Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

О банкротстве, рисках собственников и защите бизнеса

Источник - Бюллетень "Деловая мысль", Одиннадцатый выпуск / апрель 2010
Центр предпринимательства США - РОССИЯ

Автор: Елена Непомящая

«Я — Фунт, — повторил он с чувством.
— Мне девяносто лет. Я всю жизнь сидел
за других. Такая моя профессия — страдать за других.
— Ах, вы подставное лицо?»

На октябрьской встрече Петербургской предпринимательской группы речь шла о банкротстве предприятий, дамокловом мече юридических рисков, подвешенном над собственниками бизнеса, и о защите предприятия от недобросовестного персонала и контрагентов.

«Дело по защите от кредиторов»

-именно так говорят в американском суде, решая судьбу «упавшего» бизнеса и, согласитесь, это звучит лучше для уха собственника, чем «Дело о банкротстве»» – заметил Сергей Зимин, старший партнер юридической компании «Региональное агентство управления долгами», комментируя новую редакцию закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Юрист полагает, что поправки в закон, принятые в середине 2009 года, могут изменить к лучшему ситуацию с погашением дебиторской задолженности. Он уверен, что рост кома просроченных долгов связан, главным образом с недисциплинированностью руководителей компаний, или – безответственностью бизнеса перед бизнесом. Поправки же в закон должны подействовать как ушат холодной воды. «Большое количество заявлений от должников о признание их банкротами – аргументировал он свои выводы – было подано в арбитражный суд до 6 июня 2009, т.е. до внесения поправок в закон».

В чем суть изменений? Если коротко, то законодатели в очередной раз пытаются оставить без работы знаменитого «Фунта» из «Золотого теленка», который всю жизнь сидел за других.

Во-первых, в закон введены понятия: «контролирующее должника лицо», «недостаточность имущества должника» и «неплатежеспособность должника». Контролирующее должника лицо – это не только владелец, или группа собственников, формально владеющих более 50% голосов компании, но и фактический собственник и фактический управляющий предприятием, которые могут быть определены в ходе уголовного дознания (предварительного следствия) и которые могут быть привлечены к разным видам ответственности. Или, проще говоря, если подставное лицо не хочет сесть за фактического управляющего – собственника, то оно должно все рассказать на следствии.

Кто может осуществлять функции собственника? Например, совет директоров. Причем к субсидиарной ответственности по долгам компании, если совет принял решение, которое нанесло кредитору вред (уменьшен размер имущества должника, увеличена кредиторская задолженность и пр.), будут привлечены только те члены совета, которые голосовали за это решение. Такая же история с собственниками бизнеса, которыми могут быть, допустим, жена, муж и еще кто-то. Будет ли это выяснено и доказано? Это вопрос квалификации следователя, судебной оценки и т.д.

Во-вторых, теперь руководитель, собственник предприятия-должника обязаны возбуждать дело о банкротстве даже в том случае, когда у компании возникают только признаки неплатежеспособности, определенные в законе как прекращение денежных расчетов. «Если компания прекращает выплачивать текущие долги, – поясняет Сергей Зимин, – то руководитель компании обязан довести это факт до сведения правления, совета директоров и собственника и обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании компании банкротом. Если это не сделано, то он может быть привлечен к субсидиарной ответственности по долгам компании в ходе судопроизводства. Точно так же и контролирующее должника лицо (в ряде случаев – это руководитель компании) может ответить по долгам фирмы.

Кроме того, в новой редакции закона (статья 3.1.) определен порядок признания недействительными шагов должника, совершенных в преддверии возбуждения дела о банкротстве по заявлению арбитражного управляющего. На сегодня все дела, связанные как с признанием сделок недействительными, так и с привлечением к гражданско-правовой ответственности лица, контролирующего должника подведомственны арбитражному суду, в котором рассматривается дело о банкротстве. Раньше эти дела рассматривались в рамках разных дел и даже судов.

Что касается уголовной ответственность руководителя, то Сергей Зимин не склонен преувеличивать риски руководителя предприятия. «В целом банкротное производство – поясняет он, – не входит в компетенцию правоохранительных органов, но арбитражный управляющий, как правило, стремится привлечь их к расследованию – к сбору доказательств, привлечению тех или иных лиц к административной ответственности. Надо заметить, что уголовно–правовые инструменты достаточно успешно применяются в ходе цивильных процессов по сложным делам, связанным со слияниями, поглощениями и банкротствами компаний»..

Отвечая на один из вопросов присутствующих о готовности нашей судебной системы к применению нового закона, юрист привел несколько цифр: «Я знаю, что сегодня загрузка судьи арбитражного суда банкротного состава – больше 200 дел в месяц. Наш норматив – 50 дел в месяц, а международная практика – не более 16 в месяц. Насколько я знаю, сегодня активно идет переподготовка судей при высшей квалификационной комиссии судей в Москве».

Руководитель ответит за все. И за упущенную выгоду тоже

Начало сообщения Елены Хайконен, старшего юриста Санкт-Петербургского представительства компании «Эрнст энд Янг», на тему «Юридические риски при управлении компанией для руководителя и члена совета директоров» вызвало достаточно бурную реакцию участников встречи. А дело было только в том, что она почти дословно процитировала одно из положений, изложенных в нескольких законах РФ: «Руководитель организации несет полную материальную ответственность за прямой ущерб, причиненный организации и возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями. При этом убытки включают и упущенную выгоду» (ст. 44 закона «Об ООО», ст. 71 закона «Об АО», ст. 25 закона «Об унитарных предприятиях», ст. 10 закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Когда юристы-участники встречи остудили эмоции присутствующих, напомнив, что вину управляющего все-таки надо доказать в суде, Елена Хайконен продолжила сообщение.

В частности, она напомнила суть отдельных положений законодательства об ответственности руководителя, который может быть привлечен к дисциплинарной, материальной, административной и уголовной ответственности.

Если руководитель привлечен к дисциплинарной ответственности за нарушение норм трудового законодательства как работник организации, то он может получить замечание, выговор, или может быть уволен. Плюс – он может быть привлечен к дисциплинарной ответственности по требованию, например профсоюза.

Если руководитель привлечен к материальной ответственности за прямой действительный ущерб, причиненный организации, то он должен возместить убытки. При этом расчет убытков осуществляется в соответствии с нормами, предусмотренными гражданским законодательством и, как уже упоминалось, убытки включают и упущенную выгоду. Отдельный разговор о материальной ответственности руководителя при банкротстве предприятия: в частности, руководитель несет субсидиарную ответственность по обязательствам компании, если документы бухгалтерского учета к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о банкротстве отсутствуют, искажены, если не хватает имущества для уплаты долга.

При правонарушениях в области налоговых отношений полную ответственность несет руководитель предприятия, а в случае банкротства и собственник. Заявить о таких правонарушениях может тысяча и еще одна организация: к административной ответственности руководителя можно привлечь в связи с протоколами, составленными: МВД, налоговыми, таможенными и торговыми органами. Дело может возбудить прокурор, налоговые органы, должностные лица государственных внебюджетных фондов. Высший Арбитражный суд РФ считает, что привлечь к административной ответственности возможно одновременно и юридическое лицо, и его руководителя. Денежным взысканием за преступление в области налоговых отношений является административный штраф.

К уголовной ответственности в случае нарушений в сфере налогообложения могут привлечь руководителя организации-налогоплательщика, главного бухгалтера, либо лицо, фактически выполняющее эти обязанности (постановление Верховного Суда РФ от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления»). Особенно важно, по словам Елена Хайконен, как определена форма вины при правонарушениях в сфере налогообложения, поскольку административная ответственность возникает при наличии вины в форме умысла или неосторожности.

«Критерий выбора партнера по безопасности один – чувство доверия…»

– считает Максим Б.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости