Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Без названия

А.Г. Блинов

Конечно, любое повествование следует начинать с простого и внятного изложения того, о чем же, собственно, пойдет речь. Например так: "Проблемы молекулярной генетики имеют в настоящее время..." или: "Вот, помню я, был у нас старшина..." или, на худой конец: "Кстати, о птичках...". Так же собирался поступить и я – в первых же строках очертить тему с тем, чтобы затем углубиться в нее и "вынырнуть на другом конце своего Атлантического океана с глаголом во рту". Но не тут-то было... Выяснилось, что у предмета повествования нет названия. И, следовательно, коротко и ясно не получится. Тогда так:

Должностное лицо Х уполномочено государством контролировать предпринимательскую деятельность с целью выявления нарушений установленных законов и правил. Так как правил много и часть из них носит откровенно издевательский характер (например, обязательное ведение на предприятии "Журнала учета моющих средств"), а у предпринимателя и других дел по горло, то хоть какое-то нарушение обнаружить всегда удастся. В крайнем случае его можно выдумать (чем, кстати, должностное лицо Х совершенно не брезгует). При обнаружении любого, даже самого незначительного, нарушения (обычно это отсутствие какой-либо разрешительной документации), деятельность предприятия приостанавливается путем опечатывания помещений как незаконная. Попытка быстро устранить нарушение и возобновить деятельность пресекается путем запроса все новых справок, документов, и т.п. Все это время предприятие простаивает, принося своим владельцам колоссальные убытки, а конца разбирательству не видно. Жаловаться на действия чиновника можно и, вероятно, небезуспешно, но это опять же долго, а убытки растут. Наконец (зачастую через третьих лиц), предпринимателю доводится, что проблему можно решить за определенную сумму, которая, как правило, и выплачивается, после чего печать можно снять и работать дальше.

Вот, собственно, суть явления, точного названия которому я так и не нашел. Все те термины, что имеются, представляются мне либо не вполне точными, либо недостаточно полными.

Вымогательство? Похоже, и даже употребляется, несмотря на то, что Уголовный кодекс трактует вымогательство следующим образом: "...требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества..." (ну там еще что-то про угрозу распространения "сведений, порочащих" и т.п., но это уж совсем не в тему). О насилии речи нет, о повреждении или уничтожении имущества – тоже, но об угрозе имущественного вреда говорить можно – убытки от простоя предприятия неизбежны. Единственно, слово это не отражает регулярность проведения таких, с позволения сказать, акций и направленность их на большое количество юридических и физических лиц. Вымогательство как образ жизни, основной вид деятельности и главный источник средств к существованию.

Рэкет? Безусловно. Понимая под этим хорошо организованное и регулярное вымогательство, мы в праве применять этот термин. Однако, классический рэкет предполагает наличие определенных обязательств всех (на самом-то деле!) сторон, в нем участвующих, а именно: предприниматель обязуется платить (пусть и вынужденно), а рэкетир "защищать", т.е. хотя бы не допускать к сбору дани других рэкетиров. В нашем же случае чиновник никаких абсолютно обязательств на себя не берет, и то, что сегодня предприятие закрыли пожарники, никак не означает, что завтра его не опечатает милиция или СЭС. Более того, даже просто другой отдел той же пожарной инспекции может это сделать.

Коррупция? Хм... В рамках описываемой ситуации этот термин выглядит уж совсем неудачным, однако и его применение оправданно. В конце концов, чиновник ведь не угрожает физической расправой, а, напротив, требует лишь соблюдения закона, причем, если не совсем дурак, и методы пресечения выбирает в пределах своей компетенции (опечатывание в нее, как правило, входит). Таким образом получается, что предприниматель осуществляет дачу взятки должностному лицу с целью получения определенных льгот и преимуществ (например, возможности работать без ведения пресловутого "Журнала учета моющих средств"), что во всем мире и называется коррупцией.

Таким образом, с одной стороны – рэкет, но "по закону", а с другой – принудительная (по отношению к предпринимателю) коррупция. Если учесть еще, что полученные чиновником деньги ни к чему его не обязывают, то вообще все окончательно запутывается. Вроде не велика беда – название, но его отсутствие делает любые целенаправленные действия невозможными. Миражи, тени, бой с ветряными мельницами. Президент, политики, журналисты, предприниматели, просто граждане наконец – все против коррупции, рэкета, вымогательства, бардака в стране и беспредела. А воз и ныне там. И, сдается мне, не благодаря чьей-то злой воле, а просто по причине плохого знания проблемы. По крайней мере, что ни читаешь, от уголовного кодекса до статьи в районной газете, впечатление такое, что автор никогда не видел ни живого предпринимателя, ни реального чиновника.

Вот с сотрудниками ГИБДД встречались, это заметно. Поэтому, когда они всех уже достали, закон удалось принять простой и недвусмысленный: права отобрал – наказание от 10 до 20 минимальных размеров оплаты труда (МРОТ), номера снял – от 15 до 20 МРОТ. Прилично и благородно. Граждане довольные расходятся по домам.

Что б так не написать для всех прочих? Явился проверять без предписания – от 10 до 20; составил вместо номерного протокола писульку какую-то под названием "акт" – от 15 до 20; приостановил деятельность – тоже что-нибудь (я б за это вообще убивал). А что мы имеем вместо этого? Закон о милиции? Позволяющий любому человеку в погонах "входить беспрепятственно ... в помещения, занимаемые организациями и осматривать их", а так же "получать от должностных и материально-ответственных лиц сведения и объяснения по фактам нарушения законодательства; приостанавливать до устранения допущенных нарушений законодательства деятельность предприятий..." Что же касается всяких оговорок типа "...при наличии данных о влекущем уголовную или административную ответственность нарушении...", я вам ответственно заявляю, что при изобилии всевозможных правил, инструкций, лицензий и согласований, само существование предприятия – вполне достаточное основание с уверенностью утверждать, что нарушение найдется (где вы видели проверку, которая "никаких нарушений не обнаружила"?).

Мне ничего не надо! Пусть входят, осматривают, получают объяснения, составляют протоколы, возбуждают административные и уголовные дела. Отберите у них печать!!! Или они вам станцию метро опечатают на том основании, что у той контролерши, что внизу в стеклянной будочке сидит, просрочена медицинская книжка. И до устранения – не откроют.

Я знаю, я – зануда. Все уже все поняли, моя позиция ясна, а я все говорю и говорю. Но что я должен думать, когда целый заместитель ген.прокурора на встрече с представителями малого и среднего бизнеса если и говорит о предпринимателях, то только о Березовском, Гусинском, Тарасове и иже с ними, а если о коррупции, так только о расхищении денег, направленных центром в регионы на зарплату врачам и учителям. Все это важные вещи, конечно, но для данной аудитории можно было бы подобрать что-нибудь поближе и попонятнее. Вот и начинают закрадываться крамольные мысли, что прокуратура в коррупции разбирается слабо, предпринимателей воспринимает исключительно как жуликов, а в целом – ей фиолетово. Как-то далеки от нее все эти вещи. Впрочем, тем же грешат и все прочие представители власти от депутатов до министров. Березовского видел, шахтеров с касками на Красной площади видел, бомжей даже видел, а вот владельца магазина (парикмахерской, автосервиса, пошивочной мастерской) – нет. Да и где его увидишь? На улицах они в пьяном виде не валяются, а на светские рауты в Кремль их не приглашают – масштаб не тот.

Специально для депутатов, принявших "Закон о милиции", и работников прокуратуры ниже привожу мелким шрифтом текст, который совсем было собрался выкинуть из конечного варианта по причине его тривиальности. А потом все же решил оставить – вдруг и правда депутат прочтет? Надо же ему знать "как дела делаются".

---------------

Знаете ли вы контрольную закупку ОБЭП? О, вы не видели контрольной закупки ОБЭПа! Как же тяжело придумать что-нибудь оригинальное... Николай Васильевич наверно уже и обижаться перестал на бесконечных плагиаторов.

Тиха украинская ночь (гм... к чему это я?); два гражданина после некоторых колебаний выбрали наконец товар и оплатили. Кассовый чек, накладная, гарантия – все ОК. Момент истины – предъявляется удостоверение, а закупка объявляется контрольной. Прочих покупателей вежливо просят удалится, а их место занимают сотрудники ОБЭП общим числом 5 человек. Мне всегда было интересно, где они находятся до этого – в машине, наверно, сидят. Магазин закрывается "по техническим причинам" и начинается самое интересное. Кассовая книга – ОК, съем кассового остатка – ОК, закупочная накладная на товар – ОК, сертификаты – ОК... Ну, теперь давайте все документы. Именно так – все. Короткое замешательство, затем бухгалтер что-то тащит. Учредительный договор, свидетельство о регистрации, свидетельство о постановке на налоговый учет – ОК, ОК, ОК. Санитарный паспорт, письмо Госпожарнадзора о согласовании, разрешение префектуры на вид деятельности (вот уж не знаю каким законом предусмотренное) – ОК, ОК, ОК. Надо искать дальше. Договор с МГТС на аренду телефонного номера, договор на право аренды помещения... АГА! ВОТ ОНО! Просрочен! Тут надо заметить, что прямым арендатором городской собственности является наша же компания (договор на 15 лет с правом сдачи помещения в субаренду), а наш же магазин, занимающий лишь часть этих площадей – субарендатор. Договор, конечно, есть, но по правилам Москомимущества субарендные отношения необходимо ежегодно перерегистрировать. Процедура эта затяжная, до трех месяцев длится, и конечно в феврале еще ни черта не готово. Но кому это интересно? Уже все, проверка закончена. На дверь – печать, директору – прибыть завтра в ОБЭП для дачи объяснений. Продавцы-снабженцы куда-то делись (домой они, что ли, ушли?), является директор и бухгалтер магазина.

– Ну как?

– Да все нормально, вроде...

– Чего нашли?

– Да ерунда какая-то, договор просрочен...

– А почему магазин опечатан?

Дальнейший разговор переcсказывать смысла нет. Кто его, действительно, знает – чего он опечатан.

На следующий день директор идет в ОБЭП, пишет объяснительную, получает предложение принести все документы, касающиеся движения товара за прошлый год и 2 месяца этого (а где он их возьмет, если годовой баланс еще не сделан – в феврале-то, а без этого там сам дьявол не разберется). Конфликт приобретает затяжной характер. День за днем растерянные сотрудники магазина являются на работу, очумело ходят туда-сюда по нашему офису (хоть его не опечатали), пьют на кухне чай, чего-то ждут...

Цена вопроса – три тысячи долларов. Начнут копать приходно-расходные накладные – еще хуже будет. Мы сами-то в них никак толком не разберемся, а уж сторонним людям чего-то доказать... Да не просто, а в белую, со всеми счетами-платежками-фактурами-сертификатами. Так и под уголовную статью угодить не долго. Что делать будем?

А вот и не угадали! В данном случае плюнули на магазин – пусть закрытым постоит, и отправились по прокуратурам, судам, адвокатам и т.д. и т.п. Уже месяц не работаем. Воюем. Но все-таки, все-таки... Будь сумма чуть поменьше, а действия ОБЭП немного менее нахальными и чуть более грамотными (они там уж совсем обнаглели и обленились), ей-богу, заплатили бы. Хрен с ними, с деньгами и с гордостью тоже. Нервные клетки не восстанавливаются.

---------------

Я еще раз убедительно прошу: отберите у них печать! Мы за все ответим, все штрафы заплатим, все лицензии и сертификаты получим, огнетушители перезарядим, каждому таракану сделаем санитарную книжку. Мы никуда не денемся. С магазином вместе не сбежишь. Но я не могу смотреть, как семеро бездельников (весь штат магазина) целый месяц мотаются по моему офису! Они же здоровые ребята, они работать должны. Глядишь, тогда, и правда, Россия будет великой.

Если вы думаете, что это случай частный, что просто "кто-то кое-где у нас порой...", то вы находитесь в трогательном заблуждении. Ниже приведено отношение годовой суммы поборов (исключительно "черным налом" из рук в руки) к реально выплаченным налогам (вопрос о том, все ли это положенные налоги, мы пока оставим в стороне). Вы спросите: "Черным налом? А что, бывает и официально, безналичным платежом?" Бывает... Всякое бывает. На какие только странные счета за эти годы мы не перечисляли денег. Транспортные лицензии, санитарные паспорта, различного рода разрешения и регистрационные удостоверения и прочая и прочая стоят денег. Припоминается мне, что однажды мы даже транспортный налог платили на счет "Фонда помощи сотрудникам ГАИ". Ну да черт с ними, тем более, что по этим операциям мне очень трудно собрать статистику, т.к. для их учета не было заведено специального счета (все валилось на немат.активы) и теперь надо сидеть и разбираться в сотнях записей.

Сейчас она будет, эта таблица. "Ведь ты из магазина, Веничка? ... Так что же, Веничка, что же ты, все-таки, купил? Нам страшно интересно!" Да ведь я понимаю, что интересно. Еще два только вводных замечания.

Первое: мне не трудно было бы привести абсолютные цифры поборов и налогов, но я сильно сомневаюсь, что подобная откровенность понравится моему партнеру. Поэтому я ограничусь лишь тем замечанием, что годовая сумма поборов во всех случаях исчисляется тысячами долларов.

Второе: я торжественно обещаю и клянусь, что выплачивая эти тысячи, мы никогда не ставили себе целью получить монопольное право на торговлю наркотиками на территории нашего района, не договаривались о создании публичных домов и финансовых пирамид. Ничего такого, что существенно выходило бы за рамки вопроса о просроченных огнетушителях, недостающих ценниках на витрине и отсутствии договора на утилизацию люминесцентных ламп.

Год 1999 2000 2001 2002
Поборы / Налоги (в процентах) 34,6% 17,8% 24,1% 20,6%

По-моему, впечатляет. Еще раз напомню – здесь только живые деньги. Об убытках от простоев, о расходах на содержание целой штатной единицы в должности зам.директора, занимающегося только и исключительно тем, что утрясает вопросы с бесконечными проверяющими, о получении (за деньги, опять же) каких-то идиотских "удостоверений такелажника" для ради того "чтобы все документы были", я уж не заикаюсь. При этом – мы еще относительно крупное малое предприятие. Думаю, что если бы сохранились данные за более ранние годы, там были бы вещи и похуже. Вы, вероятно, уже заметили из таблицы, что отношение поборы/налоги уменьшается из года в год (если рассматривать 2000 год как статистическую флуктуацию). Но дело тут не в уменьшении уровня поборов и не в росте собираем ости налогов, а просто в укрупнении предприятия. Ясно, что для конторы большой и богатой и тысячная взятка – не деньги.

Так кто в стране собирает налоги? Не удержусь и приведу здесь небольшую выдержку из книги Юрия Никитина “Князь Владимир”. Предыстория такова: начав править князь прослышал, что в окрестностях Киева здорово пошаливают разбойники. Владимир организовал и лично возглавил карательную экспедицию в Муромские леса, татей переловил и, не говоря худого слова, перевешал.

“…– Никто, окромя меня, не волен грабить народ! А когда грабит князь, то это зовётся уже не грабежом, а сборами, налогами, подушной, мытом… Ясно?

В голосе князя была издевка. Один из разбойников сплюнул кровь в ладонь:

– Просто тебе повезло…

– Повезло или я умелее, разговор другой, – ответил Владимир спокойнее. Он покосился на ухмыляющегося Тавра. – Главное, что князем становится самый умелый из разбойников! И он обязан изничтожить все другие ватаги татей, ворья, чтобы со своей ватагой грабить без помех. Но уже без убийств, крови. А тех, кого грабит, защищать от других грабителей. В этом и есть суть власти, как бы она не называлась: царской, королевской, каганской, ханской, или, как у древних эллинов, демократией…”

Может, именно этим деянием он и стяжал себе звание святого? Впрочем, объективности ради, надо признать, что историки со мной не согласны. Они утверждают, что это за то, что он Русь крестил и вел праведный образ жизни. Ну не знаю, не знаю...

Последнее и главное. Беда не в том, что берут, а в том, что берут все кому не лень. Беда не в том, что берут все кому не лень, а в том, что чтобы взять на копейку нагадят на миллион. Беда не в том, что берут и гадят, а в том, что больше ни чем не занимаются. Истинные слова начальника районного уголовного розыска в ответ на попреки подчиненных за вечернюю сверхурочную работу: "Вы ходите, крышуете целый день, а я вас собрать не могу. Значит будем вечером работать." (я слышал лично). А вы пробовали когда-нибудь обратиться в милицию с жалобой на хулиганов, торговцев наркотиками, воровство? Я знаю о чем говорю. Одно из наших предприятий – компьютерный клуб. Каждую ночь драка, народ отмороженный, обкуренный, а уж пьяный... Если милиция и приедет, в лучшем случае в торец кому-нибудь даст. А что с них взять, с наркоманов-то? Денег у них нет, а, следовательно, и возиться с ними – дело пустое.

Вместо эпилога. Еще с пионерских времен я помню: "Критиковать легко! А что ты лично предлагаешь?". Предлагаю:

  1. Дополнить уголовный и административный кодекс статьями об ответственности должностных лиц за нарушение требований этих кодексов и, особенно, различного рода самоуправство, взяв за образец статьи 12.35 и 12.36 КоАП (о персональной ответственности сотрудников ГИБДД за их излюбленные безобразия).
  2. Исследовать существующее законодательство на предмет возможности использования его положений для внесудебного принуждения граждан и организаций представителями власти, внося там, где это необходимо, поправки, недвусмысленно трактующие обстоятельства, которые допускают такое принуждение и его меру. Скажем, если это так необходимо – опечатывать предприятие, то неплохо было бы поставить предельный срок, на который это возможно делать без санкции суда, по аналогии со сроком задержания граждан, подозреваемых в преступлении.
  3. Отделить регистрацию заявлений, направленных в госучреждения от самих учреждений на тех же принципах, по которым работает телефон 02: звонок автоматически фиксируется независимым центром и лишь затем передается в соответствующее отделение милиции. Как обжаловать незаконные действия, если канцелярия прокуратуры не принимает у тебя заявление? Просто не принимает – и все, ссылаясь на то, что у них-де внутренняя инструкция – не регистрировать заявлений без предварительного одобрения их прокурором. Опять же, я знаю о чем говорю. Можете проверить лично. А, скажем, в ОБЭП вы просто не пройдете ни в приемные часы, ни в какие другие, так что мне даже неизвестно, есть ли там канцелярия.
  4. Принять меры к ограничению служебных и внеслужебных контактов сотрудников органов, призванных вести контроль за деятельностью властных учреждений, с должностными лицами этих учреждений. Не допускать размещения службы собственной безопасности МВД в одном здании с другими его подразделениями; прокуратуры – в здании пожарной, налоговой и т.п. инспекций; суд – вообще размещать только отдельно.
  5. Запретить (а лучше – не рассматривать в судах) протоколы и прочие документы, не содержащие конкретного описания факта правонарушения, а лишь ссылку на статью кодекса. Пример: по протоколу мне вменяется нарушение требований статьи 14.4 КоАП без дальнейших разъяснений. Статья звучит так: "Продажа товаров ... с нарушением санитарных правил или без сертификата соответствия". В чем мне оправдываться и за что отвечать? У меня грязно или нет сертификатов? Если дело в сертификате, то на какой конкретно товар?
  6. Чуть менее конкретно, но весьма важно. Законодателю следует признать наконец, что должностные лица, призванные следить за исполнением закона "... люди как люди, любят деньги; но ведь это всегда было...", а, признав этот факт, и законы писать соответствующие.

Полагаю, что если хотя бы часть моих предложений принять, то явление "без названия" может так и оставаться терминологически неопределенным. За ненадобностью.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости