды. Характерно, что на усиление административного давления в 2002 году представители делового сообщества указывали вдвое чаще, чем члены местных объединений и палат.

Вышеуказанный закон не получил должного развития в ведомственных документах и нормативно-правовых актах субъектов Российской Федерации. Среди недостатков действующего механизма предприниматели по-прежнему называют большое число контролирующих организаций, высокую частоту контроля, неурегулированность процедур проверок, что порождает рост как официальных, так и теневых выплат контролерам.

Показательно, что государственный контроль за деятельностью субъектов малого бизнеса совершенно закономерно воспринимается большинством предпринимателей и сотрудников самих контролирующих органов как коммерчески ориентированная деятельность, а одним из факторов, определяющих целевую ориентацию проверок - материальная заинтересованность проверяющих в наложении штрафов.

Примечательны в этом плане итоги проверки, проведенной прокуратурой Кировского района города Саратова. Суть проверки сводилась к следующему: установить, насколько соблюдается законность при привлечении к административной ответственности субъектов малого предпринимательства на территории данного района. В результате выяснилось, что со стороны инспекторов Кировского райотдела внутренних дел законность нарушалась буквально на каждом шагу. К примеру, директор автостоянки, принадлежащей акционерному обществу “Мельник-С” был привлечен к административной ответственности за правонарушение, которое заключалось в том, что он допустил присутствие на стоянке автомашин, не внесенных в тетрадь учета находящихся транспортных средств.

Проверка показала, что сотрудниками органов внутренних дел не соблюдаются требования закона, предусматривающего рассмотрение дел, связанных с нарушениями установленных правил реализации товаров районными судами, органами Государственной инспекции по торговле либо административными комиссиями. На практике, подавляющее большинство административных дел рассматривали сами милиционеры, они же принимали в своей кассе штрафы, что является грубейшим нарушением Бюджетного кодекса Российской Федерации. Неудивительно, что все поступившие в 2002 году в прокуратуру района жалобы от предпринимателей на незаконные действия сотрудников Кировского райотдела внутренних дел по поводу привлечения их к административной ответственности были удовлетворены на 100 процентов.

Необходимо, однако, отметить, что опрошенные члены делового сообщества довольно низко оценили возможности бизнес-объединений в борьбе с административным произволом. Так, на вопрос о наиболее предпочитаемых формах борьбы с “ретивными” чиновниками только 17,6 процента респондентов сочли возможным обратиться за помощью в предпринимательское объединение. Еще меньше – 15,3 процента респондентов предпочли бы опротестовать действие бюрократии в судебном порядке, а целых 65,9 процента предпринимателей посчитали, что следует пойти по проторенному пути – договориться “по-хорошему”.

Учитывая общее неудовлетворенное состояние правовой защиты предпринимательства, в ряде регионов, начали создавать специализированные институты по этой проблематике. В частности в апреле 2002 года в Иркутске был открыт информационно-консультационный центр по правовой поддержке малого бизнеса “Байкальское юридическое бюро”. Этот центр создан в рамках проекта Тасis “Юридическая защита субъектов экономической деятельности” при поддержке Администрации Президента Российской Федерации и Торгово-промышленной палаты Восточной Сибири. А в двух районах г.Волгограда -Центральном и Ворошиловском начали работать общественные приемные для предпринимателей, учрежденные обкомом профсоюза работников инновационных и малых предприятий совместно с городским центром развития предпринимательства при поддержке Волгоградской торгово-промышленной палаты.

Несомненно, уменьшить давление государства на малый бизнес позволит принятие уже одобренных Правительством поправок к закону о защите прав предпринимателей при проведении проверок. Предполагается существенно ограничить полномочия милиции, которая, как уже указывалось выше, усердствует с проверками больше всех прочих контролеров. По данным Рабочего центра экономических реформ, милиционеры проверяют лицензии в среднем 11,2 раза в год, а сертификаты – 82,3 раза. Милицию предполагается лишить права проверять у торговцев сертификаты и разрешения на торговлю, если проверка этих документов входит в компетенцию других контрольных органов. Серьезные поражения в правах должны потерпеть и другие контролеры потребительского рынка.

Несомненный интерес представляет исследование мотивов, сдерживающих вступление представителей делового сообщества в палаты и другие бизнес-объединения. На первом месте здесь оказалось неверие в стремление властей учитывать интересы малого бизнеса – таков ответ дали более половины респондентов. Несколько меньше процент тех, кто в качестве причины назвал неверие в дееспособность, полезность объединений. Примерно треть опрошенных сослалась на свое незнание возможностей бизнес-объединений, что весьма красноречиво свидетельствует о недостатках в рекламной работе общественных организаций предпринимателей. Около 20 процентов респондентов заявили об общем нежелании вступать в объединения и примерно столько же назвали сдерживающим фактором общую неуверенность в перспективах малого бизнеса в России. Показательно, что на такие причины, как неприемлемые размеры взносов, недостаточный ассортимент услуг объединений и высокая их стоимость указали меньше 10 процентов опрошенных предпринимателей.

В то же время не менее двух третей представителей делового сообщества убеждены в необходимости координации и консолидации малого бизнеса, что в принципе соответствует позиции, высказанной членами палат и других объединений. Практически аналогичных взглядов с этой категорией придерживается деловое сообщество и относительно причин, мешающих полноценному диалогу бизнеса с властями. Интересны доводы, которые предприниматели приводят в поддержку мнения о полезности выработки консолидированной позиции малого бизнеса. В Приморском крае считают это необходимым для защиты прав всего делового сообщества и установления единых “правил игры”. Хабаровские предприниматели видят в этом новые возможности для нормализации решения административных проблем, а также для изучения спроса на услуги и товары. Пермские бизнесмены связывают вопросы консолидации с решением задачи решительного поворота общества и власти к малому предпринимательству. Их коллеги из Саратовской области усматривают в этом необходимую предпосылку для эффективного противодействия бюрократизму. В Волгограде рассчитывают стимулировать выход капитала из тени.

Обращает на себя внимание и то, как ответили представители делового сообщества на вопрос о своем участии в обсуждении проектов региональных и муниципальных программ развития малого бизнеса. Около 60 процентов респондентов никогда не участвовали в подобного рода мероприятиях, а еще 30 процентов ответили, что да, обсуждали, но неформально, в кругу коллег и друзей. Особенно удручающие результаты получены в г.Перми. Оказалось, что здесь лишь каждый пятый предприниматель знает о наличии муниципальной программы поддержки малого бизнеса и только каждый десятый немного знаком с ее содержанием. Для сравнения, - среди членов предпринимательских объединений положительные ответы о наличии опыта участия в экспертизе или обсуждении на официальном уровне программ развития малого бизнеса дали 29,0 процента респондентов. Схожая картина выявлена и при изучении вопроса об участии различных групп предпринимателей в экспертизе и обсуждении региональных законов и планов развития регионов. Положительных ответов по группе “деловое сообщество” в 4-5 раз меньше, чем по группе “члены палат и предпринимательских объединений”, и в 8-9 раз меньше, относительно категории “руководители палат и объединений”. Даже “бывшие члены” принесли в совокупности больше утвердительных ответов, особенно когда речь шла об опыте участия в обсуждение программ развития регионов.

Многие представители делового сообщества перспективы вступления в палаты и союзы связывают с вопросом усиления диалога между властью и бизнес-сообществом. Причем, мнение о формах такого диалога разделились. Так, примерно половина опрошенных членов делового сообщества в Пермской области считает, что в этом плане стоит последовать примеру Нижегородской области, где в декабре 2002 года было подписано соглашение между предпринимательскими объединениями и правительством области о принципах взаимодействия бизнеса и власти. Другая половина респондентов из Перми обращает внимание на то, что кроме России нигде в мире нет аналогичного рода договоров между региональной властью и представителями бизнеса. Менеджер преуспевающей фирмы из областного центра точно подметил: “…если нет серьезной концепции развития малого и среднего бизнеса, то очередное громкое “соглашение” окажется на деле для кого-нибудь лишь первым шагом в борьбе за место в будущем составе Государственной Думы”.

ОЦЕНКА ПОТРЕБНОСТЕЙ РУКОВОДИТЕЛЕЙ БИЗНЕС-ОБЪЕДИНЕНИЙ И ПАЛАТ

Общую картину потребностей и предпочтений малого бизнеса в России существенно дополняют и конкретизируют результаты опроса руководителей торгово-промышленных палат и других объединений предпринимателей.

Как свидетельствуют итоги исследования, по мнению первых лиц бизнес-ассоциаций и союзов, развитие малого предпринимательства невозможно без принятия и целенаправленной реализации комплексных государственных программ поддержки малого и среднего предпринимательства. Однако, эта категория респондентов в основном скептически оценивает итоги выполнения принимавшихся ранее программ государственной поддержки малого бизнеса, указывая на их декларативность и противоречивость, явно недостаточное финансовое обеспечение намеченных планов и принятых обязательств.

Абсолютное большинство респондентов данной категории (81,5 процента) не удовлетворены тем, как развивается малый бизнес в их регионах, причем 45,7 процента опрошенных лиц убеждены, что условия для малых предприятий в их субъектах Федерации отличаются от общероссийских в худшую сторону. В то же время именно руководители бизнес-объединений и палат занимают наиболее оптимистическую позицию, когда речь заходит о перспективах малого предпринимательства, - 67,1 процента респондентов, и это значительно выше, чем среди других категорий опрошенных, уверены в том, что роль малого бизнеса в их регионах в ближайшие год-два будет возрастать в большей или меньшей степени.

Около двух третий опрошенных руководителей бизнес-объединений и палат убеждены в том, что для обеспечения стабильного функционирования и высокой хозяйственной и социальной результативности малого бизнеса крайне важно дальнейшее развитие законодательной и нормативной базы.

Респонденты фактически единодушны во мнении, что принятые за последние два года меры по совершенствования специального законодательства, регулирующего малый бизнес – и прежде всего вступившие в силу федеральные законы “О государственной регистрации юридических лиц”, “О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)”, “О лицензировании отдельных видов деятельности” хотя и способствуют некоторому улучшению среды для развития предпринимательства в целом, но так и не решили целого ряда специфических проблем малого бизнеса.

Об одной из таких проблем эмоционально говорил президент Восточно-Сибирской торгово-промышленной палаты К.Шаврин в своем выступлении на П Байкальском экономическом форуме (г.Иркутск, 18 сентября 2002 года):

“…человеку из глубинки, желающему создать собственное дело, недоступны услуги областных структур поддержки предпринимательства, поскольку существующее законодательство не позволяет муниципалитетам учреждать агентства развития бизнеса. Серьезные проблемы возникают и при создании фондов поддержки. Учредить фонд в виде коммерческой организации нельзя ни администрации области, ни органам местного самоуправления. Даже учредить фонд совместно областной администрации и муниципалитету нельзя, так как в Бюджетном Кодексе Российской Федерации нет такого вида расходов бюджета, как учредительский взнос”.

Руководители палат и объединений в подавляющем своем большинстве считают, что административная нагрузка на бизнес остается чрезмерно высокой и никак не соответствует тем параметрам, которые были заложены в вышеупомянутые законы о дебюрократизации. Так, только 7,2 процента респондентов ощутили положительные сдвиги в государственном регулировании бизнеса, 67,1 процента не заметили никаких перемен, а 20,0 процента респондентов посчитали, что административное давление возросло. И это – не просто негативная реакция на слишком медленное разбюрокрачивание экономики и предпринимательства. Многие из опрошенных лиц обращали внимание на такой казус – согласно Кодексу РФ об административных нарушениях (ст.28.3), вступившему в силу 1 июля 2002 года, право контроля за малым бизнесом имеют 82 организации, тогда как в ранее действующем Кодексе – 24. Объявленный принцип “одного окна” при регистрации субъектов малого предпринимательства обернулся иллюзией, налоговые органы и иные ведомства, причастные к регистрации никак не укладываются в отведенные сроки процедур – 5 календарных дней, а, кроме того, как и прежде без посредников зарегистрировать предприятие чрезвычайно трудно.

По мнению руководителей палат и объединений не наблюдается кардинальных перемен в вопросах сертификации товаров и услуг, а также лицензирования отдельных видов деятельности. По экспертным оценкам сертификация в ее российском варианте перекачивает ежегодно из промышленности и торговли 120-150 млн.долларов, а лицензирование – около 100 млн.долларов. При этом обязательной сертификации подлежит 70-80 процентов товарной номенклатуры, тогда как в странах Европейского Союза – всего лишь 4 процента, а в Соединенных Штатах Америке сертификация отсутствует вообще. Результаты исследований в восьми регионах России полностью корреспондирует с выводами Центра экономических и финансовых исследований (ЦЭФИ), проведенными весной и осенью 2002 года. Как оказалось, 80 процентов всех лицензий обходятся дороже, чем плата, установленная новым законом, а 77 процентов всех лицензий на руках у фирм выданы на срок меньший, чем предписанные законом 5 лет. В дополнение к лицензиям предприниматели вынуждены получать многочисленные разрешения на ведение своего бизнеса, что противоречит действующему законодательству.

По мнению руководителей палат и объединений основными направлениями законотворческой деятельности в плане создания благоприятного климата для активизации малого предпринимательства в стране является усиление государственной поддержки предпринимательства в целом, предоставление равных условий всем хозяйствующим субъектам для выхода на рынок, четкая регламентация контролирующих функций органов государственной власти и управления. Респонденты обратили также внимание на необходимость скорейшего приведения в соответствие с федеральным законодательством актов субъектов Российской Федерации, относящихся к вопросам регулирования предпринимательства.

Руководители палат и объединений подтвердили свой большой интерес к проекту Закона “О малом и среднем предпринимательстве в Российской Федерации”, подготовленным Комитетом Государственной Думы по экономической политике и предпринимательству. Они поддерживают содержащие в документе принципиально новые положения о критериях отнесения юридических лиц к субъектам малого предпринимательства, предложение, касающееся определения понятий “микропредприятие” и “субъекты ремесленничества”, механизма функционирования специальных льготных режимов государственного регулирования данной сферы предпринимательской деятельности, установления упрощенного порядка регистрации, лицензирования, налогообложения, учета и отчетности субъектов малого и среднего бизнеса, сертификации производимой ими продукции (работ, услуг). Кроме того, около 55 процентов опрошенных респондентов признали целесообразным узаконить среднее предпринимательство, четко прописав критерии предприятий, которые будут отнесены к данной категории.

Следует подчеркнуть, - все без исключение опрошенные руководители бизнесс-обьединений указали на важность и необходимость участия общественных предпринимательских организаций в совершенствовании регионального и местного законодательства, причем 54,1 процента респондентов считают, что ведущая роль в этом должна принадлежать торгово-промышленным палатам. Характерно, что в ряде регионов имеется и практический опыт организации работы в этом направлении. Так, в ТПП Самарской области создан Законотворческий центр, куда со своими предложениями и наработками может обратиться любой предприниматель.

В целом положительную реакцию у руководителей объединений и палат вызвал подписанный в декабре 2002 года Президентом Российской Федерации закон об основах технологического регулирования, на базе которого будет осуществляться реформирование системы стандартизации в России. Этот закон дает возможность отраслевым предпринимательским ассоциациям и объединениям выступить соучредителями национальных органов по аккредитации и стандартизации – саморегулируемых неправительственных структур и принять активное участие в их работе. В итоге бизнес-объединения получат хорошие шансы усилить свое влияние и, одновременно, помочь малому бизнесу в упрощении процедур сертификации и декларирования.

Негативно была оценена руководителями палат и объединений налоговая политика государства – 50,0 процента опрошенных посчитали, что ни о каком снижении налогового пресса на малый бизнес не может быть и речи, а 22,9 процента респондентов убеждены, что ситуация даже ухудшилась. Лидеры предпринимательских организаций откровенно сетовали, что вслед за раздающимися из года в год заклинаниями о переходе к подлинно рыночной экономике, об уменьшении налогового обременения предпринимателей и стимулировании производства, о повышении инициативы региональных и местных властей в расширении налогооблагаемой базы, так ни разу не последовали конкретные, сколь-нибудь весомые действия Правительства. Органы государственной власти и управления в Российской Федерации по-прежнему рассматривают малый бизнес прежде всего с точки зрения возможности увеличения налоговых поступлений. Разве не об этом свидетельствует, - указывали респонденты – тот очевидный и общеизвестный факт, что сумма единого налога на вмененный доход, подлежащая зачислению в федеральный бюджет, в 2003 году увеличилась по сравнению с предыдущим годом в 2,6 раза. Не следует забывать также, что в 2002 году поступления по единому налогу, взимаемому с применением упрощенной системы налогообложения, учета и отчетности и по единому налогу на вмененный доход для определенных видов деятельности в консолидированный бюджет Российской Федерации в 1,7 раза превысили показатели 2001 года.

Руководители палат и объединений в большинстве своем критически отнеслись к тем ограничениям, которые были определены новыми условиями перехода малых предприятий у упрощенной системе налогообложения (доход не должен превышать 15 млн. рублей за налоговый период, численность работников не более 100 человек, стоимость амортизируемого имущества – до 100 млн. рублей и т.д.). Многие респонденты такую упрощенную систему назвали “усложненной” ибо она потребовала для ведения документов учета и отчетности 2-3 бухгалтеров или целой аудиторской компании там, где раньше хватало одного бухгалтерского работника. Руководители бизнес-объединений не скрывали, что им нечего ответить предпринимателям, которые спрашивают: “Почему декларации по налогу на добавленную стоимость за последние 2 года с 4-х страниц разбухли до 28, по налогу на прибыль, - с 2-х до 40, по налогу с продаж, - с 1 до 6, по налогу на имущество, - с 3 до 16”. Суммируя все это, становится понятным и логичным то обстоятельство, что к началу 2003 года в России упростить свои взаимоотношения с налоговыми органами пожелали только 15 процентов малых предприятий вместо ожидаемых 70-80 процентов.

Руководители палат и объединений указывают на правовые нестыковки, возникшие в связи с принятием закона о налоге на вмененный доход. Данный вид налога не предусмотрен первой частью Налогового кодекса, а из основ налоговой системы его в спешке исключили. Бесспорная законность этого налога ставится под сомнение еще и потому, что не определены или не точно определены элементы налогообложения: нет порядка исчисления налога; налоговая ставка определена не от налогооблагаемой базы, а от объекта налогообложения; продолжительность налогового периода не соответствует временному интервалу, за который в расчетах применяется базовая доходность.

Недостаточно проработан сам механизм расчета базовой доходности, что создает дополнительные возможности для злоупотреблений должностными лицами, которые фактически субъективно определяют размер налоговых платежей налогоплательщика. Но самой важной из проблем является невозможность применения коэффициента К1, рассчитываемого от кадастровой стоимости земли, ввиду отсутствия самого кадастра.

Позднее, уже после вступления Закона в силу Правительство предложило отменить этот коэффициент. Но, оказалось, что он является понижающим для малых предприятий, а, следовательно, его отмена существенно ухудшает положение налогоплательщиков по сравнению с действующей редакцией главы Налогового кодекса.

Из всего этого руководители бизнес-объединений сделали неутешительные выводы, что в первом квартале 2003 года налог на вмененный доход работать не будет, бюджеты субъектов Федерации потеряют значительные суммы поступлений, а сами плательщики вынуждены будут уйти в тень или перейти на обычную систему налогообложения.

Явные проблемы федерального законодательства обусловили тот факт, что во многих регионах России, в том числе в Краснодарском крае, Пермской и Саратовской областях созданы координационные советы для уточнения позиций и решения спорных вопросов, связанных с налоговым законодательством, в которые входят представители налоговых и финансовых органов, предприниматели, представители администрации регионов.

Руководители палат и объединений обращают внимание на то, что нынешняя налоговая практика в России существенно отличается от налоговой практики других стран с рыночной экономикой. Более того, именно ее своеобразие, по мнению респондентов, во многом объясняет не только особенности рынка в нашей стране, но и служит одной из главных причин пробуксовки реформ.

Руководители палат и объединений активно выступают за проведение публичного и предметного обсуждения проблем налогообложения: насколько оно соответствует актуальным задачам государственного строительства, обеспечения гармоничного роста экономики, развития социальной сферы, гражданского общества и т.д. Лидеры делового сообщества справедливо подметили особенность самой идеологии налоговой политики в России – кратковременный интерес к налогам возникает лишь в связи с обсуждением и принятием проектировок бюджета. С одной стороны, этот процесс сводится к обсуждению “вдруг” возникающих налоговых инициатив Правительства, с другой, - в констатации чрезмерности налогового бремени и, одновременно, целесообразности повышения ставки того или иного налога, отмены той или иной налоговой льготы в целях обеспечения сбалансированности доходной и расходной части бюджета.

Руководители бизнес-объединений высказались в поддержку идеи, сформулированной в открытом письме представителей малого и среднего бизнеса Президенту Российской Федерации В.Путину, - ввести единый и единственный налог в размере 15 процентов от валового дохода для всех хозяйствующих субъектов малого предпринимательства, независимо от форм собственности и ведомственной принадлежности, торговых и финансовых оборотов, численности работающих. Это позволит кроме всего прочего добиться эффективных результатов по выводу малых предприятий “из тени”. При сложившихся реалиях на выход малого бизнеса “из тени” в 2003 году однозначно рассчитывают только 1,4 процента респондентов, а категоричное “нет” высказали 25,7 процента опрошенных руководителей. Не получила поддержки у данной группы лиц предложение о создании так называемого “реестра утерянных паспортов”, с помощью которого чиновники надеются решить проблему учреждения фирм-однодневок.

Отрицательную реакцию у опрошенных руководителей палат и объединений вызывает и решение Госкомстата провести в апреле 2004 года всеобщую перепись индивидуальных предпринимателей. Госкомстат интересуют три показателя деятельности индивидуальных предпринимателей – сфера деятельности, оборот и численность работающих. Переписав индивидуалов, власти заодно проверяют гипотезу о том, что часть малых предприятий трансформируются в ПБЮЛ ради “налоговой оптимизации”. Многие респонденты совершенно справедливо опасаются, что Госкомстат не получит достоверных данных, так как предприниматели откажутся предоставлять информацию о своей деятельности или сообщат заведомо ложные сведения. Исследование ПБЮЛ – лишь первый шаг Госкомстата по проведению всеобщей “экономической” переписи. Второй ее этап состоится в 2005 году, и тогда переписи подвернутся все зарегистрированные в России юридические лица. Точность переписи чисто теоретически вызывает большие сомнения с учетом количества ежемесячно вновь регистрируемых предприятий.

Руководители бизнес-объединений и палат в сравнении с другими категориями респондентов более негативно оценили уровень имущественной поддержки малого предпринимательства. Так, улучшение в этой сфере отметили 12,8 процента руководителей, никаких изменений не обнаружили 41,4 процента, а варианты ответа “хуже” и “явно хуже” выбрали соответственно 31,4 и 5,7 процента руководителей. Особенно много отрицательных ответов высказали респонденты в Пермской области (50,0 процента), в Краснодарском крае (40,0 процента) и Волгоградской области (37,5 процента).

С одной стороны, это реакция на имеющие проблемы с размещением малых предприятий. Аренда объектов недвижимости федеральной и муниципальной собственности в этих целях зачастую продолжает оставаться недоступной из-за отсутствия долгосрочных условий аренды и несовершенства действующего законодательства, определяющего условия и порядок передачи федеральной и муниципальной собственности малым предприятиям на условиях долговременного хозяйственного ведения, долгосрочной аренды и выкупа.

С другой стороны, это реакция на хронические трудности с приобретением или арендой у государства производственных площадей и оборудования. Еще не использованные здесь резервы поистине колоссальны. Общеизвестно, что, несмотря на десятилетие рыночных реформ, в России так и не решена до конца проблема эффективного и рационального использования излишков площадей на предприятиях, недозагрузки производственных площадей и оборудования, недостроенных или замороженных производственно-технических корпусов или строений и т.д.

По данным Министерства Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства суммарная площадь государственной недвижимости, переданной в аренду субъектам малого предпринимательства по всем регионам страны по состоянию на 01.07.2002 года составляет 10267,4 тыс. кв.м., в том числе по федеральным округам: Центральный – 2,3 млн. кв.м., Приволжский – 3,1 млн. кв.м., Северо-Западный – 1,6 млн. кв.м., Сибирский – 1,0 млн. кв.м., Дальневосточный – 1,1 млн. кв.м., Южный – 0,6 млн. кв.м., Уральский – 0,5 млн. кв.м. Прирост за период с 1 января 2001 по 1 июля 2002 года составил 6162,01 млн. кв.м. или 166,6 процента.

Однако, количество субъектов малого предпринимательства, использующих государственное и муниципальное недвижимое имущество по состоянию на 1 июля 2002 года составило 84037, что свидетельствует о том, что лишь каждое десятое малое предприятие, зарегистрированное в форме юридического лица получает имущественную поддержку со стороны государства.

Действующие в настоящее время нормативные правовые акты позволяют устанавливать для субъектов малого предпринимательства, на которых производство собственной продукции составляет не менее 75 процентов общего объема реализации ими товаров и услуг, арендную плату за использование государственного и муниципального имущества на уровне, применяемом для бюджетных организаций.

Соответственно этому многие регионы ввели для индивидуальных предпринимателей и малых предприятий понижающие коэффициенты, определяемые в зависимости от видов деятельности в отраслях, наиболее привлекательных для них, таких как общественное питание, бытовое обслуживание, строительство, медицинские услуги. По регионам, где проводилось наше исследование, такие коэффициенты колеблются в диапазоне от 0,1 до 0,8.

Кроме того, вступивший в силу новый Федеральный закон “О приватизации государственного и муниципального имущества” № 178-ФЗ от 21.12.2001 года предоставляет субъектам малого предпринимательства существенные стимулы для их участия в приватизации государственного и муниципального имущества.

В частности, это достигается посредством предоставления акций акционерных обществ по результатам доверительного управления имуществом без объявления цены (неликвидное имущество за символические цены) или за счет снижения стартовой цены (“голландские аукционы”). Существенным стимулом участия малых предприятий в приватизации является возможность рассрочки при оплате приобретенного в порядке приватизации государственного и муниципального имущества.

При соответствующей корректировке нормативных правовых актов возможны иные способы предоставления льгот субъектам малого предпринимательства по аренде федерального имущества. Например, рассрочка арендных платежей, зачет в платежах улучшений арендованного имущества (ремонт, перепланировка помещений и т.д.) произведенного за счет арендатора, снижение расценок на оформление и регистрацию сделок по аренде. Также частичное списание задолженности на определенный период в случае достигнутого социального эффекта от развития малого предпринимательства в конкретном городе, регионе, федеральном округе.

Ожидается, что уже в ближайшее время имущественная поддержка малого бизнеса будет носить более эффективный характер. К этому имеются определенные предпосылки. Выполняя поручения Президента и Правительства Российской Федерации, Министерство имущества разработало систему мероприятий по совершенствованию механизмов использования федерального имущества субъектами малого предпринимательства. Налажен учет объектов государственной собственности для целей возможного использования субъектами малого предпринимательства, который постоянно уточняется и дополняется. Создан реестр федерального имущества, с учетом данных которого, а также дополнительной информации от территориальных органов Минимущества России сформирован перечень объектов федеральной собственности, переданного в настоящее время в аренду субъектам малого предпринимательства. Этот перечень включает свыше 16 тысяч объектов, расположенных во всех субъектах Российской Федерации.

Практика формирования реестра федерального имущества в восьми регионах России показывает, что все они в соответствии с рекомендациями Правительства Российской Федерации приняли нормативные акты, устанавливающие аналогичный порядок учета государственного имущества. Схожий порядок учета установлен и большинством муниципальных образований. Это позволяет говорить о системе учета государственного имущества и основах интеграции в систему муниципального имущества на общих методологических принципах. С другой стороны, это облегчает создание единого механизма и упрощенного доступа к информации по объектам различных форм собственности.

В то же время, несмотря на создание на региональном и муниципальном уровнях реестров федерального и муниципального имущества, предназначенного для передачи в аренду и продаже субъектам малого предпринимательства, доступ субъектов малого предпринимательства к информационным ресурсам имущественной базы данных ограничен.

Задачам упрощения и облегчения порядка доступа малых предприятий к государственному имуществу в настоящее время служит “Программа продажи и сдачи в аренду субъектам малого предпринимательства имущества ликвидируемых предприятий и научно-исследовательских институтов, незавершенных объектов производственного назначения, высвобождаемого имущества военных городков и объектов военной инфраструктуры”, утвержденная министром имущественных отношений Российской Федерации в январе 2002 года.

В рамках данной Программы в 16 регионах России начата работа по реализации пилотных проектов создания бизнес-инкубаторов на базе использования федерального имущества. В число этих регионов вошла и Самарская область. Расчеты показывают, что при объеме финансирования бизнес-инкубатора в сумме 250-300 тыс. долл. США и минимизации факторов риска инвестиционный проект окупится в течение 3-3,5 лет.

В августе 2002 года вопросы инфраструктуры поддержки предпринимательства обсуждались на заседании консультативного совета по вопросам предпринимательства при губернаторе Саратовской области. По итогам заседания губернатором было дано поручение правительству области разработать меры по вовлечению государственного имущества в сферу малого предпринимательства, создать для предпринимателей благоприятные условия при доступе к имущественным ресурсам области путем разработки единой информационной системы об имеющемся в области федеральном и муниципальном имуществе.

Руководители палат и объединений единодушны во мнении, что ежегодно выделяемая в рамках федерального бюджета на поддержку всего малого бизнеса в России сумма, эквивалентная 3 млн. долларов США носит чисто символический характер.

Попутно приводилось немало примеров, свидетельствующих о просчетах и формально-бюрократических принципах в распределении и использовании средств региональных бюджетов, выделяемых на поддержку малого предпринимательства. В частности, в ряде регионов стало чуть ли не правилом устраивать конкурсы по распределению бюджетных средств в начале, а перечислять их фирмам-победителям в конце календарного года. Но предприниматели недоумевают и возмущаются не столько самим этим фактом, сколько тем, что уже в первых числах нового года к ним приходят финансисты из соответствующих администраций и требуют отчета об освоении выделенных средств, требуя в ином случае их немедленного возврата.

В процессе исследования выявились факты, когда при всевозможных уточнениях и корректировках бюджетов секвестрируются в первую очень расходы, предусмотренные статьей о поддержке малого бизнеса. По такому пути, в частности, пошли во втором полугодии 2002 года депутаты думы Ангарского муниципального объединений (Иркутская область), принявшие решение о сокращении финансирования муниципальной Программы поддержки малого предпринимательства на 1 миллион рублей. Парадоксальность решения состоит в том, что на этом же заседании думы был рассмотрен вопрос об использовании 157 млн.рублей, дополнительно поступивших в бюджет города Ангарска.

Постоянное невыполнение финансовых планов по поддержке малого бизнеса характерно и для областной администрации. В 2001 году, например, малый бизнес Иркутской области получил только треть предусмотренных бюджетом средств. Та же история повторилась и в первом квартале 2002 года, когда было использовано лишь 23,5 процента бюджетных ассигнований, причем часть из них – 89 тысяч рублей была израсходована нецелевым образом – потрачена на изготовление буклета “Отчет о работе администрации Иркутской области”.

Исследование показало наличие во всех регионах огромного спроса не такой механизм финансовой поддержки субъектов малого предпринимательства каким является лизинг. Главное в системе лизинга – способность лизингополучателя в лице малого предприятия зарабатывать в процессе своей хозяйственной деятельности финансовые средства, необходимые для осуществления лизинговых платежей, поскольку на протяжении всего срока действия договора лизингодатель-финансист сохраняет за собой право собственности на это имущество.

Сейчас в России лицензии на право осуществления лизинговой деятельности имеют более 1500 компаний, но действительно работающих насчитывается около 400. В Приморском крае, например, из 15 зарегистрированных лизинговых компаний работают только 6.

Именно малое предпринимательство в настоящее время является сферой высокой потенциальной емкости лизинговых услуг. Прежде всего лизинговые компании могут предложить малому и среднему бизнесу широкий набор услуг, способствующих инвестиционному процессу. К таким услугам относятся: поиск прогрессивных технологических процессов и оборудования и анализ возможностей их эффективного использования именно в сфере малого предпринимательства, рекомендации по их рациональному использованию, содействие в поставке, монтаже и пуске в эксплуатацию оборудования, и главное – полную оплату стоимости всего оборудования за счет средств лизинговой компании. Все это вместе взятое позволит малым предприятиям значительно снизить затраты на самой трудной – начальной стадии бизнеса.

Наиболее активно этот вопрос решается в Пермской торгово-промышленной палате. Здесь 22 мая 2002 года прошел семинар “Лизинг как механизм поддержки субъектов малого предпринимательства”. В Пермской области уже разработан проект закона “О содействии развитию финансовой аренды (лизинга) в промышленности Пермской области”. В законопроекте предусмотрено создание областного залогового фонда, который в какой-то степени может решить проблему залогового обеспечения для малых предприятий.

Следует также признать справедливыми требования предпринимателей о приведении Федерального закона “О лизинге” в соответствие с нормами Гражданского кодекса по вопросам понятия лизинга, видов лизинга, отмену запрета на совмещение обязательств кредитора и лизингополучателя, сублизинга, отмены права лизингополучателя отдавать в залог лизинговое имущество и т.д.

Дальнейшее развитие лизинга в России потребует исправления противоречий в действующем законодательстве. Прежде всего необходимо внести изменения в главу 24 части 11 Налогового кодекса, которые бы предусматривали сохранение действующих норм для лизинговых сделок в части:

- отнесения процентов по кредитам и займам, используемым для приобретения активов для лизинговых операций на себестоимость продукции лизингополучателя;

- включения лизинговых платежей в полном объеме в себестоимость продукции лизингополучателя;

- свободы выбора учета лизингового имущества на балансе как лизингодателя, так и лизингополучателя.

Должна быть продолжена работа по созданию государственной системы предоставления гарантий частным инвесторам, работающим в секторе малых предприятий и защите их экономических интересов

Как показывает зарубежный опыт создавать и поддерживать механизмы гарантирования кредитов, предоставляемых субъектам малого предпринимательства, могут и должны федеральные, региональные и местные органы исполнительной власти. Однако, нормативно-правовая база Российской Федерации, касающаяся схем гарантирования кредитов, имеет ряд недостатков, которые необходимо исправить, чтобы внести ясность и сделать возможным дальнейшее развитие данного финансового инструмента.

Руководители палат и объединений полагают, что в целях более активного доведения программ и стратегий защиты интересов предпринимателей до сведения широкого круга общественности, необходимо шире и продуктивнее использовать средства массовой информации. С одной стороны, в 2002 году, по сравнению с 2001 годом, констатируется улучшение в целом информационного обеспечения предпринимательства. Но, с другой стороны, по мнению руководителей объединений, в местных средствах массовой информации все еще преобладает изложение взглядов на развитие предпринимательства исключительно властных структур. Недостаточный интерес к малому бизнесу проявляют местные телевидение и Интернет, на рост внимания к нему со стороны последних указали от 17 до 20 процентов руководителей.

Есть претензии и к освещению проблем развития малого и среднего бизнеса со стороны центральных средств массовой информации.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты исследования в восьми регионах Российской Федерации – Краснодарском, Приморском и Хабаровском краях, Иркутской, Самарской и Саратовской областях со своей очевидностью свидетельствуют, что за годы рыночных реформ в России малый бизнес еще не занял подобающего места в экономике страны. Неоправданно низкие темпы его развития препятствуют достижению важнейших социальных целей: формированию среднего класса – основного гаранта социальной и политической стабильности общества, созданию новых рабочих мест, обеспечению снижения уровня безработицы, социальной напряженности и экономического неравенства.

Вместе с тем рассмотрение и одобрение Государственным советом Российской Федерации Концепции государственной политики поддержки и развития малого предпринимательства в Российской Федерации, пристальное внимание, которое уделяет этому сектору экономики Президент Российской Федерации В.В.Путин, заявления руководства Правительства Российской Федерации, планы законотворческой работы Федерального Собрания, свидетельствуют фактически о начале нового этапа в формировании системы мер, направленных на поддержку и развитие малого предпринимательства.

Следует, однако, признать, и это подтверждают итоги исследования, что существующие на сегодняшний день институты не обеспечивают должного участия сектора малых предприятий в политической жизни. Сами предприниматели еще недостаточно четко осознают свои общие интересы и пока еще не сложились эффективные механизмы, которые делали бы эти интересы важной темой политического диалога. Возможное социально-политическое влияние предпринимательского сообщества уменьшается и в связи с тем полузаконным положением, в которое ставит предпринимателей существующая административно-правовая и налоговая системы. Законодательные и ведомственные нормативные положения зачастую не учитывают сложившиеся нормы деловой практики при отсутствии четких процедур взаимодействия предпринимателей и государственных учреждений.

Все это убедительно свидетельствует, что для улучшения положения дел в секторе малого предпринимательства недостаточно выражения политической воли и мер, принимаемых органами государственной власти и управления. Необходима самоорганизация и консолидация самих предпринимателей.

Сегодня для всех очевидно, что только совместными усилиями деловое сообщество может эффективно защищать интересы предпринимательства, оказывать действенное влияние на формирование и реализацию государственной политики, непосредственно участвовать в законодательных процессах, затрагивающих потребности предпринимателей, увязывать в единый комплекс интересы государства и деловых кругов, вести решительную борьбу за высокую репутацию российского бизнеса.

Самоорганизация и консолидация малого бизнеса в России, как и во всех других странах возможна прежде всего в рамках предпринимательских объединений, ассоциаций и союзов. Именно общественные организации предпринимателей, будучи неотъемлемой частью гражданского общества, важнейшим инструментом обратной связи между бизнесом и государством способны стать защитниками и проводниками интересов малого предпринимательства, авторитетными выразителями его консолидированной позиции.

Исследование показало, что на данном этапе наибольшими возможностями и опытом отстаивания интересов малого предпринимательства располагает Торгово-промышленная палата Российской Федерации, являющаяся одним из крупнейших объединений предпринимателей. В последние годы практически завершилось формирование федеральной сети и системы торгово-промышленных палат в Российской Федерации. В настоящее время в систему ТПП РФ входят 132 объединения предпринимателей федерального уровня и около 400 региональных союзов и ассоциаций предпринимателей.

Несомненно, обстоятельное изучение результатов исследования в восьми регионах России позволит предпринимательским объединениям глубже и точнее понять нужды делового сообщества, а умелое использование этих результатов в повседневной практической деятельности будет способствовать росту авторитета предпринимательских объединений и позволит переубедить скептически настроенную часть предпринимателей в истинных возможностях и дееспособности общественных предпринимательских организаций.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости