Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Подход к измерению теневой экономики в регионах

Файлы

Май 2001

И.И. Елисеева, Н.В. Бурова

Российско-Европейский Центр Экономической Политики

Что такое «теневая экономика».С понятием теневой экономики ассоциируются разные термины: контрэкономика, неофициальная экономика, неформальная экономика, внеправовая, параллельная экономика, экономика черного рынка, фиктивная экономика, серая экономика, подпольная экономика, вторичная экономика, криминальная экономика, нелегальная экономика. Эти термины прочно вошли в словарь часто употребляемых определений экономики России последних лет.

«Теневая экономика» выступала и выступает объектом изучения многих зарубежных и российских авторов. Разные аспекты изучения российского теневого сектора были рассмотрены в работах Н. Бокун, С. Глинкиной, С. Головнин, И. Елисеевой, Ю. Иванова, В. Исправникова, Л. Косалс, В. Колесникова, В. Куликова, Т. Корягиной, И. Кулибабы, И. Масаковой, В. Радаева, А. Пономаренко, А. Яковлева, многих других.

О теневой экономике много пишут сейчас, и это не случайно: если раньше эффекты теневой экономики обнаруживались на судебных процессах, то теперь это явление пронизывает всю российскую экономику. Оно дает о себе знать и в развитых странах. Переход к рыночным экономическим отношениям в России привел к расширению масштабов теневой экономики, но каковы ее размеры -трудно сказать. Госкомстат публикует цифры о 22-25% от валового внутреннего продукта, составляющих теневой сектор. Федеральная служба безопасности дает оценку в размере 40% от ВВП. Известны мнения экспертов о количестве занятых в неформальном секторе – 30 %, о теневых доходах домашних хозяйств, составляющих 30 % общего дохода домашних хозяйств, или о размахе теневых (не оформленных договорами) сделок – 35 % (21). Можновстретитьиболеезначительныеоценки (11).

С тем, чтобы судить о реальности приводимых цифр, необходимо четко определить круг элементов, объединяемых термином «теневая экономика», оценить достоверность информационной базы расчетов, а также ознакомиться с методикой их определения. Дискутировать о круге элементов, составляющих неформальную или теневую деятельность, можно лишь после четкого отграничения объекта данной деятельности. Очевидно, теневую экономику можно изучать на микроуровне -через поведение домашних хозяйств, фирм, выявляя механизм их деятельности, а можно обратиться к анализу макроэкономических агрегатов, пытаясь через их сопоставление оценить объем теневой экономики. Мы считаем, что более точные результаты, позволяющие оценить объем теневой деятельности в целом, можно получить лишь на основе макрорасчетов.

Теневая экономика развивается параллельно с открытой, и ее значение не остается постоянным: если в начале 90-х годов ее было достаточно легко обнаружить, велика была ее компенсирующая роль при резком снижении уровня жизни, то после 1996 года происходит процесс сращивания теневой экономики с институтами открытого сектора и властными структурами, развитие теневой деятельности не ослабляет, а усиливает дифференциацию населения. Чтобы понимать, что несет в себе теневая экономика -только отрицательные или же и положительные моменты, насколько они значимы -нужно оценить ее масштабы. Все чаще термин «теневая экономика» заменяется термином «неформальный сектор», возможно, по аналогии с зарубежной практикой. Однако это не совсем корректно. Если исходить из определения последней версии системы национальных счетов /СНС/ ООН 1993 г., теневая экономика включает:

  • "скрытую" экономическую деятельность, т.е. законную экономическую деятельность, которая скрывается или преуменьшается с целью уклонения от налогообложения, социальных взносов или предписаний по охране труда, выполнению санитарных и других норм;
  • "неофициальную" экономическую деятельность, т.е. деятельность некорпорированных предприятий, работающих для собственных нужд с неформальной занятостью, экономическую деятельность, осуществляемую в основном на законных основаниях индивидуальнымипроизводителями;
  • нелегальную экономическую деятельность, которая охватывает производство тех видов товарови услуг, которыепрямозапрещеныдействующимзаконодательством.

Как правило, такого рода услуги затрагивают моральные аспекты жизнедеятельности, и их включениевВВП приветствуется далеко невсеми экономистами. Подзапрет отечественного законодательства подпадают проституция, киллерство, торговля оружием, производство и торговля наркотиками, запрещенные азартные игры, контрабанда и т.д., развитие которых трудно воспринимать как увеличивающее валовой внутренний продукт, т.е. благосостояние страны. В отечественной статистике нелегальная теневая деятельность не включается в официальные оценки теневой экономики.

Но появляются страны, которые включают эту компоненту, например, Голландия, Нидерланды, и это не противоречит рекомендациям международных статистических органов. Особые проблемы возникают при попытке оценить размеры нелегальной экономической деятельности на уровне региона. Первостепенной задачей остается измерение той деятельности, которая в принципе является законной, но либо вообще не получает отражения в учете, либо преуменьшается.

Распространенность теневой экономической деятельности по регионам Российской Федерации различна. Первым признаком наличия развитой "тени" может служить превышение среднедушевых денежных расходов населения над доходами. Санкт-Петербург относится к регионам такого типа.

Подходы к измерению теневой экономики. Теневая экономическая деятельность может изучаться либо на стадии производства, либо на стадии образования и распределения доходов. На каждой стадии воспроизводства формируются свои теневые доходы, причем их объем возрастает по мере перехода от одной стадии к другой. Так, если на стадии производства создается только теневой продукт, то на стадии образования доходов создаются теневая прибыль, скрытая оплата труда, а также недополученные налоги по неденежным формам расчетов. На стадии распределения доходов к первым двум добавляются теневые финансовые потоки, образующиеся в результате перераспределительных процессов.

Мы отдаем предпочтение измерению теневой экономики на стадии образования и распределения доходов. Особенно, если ставится задача измерения теневой экономики на региональном уровне, где возникают дополнительные сложности из-за того, что регион представляет собой открытую экономическую систему, функционирование которой плохо обеспечено информацией, поскольку службы, собирающие и обрабатывающие данные по региону, являются составляющими соответствующих федеральных служб. Они располагают лишь той информацией, которую собирают в рамках федеральных программ, а данных, отражающих специфику социально-экономического комплекса региона, явно недостаточно.

В международной практике используются следующие основные методы расчетов объема теневойэкономики:

  • монетарный метод: на основе анализа спроса на наличные деньги и на основе анализа и изучения объема денежных операций;
  • метод оценки по показателю занятости;
  • метод, основанный на анализе расхождений различных статистических данных.
  • Каждый из них имеет свои плюсы и минусы, особенно если учесть специфику российских условий.

    Монетарный метод получил наиболее широкое распространение в оценках теневой деятельности в странах с развитой рыночной экономикой. Он основан на анализе спроса на наличные деньги в предположении, что неофициальные операции и сделки совершаются в основном при помощи наличных денег. Тогда увеличение объема денежной массы, находящейся в обращении, по сравнению с некоторым "нормальным" уровнем может служить индикатором теневой экономики. Под "нормальным" уровнем обычно понимается уровень обращения наличных денег в такой период времени, когда размеры теневой экономики были намного ниже, чем в рассматриваемый период, и его, следовательно, можно считать нулевым /для нашей страны это "добрежневский" или ранний «брежневский» период/. Предположение, что неофициальные операции осуществляются в основном наличными деньгами, было подтверждено рядом специальных исследований (1, с.22). В то же время некоторые авторы это допущение опровергают. Рост соотношения наличных денег и вкладов может быть вызван, например, сокращением общего объема вкладов в данный период времени, а не ростом денежной массы в обращении, а также другими социальноэкономическими факторами. В связи с быстрым развитием различных форм коммерческих расчетов можетпроисходитьснижениедолиналичных денегвобщемобороте.

    Опровергается и предположение о том, что незаконные сделки совершаются исключительно в наличных деньгах. Подвергается сомнению и гипотеза о постоянстве соотношения теневогои учитываемого секторовнапротяжениидлительногопериода. Монетарныеметоды вряд ли пригодны для российской экономики ввиду распространенности «черного нала», бартерных сделок, взаимозачетов, расчетов в иностранной валюте. Наконец, результаты оценкиэтимметодомсильнозависят отвыборабазовогогода.

    Метод оценки теневой экономики по показателю занятости разработан специалистами ISТАТ и получил название "итальянского" (16). Он основан на предположении, что падение официальногоуровнязанятостивызванопереливомрабочей силыизофициальногосекторав неофициальный. Источником информации для оценки реального уровня занятости являются данные специального выборочного обследования домашних хозяйств. Распространив выборочные показатели на генеральную совокупность, получают численность реально занятых. Разница между официально определенной величиной занятых, включая совместителей, и такого рода оценкой с определенной доверительной вероятностью позволяет определить число занятых в теневой экономике. Произведение численности занятых в теневой экономике и средней по отрасли (экономике) производительности труда применяется в качестве оценки размера теневой экономической деятельности. Этот метод также имеет недостатки. Спорным является приравнивание производительности труда в официальном и теневом секторе. Кроме того, такой подход касается прежде всего процесса производства и незатрагивает теневыедоходы, формирующиеся на стадии их распределения и использования. На наш взгляд, реально по показателю занятости можно определить только скрытуюоплатутруда.

    Метод расхождений предполагает анализ различий в информации, поступившей из разных источников, например, данных об объеме налоговых поступлений, показанных в статистической отчетности и сведениях налоговой службы или же доли населения, имеющего доходы выше прожиточного минимума, и доли студентов, оплачивающих образовательные услуги (унасвстраневторойпоказательвышепервого).

    Теневая экономика, создавая неучтенные рабочие места, неучтенные доходы оказывает смягчающее воздействие на проблемы переходного периода. Но гораздо сильнее ее негативное воздействие, состоящее в подрыве доверия к государству, его институтам, оправданиикоррупции, воспроизведении "нерыночного" менталитета.

    Теневая деятельность широко распространена в производстве в разнообразных формах. Еще ширераспространены теневыеотношениявсфере услуг: медицинских, образовательных, где даже по оценкам официальной статистики они доходят до 40% от валовой добавочной стоимости, созданной в этих отраслях. Как отмечают социологи И. Клямкин и Л. Тимофеев (10), у россиян отсутствует внутренний барьер по отношению к теневой деятельности, нет осуждения взятки, неформальных расчетов за услугу и т.д. В.Радаев (21) отмечает, что несоблюдение законов давно уже вышло на институциональный уровень, стало частью поведенченской культуры, где обман государства естьобщепризнанная норма.

    Теоретические основы измерения теневой экономики. Нередко можно встретить упреки экономистам, пытающимся измерять теневую экономическую деятельность, втомчтоони не имеют должного понимания изучаемого объекта -модельного представления теневой экономики, описания взаимоотношений между ее участниками и т.д. По нашему мнению, как мы уже отмечали, объем теневой деятельности можно определить лишь через систему макроэкономических показателей, связь между которыми теоретически обоснована в системе национальных счетов. Именно СНС принята нами в качестве теоретической основы измерения теневой экономики. Как известно, общий принцип построения СНС состоит в том, что между счетами имеется определенная взаимосвязь, и последняя статья каждого счета, находящаяся в части "использование" и являющаяся сальдовой статьей одновременно, выступает как ресурсная статья в следующем счете. Очевидно, что такой порядок построения счетов не позволяет вычленить объем теневой деятельности, который всякий раз оказывается в сальдовой статье предыдущего счета и поступает в ресурсы последующего счета. Поэтому в рамках СНС мы попытались рассчитать прямым путем те статьи, которые могут содержать в себе теневые доходы. Это валовая прибыль, доходы от собственности, чистые долги или кредиты. Сопоставляя объем соответствующей статьи, рассчитанной как сальдирующий, с его величиной, полученной прямым расчетом, получаем величину, в которой наибольший удельный вес (если не все 100%) занимает теневая экономическая деятельность.

    Практическая реализация этой идеи наталкивается на серьезные трудности ввиду недостатка информации. СНС на региональном уровне до настоящего времени в полном объеме не разрабатывается. Строится только счет производства, счет образования доходов и отдельные фрагменты счета использования доходов (расчет конечного потребления) и счета операций с капиталом (рассчитывается валовое накопление капитала). Проблематичен и прямой расчет сальдовых статей.

    Дело в том, что в счете образования доходов валовая прибыль рассчитывается не пополномукругуинституциональных единиц, алишь толькопокрупным и средним предприятиям. Весьма ограниченно на региональном уровне представлена информация о предпринимательских доходах и трансфертах. Особенно сложной для расчета на уровне региона является статья "Чистые кредиты и займы", так как в отчетности предприятий "Сведения о финансовом состоянии предприятий (организаций)" (форма П-З) информация не разделяется по регионам: выделяются кредиты и займы из России в целом, стран СНГ (с выделением стран), дальнего зарубежья. Наконец, как известно, величина региональных займов (кредитов) не равна дефициту (профициту) регионального бюджета.

    Метод опроса экспертов при изучении теневой экономики. Для построения СНС на региональном уровне нам пришлось разделить всю требуемую информацию на две группы:

    • показатели, разрабатываемые и рассчитываемые региональными комитетами по статистике, либо получаемые на их основе;
    • специально собираемая информация.

    К показателям первой группы относятся показатели, входящие в счет образования доходов, расходы на конечное потребление, показатели распределительной части счета операций с капиталом и сальдо дебиторской и кредиторской задолженности предприятий данного региона предприятиям других регионов, а также сальдо расчетов данного региона с бюджетом РФ.

    К показателям второй группы относятся доходы от собственности, текущие и капитальные трансферты, полученные (переданные) "Остальному миру" и другим регионам, показатели счета финансовых активов и обязательств, сумма недополученных налогов за счет альтернативных форм расчетов ("черного нала", векселей, бартера, долговых обязательств и т.д.), информация о структуре теневых доходов, оставшихся в России, об экспортной выручке, оставшейся за рубежом. Такого рода данные могли быть получены только на основе опроса экспертов. В качестве экспертов, учитывая характер задачи, могли выступать экономисты, представляющие объемы, направления и структуру региональных финансовых потоков. Поэтому в команду экспертов вошли руководители подразделений и ведущие специалисты КЭПП. Администрации Санкт-Петербурга, Налоговой инспекции СанктПетербурга, Санкт-Петербургского филиала Таможенной Академии, ГУВД, ученые - макроэкономисты -всего 19 человек.

    Опрос экспертов производился в три этапа в течение 2000 г., на каждом из которых предлагалась особая анкета.

    Целевое назначение первой анкеты заключалось в оценке экспертами общих тенденций изменения экономической ситуации в регионе за период 2000-2005 гг., в том числе изменения объема и состава теневой экономики за этот период. Для того, чтобы эксперты могли дать достаточно определенные ответы, предлагались подсказы. Например, указывался объем валового регионального продукта, произведенного в Санкт-Петербурге в 1998 г. (89987 млн. руб.) и темпы его изменения в 1997/96 г. - 99,7%, в1998/97 г. - 98,2%. Задача экспертов состояла в том, чтобы указать годовые темпы динамики ВРП в 2000-2005 гг. Таким образом, можно было подойти к оценке объема ВРП на перспективу. Для выяснения представлений эксперта о сложившемся к настоящему времени соотношению теневой экономики и официального сектора экономики предлагались варианты ответов, начиная от соотношения 0,2:1, заканчивая 1,5:1. Специальная шкала предлагалась экспертам при ответе на вопрос "какая часть доходов от теневой деятельности остается в России, и как она будет изменяться, по Вашему мнению" (оценка до 2005 г.) с указанием того, в каком элементе и в каких пропорциях (%%) оказываются теневые доходы, оставшиеся в России: в сбережениях "на руках", во вкладах в сбербанке и других кредитных учреждениях, приросте основных фондов (недвижимости и др.), в приросте ценностей, в кредитах. Кроме того, для выявления общей тенденции взаимовлияния теневой и официальной экономики спрашивалось: "Как Вы считаете, объем теневой экономики возрастает, остается неизменным или уменьшается с ростом производства в официальном секторе?", "Если возрастает, то что возрастает более высокими темпами -официальная или теневая экономика?", "Если развитие идет равными темпами, то при каких условиях это равенство может нарушиться и в каком направлении - более быстром развитии теневого или открытого сектора?" Затрагивались оценки вывоза капитала из Петербурга в офшорные зоны, за рубеж, влияние альтернативных форм расчетов на объем теневой экономики. Эксперты должны были оценить развитие теневой деятельности в основных отраслях экономики и указать значимость экономических, правовых и социальных факторов, способствующих ее росту.

    Назначение второй анкеты состояло в том, чтобы создать основу определения недостающих показателей СНС. Поскольку этот блок показателей не рассчитывается на региональном уровне, приводились их значения по РФ, и эксперты должны были указать удельный вес Санкт-Петербурга и его изменение до 2005 г. Такого рода сведения собирались в разрезе секторов "Домашние хозяйства", "Государственные учреждения", удельный вес этих секторов в конкретных активах и обязательствах в нашем регионе. Таким же образом на базе российских данных оценивалась величина текущих трансфертов Санкт-Петербурга, полученных от "остального мира", заодно выяснялась оценка экспертов соотношения трансфертов, полученных (переданных) городом от "Остального мира" и других регионов России. Выяснялось мнение экспертов об утечке капиталов за рубеж и ее динамике, доля Санкт-Петербурга в общероссийском вывозе капитала, объем "долларизации" как способа сбережений.

    Третья анкета в соответствии с требованиями метода Дельфи позволяла уточнить мнение экспертов, определитьмодальные значения каждого изпоказателей. Такимобразом, вторая и третья анкеты были призваны детализировать и верифицировать результаты опроса по первой анкете. Для получения достоверной информации об объеме и составе теневых потоков Санкт-Петербурга данные каждой анкеты подвергались логическому контролю. Так как основной объем данных рассчитывался, исходя из экспертных оценок доли СанктПетербурга в важнейших перераспределительных процессах, то для контроля нами рассчитывались доли Санкт-Петербурга во всех важнейших показателях, публикуемых Госкомстатом России. На основе верифицированной информации была построена система национальных счетов для нашего региона по следующему алгоритму:

    • исходя из показателя ВРП и соотношения официального и теневого секторов, устанавливалась предварительная величина теневой экономики, формирующейся в процессепроизводства;
    • исходя из соотношения доли теневых доходов, остающихся в России и уходящих за рубеж, определялся объем доходови их структура настадии образования доходов. К этой величине добавлялась специально рассчитанная информация о скрытой оплате труда и недоплаченныхналогах засчет использованияальтернативных формрасчетов;
    • исходя из данных опроса экспертов о доходах от собственности и трансфертах, полученных (переданных) "Остальному миру" и другим регионам, был построен консолидированныйсчет распределения доходов;
    • применив данные регионального комитета по статистике о расходах на конечное потребление и важнейших элементах счета операций с капиталом, была построена региональная система национальных счетов, включая счет изменения финансовых активовиобязательств.

    Данные опроса экспертов позволили наметить несколько возможных вариантов развития экономики Санкт-Петербурга:

    • при наиболее благоприятных значениях всех показателей (наибольшее развитие открытойэкономики, минимальныйтеневойсектор);
    • принаименееблагоприятных значениях показателей;
    • примодальных (наивероятных) значенияхпоказателей.

    При наиболее благоприятном сценарии развития экономики, по оценке экспертов, ВРП Санкт-Петербурга будет в период с 2000 по 2005 год возрастать не менее, чем на 2% ежегодно (в сопоставимых ценах 1998 года). При наименее благоприятной ситуации ВРП составит в 2000 г. - 95%; в 2002 году -90%; в 2005 - 99% от ВРП Санкт-Петербурга 1998 года.

    При наиболее благоприятном сценарии развития экономики удельный вес развития теневого сектора в 2000 г. составит только 40% по отношению к официальному сектору, а при наименее благоприятной ситуации он будет в 3 раза больше официального сектора и достигнет в 2005 г. 278 млрд. руб. (в ценах 1998 г.). Заметим, что такой вариант развития допустил только один эксперт. Наибольшее число экспертов предполагает, что к 2005 году соотношение теневого сектора и официального сектора будет 1:1. Большинство экспертов (73%) считают, чтовперспективек 2005 годуприростеобъемапроизводствавофициальном секторе объем теневой экономики сократится; 27% экспертов считают, что объем теневого сектора будет изменяться либо параллельно с объемом официального сектора, либо официальная экономика будет снижаться.

    Мнения относительно темпов изменения официальной и теневой экономики разделились почти поровну: 40% экспертов считает, что более быстрыми темпами будет расти официальный сектор; 30%, напротив, считают, что более быстрыми темпами будет расти "теневой" сектор, и, наконец, 30% экспертов предполагают равенство темпов изменения официального и теневого секторов. Половина экспертов считает, что в России в 1998 г. оставалось до 30 % доходов от теневой деятельности и, следовательно, за рубеж уходило 70 % теневых доходов. Прогнозируется снижение этого показателя в 2002 г. до 25 % ив 2005 г. -до 15 %. В 2002 году при благоприятной ситуации развития экономики прогнозируется, что 65 % теневых доходов будет оставаться в России; к 2005 году эта величина достигнет 75 %. Анализ структуры теневых доходов, остающихся в России, позволил выделить ту их часть, которая оседает на руках у населения; во вкладах сбербанков или других банков, в приросте основных фондов, приросте ценностей. По мнению большинства экспертов, сейчас 70% теневых доходов остается на руках у населения, 23% расходуется на прирост ценностей. В будущем, по мнению экспертов, это соотношение практически не изменится.

    Объем экспортной выручки, остающейся за рубежом, в 2000 году по оценкам экспертов составляет от 20% /при наиболее благоприятной ситуации развития экономики/ до 75% общего объема /при наименее благоприятном варианте развития отечественной экономики/; в 2002 году эти оценки ожидаются, соответственно, на уровне 10% и 75%; а в 2005 году, соответственно, 10% и 50%.

    Исходя из полученных данных, их сравнения с официальной статистикой, нами были реализованы два варианта СНС по Санкт-Петербургу по данным за 1998 год:

    • длянаименееблагоприятной ситуации развитияофициальнойэкономики;
    • для наиболее благоприятной ситуации развития официальной экономики.

    Для первой ситуации развития экономики на стадии образования доходов теневые доходы составили 42% от ВРП г. Санкт-Петербурга; на стадии движения финансовых потоков примерно то же. Для второй ситуации оценки составили, соответственно, 42% и 113% от ВРП.

    Так как теневые потоки, формирующиеся на разных стадиях воспроизводства, не могут суммироваться, то встает вопрос об определении базы, к которой относится объем теневого сектора. Нам представляется возможным сравнение теневых потоков, рассчитанных в фазах производства и образования доходов, с показателем ВРП. Теневые финансовые потоки, сформировавшиеся в результате всех перераспределительных процессов, теоретически должны были бы сопоставляться либо с основными показателями финансового счета, либо с величиной консолидированного бюджета всех институциональных единиц региона. Однако ни на российском, ни на региональном уровнях таких расчетов непроизводится. Поэтомумы сопоставляли с ВРП, т.е. с макроэкономическим показателем, который в международной практике является основным /ВВП/.

    Подход к определению размеров нелегальной теневой деятельности. В рамках экспертного опроса нами были собраны сведения о нелегальной теневой экономике, обобщение которых позволяет сделать выводы о состоянии и тенденциях развития данного сектора теневой экономики в Санкт-Петербурге на перспективу.

    Практически все вопросы данного раздела анкеты были закрытого типа, то есть предлагались варианты возможных ответов, один из которых и должен был выбрать специалист.

    Например, на вопрос «Какую часть составляет нелегальная теневая деятельность от общего объема теневой деятельности» предлагаются следующие варианты ответов: до 10 %, 10-20 %, 20-30 %, 30-40 %, и более 40 %. Также, в виде процентной шкалы, выглядят ответы на вопрос «Каков, на Ваш взгляд, «вклад» Санкт-Петербурга в нелегальный оборот наркотиков в настоящее время»: до 20 %, 20-40%, 40-60 %, более 60 %. Долю Санкт-Петербурга в контрабандном ввозе героина в РФ экспертам предложено было оценить по следующей шкале: до 20 %, 20-40 %, 40-60 %, более 60 %.

    Применение закрытых вопросов позволило получить сопоставимые результаты анкетирования, произвестиих статистическую обработку и обобщение.

    В части вопросов, которые недостаточно разработаны теоретически или методологически, экспертам была предоставлена возможность пояснить свою точку зрения или предложения по указанному пункту. К таким вопросам можно отнести следующие:

    «Как известно, к нелегальным видам деятельности относятся: производство и распространение наркотиков; контрабанда; незаконное изготовление и сбыт огнестрельного, газового, холодного оружия; изготовление и продажа спиртных напитков домашней выработки; проституция; нелегальные азартные игры; производство товаров и оказание услуг без соответствующего лицензирования… Добавьте те виды деятельности, которые могут быть также отнесены к нелегальным»;

    «Какие приемы количественной оценки отдельных видов нелегальной деятельности целесообразно и возможно, по Вашему мнению, реализовать в современных условиях? Опишите их».

    Очевидно, что нелегальная теневая деятельность улавливается очень слабо, и только по данным Управления Внутренних Дел (УВД) и его региональных органов.

    Отчасти к этой информации добавляется информация таможенных служб, наркологических центров, социологических опросов. Но и то, и другое дает слабое представление о распространении нелегальной теневой деятельности. Поэтому важной целью экспертизы стала оценка размера этой неизученной компоненты «теневой» экономики.

    Составляющие нелегальной теневой деятельности (нелегальный оборот наркотиков, контрабанда, незаконное производство оружия, проституция, др.) были изучены самостоятельно. По каждой компоненте нелегального теневого сектора Санкт-Петербурга применялась своя совокупность методов: прямые и/или косвенные методы получения информации, сочетание статистической информации с мнениями экспертов, сопоставление с данными ГУВД.

    Представление о нелегальном обороте наркотиков в Санкт-Петербурге, например, было получено путем обобщения первичной информации, собираемой ГУВД, информации наркологических учреждений и судебной статистики, данных экспертного опроса.

    Оценить масштабы такого явления как проституция позволили данные правоохранительных органов о количестве раскрытых притонов для занятия проституцией, публикации о распространенности данного явления в Москве, сравнительный анализ уровня доходов и половозрастной структуры двух мегаполисов. В результате, доходы от бизнеса на проституции можно оценить в пределах от 21,5 до 48,1млн. долл. США в год.

    По результатам анкетирования средняя доля нелегальной теневой деятельности в ее общем объеме составляет порядка 30%.

    На основании этих данных, а также данных о размерах «теневой» экономики, были рассчитаны границы среднего уровня нелегальной «теневой» экономики: по оценкам экспертов она будет не менее 224,9 млн. долл. в 2000 г., 227, 2 млн. долл. в 2002 г. и 231,8 млн. долл. в 2005 г., и не более 1349,8 млн. долл. в 2000 г., 1417, 3 в 2002 г. и1629,9 млн. долл. в 2005 г. При этом средняя доля нелегального оборота наркотиков в общем размере нелегальной теневой деятельности составляет порядка половины и имеет тенденцию к росту с 48,6 % в 2000 г, до 59,6% в 2002 и 74,7 % в 2005. Большинство экспертов полагает, что при общей тенденции стабилизации экономики и сокращения теневого сектора, его структура будет меняться за счет увеличения доли незаконной теневой деятельности.

    Данные экспертного опроса позволили получить представление о структуре нелегальной «теневой» деятельности:

    - контрабанда - 38,5%;
    - производство и распространение наркотиков- 20,8%;
    - проституция – 14,7%;
    - изготовление и продажа спиртных напитков домашней выработки-11,3%;
    - незаконное изготовление и сбыт оружия- 7,8%;
    - нелегальные азартные игры- 6,9%.

    На основании этого можно констатировать, что основной составляющей нелегальной теневой деятельности в Санкт-Петербурге выступает контрабанда (в первую очередь, контрабанда наркотиков), что определяется географическим положением города, тем, что Санкт-Петербург - крупный транспортный узел, который включает единственный российский порт на Балтике.

    На основе данных проведенного нами экспертного опроса о тенденциях развития теневой экономики на уровне региона – Санкт-Петербург, можно констатировать, что нелегальная часть теневогосектора будет расти, и в первую очередь, за счет наркобизнеса.

    Влияние теневой экономики. Известный исследователь теневой экономики в РФ Т. Корягина подчеркивает ее деструктивный характер (14). По полученным ею оценкам, структура использования ВВП, созданного в теневом секторе, иная, нежели в открытой экономике: до 80% теневого ВВПнаправляетсянаконечноепотребление. Однакоизвестныи другие точки зрения. В.В. Леонтьев, наблюдая нашу экономику в конце 80-х годов, когда значимость теневых сделок стала вполне очевидной, отмечал, что не нужно бояться теневой экономики. Она все равно будет инвестировать капитал в открытый сектор, создавая новые рабочие места, улучшая инфраструктуру. Главный специалист МЦСЭИ. "Леонтьевский центр" Н.Ю. Одинг полагает, что практически весь обозначившийся сейчас рост ВВП можно отнести за счет выхода теневой экономики в открытый сектор (17). По–видимому, она связывает это с продолжающимся процессом монетаризации российской экономики, а также с применением Госкомстатом новых методик сбора данных, повышающих охват учетом экономики. Хотя прямых аргументов с ее стороны нет, мы допускаем возможность улучшения статистических данных, что же касается инвестирования теневых доходов в официальную экономику, то вряд ли при современном налогообложении и хозяйственном праве можно говорить о наличии механизмов такого перелива капитала.

    Все мировое сообщество экономистов продолжает поиск эффективных методов измерения теневой экономики. Но важно не только констатировать "болезнь", ее свойства и особенности, но и вырабатывать "лекарства" для излечения. Для России это прежде всего изменение налогового законодательства, защита прав собственника, воздействие на общественное мнение, выработка методов управления, отвечающих перспективам развития экономики, росту и эффективному использованию человеческого капитала.

    Ссылки:

    1. Porter R.D., Bayer А.S. А Monetary Perspective on Underground Economic Activity in the US, Federal Reserve Bulletin, 1984, р. 22.
      Thomas J. Quantifying the black economy: «Measurement Without Theory» yet again?/ Economic Journal, 1999, June, р. 381-389.
    2. Бокун Н., Кулибаба И. Теневая экономика: понятие, классификации, информационное обеспечение. – Вопросы статистики, 1997. -№7. – с.3-9.
    3. Глинкина С. К вопросу о криминализации российской экономики. – Politekonom, 1997. - №1. – с.49-55.
    4. Головнин С.Д. О классификации явлений теневой экономики. – Вестник Московского университета. Сер.6 Экономика, 1992. -№1. – с.12-21.
    5. Елисеева И. Оценка масштабов теневой экономики. – Экономика. Политика. Инвестиции, 1999. -№2. – с.19.
    6. Иванов Ю., Масакова И. Система национальных счетов в российской статистике. – Вопросы экономики, 2000. - №2. – с.121-134.
    7. Ингстер А.Ю. Теоретико-игровая модель рынка труда. В кн. Экономические исследования: теория и приложения. Вып. 1. Европейский университет в Санкт-Петербурге.- СПб., Изд-во Дмитрий Буланин, 2000. -с. 192-215.
    8. Исправников В.О., Куликов В.В. Теневая экономика в России: иной путь и третья сила. – М.: «Российский экономический журнал», Фонд «За экономическую грамотность», 1997. – 192 с.
    9. Клямкин И., Тимофеев Л. Теневой образ жизни. Социологический автопортрет постсоветскогообщества. /Интернет/.
    10. Кокшаров А. Черная дыра. – Эксперт, 2000. -№12. – с.27-30.
    11. Колесников В.В. Криминальная экономика как особая сфера приложения труда// Труд и бизнес в современном обществе: межвузовский сборник научных статей/ Науч. Ред. Н.А. Горелов. – СП.: Изд-воСПбГУЭФ, 1999. – с.49-53.
    12. Корягина Т. Теневая экономика в России: истоки и структурные изменения. – Politekonom, 1997. -№1. – с.39-48.
    13. Корягина Т. Финансовые потоки в теневой экономике России и их соотношения с ВВП. Экономический вестник, 2000. -с.83-92.
    14. Косалс Л. Теневая экономика как особенность российского капитализма. – Вопросы экономики, 1998. -№10. – с.59-80.
    15. Масакова И.Д. Определение параметров теневой экономики. – Вопросы статистики, 1999. -№12. – с.22-27.
    16. Одинг Н. Мнимые единицы. – Эксперт Северо-Запад, 2000. -№15.
    17. Пономаренко А. Подходы к определению параметров теневой экономики. – Вопросы статистики, 1997. -№1. –с.23-28.
    18. Пономаренко А. Что означает статистический термин «теневая экономика» и как он отражается в национальных счетах. – Вопросы статистики, 1995. -№6.
    19. Радаев В. Теневая экономика в России: изменение контуров. – Pro et contra, 1999. - Том 4, №1. – с.5-24.
    20. Радаев В. Экономика прячется в тень. – Коммерсант Дейли.-от 21.11.00.
    21. Яковлев А. Теневая активность предприятий и ограничения экономического роста. В кн. Пути стабилизации экономики России. – М., 1999. – с.175-187.
    Честная конвертация участникам ВЭД
    Страна без барьеров.
    Учебник "Национальная экономика"
    Литературный совет

    Поделиться

    Подписаться на новости