Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Судебная практика по применению Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 134-ФЗ “О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)”

Информационно-консультационный центр “БИЗНЕС-ТЕЗАУРУС”

ноябрь 2002 г.

Автор: Байтенова А.А.

Подготовка Интернет-версии: Шестоперов О.

Федеральный закон от 08.08.2001 N 134-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" (далее – Закон № 134) действует уже более года, однако пока практика его применения при рассмотрении судебных дел носит единичный характер. В большинстве субъектов Российской Федерации практически нет никакого опыта его использования. В практике Федеральных арбитражных судов примеры ссылок на него единичны. Федеральный арбитражный суд Московского округа и вовсе ни разу не рассматривал дела с применением Федерального закона от 08.08.2001 N 134-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)". Во всяком случае, так нам ответил московский суд на наши запросы.

Тем не менее, первые шаги уже есть, и определенные выводы на основе их анализа сделать можно. Тем более если учесть, что свыше двух десятков дел с применением норм Закона № 134 прошли и апелляционную, и кассационную инстанции – своего рода профессиональный отбор.

Основываясь на нормах указанного Федерального закона, Арбитражный суд Новгородской области в решении от 22.03.2002 г. по делу № А44-151/02-С14 поддержал предпринимателя С. Б. Куванникову в ее споре с управлением Госторгинспекции по Новгородской области. Госторгинспекция провела проверку принадлежащей Светлане Борисовне торговой точки и выявила продажу мандаринов, не соответствующих по внешнему виду требованиям стандарта, а также продажу товаров без информации об изготовителе, сертификации, происхождении. На основании выявленных фактов Госторгинспекция вынесла постановление о привлечении предпринимательницы к ответственности в виде штрафа по пункту 2 статьи 26 Федерального закона от 02.01.2000 г. № 29-ФЗ “О качестве и безопасности пищевых продуктов”. Однако суд, вынося решение, подчеркнул внеплановый характер проверки (она была вызвана жалобой покупателя на обсчет и отсутствие вывески) и сделал вывод о недопустимости на этом основании выходить за пределы предмета проверки: “Согласно ст. 8 Федерального Закона № 134 при проведении мероприятий по контролю должностные лица органов государственного контроля (надзора) не вправе требовать представления документов, информации, образцов (проб) продукции, если они не являются объектами мероприятий по контролю и не относятся к предмету проверки…

Исходя из данной нормы Закона, суд полагает, что госторгинспекция превысила свои полномочия в части проверки соблюдения предпринимателем требований стандартов и Федерального Закона № 29 от 02.01.2000 г. “О качестве и безопасности пищевых продуктов”, поскольку предметом внеплановой проверки являлись обсчет покупателя и отсутствие аншлага о принадлежности и режиме работы, факт нарушения которых при проверке не установлен. Следовательно, суд полагает, что у госторгинспекции отсутствовали основания привлечения предпринимателя к административной ответственности по ст. 26 Закона о качестве…”. Суд отметил также, что Госторгинспекция неверно применила норму указанной статьи Закона о качестве и безопасности пищевых продуктов, и отказал Управлению ГТИ в иске о взыскании штрафа с С.Б. Куванниковой.

Аналогичную позицию занял суд в споре Управления ГТИ с другой предпринимательницей – И.А.Наумовой. Поскольку жалоба покупателя была на обсчет и недовес, а проверка – внеплановой, то есть основанной именно на данной жалобе, то проверять не правильность взвешивания и расчетов, а соблюдение требований стандартов и безопасности, Управление ГТИ было не вправе. Поэтому на основании статей 7, 8 Федерального закона № 134 “О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)” Управлению было отказано в иске о взыскании штрафа (решение от 01.07.2002 г. по делу № А44-1025/02-С14).

Однако уповать на этот Закон при любых внеплановых проверках, как показывает судебная практика, неверно.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа рассматривал такие дела дважды. И оба раза не согласился с доводами предпринимателей о нарушениях Управлениями Госторгинспекции Закона № 134-ФЗ. Так, в постановлении от 3 июня 2002 года по делу N А26-5732/01-02-02/249 Федеральный арбитражный суд, ссылаясь на статью 13 Закона о качестве пищевых продуктов, признает правомочия Госторгинспекции осуществлять государственный контроль и надзор в области обеспечения качества и безопасности пищевых продуктов. Суд отмечает, что полномочия и порядок осуществления государственного надзора и контроля устанавливаются Правительством Российской Федерации: согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 27.05.93 N 501 "О государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации" Госторгинспекция вправе выносить решения о применении в установленном порядке штрафных санкций к изготовителю, продавцу за реализацию товаров (услуг), произведенных (оказываемых) с отступлением от требований стандартов, а также за нарушение дисциплины цен при реализации товаров (услуг). Суд делает вывод: “Таким образом, ответчик вправе был привлекать истца к ответственности за совершенное правонарушение.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 26 Закона о качестве пищевых продуктов административная ответственность устанавливается и за непредставление документов, удостоверяющих соответствие качества и безопасности пищевых продуктов”. Поэтому ФАС Северо-Западного округа своим постановлением оставил без изменения решение от 07.03.2002 и постановление апелляционной инстанции от 23.04.2002 Арбитражного суда Республики Карелия по делу N А26-5732/01-02-02/249, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Фирмы "СДС" - без удовлетворения.

Постановлением от 8 августа 2002 года по делу N А44-200/02-С14-к Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа, отказывая предпринимателю Соколовой Татьяне Егоровне в удовлетворении кассационной жалобы на решение от 12.04.2002 и постановление апелляционной инстанции от 11.06.2002 Арбитражного суда Новгородской области по делу N А44-200/02-С14-к, отверг ее доводы на нарушения Управлением Госторгинспекции по Новгородской области при проведении внеплановой проверки норм Закона Российской Федерации "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)": “…В данном случае суд правомерно исходил из того, что таких нарушений допущено не было”.

В постановлениях кассационных инстанций зачастую именно так общо подтверждается правильность выводов судов первой и апелляционной инстанций.

Постановления административной комиссии г. Прокопьевска Кемеровской области дважды попыталась обжаловать предприниматель Л.А.Денисова. В обоснование исковых требований Лариса Александровна указала, что постановление о привлечении ее к ответственности за совершение административного правонарушения вынесено на основании неполно выясненных обстоятельств, предусмотренных статьей 259 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях (далее - КоАП РСФСР).

Решениями арбитражного суда от 07.05.2002 в удовлетворении одного иска было отказано, другой удовлетворен частично: постановление административной комиссии Администрации г. Прокопьевска № 46 от 23.11.2001 признано недействительным в части наложения штрафов в суммах 1000 рублей, 1000 рублей, 500 рублей (арбитражный суд пришел к выводу, что административной комиссией Администрации г. Прокопьевска при вынесении постановления о наложении взыскания за совершение административного правонарушения нарушены требования статьи 36 КоАП РСФСР, согласно которым при совершении лицом нескольких административных правонарушений, дела о которых рассматриваются одновременно одним и тем же органом, взыскание налагается в пределах санкции, установленной за более серьезное нарушение).

Постановлениями от 15.07.2002 апелляционной инстанции решения от 07.05.2002 оставлены без изменения.

В кассационных жалобах предприниматель Денисова Л.А. просит отменить принятые судебные акты, так как в них не дана оценка ее доводам, что является нарушением процессуальных норм, закрепленных в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации.

Однако постановлениями кассационной инстанции от 25 сентября 2002 года по делам N Ф04/3587-1092/А27-2002 и N Ф04/3588-1093/А27-2002 Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа отказал ей в удовлетворении жалоб, поскольку расценил как доказанные в процессе рассмотрения дел факты нарушений правил торговли, санитарно-гигиенических норм были доказаны.

На основании составленных по результатам проверок протоколов административная комиссия Администрации г. Прокопьевска вынесла постановление N 46 от 23.11.2001 о привлечении предпринимателя Денисовой Л.А. к ответственности в виде штрафов за совершение административных правонарушений, предусмотренных частью 1 статьи 144, статьей 146, частью 2 статьи 146-4, частью 2 статьи 146-4 КоАП РСФСР.

Со ссылкой на статью 3 Федерального закона "О качестве и безопасности пищевых продуктов" от 02.01.2000 N 29-ФЗ, пункт 24 Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.01.98 N 55, пункты 3.7.1, 3.7.10, 3.7.12, 3.8.19 Санитарных правил для предприятий продовольственной торговли, утвержденных Постановлением Госкомсанэпиднадзора России от 30.12.94 N 14 (далее - СанПиН 2.3.5.021-94), статью 36 КоАП РСФСР, суд кассационной инстанции делает вывод о правомерности решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции и далее указывает: “Кассационная инстанция не принимает довод заявителя кассационной жалобы о том, что должностным лицом Межрайонного отдела по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и исполнению административного законодательства УВД г. Прокопьевска проверка проведена с нарушениями Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля" N 134-ФЗ от 08.08.2001, поскольку он был предметом исследования арбитражного суда первой и апелляционной инстанций и ему была дана надлежащая оценка”.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в постановлении кассационной инстанции от 24 июня 2002 года по делу N Ф09-1274/02-АК отказал индивидуальному предпринимателю Сергеевой Людмиле Геннадьевне в удовлетворении жалобы на решение от 12.02.02 и постановление апелляционной инстанции от 12.04.02 Арбитражного суда Оренбургской области по делу N А47-4712/01.

Предприниматель полагала, что Управление Государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей по Оренбургской области (далее Управление Госторгинспекции по Оренбургской области) своим постановлением от 14.12.01 N 1005к/о по делу об административном правонарушении не выполнило требований, в частности, Закона № 134.

Как видно из материалов дела, Управление Госторгинспекции по Оренбургской области на основании распоряжения от 09.11.01 N 181к провело мероприятия по контролю за соблюдением норм и правил торговли, порядком применения цен, качеством и безопасностью товаров народного потребления и оказываемых услуг индивидуальным предпринимателем Л.Г. Сергеевой в период с 09.11.01 по 09.12.01.

По результатам проверок руководителем Управления Госторгинспекции по Оренбургской области было вынесено оспариваемое постановление от 14.12.01 N 1005к/о о привлечении Л.Г. Сергеевой к административной ответственности, предусмотренной ст. ст. 146, 165-9 КоАП РСФСР за нарушение правил торговли и невыполнение предписаний по акту предыдущей проверки от 16.11.01 и взыскан штраф в сумме 5000 руб.

Считая указанное постановление незаконным, предприниматель Л.Г.Сергеева обратилась в суд с иском о признании его недействительным.

Удовлетворяя иск частично, суды первой и второй инстанции исходили из доказанности состава вменяемых предпринимателю административных правонарушений и виновности действий истца при их совершении. Снижение судом первой инстанции суммы штрафа до 1000 руб. связано с наличием обстоятельств, признанных смягчающими ответственность предпринимателя.

Кассационная инстанция согласилась с этими выводами: “В соответствии со ст. 165.9 КоАП РСФСР невыполнение или ненадлежащее выполнение должностными лицами или гражданами, зарегистрированными в качестве предпринимателей, предписаний, выданных органами государственного контроля в пределах их компетенции, влечет наложение штрафа в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда. Невыполнение истцом предписания государственного органа установлено судом и подтверждается материалами дела, в том числе фактом обнаружения ответчиком в действиях предпринимателя состава правонарушения по ст. 146 КоАП РСФСР (аналогично результатам первой проверки). С учетом изложенного решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отмене не подлежат”. Каких-либо комментариев по жалобе на нарушения Закона № 134 суд кассационной инстанции не дает.

В деле N Ф09-1061/02-АК от 28 мая 2002 года по кассационной жалобе индивидуального предпринимателя Комиссаровой Светланы Александровны на решение от 29.01.2002 и постановление апелляционной инстанции от 18.03.2002 Арбитражного суда Курганской области по делу N А34-65/02 Федеральный арбитражный суд Уральского округа также не останавливается подробно на анализе норм Закона № 134, полагая, очевидно, что вывод о его применимости или неприменимости следует из общей правовой оценки спорной ситуации.

Как видно из материалов дела, Управлением Госторгинспекции по Курганской области вынесено постановление 13.12.2001 N 2016 о привлечении предпринимателя Комиссаровой С.А. к административной ответственности, предусмотренной ст. 146 КоАП РСФСР в сумме 1200 руб. - за нарушение правил торговли и продажу товаров без информации для покупателей, в том числе реализации иностранных товаров без информации на русском языке, реализации товаров без маркировки.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из правомерности действий контролирующего органа.

ФАС Уральского округа в своем постановлении по делу признает: “Вывод суда соответствует закону и материалам дела по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что протокол об административном правонарушении составлен Управлением Госторгинспекции по Курганской области 14.11.2001, а постановление о привлечении к административной ответственности вынесено 13.12.2001, то есть с пропуском семидневного срока, предусмотренного ст. 257 КоАП РСФСР, дело рассмотрено в отсутствие лица, привлекаемого к ответственности.

Однако, как следует из материалов дела, рассмотрение дела дважды откладывалось по ходатайству адвоката истца и рассмотрено только 13.12.2001 в связи с неявкой предпринимателя Комиссаровой С.А., в отсутствие последней.

Таким образом, семидневный срок, установленный ст. 257 КоАП РСФСР для рассмотрения дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 146 КоАП РСФСР, ответчиком не нарушен, ввиду того, что этот срок исчисляется не с даты составления протокола, а со дня получения органом (должностным лицом), правомочным рассматривать дело, протокола об административном правонарушении и других материалов дела.

Ссылка заявителя на неправильное применение судом ст. 7 Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля" и неверное толкование ст. 247 КоАП РСФСР судом кассационной инстанции не принимается, так как основана на неправильном толковании названных норм.

С учетом изложенного, нарушение предпринимателем Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных постановлением Правительства РФ от 19.08.1998 N 55 имело место и привлечение истца к административной ответственности по ст. 146 КоАП РФ является правомерным”.

При рассмотрении другого дела Федеральный арбитражный суд Уральского округа приводит развернутые аргументы: в Постановлении кассационной инстанции от 22 октября 2002 г. по делу N Ф09-2228/02-АК он подтверждает правомерность решения суда первой инстанции и отменяет постановление апелляционной инстанции, отмечая, что ее вывод о нарушении Госторгинспекцией требований Закона № 134 неправомерен. Суд подчеркивает: “Как следует из материалов дела, основанием для принятия постановления N 23 от 12.04.2002 о привлечении предпринимателя Бартовой Н.Г. к ответственности по ст. 26 Федерального Закона от 02.01.2000 N 29 "О качестве и безопасности пищевых продуктов" в виде взыскания штрафа в сумме 4000 руб. послужили результаты проверки торговой точки истца, в ходе которой было выявлено наличие оборота пищевых продуктов 10 наименований без качественных удостоверений, сопроводительных документов, подтверждающих их происхождение, качество и безопасность, 4 наименований без маркировки, содержащей сведения, предусмотренные законом (этикеток, ярлыков на таре поставщика).

При разрешении настоящего спора арбитражным судом первой инстанции было установлено, что в действиях истца имеется состав правонарушения, предусмотренный п. 2 части 1 ст. 26 Федерального Закона от 02.01.2000 N 29 "О качестве и безопасности пищевых продуктов" (с 01.07.2002 ответственность за указанное правонарушение предусмотрена ст. 14.4 Кодекса РФ об административных правонарушениях). Данное обстоятельство подтверждается материалами дела и истцом в соответствии со ст. 53 АПК РФ не опровергнуто.

Отменяя решение суда и удовлетворяя исковые требования, арбитражный суд апелляционной инстанции исходил из того, что при вынесении оспариваемого постановления ФГУ Центр государственного санитарно - эпидемиологического надзора в г. Губахе не соблюдены требования Федерального Закона РФ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора), что повлекло нарушение прав и законных интересов предпринимателя Бартовой Н.Г. Несоблюдение ответчиком требований закона выразилось, по мнению суда, в том, что проверка осуществлялась в рамках жалобы физического лица на некачественность конкретного пищевого продукта, в то время как фактически контрольные мероприятия проведены в отношении иных продовольственных товаров.

Однако судом апелляционной инстанции не учтено, что в силу ст. 7 данного Закона внеплановые контрольные мероприятия проводятся органами государственного контроля не только по продукции, в отношении которой поступило заявление гражданина, но и по однородным товарам в случае, если деятельность юридического лица (предпринимателя) влечет возникновение угрозы здоровью и жизни граждан.

Учитывая, что реализация предпринимателем Бартовой Н.Г. продуктов питания без соблюдения требований санитарного законодательства влечет названные последствия, привлечение ее к указанной административной ответственности является правомерным. Оснований для удовлетворения исковых требований не имеется”.

Неудачной оказалась “апелляция” к Закону № 134 и для другого предпринимателя: Арбитражный суд Пензенской области в решении от 26.11.2001 г. по делу № А49-6681/01 (228ак/8) отказывает И.А. Пронькиной в иске к Комитету природных ресурсов Пензенской области о признании недействительным постановления о взыскании штрафа за нарушение природоохранного законодательства: “Ссылка истицы на нарушение Закона Российской Федерации “О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)” не может быть принята во внимание, поскольку согласно п. 2 статьи 1 данного Закона он не применяется к мероприятиям по контролю, при проведении которых не требуется взаимодействие органов государственного контроля с юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями и на них не возлагаются обязанности по представлению информации и исполнению требований органов государственного контроля. В данном случае никаких взаимодействий между контролирующим органом и предпринимателем не требовалось, как и представление информации, был установлен сам факт нарушения законодательства, что и было установлено в ходе проверки по данному делу”. Постановлением апелляционной инстанции арбитражного суда Пензенской области от 09.01.2001 г. решение арбитражного суда первой инстанции было оставлено в силе, апелляционная жалоба истицы – без удовлетворения.

Однако есть и положительный опыт. Так, предприниматель Ионов Вячеслав Александрович обратился в Арбитражный суд Оренбургской области с иском к Главному управлению архитектуры и градостроительства г. Оренбурга о взыскании 1100 руб. убытков (стоимость услуг адвоката и стоимость нотариального удостоверения доверенности), причиненных в результате вынесения ответчиком постановления N 231 от 21.03.2001, признанного недействительным решением Арбитражного суда Оренбургской области от 17.05.2001 по делу N А47-1222/01у, на основании ст. 16 ГК РФ.

Решением от 21.08.2001 в иске отказано.

Определением от 18.10.2001 апелляционная инстанция заменила ответчика на Финансовое управление г. Оренбурга, и привлекла в качестве третьего лица без самостоятельных требований - Главное управление архитектуры и градостроительства г. Оренбург.

Постановлением апелляционной инстанции от 20.11.2001 решение оставлено без изменения.

Предприниматель Ионов Вячеслав Александрович с решением и постановлением апелляционной инстанции не согласен, обращается в кассационную инстанцию с просьбой их отменить, иск удовлетворить. Обжалуя судебные акты, заявитель ссылается на нарушение ст. ст. 2, 53 Конституции РФ, ст. ст. 15, 16, 1064, 1069 ГК РФ, п. 2 ст. 14 ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)".

Постановлением кассационной инстанции от 23 января 2002 года по делу N Ф09-2703/01-ГК Федеральный арбитражный суд Уральского округа признает обжалуемые акты подлежащими отмене с передачей дела на новое рассмотрение. Кассационная инстанция отмечает следующее.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции исходил из того, что издание государственным органом ненормативного акта, хотя и признанного в последствии недействительным, само по себе, не может рассматриваться как незаконное действие, причинившее убытки. Также суд пришел к выводам, что отсутствуют данные о том, что отмененный впоследствии ненормативный акт исполнялся и убытки причинены именно в ходе его исполнения, что отсутствует причинная связь между понесенными истцом расходами по оказанию юридических услуг и принятым ненормативным актом.

Указанные выводы не соответствуют ст. ст. 16, 1069 ГК РФ, которые издание государственным органом или органом местного самоуправления несоответствующего закону акта прямо называют в числе незаконных действий этих органов.

Кроме того, указанные выводы противоречат другому выводу суда апелляционной инстанции о том, что расходы, произведенные предпринимателем Ионовым В.А.(оплата юридической помощи), являются расходами, связанными с признанием недействительным постановления N 231 от 21.03.2001 Административной комиссии по рассмотрению дел о нарушениях градостроительного и земельного законодательства при использовании и охране земель в городских и сельских поселениях.

Как видно из материалов дела, вступившим в законную силу решением от 17.05.2001 Арбитражного суда Оренбургской области по делу N А47-1222/01у признано недействительным постановление N 231 от 21.02.2001. Расходы предпринимателя в сумме 1100 руб. по оплате представительских услуг по защите интересов предпринимателя Ионова В.А. в связи с вынесенным постановлением N 231 от 21.03.2001 и нотариальному удостоверению доверенностей подтверждены материалами дела.

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о наличии взаимосвязи понесенных истцом расходов с признанием недействительным ненормативного акта - постановления N 231 от 21.03.2001, подтвержден материалами дела.

В тексте решения от 17.05.2001 по делу N А47-1222/01 у указано, что протокол от 16.03.2001 о нарушении градостроительного и земельного законодательства при использовании и охране земель в поселениях оформлялся специалистом Инспекции ГАСН, а постановление от 21.03.2001 N 231 вынесено Административной комиссией.

В соответствии с п. 2 ст. 14 ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" при определении размера убытков, причиненных предпринимателю неправомерными действиями должностных лиц органа государственного контроля (надзора) учитываются затраты, которые предприниматель, чьи права нарушены, произвел для получения юридической или иной профессиональной помощи.

Суд не применил ст. 14 ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)", поскольку суд пришел к выводу, что административная комиссия не является органом, уполномоченным на проведение государственного контроля (надзора).

Между тем, само постановление N 231 от 21.03.2001, материалы проверки (протокол от 16.03.2001 о нарушении градостроительного и земельного законодательства при использовании и охране земель в поселениях), в материалах дела отсутствуют.

Таким образом, из материалов дела не усматривается, каким органом вынесен ненормативный акт - постановление N 231, признанный недействительным.

Согласно ст. 24 Градостроительного кодекса РФ в систему органов исполнительной власти Российской Федерации входят, в том числе органы архитектуры и градостроительства субъектов Российской Федерации, в полномочия которых, согласно ст. 26 названного кодекса, входит осуществление государственного контроля за использованием и охраной земель в городских и сельских поселениях.

Согласно ст. 27 Градостроительного кодекса РФ местные органы архитектуры и градостроительства осуществляют контроль за использованием и охраной земель городских и сельских поселений в пределах своей компетенции, причем, местные органы архитектуры и градостроительства могут наделяться федеральным законом, законами субъектов Российской Федерации отдельными государственными полномочиями в области градостроительной деятельности.

Постановлением Правительства РФ от 23.12.93 (в редакции от 12.03.96) утверждено Положение о порядке осуществления государственного контроля за использованием и охраной земель в Российской Федерации, в соответствии с которым государственный земельный контроль осуществляется соответствующими органами представительной и исполнительной власти, а также специально уполномоченными на то государственными органами.

В соответствии с пунктом 3 названного Положения к специально уполномоченным государственным органам, осуществляющим госземконтроль, относятся, в том числе, и Государственный комитет РФ по вопросам архитектуры и строительства и его органы на местах, которые согласно п. 9 Положения осуществляют государственный контроль.

Органы архитектуры и градостроительства субъектов Российской Федерации, органы архитектуры и градостроительства городов, районов и других муниципальных образований осуществляют государственный контроль за использованием и охраной земель в городах и сельских поселениях, в том числе путем проверок соблюдения требований градостроительного и земельного законодательства, которые выполняются подразделениями, комиссиями органов архитектуры, должностными лицами и уполномоченными специалистами (инспекторами) соответствующих органов архитектуры и градостроительства, госархстройнадзора в порядке, установленном Инструкцией о порядке осуществления государственного контроля за использованием и охраной земель в городских и сельских поселениях, утвержденной приказом Госстроя России от 02.08.99 N 18.

В соответствии с порядком, предусмотренным названной Инструкции, по результатам проверки, проведенной инспектором соответствующего органа архитектуры и градостроительства, дела о нарушениях градостроительного и земельного законодательства рассматривает комиссия органа архитектуры и градостроительства, которая налагает административные штрафы.

Суд не выяснил, инспектором какого органа проводилась проверка о нарушении предпринимателем Ионовым В.А. градостроительного и земельного законодательства, а также комиссией какого органа вынесено постановление N 231 от 31.03.2001.

При таких обстоятельствах, вывод суда о том, что административная комиссия не является органом государственного контроля, не основан на материалах дела.

В нарушение ст. 124 АПК РФ решение и постановление апелляционной инстанции нельзя признать законными и обоснованными.

Кроме того, судом апелляционной инстанции допущено нарушение ст. 36 АПК РФ, поскольку суд апелляционной инстанции не привлек к участию в деле другого ответчика, а фактически заменил ответчика, что не допускается после принятия решения.

Учитывая изложенное, решение от 21.08.2001 и постановление апелляционной инстанции от 20.11.2001 Арбитражного суда Оренбургской области по делу N А47-161/2001-10 подлежат отмене, дело следует передать на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.

Дело идет по второму кругу. Определением суда от 07.03.02 в качестве надлежащего ответчика по делу привлечено Финансовое управление г. Оренбурга, Главное управление архитектуры и градостроительства г. Оренбурга привлечено к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора.

Решением суда от 27.03.02 в иске отказано.

В апелляционной инстанции дело не пересматривалось.

Предприниматель Ионов В.А. с решением не согласен, просит его отменить, исковые требования удовлетворить, снова ссылаясь на неправильное применение судом ст. ст. 16, 1069 ГК РФ, ст. 14 ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)", нарушение ст. 178 АПК РФ.

Проверив законность решения в порядке ст. ст. 162, 171, 174 АПК РФ, суд кассационной инстанции снова отменяет вынесенное решение от 27.03.02 Арбитражного суда Оренбургской области по делу N А47-161/01, дело передает на новое рассмотрение.

Федеральный арбитражный суд отмечает следующее.

В соответствии со ст. 14 Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" вред, причиненный индивидуальному предпринимателю вследствие действий (бездействия) должностных лиц органов государственного контроля (надзора), признанных в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, неправомерными, подлежит возмещению в соответствии с гражданским законодательством. В силу части 2 указанной статьи при определении размера убытков, причиненных неправомерными действиями должностных лиц органа государственного контроля (надзора), учитываются затраты, которые юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, чьи права нарушены, произвели или должны будут произвести для получения юридической или иной профессиональной помощи.

Вступившим в законную силу решением от 17.05.2001 Арбитражного суда Оренбургской области по делу N А47-1222/01 признано недействительным постановление N 231 от 21.02.2001. Расходы истца на получение юридической помощи и нотариальному установлению доверенностей, связанные с оспариванием постановления N 231, подтверждены материалами дела.

Отказывая в удовлетворении иска о взыскании убытков на основании ст. 14 Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" суд указал, что административная комиссия, созданная при Главном управлении архитектуры и градостроительства г. Оренбурга, и само Главное управление архитектуры и градостроительства г. Оренбурга, не являются органами, уполномоченными соответствующими федеральными законами на проведение государственного контроля.

В нарушение ст. 127 АПК РФ данный вывод суда не мотивирован, сделан без учета норм, содержащихся в ст. ст. 24, 26 Градостроительного кодекса РФ, пунктах 3,9 Положения о порядке осуществления государственного контроля за использованием и охраной земель в Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства РФ от 23.12.93, Инструкции о порядке осуществления государственного контроля за использованием и охраной земель в городских и сельских поселениях, утвержденной приказом Госстроя России от 02.08.99 N 18.

Судом кассационной инстанции при проверке ранее принятых судебных актов по данному делу в соответствии со ст. 178 АПК РФ были даны указания о необходимости исследования вопроса, является ли Главное управление архитектуры и градостроительства г. Оренбурга, комиссией которого принято незаконное постановление N 231, органом, уполномоченным на проведение государственного контроля. Данное указание в нарушение ст. 178 АПК РФ судом не выполнено.

Поскольку допущенные арбитражным судом нарушения норм процессуального права привели к принятию неправильного решения, обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора судом не установлены, принятый судебный акт подлежит отмене как недостаточно обоснованный и принятый с нарушением норм процессуального права, а дело - передаче на новое рассмотрение.

Интересная практика применения Закона № 134 в Восточно-Сибирском округе.

Здесь есть “традиционные” случаи применения этого правового акта при спорах индивидуальных предпринимателей с Госторгинспекцией. Но суд не ограничивается общими формулировками о правомерности или неправомерности действий ГТИ, он приводит конкретные аргументы.

В частности, 6 мая 2002 г. Федеральный арбитражный суд Восточно - Сибирского округа рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу предпринимателя Янковской Ларисы Викторовны на решение от 19 февраля 2002 года Арбитражного суда Иркутской области по делу N А19-14786/01-42. В постановлении кассационной инстанции № Ф02-1028/02-С1 суд отмечает: “Предприниматель Янковская Лариса Викторовна обратилась в Арбитражный суд Иркутской области с иском к Иркутскому территориальному управлению Госторгинспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей Департамента Госторгинспекции Минэкономразвития Российской Федерации (далее - ИТУ Госторгинспекции) о признании недействительным постановления от 14.12.2001 N 4008 по делу об административном правонарушении.

Решением суда первой инстанции от 19 февраля 2002 года по делу N А19-14786/01-42 в иске о признании недействительным постановления от 14.12.2001 N 4008 ИТУ Госторгинспекции отказано.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

В кассационной жалобе предприниматель Янковская Л.В. ставит вопрос о проверке законности судебного акта по мотивам неправильного применения статей 11, 15 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 134-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)", статьи 53 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации”.

Признавая доказанность факта правонарушения и обоснованность привлечения истицы к административной ответственности в виде штрафа в сумме 5000 рублей на основании статей 146, 146 КоАП РСФСР, статьи 26 части 1 пункта 2 Закона Российской Федерации от 02.01.2000 N 29-ФЗ "О качестве и безопасности пищевых продуктов", ФАС Восточно-Сибирского округа дает оценку и ее возражениям о несоблюдении требований Закона № 134: “…Заявитель ссылается на то, что в распоряжении N 464 о проведении Госторгинспекцией проверки отсутствовала подпись руководителя ответчика и сведения о целях и задачах проверки. В связи с этим обстоятельством предприниматель Янковская Л.В. считает, что были нарушены статьи 7, 15 Федерального закона от 08.08.2001 N 134-ФЗ.

Между тем, как видно из распоряжения о проверке (копии истца, л.д. 8 и подлинника ответчика, л.д. 19) графа "цели, задачи и предмет мероприятия по контролю" была заполнена следующим образом: "Проверка производится в соответствии с Положением "О Госторгинспекции", утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 27.05.1993 N 501 по плану Департамента". Более конкретные требования к заполнению этого раздела распоряжения законодательно не урегулированы.

Правомочность проверки впоследствии подтверждена постановлением по делу об административном правонарушении N 4008, из которого следует, что исполняющий обязанности руководителя Госторгинспекции Н.К. Астраханцева рассмотрела материалы об административном правонарушении со стороны Янковской Л.В.

Доводы заявителя о недоказанности неприменения ККМ не основаны на протоколе об административном правонарушении и акте проверки от 06.12.2001, из которых следует, что лица, участвовавшие в проверке со стороны предпринимателя, не опровергали факт неиспользования контрольно - кассовой машины.

С учетом изложенного, кассационная жалоба удовлетворению не подлежит”.

В этом регионе, пожалуй, самый разнообразный спектр ответчиков по спорам с применением Закона № 134. Так, в постановлении кассационной инстанции от 12 сентября 2002 г. по делу N А78-3136/02-С2-24/110-Ф02-2634/02-С1 Федеральный арбитражный суд анализирует спор предпринимательницы с Госветнадзором и милицией. В кассационной жалобе индивидуальный предприниматель Онищенко И.Ф. заявляет требование о проверке законности судебного акта по основаниям неприменения судом норм материального права, подлежащих применению, статей 7, 8 Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)", статей 38, 227, 239 КоАП РСФСР, а также неправильного применения норм права - статей 14, 15 Федерального закона "О ветеринарии", статьи 244 КоАП РСФСР.

ФАС отмечает: “Как усматривается из материалов дела, правоотношения сторон возникли в связи с изъятием у предпринимателя Онищенко И.Ф. и невозвращением органами милиции шкур КРС, а также привлечением ее органами госветнадзора к административной ответственности за нарушение ветеринарного законодательства.

Решение суда от 18 июня 2002 года по иску предпринимателя Онищенко И.Ф. содержит в мотивировочной части указание на законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд.

Вместе с тем, в судебном акте не указаны фактические обстоятельства дела, установленные судом, применительно к обжалованным истцом протоколу изъятия и постановлению о привлечении к административной ответственности”.

Суд кассационной инстанции перечисляет конкретные процессуальные нарушения при рассмотрении дела: не дана оценка протоколу изъятия от 16.04.2002 с точки зрения его содержания, оснований изъятия, компетенции органа для определения правовой природы протокола изъятия и возможности его обжалования в арбитражный суд в соответствии со статьей 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Постановление от 30 апреля 2002 года о наложении штрафа за нарушение ветеринарного законодательства не устанавливает, как требует закон, какой состав правонарушения в области ветеринарного законодательства был вменен предпринимателю Онищенко И.Ф. Не соответствует установленным по делу фактическим обстоятельствам вывод суда о невозможности вернуть истцу изъятые ответчиком шкуры крупного рогатого скота. Суд первой инстанции мотивировал это тем, что они как непосредственный объект правонарушения временно удерживаются до устранения собственником нарушений санитарно - ветеринарных правил. Между тем, вопрос о том, допустил ли истец нарушения названых правил, суд не выяснял.

Таким образом, – делает вывод суд кассационной инстанции, – в силу пункта 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с несоответствием выводов суда об отказе в иске фактическим обстоятельствам дела, решение суда подлежит отмене с передачей дела на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела суду следует установить, какое административное правонарушение вменяется предпринимателю Онищенко И.Ф., доказано ли оно в установленном порядке. Суду также необходимо уточнить правовое и фактическое основание иска об обязании ответчиков вернуть изъятый товар в целях определения круга фактических обстоятельств, подлежащих установлению по этому требованию.

Столь же конкретно применение Закона № 134 Федеральным арбитражным судом Восточно-Сибирского округа при рассмотрении кассационной жалобы ОАО “Читаэнерго” на решение судов первой и апелляционной инстанций по иску к нему Комитета жилищно - коммунального хозяйства и строительства Администрации Читинской области о взыскании финансовых санкций в размере 363 748 рублей.

Решением от 10 января 2002 года Арбитражного суда Читинской области исковые требования Комитета удовлетворены частично - с ОАО "Читаэнерго" взыскано 72 749 рублей 60 копеек финансовых санкций.

Постановлением апелляционной инстанции от 18 марта 2002 года Арбитражного суда Читинской области решение арбитражного суда первой инстанции изменено, с ОАО "Читаэнерго" взыскано 70 244 рубля финансовых санкций.

По мнению заявителя кассационной жалобы предписания Комитета, на основании которых ОАО "Читаэнерго" начислены финансовые санкции, подписаны неуполномоченным лицом - инспектором жилищной комиссии города Читы.

Кроме того, ОАО "Читаэнерго" считает, что истцом не соблюден порядок привлечения к административной ответственности, предусмотренный главой 21 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях от 20.06.84.

Также, по мнению заявителя кассационной жалобы, Комитетом при даче предписаний и начислении финансовых санкций не выполнены требования Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" от 08.08.2001 N 134-ФЗ.

В постановлении от 5 июня 2002 г. по делу N А78-5412/01-С2-20/271-Ф02-1390/02-С1 Федеральный арбитражный суд Восточно - Сибирского округа приходит к следующим выводам: “Финансовые санкции были начислены Комитетом в соответствии с Положением о финансовых санкциях и административных штрафах за несоблюдение действующих нормативных технических требований по эксплуатации жилищного фонда и связанных с ним объектов коммунального назначения, расположенных на территории Читинской области (приложение N 2 к решению Читинской областной Думы и Администрации Читинской области от 22.06.95 N д/а-25).

Указанные финансовые санкции представляют собой вид административной ответственности юридических лиц за несоблюдение правил предоставления коммунальных услуг.

Согласно части 3 статьи 2 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях положения Кодекса распространяются и на правонарушения, ответственность за совершение которых предусмотрена законодательством, еще не включенным в Кодекс.

Следовательно, является обоснованным довод кассационной жалобы о необходимости соблюдения Комитетом порядка привлечения к административной ответственности, установленного Кодексом РСФСР об административных правонарушениях; Арбитражным судом Читинской области данный вопрос не исследовался и ему не дана была оценка.

Пунктом 1 статьи 1 Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" установлено, что положения указанного Федерального закона распространяются на отношения в области защиты прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора) федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, подведомственными им государственными учреждениями, уполномоченными на проведение государственного контроля (надзора) в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Государственный контроль за соблюдением правил оказания коммунальных услуг не включен в перечень видов государственного контроля (надзора), не подпадающих под действие указанного Федерального закона (пункт 3 статьи 1 Федерального закона).

Арбитражным судом Читинской области не дана оценка соответствия процедуры осуществления государственного контроля за оказанием коммунальных услуг ОАО "Читаэнерго" требованиям указанного Федерального закона”.

Были установлены и некоторые иные нарушения рассмотрения дела судами первой и второй инстанций, поэтому решение и постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Читинской области были отменены, а дело передано на новое рассмотрение в первую инстанцию того же арбитражного суда.

Применение Закона № 134 не против естественного монополиста, а в защиту его, – случай редкий. Не менее интересно использование этого правового акта в споре с налоговой инспекцией.

В постановлении кассационной инстанции от 5 марта 2002 г. по делу N А78-5131/01-С2-2/226-Ф02-455/02-С2 Федеральный арбитражный суд Восточно - Сибирского округа установил следующее.

Инспекция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Ингодинскому административному округу г. Читы (ИМНС РФ по Ингодинскому АО г. Читы) обратилась в Арбитражный суд Читинской области с иском к индивидуальному предпринимателю без образования юридического лица (предпринимателю) Макаренко Е.А. о взыскании штрафа за применение неисправной контрольно - кассовой машины (на ней отсутствовала пломба центра технического обслуживания) при осуществлении денежных расчетов с населением в сумме 5000 рублей.

Решением Арбитражного суда Читинской области от 27 декабря 2001 года в удовлетворении исковых требований отказано в связи с тем, что истец, решая вопрос о привлечении ответчика к административной ответственности, нарушил статьи 33, 247, 259, 262 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, пункт 3 статьи 9 Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)".

Не согласившись с принятым по делу судебным актом, ИМНС обращается в Федеральный арбитражный суд Восточно - Сибирского округа с кассационной жалобой, указывая на неправильное применение арбитражным судом перечисленных правовых норм. И кассационная инстанция признает правоту ИМНС, ссылаясь на следующее.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 4 августа 1999 года N 10 "О некоторых вопросах практики применения Закона Российской Федерации "О применении контрольно - кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением" в пункте 12 предусмотрено, что поскольку названный Закон не содержит специальных требований к форме и порядку составления документа, фиксирующего совершение правонарушения, судам следует иметь в виду, что факт нарушения требований названного Закона должен быть зафиксирован в соответствующем акте, при составлении которого должны учитываться требования статьи 235 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях.

Доказывая ошибочность вывода суда первой инстанции и отменяя его решение, ФАС Восточно-Сибирского округа также замечает: “Неправомерно арбитражным судом к спорным правоотношениям применен Федеральный закон "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)", поскольку в соответствии с пунктом 3 статьи 3 названного закона положения Федерального закона не применяются к отношениям, связанным с проведением налогового контроля… При новом рассмотрении Арбитражному суду Читинской области следует проверить факт совершения ответчиком правонарушения, обоснованность привлечения ответчика к ответственности за правонарушение…”.

Другое “налоговое” дело было рассмотрено тем же Федеральным арбитражным судом 4 марта 2002 г.

В постановлении кассационной инстанции по делу N А10-4554/01-14-Ф02-436/02-С2 суд дает оценку правомерности решения от 20 ноября 2001 года Арбитражного суда Республики Бурятия по делу N А10-4554/01-14. Суть спора в следующем.

Индивидуальный предприниматель Ширеторов Алексей Анатольевич обратился в Арбитражный суд Республики Бурятия с иском к Межрайонной инспекции Министерства по налогам и сборам Российской Федерации N 2 по Республике Бурятия (МИМНС РФ N 2 по РБ), Управлению Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Республике Бурятия (УФСНП РФ по РБ), Министерству Финансов Российской Федерации о взыскании 209 400 рублей убытков в виде реального ущерба, причиненного незаконным изъятием алкогольной продукции, 25 000 рублей убытков, вызванных расходами, которые истец должен будет произвести в связи с оплатой юридических услуг и 100 000 рублей возмещения морального вреда.

Истец изменил предмет иска и просил взыскать вместо 209 400 рублей реального ущерба 209 361 рубль 30 копеек упущенной выгоды, от исковых требований о возмещении морального вреда истец отказался.

Истец отказался также от исковых требований к МИМНС РФ N 2 по РБ и УФСНП РФ по РБ, производство по делу в этой части было прекращено.

Указанные лица были привлечены в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования на предмет спора.

Решением от 20 ноября 2001 года в части исковых требований о взыскании 209 400 рублей реального ущерба и 100 000 рублей возмещения морального вреда производство по делу прекращено, в остальной части иска отказано.

В апелляционной инстанции законность и обоснованность решения от 20 ноября 2001 года не проверялись.

Предприниматель Ширеторов А.А. обратился в Федеральный арбитражный суд Восточно - Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение от 20 ноября 2001 года и передать дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

По мнению заявителя кассационной жалобы, при вынесении обжалуемого решения судом были нарушены пункт 2 статьи 127, статьи 45, 56, 57, 60, 66, 67 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статья 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации и статья 14 Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)".

Как выяснилось из материалов дела, постановлением Октябрьского районного суда города Улан-Удэ от 20 августа 2001 года, оставленным судебной коллегией Верховного суда Республики Бурятия без изменения (определение от 11 сентября 2001 года), постановление налогового органа о привлечении истца к ответственности было отменено как незаконное, производство по делу об административном правонарушении в отношении истца прекращено за отсутствием события и состава административного правонарушения, изъятая алкогольная продукция возвращена владельцу. Однако предпринимателя это не удовлетворило: он посчитал, что если бы незаконного изъятия у него продукции не было, то за период с 4 июня 2001 года по 25 октября 2001 года он получил бы доход от ее реализации в размере 209 361 рубль 30 копеек. Названная сумма, по мнению заявителя кассационной жалобы, является его упущенной выгодой.

Однако арбитражный суд счел недоказанным факт причинения истцу вреда: ведь изъятая алкогольная продукция была возвращена истцу, своих качеств не утратила и могла быть реализована по ценам, установленным на момент продажи. Кроме того, в период, когда 3 892 бутылки изъятой алкогольной продукции были исключены из оборота, истец осуществлял торговлю иной алкогольной продукцией и получал соответствующие доходы.

В требовании истца возместить 25 000 рублей расходов, которые он должен будет произвести в связи с оплатой юридических услуг, также было отказано: “В обоснование данного требования истец ссылается на статью 14 Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)". Однако в соответствии с пунктом 3 статьи 1 Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" положение данного закона не применяется к отношениям, связанным с проведением лицензионного контроля.

В данном случае, поскольку основаниями иска явились незаконные действия государственных органов при проведении лицензионного контроля, нормы указанного закона к спорным правоотношениям применению не подлежат.

Расходы, связанные с ведением представителем истца дел в суде, не являются убытками, возмещаемыми по правилам, установленным Гражданским кодексом Российской Федерации. Отношения истца и его представителя складываются в сфере процессуальных отношений. Указанные расходы являются судебными издержками и возмещаются в особом порядке, установленном процессуальным законодательством. Возмещение расходов по ведению дел представителями в суде и оказанию юридических услуг Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации не предусмотрено”.

При рассмотрении кассационной жалобы на определение суда по спору предпринимателя с другим ответчиком тот же Федеральный арбитражный суд, отказывая в удовлетворении кассационной жалобы, наоборот, прямо указал на целесообразность применения Закона № 134 (постановление кассационной инстанции от 17.09.2001 г. по делу № А78-1757/01-С2-5/102-ФО2-2109/01-С2).

Предприниматель О.Н.Карпова обратилась в Арбитражный суд Читинской области с иском к Государственному учреждению Бадинский лесхоз (далее - ГУ Бадинский лесхоз) о признании недействительным акта освидетельствования мест рубок.

В акте освидетельствования мест рубок были отмечены выявленные нарушения предпринимателем Правил отпуска древесины на корню в Российской Федерации, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.06.1998 года N 551 (далее - Правила).

Прекращая производство по делу, суд первой инстанции указал на то, что документ (акт освидетельствования мест рубок) только фиксирует состояние мест рубок в момент проверки, содержит перечень допущенных нарушений и расчет неустойки, но не является актом государственного органа, который влечет наступление правовых последствий для лесопользователя и соответственно не может нарушить его права и законные интересы.

Апелляционная инстанция, поддерживая определение суда первой инстанции, в своем постановлении также указала на то, что акт освидетельствования мест рубок не содержит признаков и не подпадает под понятие ненормативного акта государственных органов.

По мнению заявителя кассационной жалобы, акт освидетельствования мест рубок является ненормативным, и в силу статьи 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обжалование данного акта подведомственно арбитражным судам: данный акт составлен в отношении индивидуально определенного лица – предпринимателя Карповой О.Н.; не соответствует закону и иным правовым актам Российской Федерации; нарушает право свободного осуществления предпринимательской деятельности и право частной собственности, так как предполагает применение в отношении предпринимателя Карповой О.Н. ответственности в виде неустойки в размере 61.823 рубля.

Отказывая в удовлетворении кассационной жалобы, ФАС Восточно-Сибирского округа указывает: “В части 2 статьи 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дается открытый перечень экономических споров, разрешаемых арбитражным судом. К ним в частности относятся - споры о признании недействительными (полностью или частично) ненормативных актов государственных органов, не соответствующих законам и иным нормативным правовым актам и нарушающих права и законные интересы организаций и граждан. (…)

При этом, ненормативный акт должен носить распорядительно - властный характер.

…Оспариваемый акт содержит зафиксированные действия представителей ГУ Бадинский лесхоз при осуществлении государственного контроля (надзора) в области лесных правоотношений, и не устанавливает каких - либо юридических фактов, влекущих возникновение, прекращение или изменение прав и обязанностей у предпринимателя Карповой О.Н., что указывает на отсутствие в содержании акта распорядительно - властного характера.

При наличии оснований действия в области государственного контроля (надзора) могут быть обжалованы предпринимателем Карповой О.Н. в соответствии с Федеральным законом Российской Федерации "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" N 134-ФЗ от 8 августа 2001 года”.

Интересная практика по применению Закона № 134 есть и в Центральном округе.

Индивидуальный предприниматель из Воронежа С.Я.Смирнова решила обжаловать постановление другого органа власти – отдела внутренних дел Центрального района г. Воронежа. Этим постановлением от 10.04.2002 г. ее привлекали к административной ответственности в виде штрафа в размере 10000 рублей. Решением от 27.06.2002 по делу N А14-3344-02/103/1 арбитражный суд Воронежской области отказал ей в удовлетворении иска. В апелляционной инстанции законность и обоснованность решения не проверялась. В кассационной жалобе заявитель - ИП Смирнова С.Я. просит решение суда отменить, ссылаясь при этом на неправильное применение судом норм материального права. В постановлении кассационной инстанции от 3 октября 2002 г. по делу N А14-3344-02/103/1, Федеральный арбитражный суд Центрального округа не усматривает оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, при проверке павильона, принадлежащего предпринимательнице был выявлен факт реализации алкогольной продукции без информации о противопоказании к применению алкогольной продукции, что является нарушением п. 6 Правил, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 19.08.96 N 987 "О мерах по ужесточению порядка торговли алкогольной продукцией".

Федеральный арбитражный суд Центрального округа расценил факт нарушения Правил как доказанный, действия милиции как правомерные, решение суда – как соответствующее Закону и обстоятельствам дела. В своем постановлении ФАС указывает: “Ссылка истца на несоблюдение ответчиком положений ст. 7 Федерального закона N 134-ФЗ от 08.08.2001 "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" несостоятельна, так как п. 3 ст. 1 данного Закона предусмотрено, что положения настоящего Федерального закона не применяются к отношениям, связанным с проведением оперативно - розыскных мероприятий, что и имело место в данном случае.

Довод заявителя жалобы о незаконном взимании штрафных санкций во внебюджетный фонд, не может являться основанием для признания оспариваемого постановления недействительным.

При таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции оснований для отмены обжалуемого судебного акта не имеется”.

Анализируя судебные акты по “традиционному” спору предпринимателя и Госторгинспекции в качестве суда кассационной инстанции, Федеральный Арбитражный суд Центрального округа обращает внимание на процессуальную сторону дела.
Индивидуальный предприниматель Шилин И.С. обратился в Арбитражный суд Брянской области с иском к территориальному управлению Госторгинспекции по Брянской области о признании недействительным постановления об административном правонарушении N 012838 от 28.11.2001, в соответствии с которым на него наложен штраф за продажу товаров, не соответствующих требованиям стандартов, по ч. 1 ст. 146-4 КоАП РСФСР и за торговлю товарами с нарушением санитарных правил по ч. 2 ст. 146-4 КоАП РСФСР.

Решением суда от 28.03.2002 исковые требования оставлены без удовлетворения.

Постановлением апелляционной инстанции от 21.05.2002 решение суда оставлено без изменений.

Так же поступил и суд кассационной инстанции. При этом он исходил из следующего.

Непредставление истцом ряда документов на момент проверки является нарушением требований, предусмотренных ст. 10 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", продажа поштучно сигарет, пива, на этикетке которого проставлены только месяц и год срока годности, противоречит ГОСТу 51087 и 51121-97. Отсутствие информации, по каким НТД выработан майонез "Провансаль", не позволяет идентифицировать его с документами (накладными, сертификатами). Все вышеуказанные нарушения свидетельствуют о том, что в действиях предпринимателя Шилина И.С. имеется состав правонарушения, предусмотренного ч. 1, ч. 2 ст. 146-4 КоАП РСФСР.

Далее ФАС Центрального округа в постановлении от 22 июля 2002 г. по делу N А09-715/02-16 отмечает: “Поскольку распоряжение о проведении мероприятий по контролю от 09.11.2001 N 376, выданное инспектору, проводившему проверку, полностью соответствуют предъявляемым требованиям и содержит необходимые сведения, установленные Законом от 08.08.2001 N 134-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)", то судом правомерно не принят во внимание довод истца по данному вопросу”.

Напротив, в другом документе – в постановлении от 27 февраля 2002 г. по делу N А14-7183-01/266/24, рассматривая кассационную жалобу Бурлакиной Л.С., тот же суд отверг ссылку предпринимательницы на несоблюдение требований к документам проверки, предусмотренных Законом № 134, при доказанности самого факта нарушения предпринимателем правил торговли.

С иском о взыскании с нее штрафа за нарушение Закона РФ от 18.06.93 N 5215-1 "О применении контрольно - кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением” обратилась в арбитражный суд Инспекция МНС РФ по Коминтерновскому району г. Воронежа.

Решением Арбитражного суда Воронежской области от 25.10.2001 иск удовлетворен.

Постановлением апелляционной инстанции того же суда от 05.12.2001 решение оставлено без изменения.

Тот же вывод сделала и кассационная инстанция.

Как усматривается из материалов дела, при проведении 25 августа 2001 г. ИМНС проверки принадлежащего предпринимательнице магазина, были установлены нарушения ст. 1 названного Закона, а именно: поступление выручки производилось через контрольно - кассовую машину, на которой отсутствовали средства визуального контроля "Сервисное обслуживание 2001 г.”.

Решением ИМНС Бурлакина Л.С. была подвергнута штрафу на 5000 рублей. Но поскольку добровольно предприниматель не уплатила штраф, ИМНС обратилась в суд.

Со ссылками на конкретные статьи указанного Закона и на пункт 7 "Положения по применению ККМ" суд признал правомерность решения налоговой инспекции: не допускаются к применению контрольно - кассовые машины, на которых отсутствует либо повреждена пломба центра технического обслуживания или одно из средств визуального контроля "Государственный реестр" и "Сервисное обслуживание". Несоблюдение указанных требований влечет ответственность за осуществление расчетов без применения контрольно - кассовой машины.

Суд кассационной инстанции делает вывод: “Довод предпринимателя Бурлакиной Л.С. о том, что поручение на проведение проверки в судебных заседаниях не исследовалось и не проверялось его соответствие п. 1 ст. 7 ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора) от 08.08.2001 N 134-ФЗ, не заслуживает внимания, так как не опровергает факт совершения правонарушения. Оснований для отмены оспариваемых судебных актов не усматривается”.

Аналогичный спор – и аналогичный результат его обжалования – был у той же налоговой инспекции с другой предпринимательницей – С.В. Чеботаревой. Рассмотрев 21 августа 2002 г. ее кассационную жалобу по делу № А14-9002/01/319/19, Федеральный арбитражный суд Центрального округа указывает: решение Арбитражного суда Воронежской области от 25.12.2001 г. об отказе в удовлетворении иска было отменено Постановлением Федерального арбитражного суда Центрального округа от 01.03.2002 г.

Однако 16.05.2002 суд первой инстанции снова отказывает истице.

В апелляционном порядке материалы дела не пересматривались.

В кассационной жалобе предприниматель Чеботарева С.В. просит решение от 16.05.2002 отменить, ссылаясь на доводы, которые не приняты во внимание, а именно: проверочная закупка проводилась ненадлежащими лицами; распоряжение на проведение данной проверки отсутствует, отсутствует запись в журнале учета мероприятий по контролю о проведенной проверке; нарушена ст. 235 КоАП РСФСР (предпринимателю не были разъяснены права в соответствии со ст. 247 КоАП РСФСР). Кроме того, подчеркивает С.В.Чеботарева, в оспариваемом постановлении указано о перечислении части взыскиваемого штрафа на р/счет ИМНС, что является нарушением положений Закона РФ от 08.08.2001 N 134.

Как установлено судом первой инстанции, при проведении 20.11.2001 сотрудники Инспекции МНС выявили отсутствие контрольно - кассовой машины и реализацию товаров без ее применения. За это предприниматель подвергнута штрафу в размере 5000 руб. в соответствии с Законом РФ N 5215-1 от 18.06.93 "О применении контрольно - кассовых машин".

Суд пришел к обоснованному выводу об осуществлении ответчиком разносной мелкорозничной торговли технически сложными товарами. В соответствии с п.п. "ж" п. 2 Перечня, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 30.07.93 N 745 (с изменениями и дополнениями) освобождению от применения ККМ подлежат предприниматели при осуществлении разносной мелкорозничной торговли продовольственными и непродовольственными товарами (кроме технически сложных товаров и продовольственных товаров, требующих определенных условий хранения) с ручных тележек, корзин, лотков (в том числе защищенных от атмосферных осадков каркасами, обтянутыми полиэтиленовой пленкой, парусиной, брезентом и т.п.).

Из акта проверки от 20.11.2001 видно, что торговля осуществлялась со стола, огражденного тентом. На реализации находились промышленные товары (электрощипцы, кипятильники, тостеры, электрофены, фонарики, плееры), продавец предпринимателя Чеботаревой С.В. отпустила покупателю товар (плеер) по цене 160 руб., произвела расчет, но чек через контрольно - кассовую машину не пробила и покупателю не выдала.

Кроме того, из справки МУП "Управления главного архитектора" г. Воронежа от 15.05.2002 следует, что торговля по адресу: г. Воронеж, ул. Мира, 2 организована стихийно и не имеет статуса рынка.

Следовательно, торговая деятельность в данном месте соответствует признакам разностной торговли, которая осуществляется вне стационарной розничной сети путем непосредственного контакта продавца с покупателем на дому, в учреждениях, организациях, предприятиях, транспорте или на улице.

Признав это, Федеральный арбитражный суд Центрального округа указывает: “Арбитражный суд первой инстанции, оценив все имеющиеся по делу доказательства, обоснованно пришел к выводу о том, что ответчиком не допущено нарушений установленного законом порядка при составлении акта и рассмотрении дела об административном правонарушении”. Таким образом, и в этом споре суд отверг ссылку на нарушения Закона № 134. Кассационная жалоба была отклонена.

В практике Федерального арбитражного суда Центрального округа было и очень интересное, можно сказать экзотическое дело – попытка стороны в споре применить Закон № 134 к административному акту о выделении земельного участка.

Воронежская областная общественная организация "Объединение предпринимателей" обратилась в суд с иском о признании недействительным постановления Главы администрации г. Воронежа N 453 от 17.05.2001 "О предоставлении ООО "ИП КИТ" земельного участка для строительства жилого дома в микрорайоне 12 Северного жилого района, поз. 75”.

Решением арбитражного суда от 27.09.2001 по делу N А14-6089-01/189/25 в иске отказано. В апелляционном порядке оно не обжаловалось.

Не соглашаясь с выводом суда, истец обратился с кассационной жалобой, в которой просит принятое по делу решение отменить, ссылаясь на то, что в силу ст. 27 Федерального Закона "Об общественных объединениях" они имеют право обратиться в суд за защитой интересов неопределенного круга предпринимателей.

Он считает, что постановление нарушает п. 2 Указа Президента Российской Федерации "О продаже гражданам и юридическим лицам предназначенных под застройку земельных участков, расположенных на территории городских и сельских поселений или права их аренды" и постановление Правительства Российской Федерации N 2 от 05.01.1998 “Об утверждении порядка организации проведения торгов по продаже гражданам и юридическим лицам земельных участков, расположенных на территориях городских и сельских поселений или права их аренды”.

Кассационная коллегия не согласилась с этими доводами, признав правомерность и обоснованность решения суда.

Действительно, в силу ст. 13 Гражданского кодекса Российской Федерации ненормативный акт государственного органа местного самоуправления, не соответствующий закону и нарушающий права и охраняемые законом интересы юридического лица, может быть признан судом недействительным. Однако в данном случае права и интересы непосредственно ВООО "Объединение предпринимателей" оспариваемый ненормативный акт не нарушает и не затрагивает.

В соответствии со ст. 42 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных федеральным законом, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы вправе обратиться в суд с иском в защиту государственных и общественных интересов. Однако, как обоснованно указал суд, истец к таким органам не относится.

Ссылка истца на ст. 27 ФЗ "Об общественных объединениях" не состоятельна, поскольку в ней речь идет о представлении и защите общественными объединениями своих прав, законных интересов своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, местного самоуправления и общественных объединениях. В данном случае истец не указал, в чьих интересах он действует.

Отверг суд и ссылку на Закон № 134: “В статье 16 ФЗ N 134-ФЗ от 08.08.2001 говорится о защите права юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора). И только при нарушении данного закона объединение имеет право защищать интересы неопределенного круга юридических лиц и предпринимателей.

При таких обстоятельствах истец не доказал свое право на обращение с иском в суд, поэтому в удовлетворении исковых требований ему правомерно отказано” (постановление ФАС Центрального округа от 4 января 2002 г. по делу N А14-6089-01/189/25).

Два постановления кассационной инстанции с упоминанием о Законе № 134 есть в практике Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа.

Первое принято 15 мая 2002 года по делу N Ф03-А73/02-2/727. Арбитражный суд рассмотрел кассационную жалобу предпринимателя Быковой Натальи Борисовны на решение Арбитражного суда Хабаровского края от 26.02.2002 по делу N А73-9103/2001-20.

Инспекция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Индустриальному району г. Хабаровска (далее - ИМНС) обратилась в суд с иском к Наталье Борисовне о взыскании штрафа в размере 5000 рублей за нарушение требований Закона Российской Федерации от 18.06.1993 N 5215-1 "О применении контрольно - кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением" (далее - Закон о ККМ).

Решением Арбитражного суда Хабаровского края от 26.02.2002 исковые требования удовлетворены на том основании, что предприниматель осуществляла торговлю продовольственными товарами из контейнерного домика и в силу статьи 1 Закона о ККМ должна была применять контрольно - кассовую машину.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

По мнению заявителя жалобы, торговля осуществлялась ею с лотка и контрольно - кассовая машина применяться не должна. Кроме того, в нарушение Федерального закона от 08.08.2001 N 134-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" налоговым органом, как органом государственного контроля, проверка проводилась без соответствующего распоряжения, и при выявлении административного правонарушения не составлен протокол, в котором должны быть даны предписания об устранении выявленных нарушений.

Рассмотрев материалы дела, обсудив доводы жалобы, суд кассационной инстанции не находит оснований для ее удовлетворения и отмены состоявшегося по делу судебного решения. В частности, в постановлении суда кассационной инстанции приводятся доказательства того, что торговля велась не из лотка, как утверждала предпринимательница, а из оборудованного киоска, то есть со стационарного торгового объекта. А значит, применении контрольно-кассовой машины было для нее обязательным. Далее ФАС Дальневосточного округа отмечает: “Доводы заявителя жалобы о нарушении налоговым органом Федерального закона "О защите юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" не могут быть приняты во внимание по следующим основаниям. Правоотношения, вытекающие из осуществления денежных расчетов с населением с обязательным применением контрольно - кассовых машин, регулируются специальным законодательным актом - Законом Российской Федерации от 18.06.1993 N 5215-1 "О применении контрольно - кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением". Статья 6 настоящего Закона обязывает налоговые органы осуществлять контроль за соблюдением правил использования контрольно - кассовых машин, за полнотой учета выручки денежных средств на предприятиях. А поскольку этим Законом не предусмотрены специальные требования к форме и порядку составления документа, фиксирующего совершение правонарушения, то налоговым органом факт нарушения зафиксирован в соответствующем акте, который отвечает требованиям административно - процессуального законодательства, в связи с тем, что спорные отношения носят административный характер.

С учетом изложенного, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены решения суда первой инстанции”.

Второе постановление с упоминанием о Законе № 134 принято 7 августа 2002 года по делу N Ф03-А73/02-2/1605.

Арбитражный суд рассмотрел кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Остапенко Р.В. на решение от 25.03.2002, постановление апелляционной инстанции от 10.06.2002 по делу N А71-10228/2001-2 (АИ-1/379) Арбитражного суда Хабаровского края по иску индивидуального предпринимателя Остапенко Р.В. к 1-й пожарной части противопожарной службы УВД Хабаровского края о признании недействительным постановления N 699 от 20.12.2001.

Этим постановлением пожарной части Роман Витальевич был привлечен к административной ответственности за нарушение правил пожарной безопасности. В декабре 2001 г. инспектор первой пожарной части противопожарной службы УВД Хабаровского края установил, что в торговом киоске, принадлежащем Остапенко Р.В., использовались электрообогреватели, запрещенные Правилами пожарной безопасности, электросветильники без защитных плафонов и отсутствовала автоматическая пожарная сигнализация, что является нарушением пунктов 1.4, 1.5, 1.6 Норм пожарной безопасности 103-95, о чем составлен протокол N 699 в присутствии предпринимателя. За эти нарушения Остапенко Р.В. привлечен к административной ответственности в виде штрафа на сумму 10000 рублей.

Первая и апелляционная судебные инстанции констатировали правомерность привлечения истца к ответственности по правилам статьи 39 Федерального закона РФ "О пожарной безопасности" N 69-ФЗ от 21.12.1994, признав доказанным факт совершения административного правонарушения. Размер штрафа соответствует требованиям статьи 39 названного Федерального закона, действовавшей при наложении взыскания.

Однако истец расценил решение и постановление незаконными и подлежащими отмене в связи с неприменением судами положений Федерального закона РФ N 134-ФЗ от 08.08.2001 "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)". По мнению предпринимателя, ответчик не доказал факт совершения правонарушения, поскольку все действия должностного лица, проводившего проверку, совершены с нарушением требований статьи 11 Федерального закона РФ N 134-ФЗ от 08.08.2001.

Рассматривая кассационную жалобу, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа пришел к выводу, что при принятии судебных актов обе судебные инстанции правильно установили обстоятельства дела, исследовали доказательства, применили нормативные правовые акты, подлежащие применению на момент привлечения истца к административной ответственности. Однако далее в постановлении признается: “Между тем в соответствии с требованиями статьи 6 Федерального закона РФ "О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" подлежат пересмотру вынесенные уполномоченными органами и лицами до 01 июля 2002 года и неисполненные постановления о наложении административных взысканий в целях приведения указанных постановлений в соответствие с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Согласно требованиям статьи 20.4 Кодекса об административных правонарушениях, вступившего в законную силу с 01.07.2002, за нарушение требований пожарной безопасности, установленных стандартами, нормами и правилами, ответственность для граждан и должностных лиц смягчена.

Предприниматели, осуществляющие деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное (статья 2.4 Кодекса об административных правонарушениях).

При таких обстоятельствах вынесенное ответчиком постановление о наложении административного взыскания подлежит пересмотру в целях приведения его в соответствие с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях”.

Таким образом, не ссылаясь впрямую на нормы Закона № 134, ФАС Дальневосточного округа применил, по сути дела, логику этого Закона и признал необходимым пересмотреть вынесенное в отношении предпринимателя судебное решение.

Несколько дел с упоминанием Закона № 134 рассмотрел в качестве суда кассационной инстанции и Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа. Но во всех этих делах ссылки на данный Закон заинтересованной стороны суд отклонил как не имеющие существенного значения для разрешения спора.

27 февраля 2002 года ФАС рассмотрел кассационную жалобу товарищества собственников жилья "РОСТОК" на решение от 16.11.01 и постановление апелляционной инстанции от 03.01.02 по делу N А79-4233/01-СК1-3648 Арбитражного суда Чувашской Республики.

ТСЖ "РОСТОК" обратилось в Арбитражный суд Чувашской Республики с иском о признании недействительным постановления главного врача Центра государственного санитарно - эпидемиологического надзора (далее - Центр ГСЭН) от 13.09.01 N 807 о наложении административного взыскания в виде штрафа в сумме 10000 рублей за санитарное правонарушение.

Решением суда от 16.11.01, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 03.01.02, в иске истцу отказано.

Заявитель жалобы полагает, что по смыслу санитарного законодательства привлечение к ответственности за санитарное правонарушение возможно лишь в случае причинения вреда здоровью населения. Доказательства наступления такого вреда ответчиком не представлены.

По мнению кассатора, нельзя признать доказанным его вину в совершении правонарушения, поскольку в протоколе от 12.09.01 нарушителями значатся жильцы дома N 4 корпуса 2 по улице Пирогова города Чебоксары, а не ТСЖ "РОСТОК".

Ссылку органа надзора на нарушение требований санитарных правил содержания территории населенных мест (СанПиН 42-128-4690-88) истец считает необоснованной, так как указанные правила официально не зарегистрированы и не опубликованы в установленном порядке.

По утверждению ТСЖ "РОСТОК", проверка Центром ГСЭН проведена с нарушением требований статьи 7 Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)".

Однако суд округа не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Действительно, свалку строительных отходов и мусора “организовали” жильцы дома. Но они как раз и являются членами ТСЖ "РОСТОК". Статьей 31 Федерального закона N 72-ФЗ от 15.06.96 "О товариществах собственников жилья" обязанность по обеспечению надлежащего санитарного и технического состояния общего имущества в кондоминиуме возложена на товарищество.

Факт нахождения мусора и строительных отходов на придомовой территории не оспаривается истцом. В объяснении, представленном контролирующему органу, председатель правления ТСЖ "РОСТОК" подтвердил это и объяснил ситуацию тем, что с августа по начало сентября находился в отпуске. Размер определенного постановлением штрафа является минимальным (статья 55 Федерального закона от 30.03.99 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" предусматривала административную ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических требований к жилым помещениям в виде наложения штрафа на юридических лиц от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда).

Доводы ТСЖ "РОСТОК" об отсутствии оснований для применения к нему административной ответственности обоснованно отклонены первой и второй судебными инстанциями, ибо вопрос о наложении административного взыскания за спорное правонарушение законодателем не поставлен в зависимость от причинения вреда здоровью населения.

По поводу применения Закона №134 суд в постановлении от 27 февраля 2002 года по делу N А79-4233/01-СК1-3648 подчеркивает: “Ссылка заявителя жалобы на несоблюдение контролирующим органом порядка проведения проверки не может быть принята судом во внимание. Во-первых, Центр ГСЭН представил в дело документы, опровергающие доводы ТСЖ "РОСТОК". Во-вторых, названные истцом нарушения не могут повлечь недействительность протокола о правонарушении и постановления о наложении взыскания.

В силу изложенного кассационная жалоба удовлетворению не подлежит”.

В другом рассмотренном Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа деле Закон № 134 также не стал существенным аргументом при разрешении спора сторон. В постановлении кассационной инстанции от 28 ноября 2001 года по делу N А28-710/01-27/9 суд оставляет без удовлетворения жалобу открытого акционерного общества "Восток" на решение от 23.03.01 и постановление апелляционной инстанции от 13.09.01 по делу N А28-710/01-27/9 Арбитражного суда Кировской области.

Ранее вынесенным по делу N А28-3676/2000-111/9 решением Арбитражного суда Кировской области от 01.11.2000 признаны недействительными решение Государственного комитета по охране окружающей среды Кировской области от 06.07.2000 и предписание от 07.07.2000 об уплате истцом 4754930 рублей 91 копейки. ОАО "Восток" обратилось к ответчикам – Управлению федерального казначейства Российской Федерации по Кировской области, Областному финансовому управлению Кировской области, Комитету природных ресурсов по Кировской области о взыскании согласно статей 12, 15, 16 Гражданского кодекса Российской Федерации убытков, вызванных расходами, которые ОАО произвело в связи с оспариванием указанных решения и предписания Комитета. В качестве таковых расходов были названы расходы по исполнению договоров и защите своей позиции в арбитражном суде, включая расходы на соответствующие командировки.

Решением арбитражного суда от 23.03.01 в удовлетворении иска отказано. Постановлением апелляционной инстанции от 13.09.01 решение оставлено без изменения.

Обе судебные инстанции исходили из того, что расходы, связанные с ведением представителями истца дела в суде, не являются убытками, возмещаемыми по правилам, установленным статьями 12, 15, 16 Гражданского кодекса Российской Федерации. Между понесенными ОАО "Восток" выплатами за проведение исследований по определению класса опасности биомассы щелочной протеазы и действиями Комитета, являющимися предметом спора по делу N А28-3676/2000-111/9, не имеется причинной связи.

Обжалуя вышеназванные судебные акты в кассационном порядке, истец настаивает на их отмене. ОАО "Восток" полагает, что при разрешении спора нарушена статья 89 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, ибо расходы, предъявленные им ко взысканию, не могут быть отнесены к судебным.

Кассатор считает, что в силу статьи 53 Конституции Российской Федерации, статей 15, 16, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации единственным условием для взыскания убытков с госоргана является то, что истребуемые расходы являются следствием незаконно принятого им ненормативного акта.

В дополнение к жалобе ОАО "Восток" обращено внимание на неприменение судом при разрешении конкретного спора статьи 14 Федерального закона от 08.08.01 N 134-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)".

Однако и кассационная инстанция пришла к выводу, что не имеется законных оснований для отмены обжалуемых судебных актов в силу следующего.

Расходы по проведению работ, связанных с изучением вредного воздействия отходов производства на окружающую природную среду, проведением мероприятий по ее оздоровлению, не находятся в причинной связи с действиями Комитета.

Издержки, связанные с ведением представителями истца дела в суде, сбором дополнительных доказательств в подтверждение своей позиции, не являются убытками, возмещаемыми по правилам, установленным Гражданским кодексом Российской Федерации. Указанные расходы являются судебными издержками и возмещаются в особом порядке, установленном процессуальным законодательством.

Изложенное корреспондирует статьям 18, 53 Конституции Российской Федерации “и не противоречит статье 14 Федерального закона от 08.08.01 N 134-ФЗ”.

В третьем деле, рассмотренном по кассационной жалобе Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа, ссылка на Закон № 134 впрямую названа не имеющей существенного значения при доказанности самого факта административного правонарушения.

В постановлении от 8 апреля 2002 года по делу N А79-4655/01-СК1-3966 Федеральный арбитражный суд оставляет без удовлетворения жалобу открытого акционерного общества "Чебоксарский агрегатный завод” на постановление апелляционной инстанции от 05.02.02 по делу N А79-4655/01-СК1-3966 Арбитражного суда Чувашской Республики.

Как следует из материалов дела, инспектором Управления архитектуры и градостроительства администрации г. Чебоксары при проверке наличия правоустанавливающей и разрешительной документации на строительство двухэтажного кирпичного пристроя к административному зданию ОКСа ОАО "Чебоксарский агрегатный завод" (по адресу: г. Чебоксары, пр. Мира, 44а) установлено, что данное строительство ведется истцом при отсутствии согласованной с управлением архитектуры и градостроительства проектной документации и разрешения на строительство, чем нарушены статьи 61, 62 Градостроительного кодекса Российской Федерации. По результатам проверки составлен протокол об административном правонарушении от 05.10.01 N 136.

На основании данного протокола Комиссия при Управлении архитектуры и градостроительства администрации г. Чебоксары принимает постановление от 11.11.01 N 122 о наложении на ОАО "Чебоксарский агрегатный завод" административного взыскания в виде штрафа в размере 20000 рублей в соответствии с абзацем 5 пункта 2 статьи 66 Градостроительного кодекса Российской Федерации. В постановлении акционерному обществу предложено в срок до 12.11.01 оформить разрешительную документацию.

Посчитав названное постановление незаконным, ОАО "Чебоксарский агрегатный завод" обратилось в арбитражный суд с иском.

Принимая решение об удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что строительные работы по указанному объекту недвижимости не повлекли изменений внешнего архитектурного облика сложившейся застройки города, в связи с чем рассматриваемый случай подпадает под исключение, предусмотренное пунктом 3.18 постановления Кабинета министров Чувашской Республики от 29.11.2000 N 229, а именно разрешения на строительство в данном случае не требуется. Кроме того, суд пришел к выводам о нарушении ответчиком при составлении протокола об административном правонарушении статьи 235 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях и несоблюдении при проведении проверки требований Федерального закона "О защите прав юридических лиц и предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора)". Данные обстоятельства также послужили основаниями для признания постановления ответчика недействительным.

Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции не согласился и счел факт совершения истцом административного правонарушения доказанным. Руководствуясь статьей 3 Федерального закона "Об архитектурной деятельности в Российской Федерации", статьями 61, 62, 66 Градостроительного кодекса Российской Федерации, он подтвердил правомерность принятого ответчиком постановления и отказал в иске.

Федеральный арбитражный суд Волго - Вятского округа с этим выводом согласился: материалами дела установлено, что при строительстве двухэтажного кирпичного пристроя к административному зданию ОКСа ОАО "Чебоксарский агрегатный завод" изменены характеристики надежности и безопасности здания и инженерных коммуникаций, проектная документация с органами архитектуры и градостроительства истцом не согласована, разрешение на строительство не получено.

Ссылка заявителя жалобы на пункт 3.18 постановления Кабинета Министров Чувашской Республики от 29.11.2000 N 229 "Об утверждении Правил выдачи разрешений на строительство объектов недвижимости на территории Чувашской Республики" во внимание не принимается. Содержащееся в данном пункте положение о том, что разрешение на строительство не требуется в случае, если строительные работы не влекут за собой изменения внешнего архитектурного облика сложившейся застройки городского или сельского поселения, противоречит пункту 9 статьи 62 Градостроительного кодекса Российской Федерации, поэтому применению не подлежит.

В постановлении ФАС Волго-Вятского округа подробно приводятся и иные аргументы, подтверждающие правомерность и обоснованность выводов суда апелляционной инстанции.

Далее в постановлении указано: “Ссылки заявителя жалобы на нарушение ответчиком при составлении протокола об административном правонарушении статьи 235 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях и несоблюдение при проведении проверки требований Федерального закона от 08.08.01 N 134 "О защите прав юридических лиц и предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора)" во внимание не принимаются, так как при доказанности факта совершения административного правонарушения приведенные доводы не имеют существенного значения.

Нарушений норм материального права, а также норм процессуального права, являющихся в силу части 3 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловными основаниями для отмены судебных актов, Федеральным арбитражным судом Волго - Вятского округа не установлено.

Учитывая изложенное, кассационная жалоба удовлетворению не подлежит”.

Интересно, что Закон № 134 был упомянут и в одном из дел, рассмотренных Верховным Судом Российской Федерации – в решении от 18.09.2001 г. № ГКПИ2001-1117.

Верховный Суд РФ рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Общества с ограниченной ответственностью производственно - коммерческой фирмы "Витака" (ООО "Витака") о признании недействительным Постановления Правительства Российской Федерации от 14 июля 1997 г. No. 866, утвердившего новую редакцию Положения "О государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей Министерства внешних экономических связей и торговли Российской Федерации" (Госторгинспекции) в части определения в качестве объекта государственного контроля Госторгинспекции предпринимателей и предприятий частной формы собственности и предоставления Госторгинспекции права осуществлять проверки предпринимателей и предприятий частной формы собственности с правом беспрепятственного доступа на их предприятия, а также наделения Госторгинспекции правом рассматривать дело об административных правонарушениях. ООО “Витака” ссылалось на несоответствие оспариваемого Постановления Конституции РФ и законодательству РФ.

В частности ООО “Витака” отмечало противоречие Постановления ст. 34 Конституции РФ, провозглашающей и гарантирующей право на свободное использование гражданами своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности; ст. 35 Конституции РФ, предусматривающей охрану законом права частной собственности и развивающей положения ст. 17 Всеобщей декларации прав человека и ст. 1 Протокола No. 1 от 20 марта 1952 г. к Европейской конвенции о защите прав человека и его основных свобод. Указанные положения Конституции РФ в силу ее же ст. ст. 15, 18 и 55 имеют высшую юридическую силу, прямое действие, являются непосредственно действующими и применяются на всей территории Российской Федерации, могут быть ограничены только федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В нарушение приведенных положений, закрепленных в международных и во внутренних правовых актах, оспариваемым Постановлением Правительства РФ, не являющимся федеральным законом, ограничены права и свободы предпринимателей, предприятий и граждан. Ограничение прав и свобод заключается в том, что оспариваемым Постановлением Правительства РФ утверждено вышеназванное Положение о Госторгинспекции. Указывается, что второй абзац пункта 1 этого Положения имеет следующее содержание: "Объектами государственного контроля Госторгинспекции в соответствии с возложенными на нее задачами являются предприятия, учреждения, организации независимо от форм собственности и ведомственной принадлежности, граждане, реализующие, производящие товары или услуги (далее именуются - продавец, изготовитель)". Пункт 7 этого Положения устанавливает: "Госторгинспекция имеет право:

а) осуществлять проверки с правом беспрепятственного доступа на торговых и промышленных предприятиях независимо от форм собственности и ведомственной принадлежности в соответствии с основными задачами и функциями, определенными настоящим Положением".

Таким образом, указывается в заявлении, этим Положением, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации, а не федеральным законом, как того требуют вышеприведенные положения Конституции Российской Федерации, Госторгинспекция наделена правами по отношению граждан, а гражданам, в свою очередь, вменены обязанности по отношению к Госторгинспекции. Оспариваемый акт предписывает предпринимателям и предприятиям частной формы собственности обеспечивать реализацию Госторгинспекцией прав, возложенных на нее Постановлением Правительства Российской Федерации. Изложенные положения законодательства дают основания утверждать, что оспариваемый акт издан с превышением полномочий, предоставленных Правительству РФ, обжалуемое Постановление противоречит Конституции РФ и федеральным законам в части определения в качестве объекта государственного контроля Госторгинспекции предпринимателей и предприятий частной формы собственности и предоставления права осуществлять проверки предпринимателей и предприятий частной формы собственности с правом беспрепятственного доступа на торговых и промышленных предприятиях.

В заявлении отмечается также, что ФЗ "О защите прав потребителей" в ст. ст. 40 - 46 не наделяет Госторгинспекцию правами по защите прав потребителей, перечисляя при этом конкретные органы, а указание в этом Законе на другие федеральные органы исполнительной власти в силу положений статьи 55 Конституции Российской Федерации дает основание утверждать, что к числу этих органов относятся те, которым это право предоставлено федеральными законами об этих органах.

В представленном ООО "Витака" позже дополнительном заявлении ставится вопрос о признании недействительным этого же Постановления Правительства РФ и в части, наделяющей Госторгинспекцию правом рассматривать дела об административных правонарушениях, так как в Кодексе РСФСР об административных правонарушениях и в заголовке рассматриваемого Постановления Правительства РФ указаны разные наименования органов, обладающих правом рассмотрения дел об административных правонарушениях.

Действующие по поручению Правительства РФ представители Минэкономразвития России, Департамента Госторгинспекции, внутренней торговли и общественного питания, Министерства РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства требований ООО "Витака" не признали по мотиву их несоответствия действующему законодательству. В связи с принятием 14 июля 2001 г. ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" представителем Департамента Минэкономразвития заявлено ходатайство о прекращении производства по данному делу.

Заслушав объяснения указанных лиц и заключение прокурора, также полагавшей заявленные требования подлежащими оставлению без удовлетворения, исследовав материалы дела, нахожу, что заявление ООО "Витака" не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. ст. 8, 17, 41, 114, 115 Конституции РФ, применительно к обстоятельствам данного дела, основополагающими принципами являются: признание и защита равным образом частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности; осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц; каждый гражданин имеет право на охрану здоровья; Правительство РФ обеспечивает проведение единой государственной политики в области здравоохранения и осуществляет меры по обеспечению прав и свобод граждан; постановления Правительства РФ обязательны к исполнению в Российской Федерации.

Статьями 15, 16, 23 Федерального конституционного закона "О Правительстве Российской Федерации" предусмотрено, что Правительство РФ разрабатывает и осуществляет меры по проведению политики цен, принимает меры по реализации прав граждан на охрану здоровья, по обеспечению санитарно - эпидемиологического благополучия. Акты, имеющие нормативный характер, издаются в форме постановлений Правительства и обязательны к исполнению в Российской Федерации.

Статьей 61 ГК РФ (ст. 57 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью") предусмотрена возможность ликвидации юридического лица в случае неоднократных или грубых нарушений закона. Статьей 1095 ГК РФ предусмотрены основания возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги.

Право потребителей на безопасность товаров (работ, услуг) предусмотрено и ст. 5 Закона Российской Федерации о защите прав потребителей. Этим же законом в целях защиты прав потребителей и в целях обеспечения безопасности товаров (работ, услуг) предусмотрено, что ГКАП России, Госстандарт России, Госкомитет санитарно - эпидемиологического надзора, Министерство экологии и природных ресурсов РФ и другие органы государственного управления осуществляют контроль за безопасностью товаров (работ, услуг) в пределах своей компетенции (ст. ст. 39 - 42). Данный Закон не связывает возможность осуществления защиты прав потребителей в зависимости от формы собственности и ведомственной принадлежности предприятий (изготовителя, исполнителя, продавца).

Статья 224.6 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях предусматривает право органов Государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей рассматривать дела об административных правонарушениях за нарушения правил торговли, продажи товаров ненадлежащего качества или с нарушением санитарных правил и т.п.

Госторгинспекция является государственным органом, основными задачами которой являются государственный контроль за соблюдением норм и правил торговли и общественного питания, порядком применения цен по отдельным группам товаров, качеством и безопасностью товаров народного потребления, а также деятельностью по искоренению злоупотреблений в торговле, общественном питании и недопущению поступлений на потребительский рынок недоброкачественных товаров.

Сопоставление содержания как указанных в заявлении ООО "Витака", так и приведенных выше других положений Конституции РФ и другого законодательства с Положением о Госторгинспекции в их совокупности не дает оснований считать обоснованным довод заявителя о неправомерности предоставления Госторгинспекции права контроля в сфере действия предприятий и предпринимателей частной формы собственности с правом беспрепятственного доступа, чем ограничиваются права последних. Установленный оспариваемым Постановлением Правительства РФ контроль направлен на пресечение и предотвращение поступления на потребительский рынок недоброкачественной продукции и иных нарушений прав граждан и не является ограничением прав частной собственности предпринимателей, свободного использования ими своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Содержание рассматриваемого Положения оснований к иному его толкованию не дает.

Не подлежит удовлетворению и дополнительное требование заявителя о признании недействительным указанного выше Постановления Правительства РФ в части, наделяющей Госторгинспекцию правом рассматривать дела об административных правонарушениях. Различия в наименовании определяются не указанием на разные уполномоченные органы по рассмотрению административных дел, а изменением наименования органа управления (Госторгинспекции) при сохранении имеющихся функциональных обязанностей.

Указанные в заявлении требования не подлежат удовлетворению и по другим причинам.

В соответствии со ст. 4 ФЗ "О введении в действие части первой ГК РФ изданные до введения в действие части первой Кодекса нормативные акты Президента РФ, Правительства РФ и применяемые на территории РФ постановления Правительства СССР по вопросам, которые согласно части первой Кодекса могут регулироваться только федеральными законами, действуют впредь до введения в действие соответствующих законов.

Указанное выше и рассматриваемое Положение было принято Правительством РФ в 1993 г. Оспариваемым Постановлением в него были внесены лишь изменения, вызванные изданием Указа Президента РФ от 14 августа 1996 г. за No. 1177 "О структуре федеральных органов исполнительной власти". Принятым Госдумой 14 июля 2001 г. ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" предусмотрено, что действующие на территории РФ нормативные правовые акты до приведения их в соответствие с настоящим законом применяются в части, не противоречащей настоящему Федеральному закону (ст. 18).

Возражение против заявления по мотиву необходимости прекращения производства по делу не может быть удовлетворено, так как не основано на законе (ст. 219 ГПК РСФСР).

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 197, 239.7 ГПК РСФСР, Верховный Суд Российской Федерации решил: в удовлетворении заявления ООО "Витака" о признании недействительным Постановления Правительства РФ от 14 июля 1997 г. No. 866 "О Государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей Министерства внешних экономических связей и торговли Российской Федерации" в части определения в качестве объекта государственного контроля Госторгинспекции предпринимателей и предприятий частной формы собственности и предоставления Госторгинспекции права осуществлять проверки предпринимателей и предприятий частной формы собственности с правом беспрепятственного доступа на их предприятия, а также наделения Госторгинспекции правом рассматривать дела об административных правонарушениях отказать.

***

Итак, подытожим: с 11 августа 2001 г. – времени введения в действие Федерального закона № 134-ФЗ от 08.08.2001 г. (это дата его подписания Президентом РФ, а вступил в силу он с момента опубликования) "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" прошло более года. Первые “ласточки” его применения уже есть. Но “ласточки” эти то ли только учатся летать, то ли им изначально подрезали крылья.

В самом деле: в настоящее время обязанность по контролю за деятельностью юридических лиц и индивидуальных предпринимателей возложена на более чем 50 министерств, ведомств, комитетов - органов исполнительной власти Российской Федерации. Однако из сферы регулирования Законом № 134 исключены отношения, связанные с проведением налогового контроля, валютного контроля, банковского и страхового надзора, иных видов специального контроля на финансовом рынке, транспортного контроля, транспортного контроля в пунктах пропуска транспортных средств через границу РФ, государственного контроля администрациями морских, речных портов и инспекторскими службами гражданской авиации аэропортов, таможенного контроля, иммиграционного контроля, лицензионного контроля, контроля безопасности при использовании атомной энергии, санитарно - карантинного, карантинного фитосанитарного и ветеринарного контроля, пограничного контроля, контроля объектов, признаваемых опасными, особо важных режимных объектов, оперативно - розыскных мероприятий, предварительного следствия, прокурорского надзора и правосудия, государственного метрологического контроля.

Таким образом, контрольная деятельность большого числа проверяющих структур выпадает из юрисдикции этого Закона. В том числе проверки, осуществляемые налоговыми органами, – главная головная боль предпринимателей. То же – с оперативно-розыскными службами. Но, как мы видим из анализа судебной практики, даже те проверки, которые формально подпадают под сферу действия Закона № 134, им не вполне регулируются. Так, одни суды считают, что при внеплановой проверке контрольный орган может проверять только то, что послужило поводом для нее, а другие суды, основываясь на нормах Закона "О качестве и безопасности пищевых продуктов" от 02.01.2000 N 29-ФЗ, полагают возможным проверять все.

Карать за экологические правонарушения Закон № 134, как выясняется, тоже не мешает, так как здесь не требуется “взаимодействие” предпринимателя с органом контроля. А по большому счету, как показывает судебная практика, при явной доказанности факта нарушения суды не позволяют предпринимателям отбиться от административных взысканий только на том основании, что не совсем так, как требует Закон № 134, оформлены бумаги. И, наверное, это правильно, иначе, защищая горе-предпринимателей, мы обидим потребителей. Закон не решает главного: он не избавляет и не может избавить от бесчисленного количества проверяющих ведомств и несогласованности проводимых ими проверок.

Идея ограничения плановых и внеплановых проверок кажется хорошей, но на практике также порождает вопросы. В самом деле, мы видели: только один суд обратил внимание на внеплановый характер проверки и в связи с этим на недопустимость привлечения к ответственности за выявленные недостатки иные, чем ставшие причиной проверки. В преобладающем большинстве случаев суды не проходят мимо фактов обнаружения недоброкачественных продуктов, нечетко отрегулированных весов, плохо оформленных ценников и т.п. только потому, что эти факты обнаружила не плановая, а внеплановая проверка. В самом деле, Закон № 134 не отменяет Кодекс об административных правонарушениях, не отменяет Закон “О защите прав потребителей” и Закон “О качестве и безопасности пищевых продуктов”, не отменяет многие другие законы, как и Положения о Госторгинспекции и иных проверяющих органах. Кроме того, не вполне ясно, что такое “внеплановая” и “плановая” проверка: кем и по каким критериям составляются, утверждаются, изменяются эти планы. Как согласуются “планы” разных ведомств, Закон тоже не объясняет. Поэтому по-прежнему не исключена ситуация, когда несколько уполномоченных государством органов одновременно захотят проконтролировать одно и то же юридическое лицо или индивидуального предпринимателя.

Как показывает судебная практика, Закон не помогает предпринимателю возместить убытки, нанесенные внеплановыми проверками. Предприниматели пробуют применять в этих случаях общие нормы гражданского законодательства – снова не нормы Закона № 134.

При этом, что интересно, сами органы государственного контроля (надзора) получили возможность обращаться в суд с требованием о возмещении расходов на проведение исследований (испытаний) и экспертиз, в результате которых выявлены нарушения обязательных требований. В этом случае трудно говорить, с одной стороны, об объективности проверок (в самом деле, если возмещаются расходы именно при выявлении недостатков, то для получения компенсации их выявить становится жизненно необходимо), с другой стороны – о бесплатности государственной контрольно-надзорной деятельности.

На практике может возникнуть ситуация, когда нарушения, выявленные в ходе надзорных мероприятий, будут незначительны, а затраты на проведение экспертизы в условиях настоящей действительности окажутся непомерно высоки. Но предприниматель не имеет по Закону № 134 права на информацию о цене, условиях проведения экспертизы. Требование присутствия представителя предпринимателя и/или третьих лиц (понятых) при проведении отбора образцов Законом не предусмотрено. Однако именно они могут прямо указать на факт, что отбор образцов производился у данного предпринимателя, по его продукции, на принадлежащем ему складе и т.д. Проверяемый не наделен правом сам поставить вопрос перед экспертом. Он не может оспорить “органолептические” методы определения чистоты своего помещения и вкуса продаваемых им продуктов. Нет процедур закрепления отобранных образцов и проб, норм о сроках передачи их на исследование, что важно, например, в отношении скоропортящихся изделий.

Не удивительно, что попытки предпринимателей и юридических лиц воспользоваться этим Законом, пока не имеют большого успеха. Интересно другое: его пытаются применять не только представители малого бизнеса, но и, как мы видели, организации естественных монополий. Более того, есть случаи, когда сами суды в решении по делу “подсказывают” сторонам, что такой Закон существует. Однако по-настоящему “работать” он начнет только тогда, когда будет более четко “увязан” с нормами Кодекса об административных правонарушениях РСФСР, другими нормами административного права и процесса.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости